Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 7. Социальная ответственность 3 страница



Книга Тима – это настоящая жемчужина, и я заметил, что он весьма часто обращался в ней к трудам Джеймса Лавлока. На Тима очень сильно повлияла книга Лавлока «Гея», в которой автор утверждает, что наша планета живёт как целостный живой организм.

Я должен был лично встретиться с Джеймсом Лавлоком и понять его точку зрения. В своей жизни мне посчастливилось познакомиться со многими замечательными людьми. Джим – мыслитель, изобретатель и учёный, у него собственный взгляд на вещи. Несмотря на свои восемьдесят лет, он сохранил живой и ясный ум. Он является почётным профессором Оксфордского университета, получил огромное количество наград и премий за свои оригинальные труды по экологии.

Будучи ещё молодым математиком и учёным, Джеймс Лавлок регулярно бывал в Лаборатории реактивных двигателей, расположенной неподалёку от города Пасадена (США). Эта лаборатория тесно связана с центром NASA и Американской космической программой, она занимается созданием и обслуживанием беспилотных космических кораблей. Некоторые из изобретений Джеймса включены NASA в программу исследования планет. Джим также работал над созданием управляемой на расстоянии лаборатории микробиологии, которая должна была быть доставлена на Марс с целью установить, смогут ли на этой планете существовать бактерии, грибки и другие микроорганизмы. Именно тогда Джеймс стал задумываться над вопросом: что же такое жизнь и как её опознать?

Работая вместе со своим коллегой Дайен Хичкок, он начал исследовать возможность существования жизни на Марсе. Для сравнения учёные стали анализировать биосферу и атмосферу Земли. Они пришли к выводу, что отличие атмосферы нашей планеты состоит в том, что она постоянно подвергается влиянию со стороны поверхности Земли. Появление различных газов в атмосфере Земли уже само по себе является доказательством жизнедеятельности на планете.

По теории Джеймса, Земля и её атмосфера – это живой организм с единой системой обмена веществ и дыхания. Для того времени это предположение было смелым, и оно встретило неприятие в учёных кругах. Однако Карл Саган, издатель журнала по астрономии Icarus, заинтересовался теорией Джима и напечатал её.

Когда в 1965 году правительство США прекратило проект исследования Марса, над которым работал Джим, учёный стал работать над изучением последствий загрязнения воздуха в мировом масштабе в Shell Research. Это было в 1966 году, за три года до основания международной экологической организации «Друзья Земли». Джим говорил об образовании частиц, истощающих озоновый слой – тонкий слой стратосферы, который защищает нас от ультрафиолетового излучения Солнца. Одним из его многочисленных изобретений был электронно-захватный детектор, который применялся для обнаружения и измерения концентрации в атмосфере хлорфторуглеродов – химических веществ, разрушающих озоновый слой.



Друг Джеймса, писатель Уильям Голдинг, автор романа «Повелитель мух», подсказал учёному название для его теории. Голдинг предложил назвать её «Гея» в честь древнегреческой богини Земли. (Корень этого слова есть и в таких словах, как география и геология.) В 1968 году Джеймс выдвинул «гипотезу Геи» на научной конференции, посвящённой происхождению жизни на Земле, в Принстоне (штат Нью-Джерси). Гея, по теории Джима, сложная система взаимодействия между биосферой, атмосферой Земли и её океанами, горами и почвой. Земля, по его мнению, – это саморегулирующийся механизм. Механизм жизни.

Когда я впервые встретился с Джеймсом, он рассказал мне, что в 1970-х годах он смутно представлял себе работу этого механизма. Однако, как учёный, он знал, что Земля отличается от наших ближайших соседей в Солнечной системе, и вновь и вновь поражался тому, как, в отличие от Венеры или Марса, Земля стала пригодным и комфортным для жизни местом.

Джеймс Лавлок стал моим хорошим другом, он поделился со мной своей работой над долгожданным продолжением книги – монологом его любимой Геи. Даже его поздние работы поражают свободой мысли. Я не учёный, и порой мне трудно понять смысл подробных научных описаний, но книги Джеймса всегда пробуждают живой интерес, они легки и доступны для понимания.

