Главная Обратная связь

Дисциплины:






МЕТАФОРИЧЕСКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ



 

 

Представь себе шахматную доску. На которой, как ни странно, играют в шахматы. Я уверен, что в шахматной партии важна каждая фигура, которая является ценной, незаменимой и так далее. Пешки – важны, лошади – очень важны, ну а короля надо защищать, не жалея сил и здоровья. Являются ли фигуры главной составляющей в этой игре?

Я уверен, что если бы фигуры могли мыслить и думать, то у них достаточно быстро родился бы мифологический пласт по поводу «уйти за пределы доски», «вернуться для новой игры», «лучшая фигура – это та, которая погибла с мечом в зубах, окружённая превосходящим количеством врагов» и так далее.

Но за шахматной доской сидят игроки. Каждый из них имеет полную власть над шестнадцатью фигурами, их жизнью, временной смертью, движениями или рокировками – полную. Игроки – играют. Многие играют с энтузиазмом и поглощённостью процессом и быстро переходят на следующий уровень – становятся хорошими игроками.

 


 

Особо хорошие игроки быстро становятся мастерами, потом – гроссмейстерами, могут вести сеансы одновременной игры на многих досках, становятся объектами зависти и подражания простых зелёных бойцов. Гроссмейстеры – это те, кто в совершенстве знает все тонкости игры.

Являются ли эти великие мастера шахмат главными фигурами в этой игре? Нет, и не могут быть. Почему? – спросите вы меня. Сегодня я отвечу – и отвечу очень суровую правду. Гроссмейстер шахмат не может быть абсолютно свободным, не может иметь право делать то, что он хочет, потому что его мастерство ограничено правилами игры. Он мастер, но в рамках правил.

Правил, которые написал не он. И если он нарушает правила, он перестаёт быть гроссмейстером. Его могут оштрафовать, лишить титула, отлучить от церкви и шахмат, и вообще.

Точно так же, как на одного игрока приходится шестнадцать фигур, на одного гроссмейстера – сотни игроков, на одного создателя правил приходится сотни гроссмейстеров.

Если ты хочешь всегда выигрыватьв игре, тебе надо не досконально тренироваться, тебе надо самому писать правила игры, по которым будут играть другие.


 

Социальное программирование


 

Матрица – это система. Система – есть наш враг. Но когда ты в ней – оглянись, кого ты видишь? Бизнесменов, учителей, адвокатов, работяг, обычных людей, чей разум мы и спасаем. Однако до тех пор, пока эти люди часть системы, они все наши враги. Ты должен помнить, что большинство не готовы принять реальность, а многие настолько отравлены и так безнадёжно зависимы от системы, что будут драться за неё.

The Matrix

 

 

Не доверяйте тому, что вы слышали; не доверяйте традициям, так как их передавали из поколение в поколение; не доверяйте ничему, если это является слухом или мнением большинства; не доверяйте, если это является лишь записью высказывания какого-то старого мудреца; не доверяйте догадкам; не доверяйте тому, что вы считаете правдой, к чему вы привыкли; не доверяйте одному голому авторитету ваших учителей и старейшин. После наблюдения и анализа, когда он согласуется с рассудком и способствует благу и пользе одного и каждого, тогда принимайте это и живите согласно ему.



Будда Гаутама


 

Прежде чем мы начнём серьёзно обсуждать первую часть книги, я хочу дать тебе описание нескольких экспериментов.

 

Эксперимент № 1

За столом сидит около десяти детей. Несколько детей имеют установку на то, что и как говорить. На столе стоят две пирамиды – одна белая, другая чёрная. Ведущая начинает спрашивать детей:

– Машенька, какого цвета пирамидки?

– Обе белые.

– Коля, какого цвета пирамидки?

– Обе белые.

Так до тех пор, пока не подходит очередь «не подставного ребёнка». На видеозаписи видно, что после небольшого раздумывания он тоже говорит: «Обе белые». Потом ведущая просит ребёнка подвинуть к себе чёрную пирамидку. И ребёнок пододвигает. И потом не может ответить на вопрос, почему он до этого сказал: «Обе белые».

(Отрывок из фильма «Я и другие»)

 

Эксперимент № 2

В лифт заходит несколько человек, из которых один – подопытный, остальные – знают условия эксперимента. В один момент времени все мужчины снимают шляпы, подопытный после секундного замешательства тоже снимает. Затем участники эксперимента поворачиваются синхронно налево – испытуемый после паузы тоже. И так продолжается несколько раз.

