Главная Обратная связь

Дисциплины:






Роль-защита желтого типа поведения (минус "желтый"): страх перед простором и утратой



Наиболее часто встречающийся страх, страх перед утратой – это тема с бесчисленными вариациями для желтого типа поведения: страх потерять то, что придает человеку уверенность и особенно – "самоуверенность", а говоря еще точнее – самоутверждение.

Окружающий мир – это щирокое поле отношений, которое вследствие своего постоянного изменения все время вызывает изменение собственной позиции. Тот, кто не настраивается на постоянно обновляемые ситуации, не раскрепощается и не разворачивает свои способности, не изменяет себя в соответствии с реальностями, т.е. кто сам не воплощает (не реализует) себя постоянно, тот должен бояться постоянного изменения действительности. Всякое изменение действительности, широта новых возможностей, а часто и ширина просторного помещения, вызывают у него страх (агорафобия). Он чувствует себя потерянным.

Постоянное изменение действительности (изменения вследствие семейного или профессионального развития, собственное старение или новые экономические условия) нельзя просто игнорировать. На постоянные изменения необходимо отвечать постоянно новым ориентированием или проектированием.

Согласие с изменением традиционно называется надеждой. Если надежда (плюс "желтый") проистекает из соответствующего реальностям убеждения ("Я надеюсь, что это удастся"), то она обладает подобной воле силой веры, способной "сворачивать горы".

Эта ориентированная на реальность надежда является противоположностью иллюзорному утешению "надежды верующих". Иллюзией называется безжалостный диагноз для всех надежд, которые ищут счастье за пределами действительности в потустороннем мире или в более поздних временах. Тот же, кто с жизненной пылкостью и трезвостью мышления находит счастье в местном и вполне земном раю, тот оставляет небеса ангелам и воробьям.

Тот же, кто в противоположность этому, истолковывает действительность как юдоль с миражами рая и оклеивает свои святые небеса обоями со старомодными святыми или новомодными идолами, тот, кто опускается в жизненную действительность как в клубное кресло или хотел бы запереть себя в гарантированном от взлома кассовом сейфе, тот пытается замазать действительность иллюзиями. И такой человек либо шаг за шагом, либо сразу и вдруг обязательно разочаруется и будет чувствовать себя обманутым жизнью. Он испытывает страх перед этой кажущейся ему непредсказуемой и обманчивой реальностью. Он ощуш^ает угрозу для себя с ее стороны. Этот широко распространенный страх становится "потребностью в безопасности" применительно к условиям обшества и рынка. Он образует золотой фундамент для империи церкви и страховых обществ.



"Разочарованные жизнью" пигмеи–мученики оказываются приклеенными клеем безопасности. Консервативное общество обещает им надежное пропитание и функционирование их организмов, коль скоро они соглашаются ползать по безрадостному линолеуму традиционных добродетелей. В зависимости от благочестивого или мирового жаргона их моральные костыли называются либо "целомудрием", "непорочностью", либо "убожеством", "бедностью" и "послушанием" или даже "порядочностью", "невзыскательностью" и "прилежным исполнением долга". Тому, кто следует этим добродетелям до конца своей жизни, общество платит самыми большими по размерам объявлениями о его смерти. Тот же, кто хронически самоотрекается, может рассчитывать даже на хороший некролог

Чувство потерянности на своем безобидном первоначальном этапе хорошо известно всем как дистанция между собой и ближним. Чувство отсутствия связей и отношений возникает как прохладный осенний туман между присутствующими и поднимается вверх до тех пор, пока все они не исчезают в становящемся все более плотным шлейфе. Их слова начинают проникать в

наши уши будто через плотные ватные тампоны. Потеря связи или отношений и внутренняя дистанция пробуждают затем впечатление, будто мы смотрим, как стоящие вовне зрители на какое–то событие, разыгрывающееся на театральной сцене. Но ощущение дистанции может также расшириться до безграничной широты вплоть до отсутствия всяких связей в бесконечном пространстве, в котором нигде нельзя ни остановиться, ни укрыться. Человек начинает чувствовать себя одной единственной душой во всей Вселенной. Чувство затерянности по отношению к ближним воспринимается как потеря. Этот страх перед потерей значимости и стремление к импонированию (плюс "зеленый") сплавляются в долговременный сплав. И тогда стремление к безопасности начинает называться "самоутверждением" и становится пригодным прежде всего в качестве корсета, обеспечивающего стабильность личности.

