Главная Обратная связь

Дисциплины:






Вперед, искатели приключений!



Я останусь здесь и займусь бумажными человечками, – решила бабушка Кэти. – Должен же кто-то приглядеть за ними! Мы не можем бросить этих несчастных на произвол судьбы, ведь в какой-то мере именно мы виноваты в том, что с ними произошло. А тебе, Пегги, предстоит отправиться с Себастьяном в Блэк-Чэтоу. Постарайтесь уж разыскать этого пресловутого лекаря и доставьте его сюда как можно скорее, чтобы он привел жителей Исенгрина в нормальный вид.

– Как мы туда доберемся? – Пегги поставила вопрос ребром.

– В городе машин без шоферов – пруд пруди, – резонно заметил Себастьян. – Отчего бы нам не позаимствовать грузовичок? Я отличный водитель… К тому же я не думаю, что на трассе нам повстречается уйма народу.

Мальчику не сиделось на месте, он весь дрожал от нетерпения, и видеть это было крайне неприятно.

 

Следовало выбрать средство передвижения. Себастьян был двумя руками за бронированный инкассаторский фургон, который водители – жертвы космических пиявок – бросили посреди дороги, прежде чем превратиться в бумажных человечков.

Они с Пегги заправили бензобак, запаслись провизией и одеждой на длительный срок, попрощались с Кэти Флэнаган и взяли курс на Северную равнину.

На выезде из города Пегги Сью заметила белого кота с рваным ухом, сидевшего на краю тротуара. Он глядел вслед удалявшемуся фургону, и в глазах его поблескивали иронические огоньки.

«Он как будто насмехается над нами», – подумала девочка. Это не показалось ей добрым предзнаменованием.

* * *

Юные путешественники строго следовали указаниям карты, которую Пегги скопировала в отделе по составлению кадастров, пока не свернули с оживленных трасс и не съехали на похожую на гать дорогу. Она зигзагами шла посреди топкой серой равнины.

– Похоже на лагерь семейного отдыха крокодилов! – проворчал синий пес. – Тот еще пейзажик.

 

В полдень Себастьян остановился на обочине, чтобы дать всем возможность размять ноги и лапы. Из полуразвалившейся каменной лачуги вылез старик, закутанный в пастушью бурку, и приблизился к ним.

– Эй, детишки, – прошамкал он. – Уж не знаю, в курсе вы или нет, но вы на тропе калек.

– Что-что? – пролепетала Пегги. – Вы о чем?

– Это бывшая дорога паломников, – пояснил старик хриплым голосом. Говорил он с таким тарабарским акцентом, что понять хоть что-то было нелегко. – Вы как раз на ней стоите… Ее прозвали «тропой калек» в дни моей молодости. Не ходите по ней!

– Нам вообще-то нужно в Блэк-Чэтоу, – сообщил Себастьян. – Мы правильно едем?

– Да, – нехотя сказал пастух, – дурное дело нехитрое. На вашем месте я бы повернул обратно. Тама никогошеньки не осталось, кроме горстки выживших из ума стариков вроде меня. Это прóклятое место!



– До нас дошли слухи об одном врачевателе… – начала было Пегги.

– Ну, вы будете мне рассказывать о черном рыцаре! – надтреснуто рассмеялся старикашка. – Не хватало только его разбудить!

– Какой еще черный рыцарь? – спросил Себастьян.

– Это старая история, – прохрипел пастух. – Из тьмы мохнатых веков. Рассказывают, что хозяин этих мест заперся в своем замке вместе со всей семьей, чтобы таким манером спастись от эпидемии чумы, которая свирепствовала в этих краях. Он забаррикадировался в доме и отказывался открывать кому бы то ни было, даже своим крепостным, стучавшим в его дверь и молившим о помощи. Так он боялся заразиться, ёксель, понимаешь, моксель. Несмотря на все предосторожности, он таки заразился и помер вместе со всеми родственниками. В наказание за жестокосердие призрак его был приговорен скитаться в полном рыцарском облачении по болотистой равнине и лечить страждущих. Умирающему представлялась кираса. На человека будто налагали латную рукавицу, и болезнь перебиралась под доспехи и навеки там оставалась, ну, как в консервной банке, ясно? Избавившись от болезни, страдалец мигом поправлялся.

Старик сделал паузу, чтобы зажечь трубку. Пегги не знала, что о нем думать. В его глазах горели те же злые искорки, что и в зрачках того белого кота.

«Уж не демона ли поставили на нашем пути, уж не хитрая ли это ловушка?» – подумала Пегги.

– Он так долго скакал по равнине и излечивал зараженных людей, – вернулся к рассказу пастух, выпустив длинную струю вонючего дыма, – что доспехи его постепенно переполнились разными болезнями! Да, хворями на любой вкус: чумой, проказой, холерой, тифом, ну и прочим, ёксель, понимаешь, моксель. Со временем доспехи превратились в железный бак, доверху набитый возбудителями смертельных инфекций. Тогда рыцарь вернулся к развалинам своего замка, чтобы не то замуроваться там, не то наглухо запереться в подвале. Он страшился, что панцирь взорвется и выпустит недуги на волю. Вот почему чудеса прекратились. Однако рыцарь по-прежнему там, сидит взаперти в своем замке без окон и дверей. В замке из темного-темного камня.

Пегги даже передернуло: рассказ пастуха самым досадным образом походил на виденный ею в поезде сон, когда ее преследовали гигантские доспехи в лабиринте черного замка.

Было ли это предчувствием? Или – предупреждением?

– Раньше, во дни моей молодости, – продолжил старик, – тьма-тьмущая людей совершала паломничество в Блэк-Чэтоу, все за здоровьем туда ковыляли. А кто сам не мог идти, тех несли – дышавших на ладан больных, инвалидов, несчастных безногих… Вот почему эту дорогу прозвали «тропой калек».

– Спасибо за интересную лекцию, – перебил его Себастьян, – но нам тем не менее пора ехать дальше.

– Не лезь туда, парень! – пригрозил пастух. – Дрянные там творятся делишки. Давным-давно уже в замок не ступала нога приличного человека.

Себастьян пропустил угрозу мимо ушей и уселся за руль.

– Счастливо оставаться, – бросил он, поворачивая ключ зажигания. – А где, кстати, ваше стадо? Что-то ни одного барана не видать.

– Я пасу не баранов, – оскорбился старик, – а игуан. Они вон там резвятся, в грязище. Их мясо высоко ценится в этом районе, а из кожи выделывают добротную одежду, водонепроницаемую к тому ж. А дожди часто идут над Северной равниной, скоро вы на своем опыте в этом убедитесь. Осадков столько, что можно утонуть, просто попав под ливень! Да-да, ексель, понимаешь, моксель, утонуть!

Взревел мотор, и Себастьян уехал.

– А дядька-то с придурью, – сообщил он, отъехав на сотню метров.

– Ну а ты веришь в историю о доспехах, до отказа набитых болезнями? – спросила Пегги.

Мальчик с досадой пожал плечами.

– Небывальщина, – презрительно процедил он. – Сказочка, от которой уши вянут.

Но Пегги Сью поняла: для того чтобы вылечиться, Себастьян был готов на все, хоть на подписание договора с самим дьяволом.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...