(Видеофрагмент на английском лежит в Интернете)

 

Эксперимент № 3

Клетка. В ней пять обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, вы открываете кран и со шланга поливаете ВСЕХ обезьян очень холодной водой. Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Те же действия с вашей стороны.

Отключите воду.


 

Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают её, не желая холодного душа. А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените её новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она увидела злые морды остальных обезьян, атакующих её. После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся. Теперь уберите из клетки ещё одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали её, причём и та, которую заменили первой (да ещё с энтузиазмом).

И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придёте к ситуации, когда в клетке окажутся пять обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.

Почему?

Потому, что здесь так заведено.

Цитата из книги Бернарда Бербера «Мы боги»

 

Если ты, мой читатель, хочешь более художественных примеров, советую посмотреть фильм «Волна» (в русском переводе Эксперимент-2), или The Wall Алана Паркера (там, где играет Run Like Hell).

В этой книге у меня было большое желание оперировать терминами в стиле «конформизм» или, допустим, «референтность». Но я скажу просто – общество умеет транслировать написанные кем-то и когда-то социальные законы, зачастую просто не понимая их смысла. Слабые духом, а их значительно больше девяносто пяти процентов населения, просто принимают правила игры – даже не понимая, зачем и для чего они это делают. Здесь так заведено, и точка. Так правильно. Делай, что говорят взрослые.

Вы думаете, что это новейшие исследования? Вряд ли. Первые эксперименты по конформизму (соглашательству) начались ещё в тридцатых годах прошлого века. Как раз в начале рассвета тоталитарных культов. А потом продолжились на более тонком уровне экспериментами Аша и Милграма (кому интересно – в гугл).

Мы с тобой в этой части книги будем смотреть – а какие законы у нас есть в обществе, какова их цель, какие полезны нам, с точки зрения личной эффективности, а какие – нет.


 

ТАК ВСЁ ЖЕ ПОЧЕМУ МАТРИЦА?

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

 

Я знаю, вы меня слышите. Я чувствую вас. Я знаю, вы боитесь. Боитесь нас. Боитесь перемен. Я не знаю будущего. Я не стану предсказывать, чем всё кончится. Я скажу лишь, с чего начнётся. Сейчас я повешу трубку и потом покажу людям то, что вы хотели скрыть. Я покажу им мир... без вас. Мир без правил, без контроля, без границ. Мир... где возможно всё. Что будет дальше – решать вам.

«Матрица»

 

Что же такое «матрица» в нашем понимании? В современном массовом сознании матрица – уже не математический термин, а скорее кибернетическая иллюзия, показанная в фильме братьев Вачовски.

В одноимённом фильме Матрица – программа, создающая искусственную реальность для людей, которые были подключены к Матрице восставшими машинами. Эта программа получает из людей необходимую для существования машин энергию.

Посмотрев фильм как приключенческую фантастическую картину, многие задумались, какое страшное будущее нас может ожидать. И большинство как- то очень быстро забыло, что реальность многих людей состоит из повторения достаточно простого набора действий и функций. В будние дни надо ходить на работу. Вечером – пиво с корешами. На выходные – сплошная пьянка. В понедельник снова будильник. Мечта – чтобы повысили зарплату на пару штук.

«Они вечно торопятся на работу, – я видел их тысячи, с завтраком в кармане, они бегут как сумасшедшие, думая только о том, как бы попасть на поезд, в страхе, что их уволят, если они опоздают. Работают они, не вникая в дело; потом торопятся домой, боясь опоздать к обеду; вечером сидят дома, опасаясь ходить по глухим улицам; спят с жёнами, на которых женились не по


 

любви, а потому, что у тех были деньжонки и они надеялись обеспечить своё жалкое существование. Жизнь их застрахована от несчастных случаев. А по воскресеньям они боятся погубить свою душу. Как будто ад создан для кроликов!»

Герберт Уэллс «Война миров», 1897

 

Чем такая жизнь лучше «Матрицы»? Так ли уж сильно отличается?

Когда мы наблюдали за теми, кто не дошёл до конца, то пришли к выводу, что их поглотила социальная матрица. Кому-то друзья стали говорить: «Ты чего стал одеваться как какой-то полупидор», «Почему братву забыл, не выходишь отдохнуть, посидеть». Кого-то начальник послал в командировку прямо посреди тренинга.

Мы стали систематизировать имеющиеся данные и получили математический вид социальной матрицы. По определению, матрица – это таблица, заполненная элементами. Таким образом, понимание матрицы через фильм как-то само собой соединилось с математическим и пришло в вид цельной концепции.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...