Главная Обратная связь

Дисциплины:






Главное, чтобы костюмчик сидел



- Ух! – Облегченно выдохнул Иван и заметно повеселел. С интересом оглянулся по сторонам и громко произнес. - Что с того, что, куда бы я ни направлялся, я встречу себя самого? Из этого вовсе не следует то, что мне остается сидеть на одном месте и становиться жвачкой для Уна. Ведь, если я один, то это не означает, что я одинаковый. А раз я разный, то и вокруг, и везде вовсе не одно и то же. Жлобик просто хотел задурить мне мозги. А я, чуть было не поддался.

И И двинулся, куда глаза его глядели. А, постольку, поскольку глаза его глядели в темноту, то он в темноту и двинулся, рассудив, примерно, следующим образом:

- Коли я могу это описать, значит, я это воспринимаю и осознаю. Если я говорю – вот это темнота, стало быть, я ее вижу. А если я ее вижу, то она есть ничто иное, как свет. – И своему открытию порадовался и удивился. – Ну, надо же! На самом деле, тьма – это свет! А жряк и здесь хотел смухлевать, травя байки о какой-то беспросветности. Ну, уж дудки! Теперь меня не проведешь.

- А хочешь, проведу? – Раздался поблизости голос.

Мрак неожиданно прояснился, и Иван обрел способность видеть. Теперь он отчетливо различал рельефы, контуры и очертания открывшегося ему мира. Он стоял посреди цветущей долины, за которой простиралась горная гряда, а небо, брызжущее солнцем, наполняло сиянием ароматный воздух.

- Я вижу! – Воскликнул Иван.

- И не удивительно. – Отозвался тот же голос. До тех пор, пока ты был уверен, что темнота – это отсутствие света, ты, естественно, и видеть ничего не мог. Ибо ты сам отрицал такую возможность. Но, как только ты понял, что темнота и есть истинный свет, ты прозрел. И стал видеть. Логично?

- Логично, - довольный собой, ответил ученик, - но, - задумавшись на миг, прибавил он, - я не вижу тебя, того, кто со мной говорит. Кто ты?

- Я тот, которого ты не видишь, но, который видит тебя. Я тот, которого ты не ведаешь, но, который ведает тебя.

- Гм… - С некоторой растерянностью промычал Ванятко. – А куда же ты хотел меня провести?

- А куда угодно я могу тебя провести. – Спокойно отозвался голос.

- А! – Ликуя, догадался Иван. – Ты проводник! Верно?

- Как скажешь, так и будет. – Прозвучал голос. – И ты сам в этом уже убедился на примере света и тьмы. Скажешь так, и будет так, скажешь сяк, будет сяк. Что говоришь, то и получаешь.

- А если я тебя никак не назову? – С бойкой находчивостью спросил школьник.

- А если никак не назовешь, то, как призовешь?

- Ты говоришь какими-то загадками. – Попенял ученик.

- И не мудрено. Я ведь тот, который разувает твой ум. Вот тебе еще одна загадка – если я тот, кто разувает ум, то кто я?



Иван задумался. Он настолько сильно погрузился в свои размышления, что вздрогнул от неожиданности, когда почувствовал, как кто-то хлопнул его по плечу.

- Здорово, друг.

- Здрасьте… - Он увидел щеголеватого маленького человечка, облаченного в лиловый плащ, при шпаге. На голове того красовался в тон плащу колпак, вышитый бисерными узорами.

- Как дела, Иван? – Участливо поинтересовался человечек.

- Все отлично. – Вежливо ответил ученик. – Вот только я тут над задачкой одной призадумался.

- Да, да, над задачкой. – Словно, подтвердил человечек. – От того ты такой озадаченный. И кто ж тебя так озадачил?

- Тот, кто разувает ум.

- А-а! – Звякнув шпажкой, понимающе протянул человечек. – Это – известный фокусник.

- Да что вы? И кто же он такой?

