Главная Обратная связь

Дисциплины:






ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗЕЛЕНОГО ЦВЕТА



Кандинский ("Uber das Geistige in der Kunst", стр.74) превосходно охарактеризовал и зеленый цвет и достаточно полно объяснил его психологическую особенность: "Синий, как противоположное движение, тормозит желтый, при этом, в конце концов, при дальнейшем добавлении синего, оба противоположных движения взаимно уничтожаются и возникают полная неподвижность и покой. Это – зеленый цвет. В зеленом цвете желтый и синий скрыты как парализованные силы, которые могут вновь активизироваться. В зеленом заложена жизненная возможность, которая совершенно отсутствует в сером". Дальше Кандинский справедливо отмечает (стр.78): "Абсолютный зеленый – самый спокойный цвет из существующих. Он никуда не движется и не имеет призвука радости, печали, страсти. Он ничего не требует, никуда не зовет. Это неподвижный, довольный собой, ограниченный в пространстве элемент. Зеленый цвет похож на толстую, очень здоровую, неподвижно лежащую корову, способную только пережевывать пищу и глазеющую на мир глупыми, тупыми глазами".

О том же пишет Гете в параграфе 801 своего "Учения о цветах": "Если смешать желтый и синий, то получается цвет, который мы называем зеленым". Параграф 802: "Наш глаз находит в нем реальное удовлетворение. Если оба исходных цвета смешать в равных пропорциях, чтобы ни один из них не выделялся, то глаз и душа отдыхают на этой смеси, как на чем–то простом. Не хочется и нельзя двигаться дальше". Выступающее и возбужлдющее движение желтого цвета и противоположное ему успокаивающее и отступающее движение синего в зеленом взаимно уничтожаются и консервируются. Поэтому зеленый цвет статичен. Зеленый не обладает действующей наружу кинетической энергией, а содержит заключенную в себе потенциальную энергию. Но эта "заряженная" энергия не покоится в прямом смысле слова, а отражает внутреннее напряженное состояние и не выходит наружу Когда Кандинский пишет: "Пассивность – наиболее характерное свойство абсолютного зеленого", он, как и некоторые другие, видимо, путает статику с пассивностью. Но именно это статическое состояние он и имеет в виду, когда сравнивает зеленый цвет с неподвижно лежащей, способной лишь пережевывать коровой с глупыми, бессмысленными глазами. Заключенная в себе заряженная энергия может, как и во всех твердых телах, иметь, в зависимости от плотности молекулы, различное напряжение, твердость или силу сопротивления.

То же относится и к зеленому цвету. Чем больше добавляется к зеленому затемняющего синего, тем сильнее, "холодное", напряженнее, строже и устойчивее психологическое воздействие цвета. Чем больше добавляется осветляющего, растворяющего желтого, тем легче, "теплее", расслабление, мягче и гармоничнее действует зеленый. Говорят: "Я радуюсь, я сержусь, я удивляюсь, я стыжусь, я спрашиваю себя" и т.д. В человеке происходит, очевидно, много такого, о чем он более или менее точно знает, что это касается его самого. И чем внимательнее самого себя наблюдаешь, тем больше становится очевидным, как много мы занимаемся собой и как мало другим, а именно объективной действительностью. Эта самонаправленность



часто перерождается в эгоцентризм и даже в эгоизм. Однако эта самонаправленность должна в определенной степени оставаться и, например, выражаться в способности ограничивать себя, сдерживаться или радоваться тому, что имеешь.

Подобно тому, как молекулы образуют в твердом теле напряженную структуру, которую не видно извне, так и в каждом человеке чувства самонаправленности создают живое напряженное состояние. Это мнение человека о самом себе, т.е. то, что он воспринимает, как свое "я". Поэтому зеленый цвет, как состояние внутреннего напряжения, выражает "я" или отношение человека к себе самому. Различные оттенки зеленого цвета показывают разнообразное отношение к себе самому. Чистый как кристалл, жесткий сине–зеленый цвет предпочитают люди, которые предъявляют к себе жесткие требования, которые возводят свои воззрения в принцип и добиваются его выполнения с непримиримой последовательностью. Оставаться верным себе, выполнять самим же избранное обязательство, скорее уединиться со своей обидой, чем капитулировать и приспосабливаться – этого требует гордость сине–зеленой саморегуляции. Это, собственно, высшая степень волевого напряжения, но оно предъявляет чрезмерно высокие требования к вегетативной нервной системе, так как достаточная разрядка отсутствует.

