Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 7. Социальная ответственность 1 страница



 

Просто бизнес

 

 

Вот уже долгие годы мы являемся свидетелями того, как миллиарды долларов выделяются на помощь в целях развития разных стран и на организацию экстренной помощи. Тем не менее более 16 тысяч человек ежедневно умирают от болезней, которые можно было предупредить – от СПИДа и туберкулёза, которые сегодня поддаются лечению. Половина населения нашей планеты до сих пор живёт на два доллара в день, а у миллиарда людей нет возможности пить чистую воду. И этот список можно продолжать сколь угодно долго. Хотя эти проблемы до сих пор существуют, это совсем не значит, что социальные организации и организации по защите окружающей среды не предпринимают никаких активных действий. Однако без тех возможностей, которые дают нам рынок и бизнес, обеспечивая реализацию и поддержку лучших идей, все эти слова так и остались бы просто благими намерениями.

 

На протяжении последних десятилетий я путешествовал по всему миру и начал понимать, что, если мы хотим изменить этот мир к лучшему в глобальном масштабе, нужно объединить усилия бизнеса, благотворительных организаций, правительства и неправительственных организаций и предпринимателей. Те люди, которые всерьёз обеспокоены будущим нашей планеты, могут поделиться своими идеями – нам просто нужно их выслушать. Никто из нас не может изменить этот мир в одиночку, поэтому мы должны забыть о наших различиях и консолидировать свои усилия, чтобы быть уверенными в том, что мы оставляем этот мир в порядке как минимум для «следующих семи поколений» – такова философия местных жителей, с которыми мы сотрудничаем в Канаде.

В этой главе я хочу рассказать вам о начинаниях Virgin в той области, где бизнес и стремление сделать мир лучше сливаются воедино. Эта деятельность всегда была для меня очень важной, я стал задумываться об этом уже с восемнадцати лет, когда открыл благотворительную организацию – Консультационный центр для студентов на Портобелло-Роуд, где молодым людям оказывали помощь, связанную с их сексуальным здоровьем. Сорок лет спустя идея создания такой организации несколько видоизменилась, но суть её осталась прежней: мы до сих пор оказываем консультационные услуги.

Когда в середине 1980-х годов СПИД начал представлять серьёзную угрозу здоровью людей, мы начали выпускать презервативы Mates. Мы использовали в бизнесе креативный подход, направленный на то, чтобы молодёжь использовала презервативы и при этом наслаждалась сексом (ведь никто не давал обет воздержания!). Эта проблема была настолько наболевшей, что мы решили сделать наш бизнес социальным и всю полученную от него прибыль реинвестировали в дальнейшее развитие идеи безопасного секса. Нашей командой была проделана огромная работа. Впервые за свою историю мы даже инициировали проведение рекламной кампании на BBC, в значительной мере поднявшей осведомлённость британцев о важности безопасного секса – и всё это в присущем Virgin стиле. На Карибах, например, действовал слоган: «No glove – no love» («Нет „перчатки“ – нет любви»).



Несколько лет назад я понял, что если Virgin действительно хочет предпринять решительные действия для решения проблем, которые остро встали перед человечеством, нам нужно слаженно работать над всеми проектами, за которые мы ни взялись бы. Я знал, что единственный способ достичь успеха – это поставить социальную ответственность в центр приоритетов компании. Поэтому мы потратили много месяцев на беседы с нашим персоналом, клиентами и авторитетными организациями по всему миру. Из всего этого выросла философия Virgin «делать для людей и планеты всё, что в наших силах», и была создана Virgin Unite. В этом смысле в настоящее время Virgin Unite служит ядром нашей корпорации и сотрудничает с другими нашими компаниями и бизнес-партнёрами в разработке новых подходов в решении наболевших проблем человечества. Её цель – новые идеи и люди, поиск самых лучших идей для продвижения. Мы глубоко убеждены в том, что творить добро просто замечательно для бизнеса. Смысл нашей работы заключается не только в том, чтобы отметиться участием в общественно-полезном мероприятии, нам очень важно знать, что, какие бы средства мы ни использовали для достижения целей в нашем бизнесе – особенно важен дух инициативы наших сотрудников, – мы действительно изменяем наш мир к лучшему.