- О нем все знают, но мало, кто его знает. Его признают, но не узнают. Его все видят, но сам он не видим. А, когда видят, то не ведают, что это он. Потому, чего о нем говорить? Не это главное, и не он главный.

- А что главное? – Поинтересовался Иван, несколько сбитый с толку репликами человечка.

- Главное? А главное, - важно ответил тот, поправляя трепетно складки на плаще, - чтобы костюмчик сидел. Вот что главное, Иван.

Иван не без чувства удовлетворения отметил про себя, что человечек уже второй раз обратился к нему уважительно. Это ему понравилось, а человечек показался вполне даже симпатичным.

- А куда ты направляешься? – Спросил, ощущая свою важность, Иван.

- О! – С готовностью ответил симпатичный собеседник. – Я не направляюсь, а шествую.

- В смысле, путешествуете?

- В смысле, шествую. – Строго поправил человечек. – Разве ты не видишь мои плащ, колпак и шпагу?

- Как же, вижу.

- Красивые, правда?

- Красивые. – Согласился И.

- Так как же ты можешь говорить, что при таком наряде я путешествую?

- Да, уж простите, чепуху смолол. – Извинился Ваня, чувствуя себя пристыженным.

- Тот-то и оно. - Подытожил владелец наряда. И более снисходительным тоном добавил, переходя на «вы». – Я вам великодушно прощаю, Иван, ваше дремучее невежество, полную отсталость в области высокой моды и, простите, отсутствие вкуса. – Человечек вскинул свой вздернутый носик, любовно ощупал колпак и продолжил. – Я знаю, что вы мне завидуете.

- Я?! – Изумился И.

- Да, вы. – Категорично отрубил человечек.

- Вот уж, право, чего нет, того нет. С какой стати мне вам завидовать?

- А с той стати, что я лучше, а вы чуточку похуже. – Раздуваясь от собственной важности, ответил человечек, начиная походить на головастика.

- Ой, - внезапно догадался Иван, - да ведь это же жряк. И колпак тот же, и раздувается, как головастик.

- Я не просто жряк! – Запальчиво крикнул раздутый человечек. – Я самый важный и главный жряк!

- Да, полноте вам, не волнуйтесь вы так. – Попытался урезонить И бедолагу. Но тот распалялся все сильней и сильней, пока, в конце концов, не лопнул, наполнив воздух массой мелких полупрозрачных мошек.

 

Мозлики.

Мошки зависли над землей огромной студенистой тучей. Однако, подувший ветерок, их рассеял. Они разлетелись в разные стороны, где и растворились в воздушных потоках.

Вместе с тем, некоторые из них все еще кружили возле Ваниного лица, впрочем, не особо досаждая своим присутствием. Они не кусались, не жалили, не звенели назойливо, а только лишь мелкими точками мелькали, будто совершая некий свой причудливый танец. За ними даже было любопытно наблюдать. И Ваня, всматриваясь в их забавные перемещения, обнаружил, что, они издают какой-то тонкий, едва, но все же уловимый звук. А, вслушавшись более пристально, он понял, что эти крохотные существа между собой о чем-то переговариваются. И тогда он решил к ним обратиться:

- Вы говорящие микробы? – Продемонстрировал он свою причастность к познаниям в биологии.

- Нет. – Ответило несколько мошек в один писклявый голос. – Мы – мозлики.

- Мозлики? – Удивился Иван.

- Именно, они самые.

- А кто они такие, эти самые мозлики?

- То есть, мы?

- То есть, вы.

- Мы – крохотные существа, которые наполняют собой воздух. При дыхании человоков мы проникаем в их кровь, разносимся по всему организму, а затем попадаем в голову и там размножаемся. И какая-то часть из нас остается там, внутри, а какая-то снова выходит наружу.

- Вот это номер! А чем вы занимаетесь?

- Мы питаемся, размножаемся и играем человоками.

- Вы игроки? – Обрадовался И.