Стремление к самоутверждению – это танец вокруг золотого тельца, который нуждается в присутствии публики. Поэтому оно часто перерастает в стремление к значимости, в тщеславие.

Длительная напряженность, создаваемая стремлением к безопасности, уверенности, значимости, самоутверждению, часто приводит к психосоматическим спазмам гладкой мускулатуры, например – к нарушениям в области желудочно–желчно–кишечного тракта или к мигреням. А с другой стороны, постоянное внутреннее напряжение, возникающее вследствие стремления к получению подтверждений, вскоре приводит к состоянию перераздражения и возбуждения (плюс "красный"). Раздраженная одержимость легко разгорается подобно пламени, воспламеняя человеческую злобу и агрессивность ("Я ему покажу!...").

Согласно психологически дифференцированной терминологии, нападение с целью борьбы за жизненно важные необходимости или для борьбы с объективной угрозой (ситуация страха) не является агрессией. Каждой же агрессии предшествует фрустрация или страх. Агрессия в каждом случае предполагает компенсацию страха. Таким образом, акция, продиктованная жизненной необходимостью, например, охота животного за своей добычей, не может быть поэтому сопоставлена с агрессией.

Но когда дьявол спущен с цепи, когда страх перед собственной потерянностью вследствие утраты партнера (минус "желтый") совмещается со страхом перед возникающей пустотой и лищениями (минус "синий"), то тогда оба этих страха сливаются и перерастают в страх перед покинутостью. Но этому в большинстве случаев начинает сопротивляться гордость. Из страха перед покинутостью и из уязвленной гордости возникает ревность. Это сильно отягощающее дущу человека состояние через перераздражение быстро приводит к возбужденности. Надвигается гроза, разражается агрессивная ревность, при которой целыми и невредимыми не остаются не только чащки и тарелки, но и настоящее партнерство. Страх перед потерянностью, перед утратой отнощений и связей и перед изолированностью (минус "желтый") может, как это подтверждает статистика, вызвать развитие алкоголизма и наркомании.

Многие взрослые люди, подобно грудным младенцам, привычно прикладываются к какой–либо алкогольной "титьке" или к курительному соску и высасывают удовлетворение из сигары, курительной трубки или из сигареты. Они цепляются за свои "излюбленные привычки" как ребенок за материнскую грудь. Но с превозносимой и восхваляемой защищенностью и укрытостью, жизненно важной для грудного младенца, самоуверенный взрослый человек в данном случае не имеет никакого дела. Потребность в чувстве укры-тости и защищенности, создаваемом, например, покачиванием детской люльки или "прятанием" себя за взрослой соской возникает из очень частого страха перед неуверенностью и покинутостью (минус "желтый") в сочетании со стремлением к удовлетворению (плюс "синий").

Сентиментальное стремление к цеплянию за кого–либо, инфантильная потребность в укрытости препятствуют любому исполненному смысла партнерству, т.к. истинно взрослые (зрелые) отношения (или связь) предполагают внутреннюю самостоятельность, т.е. уверенность в себе.

РоАь-идоА желтого типэ поведсния (паюс "жеАтый"): стремление к свободе

Есть люди, которые в конце каждой недели ломают голову над тем, с какой целевой установкой им следует удовлетворить свое напористое стремление к преодолению километров.

Имеется большое количество людей, которые из года в год тратят примерно два месяца из собственного фонда рабочего времени на ежедневное чтение газет.

Такие "путешествия" происходят не в пространственных далях, а ведут лишь в воображаемый мир ротационной литературы. Как здесь, так и там человека привлекает не действительная, не истинная цель, а стремление к неизвестному другому, стремление к изменениям, к переменам, жажда нового – любопытство.