 

Существует такая вещь, как личная заинтересованность, и мы должны стимулировать её в наших сотрудниках. Получать прибыль и делать при этом мир немного лучше действительно возможно.

 

Если решить мировые проблемы возможно в принципе, то капитализм, в правильном понимании этого слова, используя потенциал нужных людей, может помочь в этом. О достижениях Virgin в этой области вы узнаете чуть позже, а сейчас я хотел бы рассказать вам о людях, которые меня вдохновили.

 

На остров Некер приезжали многие влиятельные люди, которые произвели на меня неизгладимое впечатление. Однако первый визит Билла и Мелинды Гейтс на Пасху в 2001 году необыкновенно вдохновил меня на многие благотворительные проекты.

Чтобы узнать Билла Гейтса, потребовалось совсем немного времени. За что бы он ни взялся, он действует энергично и обстоятельно. Его энергичность проявляется даже в игре в теннис – мы сыграли вничью.

Во время своего визита он много рассказывал мне о Фонде Билла и Мелинды Гейтсов, активы которого в 2008 году составили 37,6 миллиарда долларов, что делает его крупнейшей благотворительной организацией во всём мире. В 2006 году этот фонд выделил несколько грантов в размере 1,54 миллиарда долларов на развитие следующих областей: международного здравоохранения, международного образования и образовательных программ в США, включая создание сорока трёх новых школ в Нью-Йорке.

Вот что я записал в своём ежедневнике:

 

Билл очень погружён в эту работу. Он не просто выделяет миллиарды, но регулярно изучает информацию о заболеваемости в Африке и действительно пытается помочь людям в лечении СПИДа, малярии, туберкулёза и учит их необходимости использования презервативов.

 

В то время общая стоимость активов Фонда Билла и Мелинды Гейтсов была больше стоимости активов Wellcome Trust – одной из старейших благотворительных организаций Великобритании, которая финансировала исследования состояния здоровья человека и животных, начиная с 1936 года, и ежегодно выделяла на эти цели 650 миллионов фунтов стерлингов. С этих пор Фонд заметно вырос, и сегодня это крупнейшая благотворительная организация в мире, ведущая борьбу с бедностью, болезнями и неграмотностью во всём мире. Билл и Мелинда, как «венчурные капиталисты», внесли такой огромный вклад, что Уоррен Баффетт, признавший Гейтса в 2008 году самым богатым человеком планеты, передал ему на хранение бо льшую часть своего состояния.

Моя жена Джоан поначалу не знала, что и думать о Билле, хотя она тепло его встретила и ей нравилось проводить время с его женой Мелиндой. Мелинде, очаровательной и интеллигентной женщине, тогда было под сорок. Она владела обширными знаниями о насекомых – переносчиках малярии, туберкулёзе, СПИДе и ротавирусе, тяжёлых формах диареи, которая убивает более 500 тысяч младенцев в год. Она посвятила Билла в проблемы всемирного здравоохранения. В то время как Билл интересовался исследованиями микробиологов, разработкой вакцин и поиском научного решения многих проблем, Мелинда хотела облегчить страдания людей уже сейчас.

Я отправился с Биллом в плавание на парусной яхте, обнаружив к своему удивлению, что он участвовал в парусных гонках. Билл рассказал мне о Microsoft Xbox – продукте, который он вот-вот был готов выпустить на рынок, бросив вызов Sony PlayStation. «Это величайшее моё достижение», – сказал Билл. Но он был погружён в свои размышления, и я почувствовал, что в его мировоззрении происходят изменения. Он так много достиг с Microsoft, сделав её самой влиятельной компанией на планете. Чуть меньше чем за двадцать лет он изменил облик современного мира. Теперь Билл задумался над тем, чтобы внести свой вклад в решение на первый взгляд неразрешимых проблем, вставших перед человечеством. Он рассказал мне о своей встрече с Нельсоном Манделой.

– Большинство людей считают тебя святым. Скажи мне правду. Ты ненавидишь людей, которые посадили тебя в тюрьму?

– Да, раньше ненавидел, – услышал Билл в ответ. – Двенадцать лет я жил с ненавистью в сердце к этим людям, но потом понял, что они не смогли отнять у меня ни моих мыслей, ни моего сердца.

Билла очень вдохновил этот разговор, он сказал, что встреча с Манделой сыграла очень важную роль в его жизни: «Он преподал мне бесценный жизненный урок».