- Ну… в своем роде, да. – Охотно отозвались мозлики и беззаботно рассмеялись.

- Ух, ты! – У Вани перехватило дыхание. – А во что вы играете?

- Не во что, а кем. В этом вся суть. – Невозмутимо пояснил один мозлик, более похожий на червячка, чем на мошку, и щекотно коснулся Иванова лба.

- То есть, с кем? – Решил уточнить Иван, чувствуя себя мальчиком вразумительным и понятливым.

- Не с кем, а – кем. В этом вся суть. – Строго пояснил щекотливый мозлик. В этом и состоит отличие Большой Игры от всяких там игрушек, вроде твоего футбола или крестиков-ноликов. Пока ваш брат играет в мячи, мы играем вашим братом. – Сказал мозлик, взвился в воздух, грациозно выполнил замысловатое па и устроился на Ванином носу. – Правда, - задумчиво продолжил он, - кое-кто из вас все-таки умудряется выиграть.

- Это, каким же образом?

- Ага, так то я тебе и сказал. – Насмешливо ответил мозлик.

- Да, ладно, - запищала горстка мозликов, вьющихся рядом, - ему, наверно, можно сказать. Неплохой малый, да и к Большой Игре готовился. Оно даже и интересней будет, если мы приоткроем кое-какие карты.

- Полагаете? – Задумчиво спросил выделившийся мозлик.

- Полагаем! – Дружно отозвались те.

- Что ж, - медленно произнес червячок, - пусть будет так и, отделившись от Иванова носа, завис у того перед глазами, после чего снова водрузился на нос. – Тогда внимай. Вот тебе первый вопрос. Кто ты?

- Я? – Несколько недоумевая по поводу банальности вопроса, пожал плечами Иван. – Как кто? Я – это я, Иван, он же Ваня, ученик школы, ныне погруженный.

- Вопрос второй. Кто сейчас ответил?

Иван, немного сбитый с толку, часто заморгал.

- Я и ответил.

- Вопрос первый. Кто ты?

- Так, я уже сказал, кто я. – Я – Иван…

- Вопрос второй. Кто это сказал?

Иван сконфузился и обиженно замолчал.

- Вот видишь, - тоном комментатора произнес мозлик, - первую партию ты профукал.

- Отчего же? – Плаксиво запротивился Ваня. Ему стало досадно от того, что какой-то червячок загнал его в тупик.

- А от того, что тебя водили за нос. Водили до тех пор, пока не провели. – Весело пропищал мозлик-червячок и резво взлетел с носа И. – Мы любого способны водить за нос. Это наш основной стратегический прием. И каждого можем провести. М-да. Кроме разве того, кто разувает ум.

- О! – Воскликнул Иван. – А я его знаю.

- Неужели? – Удивился мозлик.

- Да. Я с ним разговаривал.

- Разговаривать еще не означает знать. М-да. Ну, ладно. Сыграем вторую партию?

- Э-э, нет, погоди. Ты мне сначала расскажи, почему я профукал первую.

- Ты, Ванятко, профукал ее потому, что… плохо фукал. Ты не ответил ни на один вопрос…

- Как? – Запальчиво перебил И. – Ведь, вы же сами слышали, как я отвечал!

- Ну, положим, отвечал не ты, - спокойно пояснил червячок, - ты только рот открывал. А отвечал за тебя мозлик.

- Что это значит? – Смутился Иван.

- А это значит то, что отвечал один из тех мозликов, что живут у тебя в голове. А ты думаешь, что он – это ты. Многие человоки так думают. Потому что мозликам это выгодно. Именно, благодаря такому положению дел, мозлики и управляют человоками, а те при этом их кормят, да еще и работают на них.

- Вот так, так. – Присвистнул Иван. Но червячок невозмутимо продолжал.