Джеймс знает, что он не вечен и его идеи забудут, если он не передаст их нам. Поэтому он присылает мне многие из своих идей в надежде, что я смогу использовать хотя бы некоторые из них в бизнесе. Он предлагает разместить на дне океанов систему вертикальных труб, которые будут способствовать росту водорослей, осуществляющих выброс диметилсульфида в атмосферу. Он не фантаст и не одинок в своих идеях. Этого человека знает и уважает всё мировое сообщество, его идеи нашли сегодня широкое применение. Однако до сих пор не проводилось ни одного серьёзного хорошо профинансированного исследования с целью оценки возможности и целесообразности претворения его идей в жизнь.

В апреле 2006 года, практически в то же время, когда мне пришло письмо из благотворительной организации Starfish, я получил письмо от бывшего президента США Билла Клинтона: он приглашал меня принять участие в конференции Глобальной инициативы Клинтона, которая должна была проходить в сентябре в Нью-Йорке. Я искренне восхищаюсь деятельностью Билла в области решения социальных проблем и проблем окружающей среды, поэтому уже через несколько дней я ответил согласием. Билл лично позвонил мне и спросил, не хотелось бы мне по собственной инициативе сделать жест доброй воли.

Я принимал ванну, и вдруг меня посетила мысль: почему бы не инвестировать всю прибыль Virgin Group от бизнеса, который способствует выбросу углерода в атмосферу, то есть от авиакомпаний и железнодорожных перевозок, в развитие экологически чистых технологий будущего? Я также заинтересовался перспективой использования энергии ветра и солнца, равно как и любого другого источника энергии, который сможет заменить ископаемое топливо. Когда я рассказал об этом Биллу, он пришёл в восторг. Он хотел, чтобы моё выступление стало кульминацией сентябрьской встречи. Я сказал, что был бы рад видеть Эла Гора, бывшего вице-президента Администрации президента США. И добавил, что, если бы Эл не посетил меня тогда, мне бы вряд ли пришла в голову эта идея. Вступительная речь Билла Клинтона звучала примерно так: «Мне очень повезло: за свою долгую жизнь я познакомился со многими удивительными людьми, и Ричард Брэнсон, пожалуй, один из самых интересных, творческих, необыкновенно преданных своему делу».

Когда я услышал такое, от смущения у меня перехватило дыхание. Спасибо, Билл, но ты, наверное, рассчитывал, что сразу же за этими словами последует моё выступление?

К счастью, меня не было в зале. Советник подсказал ему: «Его нет, но вскоре он должен появиться». Как обычно, я всё пропустил. Я был в уборной.

Билл спокойно перешёл к следующей теме. Но, в конце концов, и я произнёс свою речь и рассказал о планах Virgin Group. «Вот что мы решили: вся прибыль, полученная от транспортного бизнеса Virgin Group, будет вложена в решение проблем окружающей среды, и мы надеемся, что спустя некоторое время она составит 3 миллиарда долларов США… Как и Эл Гор, я не думаю, что предпринимать какие-либо действия сейчас уже поздно. У нас в запасе есть несколько десятилетий, чтобы начать предпринимать активные действия и заниматься решением проблемы. Если мы сможем найти альтернативное топливо, если мы рискнём и начнём применять энзимы, если мы сможем получить этанол на основе целлюлозы и прекратим использовать загрязняющее атмосферу топливо, то, мне кажется, нас ждёт поистине великое будущее».

Эл вышел на трибуну.

– Ричард, – сказал он – У меня есть один вопрос. Ты не упомянул об этом в своём выступлении, но я хотел бы уточнить. Предполагаемая прибыль от космического туризма тоже пойдёт на эти цели?

Я кивнул головой и сказал:

– Надо заметить, что наши космические корабли экологически чистые и дружественные по отношению к окружающей среде!

Конференция прошла удачно, моё заявление произвело именно тот эффект, на который рассчитывал Эл. Лидер транспортной индустрии признал, что проблема глобального потепления существует и что нужно делать определённые шаги для её решения. Благодаря этому компаниям, использующим уголь и нефть, будет всё сложнее отказываться от ответственности за свои действия. Всё это моментально нашло отражение в прессе. Однако я решил, что мне нужно сделать следующий шаг – на этот раз лучше всего было учредить премию. Мы учредили премию, чтобы воодушевить учёных найти способ очистить атмосферу от углекислого газа. Если нам это удастся, мы сами сможем регулировать температуру атмосферы Земли, очищать её от углекислого газа, когда температура будет подниматься слишком высоко.