Вот что послужило причиной: самый богатый человек в мире беседует с самым уважаемым человеком на планете и приобретает новую цель и смысл жизни. Я думаю, эта встреча оказалась для Билла переломным моментом, и, в конце концов, она попадёт в учебники истории, как событие, давшее начало чему-то значительному.

В январе 2008 года Билл Гейтс в качестве гостя присутствовал на Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария). Он сказал: «Мы должны найти способ сделать так, чтобы те преимущества капитализма, которые служат богатым людям, служили в равной степени и бедным». Он назвал эту идею «креативным капитализмом», говоря о том, что, используя основополагающий фактор, движущий капитализмом – корысть, креативный капитализм сможет удовлетворить интересы как дающего, так и получающего.

Я разделяю эту точку зрения. Думаю, эффективность капиталистической системы проверена временем. Однако у неё есть и множество недостатков. Фантастическое богатство находится в руках всего нескольких человек. На это можно было бы закрыть глаза, если бы в мире было не так много людей, лишённых даже необходимого минимума для выживания. Вот почему на успешных лидерах бизнеса лежит такая большая ответственность. Лидеры должны инвестировать свои доходы, создавая новые рабочие места или борясь с глобальными социальными проблемами. (В идеальном варианте они должны заниматься и тем и другим – вот почему система микрокредитования Мухаммада Юнуса представляет такую ценность.)

В истории нет примеров жизнеспособной альтернативы свободному обмену капиталом, товарами и услугами между производителем и потребителем. Однако капитализм как идеология нуждается в дальнейшем развитии и реформах. Капитализм должен стать чем-то бо льшим, чем просто выживание наиболее приспособленных.

По моему глубокому убеждению, капиталисты должны уделять больше внимания людям и ресурсам нашей планеты. Я называю это «капитализмом Геи» в честь работы профессора Джеймса Лавлока, всю жизнь занимавшемуся изучением взаимосвязи живой и неживой природы. Поведение человека, а также его капитал, должны приносить благо планете.

В общем, предприниматели и создатели капитала всего мира должны быть той позитивной силой, которая изменит жизнь к лучшему. Желание поделиться благами вашей индустрии со счастливыми, реализовавшимися людьми и планетой, которая должна сохранить свою красоту для наших детей и внуков, не наносит ущерб интересам бизнеса.

 

В 1997 году, предлагая схему проведения лотереи в Йоханнесбурге, я обратился к мировому бизнес-сообществу с просьбой вести бизнес более этично – и начать с политики нетерпимости к взяточничеству. Возможно, самое неэтичное и опасное преступление финансовых отделов компаний всего мира – это взяточничество с целью приобретения полезных связей. Если руководство компании раздаёт взятки политикам, то полицейские, таможенные служащие, налоговые инспектора и работники суда могут подумать: если наше руководство берёт взятки, что же мешает и нам это делать? Да, рыба гниёт с головы.

В своём выступлении я дал очень простое определение этике. Меня интересует этика бизнеса, и я не считаю этические вопросы такими уж сложными, какими они преподносятся преподавателями на курсах по бизнесу. Я говорил о том, что лучше пообещать себе не делать ничего, о чём бы вы сожалели, если это будет напечатано в прессе. Обидно, когда ваши слова выворачивают наизнанку и неправильно истолковывают; плохой журналист может нанести вашей компании непоправимый ущерб, но, по сравнению с вашими собственными ошибками, это покажется вам просто маленьким недоразумением. Свободная пресса – это совесть общества. К примеру, вы пытаетесь поставить своему конкуренту подножку. План уже готов и непременно будет реализован. Но это может оказаться для вас игрой с огнём. Ситуация может выйти из-под контроля, и вы уже не сможете быть абсолютно уверенными в том, что всё пойдёт именно так, как было задумано. Если общественность и средства массовой информации всё-таки узнают о вашем замысле, какова будет их реакция? Они удивятся, посмеются над вами, а может случиться и так, что вы и ваша компания навсегда приобретёте дурную славу.

По мере совершенствования и реформирования капитализма, я думаю, связь между свободной коммерцией и свободой слова станет ещё более очевидной. Но даже сегодня свободная пресса представляет собой замечательную лакмусовую бумажку; в идеале, как только мы поставим благополучие людей и окружающей среды на первое место в нашем бизнесе, роль СМИ как рупора общественного сознания начнёт постепенно уменьшаться.