- Причем, у мозликов, как у муравьев, или там, пчел существует разделение по функциям при всей их взаимосвязанности. Одни мозлики называются чуниками. Например, ты смотришь на кого-то и злишься. Значит, в тебя вселился чуник злобы. Если печалишься, стало быть, чуник печали сидит в тебе. И, вообще, человоки напичканы чуниками, как подушки – перьями. Второй род мозликов – идики. Идики управляют чуниками. Идик, предположим, шепчет: «Он – мерзавец» и передает сообщение чунику, а тот командует: «плюнь в него», и мясо, то есть человок исполняет. А если ты валяешься на диване и в тайне полагаешь, что чуть ли не председатель земного шара, то, скорее всего, таким способом развлекается, засевший в твоей голове, фантик. Некоторые из мозликов до такой степени преуспевают на своем поприще, что со временем становятся жряками. Как правило, в одной голове соседствует несколько жряков.

- И они борются друг с другом?

- А чего родственникам бороться? Они по очереди уступают бразды правления, когда накукаются и навластвуются. Так, что, пока один правит, остальные отдыхают.

- А вот, я собственными глазами видел, как лопнул жряк, и из него вышла вас тьма тьмущая. Почему так получилось?

- Потому, что тому поспособствовал Разувающий ум.

- А кто-нибудь из вас погиб?

- Мы отомрем только тогда, когда ни в одной голове не останется ни одного жряка. Но такое наступит нескоро.

- А зачем Разувающий ум уничтожает жряков?

- Разувающий Ум вообще никого не уничтожает. Жряки сами губят себя при соприкосновении с ним.

- А кто же выигрывает из человоков?

- Тот, кто освобождает свою голову от жлобиков и вовремя распознает замыслы мозликов. Тогда он выходит из-под их контроля, и человок становится человеком… Ну, ладно, Иван, мы итак заболтались с тобой…

- Подождите! – Взмолился Иван. – Еще один вопросик.

- Ладно, давай.

- А мозлики заразны?

- Заразнее микробов. – Пискнул червячок и, мелькнув извивающейся ленточкой, исчез.

Воздух вновь сделался чистым и прозрачным. Иван почесал затылок и ощутил шевеление целого роя мозликов в голове. Они копошились, шуршали и что-то нашептывали. Один вкрадчиво вразумлял: «Не верь сказанному», другой настаивал: «Обязательно верь», третий упорствовал: «ты хочешь съесть апельсин, у тебя неимоверное желание съесть апельсин».

Однако Иван строго прикрикнул на них: «Цыц! Разве я не знаю, что вы всего лишь на всего мозлики? Так, что сидите и помалкивайте. А, если очень хочется поговорить, летите и ищите другую голову. Моя же отныне для вас – не питательный бульон». – И мозлики шушукаться перестали, а в голове воцарилась тишина.

 

Бледный рыцарь.

И И двинулся по дороге, идущей вдоль горной гряды.

Интересно отметить то, что после беседы с мозликами он обнаружил способность видеть их самих, как в воздухе, так и в человочьих головах.

На одном из перекрестков он повстречал бледного рыцаря. Тот браво гарцевал на своей лошадке, и что-то весело напевал, а в голове у него развлекались два фантика – один при генеральском мундире с лицом Наполеона, другой прикинулся златокудрой красавицей.

Иван решил проверить свою способность и обратился к наезднику:

- Приветствую Вас, Ваше Величество. А я узнал Вас. Вы – Наполеон.

Бледный всадник покраснел, с ужасом посмотрел на И, соскочил с лошади и со всех ног пустился наутек. Фантики в его голове злобно захихикали.

Ваня довольно улыбнулся и похвалил себя – «ай, да молодец я. Насквозь человоков вижу». И тот час же заметил, как в сгустившемся воздухе прорисовалась фигурка с остроконечным колпачком, в лиловом плаще и один в один похожая на ту, что лопнула накануне. И еще услышал тихое хихиканье в собственной голове.

«Что же теперь делать»? – испугался Ваня.