Девятого февраля 2007 года мы объявили об учреждении премии Virgin Earth Challenge. Чтобы выиграть приз в сумме 25 миллионов долларов участники должны предоставить научнообоснованный и коммерчески жизнеспособный проект по устранению значительного количества парниковых газов из атмосферы. Конкурс должен продлиться десять лет.

Эл Гор, Тим Флэннери и Джеймс Лавлок согласились стать судьями. Я также попросил присоединиться к судейской коллегии ещё двух известных людей – сэра Криспина Тикелла, директора Policy Foresight Programme в Институте науки и цивилизации Джеймса Мартина при Оксфордском университете, и доктора Джеймса Хэнсена из Института Земли Колумбийского университета и ректора Института космических исследований Годдарда в Нью-Йорке. Это было очень достойное жюри.

Судьи будут решать, есть ли у проектов перспектива предотвратить глобальное потепление, достанется приз одному победителю или нескольким. Мы решили, что ставить рамки в этом вопросе бессмысленно, потому что существует очень много путей решения проблемы «парникового эффекта». По этому поводу очень хорошо высказался Джеймс Лавлок, который как всегда метко прокомментировал наши первоначальные предложения.

 

Я был удивлён, когда прочитал, что одним из требований Virgin Earth Challenge к победителю было устранение, по меньшей мере, миллиарда тонн углекислого газа в год. Это ничтожно мало по сравнению с теми 30 миллиардами тонн, которые мы производим ежегодно. На самом деле 6,3 миллиарда людей выдыхают ежегодно около двух миллиардов тонн углекислого газа, и попытка восстановить атмосферу Земли, устранив один или даже два миллиарда тонн углекислого газа в год сродни тому, как если бы мы попытались вычерпать воду из давшей течь лодки с помощью чайной ложки…

 

Он говорил: мы должны помнить и о том, что можно избежать выброса миллиардов тонн углерода путём перехода на синтетическую пищу, благодаря чему освободившиеся сельскохозяйственные земли снова зарастут естественной растительностью.

 

Может ещё не поздно ужесточить требования конкурса и в то же время дать участникам больше свободы в решении задачи? Будет досадно, если мы откажемся от идеи делать вкусную и питательную пищу с помощью биохимического синтеза прямо из воздуха и воды.

 

 

Я знал, что мне нужно увлечь Джеймса ещё сильнее, поэтому Уилл Уайтхорн предложил немедленно встретиться с ним. Возвращаясь с бывшим президентом Жаком Шираком с конференции по изменению климата, проходившей во Франции, он согласился стать членом судейской коллегии премии Virgin Earth Challenge. «Это великолепная идея, – писал он. – Кто знает, возможно, именно эта премия вдохновит кого-нибудь на это долгожданное открытие? Мы слишком долго катились по наклонной плоскости к своему исчезновению, и сейчас нам нужен сильный стимул».

Думаю, у всех бизнесменов должны быть скептически настроенные друзья из учёных кругов, которые могут вдохновить, дать импульс и стимулировать к действию. Для меня таким другом был Джим.

Претендуя на премию Virgin Earth Challenge, необходимо принять во внимание способность Земли к саморегуляции. В сентябре 2007 года Джим и его коллега Крис Рэпли написали в научный журнал Nature: «Сегодня устранение из атмосферы пятиста гигатонн углекислого газа усилиями человека лежит за гранью наших технологических возможностей. Если мы сами не можем „исцелить планету“, возможно, мы поможем планете исцелить себя самостоятельно».

Один из способов сделать это – погрузить вертикальные трубы в океан. Энергия волн будет способствовать нагнетанию холодных, обогащённых питательными веществами глубинных вод к относительно неплодородной поверхности океана. Эта мера улучшит рост водорослей, которые поглощают углекислый газ и производят диметилсульфид – химический элемент, превращающий влажный воздух в пар.

Джим привёл мне этот пример, потому что на следующей неделе он ехал в Вашингтон и собирался обсудить эту идею с учёными и инженерами. Недавно он прислал мне свою новую идею.