 

В июне 1999 года Нельсон Мандела пригласил меня на свой прощальный ужин и на инаугурацию своего последователя Табо Мбеки. На банкете моя соседка по столу, врач по профессии, рассказала мне о своём госпитале, который принимает наибольшее в мире количество пациентов, – и мне захотелось его посетить.

На следующее утро я отправился в Соуэто. После роскоши и изобилия вчерашнего вечера я вновь опустился на землю, а скорее – грохнулся оземь. Картина, которую я увидел в госпитале, оказалась ещё более ужасной, чем мне описывала соседка. Отделения скорой помощи здесь выглядели так, словно я попал на съёмки фильма о Вьетнамской войне. Очередь за медицинскими препаратами растянулась на целых полмили. Но я испытывал глубокое уважение к Южной Африке и хотел ей помочь. У этой страны потрясающий потенциал, её жители отличаются гостеприимством и дружелюбием. Тем не менее, как рассказала мне моя новая знакомая, более 20 % женщин, приходящих в женские консультации, уже инфицированы ВИЧ, а медицинские препараты не доходят до тех, кто наиболее остро в них нуждается. У нас уже был опыт помощи ВИЧ-инфицированным в Великобритании, и сейчас я намеревался сделать всё, что было в моих силах, чтобы остановить человеческие страдания в Южной Африке.

На протяжении многих лет Virgin делала инвестиции в южноафриканские компании, чтобы способствовать подъёму экономики этой страны. Virgin Unite тоже открывала новые возможности для молодёжи ЮАР. Один из лучших тому примеров – это создание школы предпринимательства Брэнсона при CIDA City Campus. Это произошло, когда харизматичный лидер CIDA, Тэди Блечер, просто не давал нам с Джин прохода, призывая к сотрудничеству в оказании помощи молодым людям, не имеющим начального капитала, в организации собственного бизнеса. Я пишу эти строки после празднования моего дня рождения со студентами этой школы. Их энергия и позитивный настрой всегда вдохновляют и успокаивают меня. Они по очереди вставали и рассказывали о своих малых предприятиях, которые стартовали при поддержке школы Брэнсона, а теперь обеспечивает финансовую независимость не только им самим, но и их семьям и общинам. Это был самый лучший подарок на день рождения, о котором только можно было мечтать! Я записал слова одного из этих молодых людей в своём ежедневнике.

 

В школе Брэнсона мне нравится то, что здесь чувствуешь вдохновение. Занятия заряжают оптимизмом. Здесь ты всегда черпаешь энергию. Придя сюда, сразу забываешь обо всех своих трудностях, и думаешь только о развитии своего дела. Всем замечательным сотрудникам Virgin я хотел бы пожелать всего самого лучшего, и мне нужно сказать вам кое-что ещё: пожалуйста, продолжайте поддерживать школу Брэнсона. Мы любим вас. Спасибо!

 

Хотя новое поколение жителей Южной Африки уже начинает строить своё будущее, я понимаю, что СПИД медленно, но верно уничтожает здоровье страны. Жизнеспособной и динамичной экономике нужны здоровые граждане, чтобы обеспечить больных, немощных и инвалидов всеми благами общества. Но когда болезнь подтачивает здоровье нации, уже не может быть и речи ни о каком бизнесе. Боюсь, что скоро вся Африка может оказаться в такой ситуации. А я до сих пор не сделал всё возможное, чтобы предотвратить это. После того как я услышал историю Дональда Макхубеле, официанта из частного сафари-отеля Virgin в Улусабе, трагедия больных СПИДом перестала быть для меня чем-то абстрактным – я увидел её в лицо. Дональд был самобытным поэтом и музыкантом: он красноречиво писал о своей земле, её людях и о своей болезни. Его отношение к болезни было глубоко смиренным. Он говорил: «Я сочиняю песни о ВИЧ и СПИДе… Давайте же все вместе бороться с этой проблемой, чтобы можно было гордиться самими собой, только сплотившись вокруг общей цели, можно одолеть врага. Ведь это не болезнь, а настоящая война, разразившаяся в Африке, которая может уничтожить весь наш континент». Дональд умер от туберкулёза, спровоцированного ВИЧ. Когда это случилось, я поклялся, что ни одного сотрудника Virgin больше не постигнет такая участь. Я размышлял о том, что сотни иностранных компаний, работающих в Африке, позволяют своим сотрудникам умирать от СПИДа (то же самое происходит и в местных компаниях). Так не должно быть.