- Беги за рыцарем и проси прощения. – Раздался в пространстве знакомый голос Разувающего Ум. – Ты атаковал рыцаря и тем самым присоединился к его фантикам. Ты снова стал злобным ребенком и подпал под влияние мозлика. И здесь тебя перехитрили, ты опять проиграл. Ты не тому нанес удар. И, в конечном итоге, этот удар обратится против тебя же самого.

Иван побежал за рыцарем и догнал его только у подножия горы.

- Прости меня. – Переводя дух, крикнул Иван.

Рыцарь обернулся, и И увидел, как из зрачков того полетели мириады крохотных полупрозрачных червячков, мушек, букашек, а два фантика в голове съежились и сморщились.

- Почему? – Тихо спросил рыцарь. – Почему ты просишь у меня прощения?

- Потому что я виноват перед тобой. - Ответил Иван. – Боковым зрением он приметил, как личико жряка злобно исказилось, расплющилось и смылось продувным ветерком.

Рыцарь потупился и сказал:

- И ты прости меня, путник.

- За что же мне тебя прощать? – Изумился Иван.

- За то, что из-за меня ты стал уязвимым.

 

43. «Я – постоянный твой спутник».

Иван вздрогнул от неожиданности.

- Каким же образом ты вынудил меня стать уязвимым?

- Как же? – Отозвался рыцарь. – Когда ты увидел в голове моей фантиков, то сам невольно подпал под их влияние. Разве ты при этом не почувствовал себя этаким наполеончиком, всемогущим и всепроникающим, всевидящим и всеведающим сверхчеловочком?

Только сейчас И понял, что это действительно было так.

- Значит, соответствующий мозлик впрыснул в тебя свою слюну. Он тебя подловил и уловил, и сделал готовым к тому, чтобы ты впустил в себя жряка. – Разъяснил рыцарь. – Второе. Своим поведением и бегством я отразил тебя самого. Просто тогда ты не приметил, что порядком струхнул и спасовал перед мозликами. И, решив заручиться их благосклонностью, ты напал на меня, в общем-то, на своего друга и, тем самым ублажил врага. И здесь тебя спасла защита Раздевающего Ум. Иначе бы ты и эту партию проиграл. – Рыцарь пристально взглянул на Ивана. – Ты вникаешь в закономерности Большой Игры?

Иван кивнул. И рыцарь продолжил.

- Когда мозлик впрыскивает в тебя свою слюну, ты делаешься мутным. А это все равно, что ты перестаешь на какое-то время жить. – Рыцарь помолчал и высказал то, что Ивану показалось парадоксальным. – И еще. Чем больше внутри тебя силы, тем больше вокруг тебя собирается жряков. Запомни это положение. Когда ты получил дар видения, одновременно к тебе приблизилось еще семеро жряков.

- Но почему?

- Потому что они охотятся за твоей силой.

- Неужели этой самой силой я не могу их одолеть?

- О! – Воскликнул рыцарь. – Эти жряки уже более изощренные и искушенные. Мутник знает толк в стратегии.

- Мутник? – Отозвался И, вопросительно глядя на рыцаря.

- Да, Мутник. Это покровитель и главнокомандующий всех жряков.

- Г-м. – Задумался Иван, постигая правила Большой Игры. – Я хочу попросить тебя быть моим спутником. – Обратился он к рыцарю, но очертания того сделались зыбкими и прозрачными.

- Я, собственно, всегда твой спутник. – Услышал Иван тихий шелест ускользающего облика.

- Ты куда, рыцарь? – Растерянно спросил отрок.

- Да я не совсем и рыцарь. – Отозвался эхом слабенький шепоток.

- А… а… кто же ты? – Ваня почувствовал себя растерянным.

- Зеркало. – Всколыхнулось дыхание легкого ветерка. – Твое зеркало. Я – постоянный твой спутник. – Шелест слов прозвучал уже в ясном, прозрачном пространстве.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...