Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава XLVII ПЕРЕХВАЧЕННОЕ ПИСЬМО



 

Обуреваемые паническим страхом, Эль-Койот и трое его товарищей бросились к своим лошадям и быстро вскочили в седла. Они и не думали возвращаться к хижине мустангера. Наоборот, единственное, что у них было на уме, – это как можно дальше отъехать от уединенного жилища.

В том, что это был «дон Морисио», никто не сомневался. Все трое знали его, Диаз – лучше других, но каждый из них – достаточно хорошо, чтобы убедиться, что всадником без головы был не кто иной, как ирландец.

Они узнали его лошадь, непромокаемые сапоги из шкуры ягуара, серапэ работы индейцев племени навахо, отличавшееся от обычных мексиканских серапэ своей расцветкой и рисунком, и, наконец, его шляпу.

Но конь не остановился, и они не успели рассмотреть голову. На ней была шляпа – черное глянцевое сомбреро, которое обычно носил Морис-мустангер. Она заблестела перед их глазами, попав в полосу лунного света. Потом они увидели большую собаку, и Диаз сразу узнал в ней собаку ирландца. Со свирепым рычаньем пес бросился на них.

Правда, это было уже излишне, так как они и без того пустились бежать.

Во весь карьер мчались наши всадники по лесным зарослям. Взобрались на верх обрывистого склона не через ущелье, где предполагалось совершить убийство, а с другой стороны и наконец попали на равнину. Но и здесь они не остановились ни на минуту и продолжали скакать галопом, пока не очутились снова в лесных зарослях, где так недавно произошло их удачное перевоплощение в команчей.

Обратной метаморфозе уделено было меньше внимания, и она была скорее закончена. Торопливо смыли они со своего тела боевую раскраску (вода была у них с собой в больших флягах), быстро вытащили свои мексиканские костюмы из дупла дерева и с не меньшей поспешностью переоделись, вскочили на лошадей и поскакали к Леоне.

На обратном пути они говорили только о всаднике без головы. Подавленные паническим ужасом, мексиканские мустангеры никак не могли себе объяснить это сверхъестественное явление. Полные неразрешимых сомнений, распрощались они друг с другом на окраине сеттльмента и разошлись по своим хижинам.

– Сагау! – воскликнул Эль-Койот, когда он переступил порог своего хакале и бросился на кровать. – Едва ли уснешь после этого. Святой бог! Что за чудовищное зрелище! Кровь застыла в жилах! И нечем отогреться, чтобы прийти в себя. Фляга пуста. Таверна закрыта. Все спят. Матерь божья, что бы это могло быть? Привидение? Нет! Я сам осязал его тело и кости… Если это просто чучело, то для чего и кому это нужно? Кому, кроме меня и моих товарищей, охота разыгрывать карнавал в прерии? Тысяча чертей! Что за чудовищный маскарад!.. Стой, не опередили ли меня? Может быть, кто-нибудь другой уже заработал тысячу долларов? Может быть, это был ирландец, убитый, обезглавленный, с собственной головой в руках?.. Нет, этого не могло быть – чудовищно, неправдоподобно, невероятно!.. Но что тогда?.. А, понял! Его могли предупредить относительно нашего посещения, или, во всяком случае, он мог подозревать о нем. И эта комедия была разыграна, чтобы испугать нас. Вероятно, он же сам и был свидетелем нашего постыдного бегства. Проклятье!.. Но кто мог выдать и предать нас? Никто. Конечно, никто не знал о нашем намерении. Как же он тогда мог подготовить такой дьявольский сюрприз?.. А! Я забыл: ведь мы ехали по прерии среди бела дня. Нас могли видеть. Должно быть, именно так. А когда мы переодевались в лесу, за нами проследили и выкинули такую же штуку. Это единственное объяснение… Дураки! Испугались чучела!. Caramba! Завтра же я снова отправлюсь на Аламо. Я заработаю эту тысячу, хотя бы мне понадобился для этого год! Так или иначе, но дело должно быть сделано. Достаточно того, что я потерял Исидору. Может быть, это и не так, но одна эта мысль нестерпима. Если я только узнаю, что она любит его, что они встречались после того, как… О боже! Я сойду с ума. И в своем безумстве я уничтожу не только человека, которого она любит, но и женщину, которую я сам люблю! О донья Исидора! Ангел красоты и демон коварства! Я могу задушить тебя в своих объятиях или заколоть кинжалом! И тебе предоставлю я этот выбор…



Немного успокоившись от пережитых волнений и почувствовав удовлетворение от вновь созревшего решения, Эль-Койот скоро заснул.

Проснулся он, когда утренний свет заглянул к нему в дверь и вместе с ним и гость показался на пороге.

– Хосэ! – закричал Эль-Койот с удивлением и заметной радостью в голосе. – Ты здесь?

– Да, сеньор, это я.

– Рад видеть тебя, друг Хосэ. Донья Исидора тоже здесь? Я хочу сказать – на Леоне?

– Да, сеньор.

– Так скоро вернулась? Ведь еще не прошло и двух недель, не так ли? Меня не было в сеттльменте, но я слыхал об этом. Я ждал от тебя весточки. Почему же ты мне не давал ничего знать?

– Только потому, сеньор дон Мигуэль, что не было надежного человека. Мне нужно было сообщить вам кое-что, чего нельзя было доверить чужому. К сожалению, вы не поблагодарите меня за то, что я вам передам. Но моя жизнь в ваших руках – ведь я обещал, что вам будет все известно.

Волк Прерий подскочил как ужаленный:

– Про него и про нее! Я вижу это по твоему лицу. Твоя госпожа встречалась с ним?

– Нет, сеньор. По крайней мере, насколько мне известно, они не виделись после той первой встречи.

– Что же тогда? – спросил Диаз, повидимому несколько успокоенный. – Она была здесь, пока он жил в таверне? Между ними была какая-нибудь связь?

– Да, дон Мигуэль, была. Я хорошо это знаю, так как сам был посредником. Три раза я отвозил корзинку с провизией, которую донья Исидора посылала ему. В последний раз было приложено и письмо.

– Письмо! Ты знаешь его содержание, ты читал его?

– Благодаря вам, благодаря вашей доброте бедный слуга мог это сделать. Даже больше – я переписал это письмо.

– Оно с тобой?

– Да! Вот видите, дон Мигуэль, вы не напрасно посылали меня в школу. Вот письмо доньи Исидоры.

Диаз нетерпеливым движением выхватил записочку и с жадностью стал читать. Но записка как будто даже успокоила его.

– Caramba! – сказал он, небрежно складывая письмо. – В этом нет ничего особенного, друг Хосэ. Здесь лишь ее благодарность за оказанную услугу. И это все?

– Нет, еще не все. Из-за этого я к вам и пришел: у меня поручение в сеттльмент. Прочитайте.

– А! Другое письмо?

– Да, сеньор. На этот раз подлинное письмо, а не мои каракули.

Дрожащими руками взял Диаз протянутый ему листок бумаги, развернул и стал читать:

 

«Сеньору дону Морисио Джеральду.

Дорогой друг, я снова здесь, в гостях у дяди Сильвио. Жить без вестей от вас я больше не в состоянии. Меня мучает неизвестность. Скажите мне, поправились ли вы после вашей болезни? О, если бы это было так! Как я хочу увидеть ваши глаза – ваши красивые, выразительные глаза, – чтобы убедиться, что вы совсем здоровы! Будьте другом и дайте мне эту возможность. Через полчаса я буду на вершине холма, за домом моего дяди.

Приходите же, я жду вас!

Исидора Коварубио де Лос-Ланос »

 

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...