Мы первыми продемонстрировали в Улусабе, что у нас нет предубеждений против ВИЧ-инфицированных людей. Нельсон Мандела рассказывал мне о том времени, когда он посещал ВИЧ-инфицированных сирот, которые жили в убогой хижине. Вместо того чтобы бросить им еду через забор, он вошёл внутрь и провёл некоторое время с девочками. Когда он шёл назад к своей машине, его водитель был вне себя от страха, что может заразиться, он выпрыгнул из машины и убежал. Мандела сказал, что принцесса Диана сделала больше, чем кто-либо, обнимая маленького ребёнка, заражённого ВИЧ, – это простое действие сыграло огромную позитивную роль во всей Африке.

Поэтому мы с Джоан пригласили замечательного врача и необычного социального предпринимателя Хьюго Темплмана к нам на встречу. Мы собрали весь обслуживающий персонал нашего сафари-отеля и предложили им пройти тест на ВИЧ. Мы попытались воодушевить как можно больше людей согласиться на эту процедуру, и большинство из них согласились. После этого мы попросили нескольких уже инфицированных ВИЧ молодых людей рассказать о том, как препараты против ретровирусов спасли им жизнь.

В 2005 году Virgin Unite совместно с ещё одной организацией спонсировала два фильма, созданных африканцами и переведённых на несколько языков, призванных показать людям, как работает иммунная система человека и каким образом действуют препараты против СПИДа. В одной из наших африканских компаний мы обнаружили, что 24 % сотрудников инфицированы ВИЧ, следовательно, четверть из них могут умереть без медикаментозного лечения в течение шести-семи лет. Я был шокирован: ведь мы были лишь одной из многих компаний, работающих по всей Африке.

Я пообещал, что наша организация будет обеспечивать каждого своего сотрудника бесплатными антиретровирусными препаратами. Мы взяли беспрецедентное обязательство: ни один из сотрудников не умрёт от СПИДа, никто больше не заразится ВИЧ, ни одна больная беременная женщина не передаст эту болезнь своему ребёнку – мы будем бороться с любым проявлением дискриминации людей с ВИЧ. Выполнение этих обещаний не только поможет остановить человеческие страдания, но также имеет большое значение для нашего бизнеса, показывая, что мы искренне стремимся к тому, чтобы наши сотрудники были счастливыми и здоровыми.

Я отправился в поездку, чтобы познакомиться со всеми местными организациями, которые борются с распространением ВИЧ/СПИДа. Мы хотели побывать как можно в большем количестве клиник, чтобы увидеть ситуацию своими глазами. Я внимательно изучил факты и цифры, отражающие положение дел в стране, но хотел своими глазами увидеть масштаб эпидемии.

Впечатления от этой поездки нельзя передать никакими словами. В каждой клинике передо мной вставали видения ада. Мы видели целые ряды мужчин и женщин, похожих на скелеты, у их кроватей сидели малыши – это зрелище было не из лёгких. Приёмные отделения были переполнены людьми, ожидающими, когда освободится койка, на которой несколько часов назад умер человек. Это были не госпитали. Люди приходили сюда умирать. Но мы же знали, что эту проблему можно решить. Мы даже знали как. Я записал в своём ежедневнике:

 

Вероятность того, что беременная женщина с ВИЧ/СПИДом родит ВИЧ-инфицированного ребёнка, очень велика. Если всего за 50 американских центов матери дать медицинский препарат за шесть недель до рождения ребёнка, а спустя шесть недель после рождения сделать ему прививку, 100 % таких детей будут жить нормальной жизнью, в которой нет СПИДа.