Чистый зеленый цвет, который Кандинский сравнивает с "так называемой буржуазией", не пытается как сине–зеленый перерасти самого себя, а только стремится к самоутверждению. Чисто зеленый – абсолютно консервативен. Люди, которые предпочитают чисто зеленый, стремятся благодаря твердости приобрести манеру уверенно держаться. Они стремятся к самоуверенности и к уверенности вообще. Так как они чувствуют себя обеспеченными и уверены в признании со стороны окружающих, то в действительности выглядят обывателями. Конечно, зеленому присущи и положительные консервативные качества, как настойчивость и выдержка. С другой стороны, опыт теста показывает, что люди экстравагантные и эксцентричные, а также люди, отличающиеся нарочитой оригинальностью, считают чисто–зеленый цвет несимпатичным. Они надеются добиться успеха без настойчивого прилежания благодаря своей "гениальности" или по крайней мере "личной индивидуальности".

У людей предпочитающих либо светлый желто–зеленый, либо более темный коричнево–зеленый, отношение к самим себе прямо противоположно. Они добиваются не самоутверждения, а возбуждения извне: при светлом желто–зеленом – посредством новых встреч, при коричнево–зеленом – посредством наслаждений.

Так как зеленый цвет выражает саморегуляцию и самооценку, то он имеет большое значение для психологии тестов и медицинской обработки цветового теста. Самооценка и саморегуляция происходят постоянно с секундной скоростью. И лишь в незначительной степени осознаются настолько ясно, что можно, например, сказать: "у меня нечистая совесть", или "я стыжусь", "я сержусь", "я счастлив". Но вегетативная нервная система и органы принимают участие в каждом напряжении (сине–зеленый) или расслаблении (коричнево–зеленый), в застойном возбуждении (чистый зеленый) или снятом возбуждении (желто–зеленый).

Если такое состояние остается фиксированным, например, напряжение, когда пациент в тесте Люшера слишком часто отдает предпочтение сине–зеленому цвету, то он чрезмерно перенапрягает себя физически, а также предъявляет повышенные требования к своей нервно–осматической выносливости. Как только наступает состояние истощения, пациент отклоняет сине–зеленый цвет как несимпатичный. Сине–зеленый кажется ему теперь холодным, суровым, ядовитым цветом. Ослабевшая нервная система защищается от этого заряженного напряжением цветового оттенка. В этом состоянии пациент жалуется на то, что он страдает от гнета или суровой ситуации и воспринимает ее как насилие, которому он подвергается. Он пытается уклониться от требований потому, что даже обычные

задания представляются ему исключительно сложными, и эти сложности воспринимаются им как противодействие или даже как личная недоброжелательность и унижение. Если подобный пациент находится на лечении или отдыхе, то с помощью цветового теста и особенно, исходя из отношения пациента к сине–зеленому цвету, можно определить (даже более надежно, чем опираясь на мнение самого пациента), пришло ли в норму состояние его здоровья и может ли он приступить к работе.

Сине-зеленый цвет

Светлый сине–зеленый, или бирюзовый – самый холодный из всех цветов. По этой причине его наиболее целесообразно использовать там, где необходимо оптически создать освежающую прохладу. Он желателен в жарких странах, в горячих фабричных цехах, в помещениях с удушливым и тяжелым запахом. Это цветовое воздействие используется в освежающих напитках, освежающих сигаретах или зубных пастах с ментолом. Легко складывается впечатление, что в ледяном холоде сине-зеленого цвета должны гибнуть все биологические организмы, следовательно, и бактерии. Поэтому средне–светлый бирюзовый кажется таким стерильным. Некоторые дамы, причисляющие себя в силу своей холодно–любезной манеры держаться к высшим слоям общества, даже в одежде предпочитают фригидно–стерильный, поднимающийся над страстями бледный бирюзовый цвет.

Темный сине–зеленый приобретает жесткость и тяжесть упрямого своенравия, внезапной изоляции и закоренелой гордости. Но заводах сумеречный сине–зеленый используется для несущих стальных конструкций, особенно, если опоры находятся перед стеной из светло–серого бетона или силикатного кирпича или перед стеной из красноватого кирпича.

Желто-зеленый цвет

Заключенная в чисто–зеленом скрытая энергия освобождается при подмешивании к нему снимающего напряжение желтого. Зеленый, при добавлении к нему желтого, освобождается из своего статического состояния, из своей консервации и плена: желтый выпускает его из защищающих и разделяющих стен. Поэтому действие желто–зеленого навевает воспоминания о цвете распускающихся из почек листьев, так как они тоже вырываются из зимнего плена. Желто–зеленый означает – распускаться, раскрываться, устанавливать контакт, желать встречи с другими и с новым. Так как именно этот цвет может воздействовать несколько навязчиво, в больщинстве случаев его глушат, подмешивая серый цвет, и он становится подходящим для деловых книг и формуляров. По сравнению с белой бумагой он выгодно выделяется, производя впечатление строгого и делового.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...