Мельничный жернов крутится и крутится, даже если на нем нет ни одного зерна. Побуждаемость (мо-торность) таких людей выражается в виде стремления к переменам с бесчисленными вариациями, от миграционного инстинкта до бродяжничества, от небольшого "отхода в сторону" (от любовной интрижки) до великого переселения народов, от простой смены мебели в жилище до мировой революции.

Для детей нашего пронизанного верой в прогресс времени понятия "новое", "современное" сверкают так же привлекательно, как украшения на новогодней елке, на вершине которой подобно библейской звезде Вифлеема светится волшебное слово "будущее". От будущего и от исследования будущего ожидают решения проблем, избавления, освобождения, спасения и рая на земле.

Стремление к переменам и жажда нового или любопытство с верой в будущее – это бегство от настоящего, от действительности, если настоящее или действительность переживаются и воспринимаются как опустошенные и неудовлетворяющие (минус "синий").

Стремление освободиться от парализующей и угнетающей зависимости, стремление спасти себя от засасывания в депрессию порождает внутреннее беспокойство и моторность (моторную возбужденность). Это широко распространенное и наиболее частое основание для стремления к свободе (плюс "желтый").

Оба же они вместе (минус "синий" и плюс "желтый") образуют стремление к отрыву, к отъединению. Стремление оторваться, отъединиться – это (как подтверждает статистика) наиболее часто встречающаяся структура личности.

Поведение отрыва (отъединения) часто остается "аранжировкой", длящейся вплоть до самой "железной" (75 лет) свадьбы. И хотя депрессия при этом вытесняется и остается неосознаваемой (так называемая "скрытая депрессия"), в действительности–то организм беспредельно страдает и сообщает об этом психосоматическими недугами. Клиническая картина стремления к отъединению (к отрыву) проявляется в виде "ажитированной психогенной депрессии".

Стремление к свободе (плюс "желтый") и неукротимое желание освободиться от оков принуждения и стесненности (минус "зеленый") объединяются в стремление к независимости.

Тот, кто чувствует себя в состоянии стесненности (притеснения) в родительском доме или в результате действий авторитарного партнера, или вследствие внешних жизненных условий, и особенно тот, кто сам ставит себя под давление тем, что он непременно хочет добиться собственной значимости (либо из–за своих честолюбивых амбиций, либо из–за притязаний на собственное совершенство), тот всегда обретает напористое стремление вырваться из такой ситуации принуждения. У такого человека появляется сильная

потребность быть независимым, и ему очень хотелось бы убежать как от созданного им самим давления из–за стремления к значимости, так и от отягощающей его авторитарной связи, от изнуряющих и изматывающих обязанностей, от притесняющего принуждения. Уехать куда-нибудь подальше, лучще всего улететь прочь на самолете, найти новые контакты и интересные отношения и связи – все это суть воодушевленные ожидания, продиктованные стремлением к независимости.

Тот, кто охвачен вызывающим принуждение собственным тщеславием (сильным стремлением к значимости), но остается непризнанным, тот хочет освободиться. Он делает из себя героя стремления к независимости. С боевым кличем "эмансипация!" он объявляет себя боевым революционным парнем, а создаваемые им сотрясения воздуха – громовыми раскатами. Стареющие бездельники, лодыри, льстецы и обманщики, перепуганные в своей спячке поднятым им шумом – вот кто нужен ему в качестве публики.

Противники стремления к независимости в этой игре, называемой "Уверенность и Представительность", являются теми мешками с песком и золотом, с помощью которых консервативное старшее поколение обретает свой общественный вес.

Перераздражение (минус "красный") в качестве досады и гнева может быстро привести к тому, что человек начинает терять терпение, становится вспыльчивым, дает волю своим чувствам, срывает злость на ком–либо, чувствует, что он должен освободиться от огорчений и досады (плюс "желтый").

Стремление освободиться от состояния перераздражения называется стремлением к разгрузке, к облегчению. К этому же относится и "короткая повседневная молитва" – освобождающая брань или ругань.

ЛЮШЕР М. Сигналы личности. – Воронеж, 1993, с.4-38.

МаксЛюшер

ЧЕТЫРЕХЦВЕТНЫЙ ЧЕЛОВЕК,





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...