 

Однако лишь единицы из беременных женщин в Южной Африке имеют доступ к этим спасительным для жизни лекарствам. Всё это волновало меня очень глубоко. Каждый раз, когда я вновь приезжал в Южную Африку открывать новые компании, мне казалось, что эпидемия СПИДа становилась всё более свирепой. Начиная с первого случая в 1982 году от этой болезни умерли миллионы людей – и в Южной Африке больше, чем где бы то ни было. К 2006 году в странах Южной Африки около 29 % женщин, пришедших в женскую консультацию, были инфицированы ВИЧ. Я думал обо всех этих мужчинах, женщинах и детях, которые умерли прежде, чем я открыл здесь своё первое предприятие. В своём дневнике я написал:

 

К сожалению, Табо Мбеки, президент Южной Африки, выдающийся в этой части света человек, не поверил в стремительное распространение ВИЧ/СПИДа. Что должно было случиться – случилось…

Образованные люди знают, что единственный путь остановить распространение СПИДа – это использование презервативов при сексуальных контактах. И это сообщение нужно было донести до огромного количества людей от шестнадцати и старше, которые ещё не заразились ВИЧ. Презервативы должен использовать каждый сексуально активный человек, неважно, инфицирован он ВИЧ или нет. Бесплатные презервативы для ограниченного количества клиник не решат проблему. Больница может находиться далеко от посёлка. Вряд ли молодой человек отправится за тридевять земель за презервативом, если у него возникнет желание. Нужна подходящая реклама, понятная молодым африканцам в стиле «Нет „перчатки“ – нет любви».

 

Те, кто вовремя узнали о своей болезни, получили шанс на исцеление. Они уже не были приговорены к тому, чтобы быть живыми мертвецами и им не обещают мучительную смерть через пять лет, или через семь, если повезёт. Медицинские препараты против ретровирусов спасают жизнь. Прежде чем мы начали вести политику нетерпимости к тем, кто дискриминирует ВИЧ-инфицированных людей, один из наших сотрудников в Улусабе потерял вес и превратился в скелет – он был в одном шаге от смерти, – но нам удалось достать необходимые ему лекарства. Через месяц он уже восстановил свой нормальный вес, а ещё через три месяца вернулся к работе. Если вовремя использовать антиретровирусные препараты, человек может жить полноценной жизнью. Кроме того, лекарства тоже значительно снижают вероятность того, что больной будет распространять болезнь. Мы решили использовать свои деловые возможности, чтобы начать сотрудничество с крупными организациями и помочь остановить эту критическую ситуацию, угрожающую здоровью стольких людей. Одной из моих идей была идея участвовать в строительстве клиник, которые на долгие годы станут опорой людям и которые обеспечивали бы людей лекарствами и были бы ответственны за распространение презервативов. Virgin Unite присоединилась к инициативе Хьюго Темплмана и Брайана Бринка из Anglo American plc, правительства ЮАР и чрезвычайному плану президента (США) по оказанию помощи в борьбе с ВИЧ/СПИДом для создания Медицинского центра «Бубези» в Мпумаланге – замечательный пример сотрудничества между государственными и частными организациями, – сотрудничества, которое принесло реальную пользу. Теперь местные здравоохранительные органы и бизнес-сообщество идут рука об руку в деле борьбы со СПИДом.

Хьюго подал идею создания учреждений, в которых люди могли бы пройти комплексное первичное медицинское обследование, где была бы аптека, акушерское отделение, кабинет рентгеновского обследования, клиника для больных СПИДом, а также лаборатория. Хьюго не только построил такой центр; он помог создать экономическую инфраструктуру, включая коммунальные услуги, такие как водоснабжение и электричество, дороги и даже булочную, мойку машин и завод по производству подгузников! Для Хьюго «Бубези» был отличной возможностью развивать и продвигать свои идеи.

В 2006 году я снова приехал в Африку на открытие центра «Бубези». За этот промежуток времени тысячи людей пострадали и умерли от СПИДа и ещё тысячи заразились ВИЧ. Конечно же, не я один принимал участие в оказании помощи ЮАР. Существовали десятки научных организаций и стран, предоставляющих кредиты, целью которых было искоренение СПИДа.

США, Бельгия, Германия, Великобритания и Европейский союз были сосредоточены на одной проблеме. Американский президентский чрезвычайный план по борьбе со СПИДом (PEPFAR) собрал десятки миллионов долларов. Билл Гейтс даже звонил мне сообщить, что его фонд предлагал 50 миллионов долларов в помощь Южной Африке, но Табо Мбеки отказался от денег. Гейтс решил дать Мбеки последний шанс и организовал ещё один личный визит.

Я решил позвонить Мбеки и поспособствовать тому, чтобы он принял деньги ради людей с ВИЧ. От его чиновников я получил ответ: «Табо велел передать вам, что он будет хорошим мальчиком».

Что ж, это были хорошие новости. Сейчас президент собирался принять деньги фонда. Но форма, в которой он это выразил – «Табо будет хорошим мальчиком», – насторожила меня. Как будто Мбеки уступил под нежелательным давлением, и это казалось странным: в конце концов, мы всего лишь бизнесмены, пытающиеся помочь независимому правительству в его гуманитарной программе. Вскоре президент Мбеки изменил своё намерение. Что же это могло значить?

Моё разочарование грозило разрывом с их банками, когда я услышал о том, что говорила министр здравоохранения ЮАР.

В августе 2006 года на Международной конференции по СПИДу в Торонто Манто Тшабалала-Мсиманг сказала, что свёкла, чеснок, лимон и африканский картофель были лекарством от ВИЧ. (Может быть, овощи, конечно, и помогли бы, но без антиретровирусных лекарств вряд ли можно вылечить СПИД.)

Её слова подвергли осмеянию. Министра окрестили Доктором Свёклой за заявление о том, что эти овощи и фрукты могут успешнее бороться с ВИЧ, чем антиретровирусные препараты. Восемьдесят учёных международного уровня заявили, что Южная Африка проводит неэффективную и аморальную политику по борьбе со СПИДом и потребовали отставки министра здравоохранения. Среди критиков были Нобелевский лауреат Дэвид Балтимор и доктор Роберт Гало, соисследователь проблем ВИЧ и разработчик первого теста крови на ВИЧ.

Это было уж слишком. Я не мог расслабиться и не обращать внимания на то, что считал правильным. С моей стороны это был не идеологический пыл или даже не праведное негодование, или хотя бы хорошая деловая привычка. Весь мой жизненный опыт научил меня рубить правду-матку. И в октябре 2006 года я принялся за дело…

После открытия центра «Бубези», я посетил благотворительный обед в деревне на 100 км северо-восточнее Претории. Так как на обеде также присутствовала Черри Буз, супруга Тони Блэра, меня предупредили, чтобы я не проявлял излишнюю эмоциональность. В частности, Джин Оелванг из Virgin Unite сказала мне, что критические замечания могли принести вред, так как работу нескольких фондов в стране приостановили из-за негативных отзывов. Но я уже не мог остановиться. На следующий день я дал несколько интервью в прессе.

«Подход министра здравоохранения ЮАР опасен. Он убивает сотни тысяч людей в Южной Африке. И это так печально», – сказал я. И всё потому, что люди уважают Африканский национальный конгресс, но больше политики они уважают Мбеки. Так или иначе, поскольку это правительство, подобно бриллианту в короне страны, люди не будут возмущаться достаточно громко.

Затем я сделал ещё один шаг.

Я сказал, что лидер ЮАР виновен в геноциде собственного народа. И добавил, что многие мировые лидеры уже посмотрели на эту ситуацию другими глазами. Я заявил прессе: «Думаю, что следовало бы привлечь министра здравоохранения к уголовной ответственности за преступление против человечества».

На следующее утро, 27 октября 2006 года, в Financial Mail появилась заметка: «Британский миллиардер Ричард Брэнсон подверг резкой критике президента Табо Мбеки и министра здравоохранения Манто Тшабалала-Мсиманг за то, что они стоят во главе „правительства, которое эффективно убивает собственный народ“».

Я уставился на статью. Вот он я, бизнесмен, а не политик, критикую высокопоставленных лиц страны, где занимаюсь бизнесом. С чисто коммерческой точки зрения я поступил совсем не мудро. Но я решил, и до сих пор так считаю, что важнее делать то, во что веришь и считаешь правильным, даже если это и противоречит интересам бизнеса. Нельзя допустить того, чтобы бизнес выходил за рамки морали.

Я просто не мог поступить иначе. Ведь речь шла о стране, о людях и. о том, чтобы быть первым – то, что я так люблю. Я хотел, чтобы люди запомнили Африканский национальный конгресс за ту работу, которую он проделал для своей страны, а не за равнодушие и за убийство огромного количества людей, потому что его лидеры отказывались понимать, что ВИЧ непременно перетекает в СПИД.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...