 

Я всё чаще думаю о том, что наилучший способ остановить глобальное потепление заключается в том, чтобы вернуть уголь в землю и в океаны. Если фермерские отходы ежегодно превращать в уголь, а затем использовать его в качестве удобрения, одна только эта мера произведёт больший эффект, чем всё предложенное ранее. Более того, производство угля даёт некоторое количество биотоплива, что в итоге может оказаться весьма важным. Потребуется больше времени на то, чтобы воплотить эту же идею с океаническими хозяйствами, но если мы действительно собираемся действовать, это – выход из ситуации.

 

Эта оригинальная идея может стать успешным бизнес-предложением.

За первый год своей работы Virgin Earth Challenge привлекла свыше трёх тысяч заявок на участие – просто удивительно! Но вдруг меня осенило: пройдёт немало времени, прежде чем можно будет увидеть результаты конкурса. Идея учредить X Prize за коммерческий космический полёт пришла Питеру Дайамандису в 1994 году, и в течение нескольких лет премию получили много людей, включая и Virgin, но Берт Рутан и Пол Аллен получили её только спустя десять лет. Участвуя в войне против глобального потепления, мы всё понимали, что нам не достаёт только времени.

Приз в сумме 25 миллионов долларов стал стимулом для факультетов многих университетов. Тогда я подумал: а что, если бы награда была в десять, а то и в двадцать раз больше? Может быть, тогда она привлекла бы внимание крупных отраслей и способствовала проведению значительной исследовательской работы. Такой огромный приз в большей степени стимулировал бы крупные корпорации, обладающие широкими научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими возможностями.

В 2008 году я принял приглашение выступить с докладом на двухдневной сессии ООН, посвящённой изменению климата, на которой Генеральный секретарь ООН Бан Ки-Мун назвал меня «Гражданином года» за мой вклад в решение проблемы изменения климата. По иронии судьбы, это звание досталось мне – владельцу нескольких авиакомпаний!

Я и раньше разделял многие взгляды Джеффри Сакса, изложенные в его книге «Всеобщее благоденствие: экономика густонаселённой планеты» («Common Wealth: Economics for a Crowded Planet»), но нашёл отражение своих мыслей, когда он заявил: «Когда дело касается решения проблем в глобальном масштабе, нас переполняет цинизм, пораженческие настроения и отсутствие прогрессивных идей. Мир неограниченных рыночных возможностей и конкурирующих государств не предоставляет никаких решений этой проблемы. Ключ к решению лежит в развитии новых экологически рациональных технологий, которые вскоре попадут к тем, кто в них наиболее сильно нуждается».

Итак, я прибыл в Нью-Йорк вместе с Джеки Макквиллан и Джин Оелванг с намерением выразить просьбу о создании Оперативного центра по борьбе с проблемами окружающей среды. Я собирался начать свою речь цитатой из Кусто: «На планете Земля нет границ. Нет США, нет России, нет Китая, нет Тайваня. Реки беспрепятственно проходят через государственные границы; постоянные приливы, пульс моря, не дискриминируют страны; они омывают берега всей земли».

Сессию возглавил председатель Генеральной ассамблеи ООН, Срджян Керим, бывший министр иностранных дел Македонии. Насколько я помню, тематические прения проходили под формулировкой «Решение проблем изменения климата: действия Организации Объединённых Наций и мирового сообщества». Срджян был очень любезным организатором мероприятия. Среди других участников сессии были Генеральный секретарь ООН и Майкл Блумберг, мэр Нью-Йорка. Вместе со мной на конференции присутствовала актриса Дэрил Ханна, известная своим активным участием в решении проблемы изменения климата.

Срджян открыл сессию 11 февраля: «Я очень рад тому, что климат меняется – хотя бы политический – и что люди сменили своё неведение проблемы на осведомлённость. Осознание и понимание проблемы теперь наш союзник, но этого недостаточно. Мы не говорим о долгосрочных планах или о мире будущего. Речь идёт о насущных проблемах сегодняшнего дня».

Он объяснил, что ООН ратует за сотрудничество и что между странами, входящими в состав ООН, уже ведётся процесс переговоров по определению задач в борьбе с «парниковым эффектом». Господин Керим добавил, что эффект будет иметь только то сотрудничество, которое включает в себя мир бизнеса, средств массовой информации, неправительственные организации и учёные (как, например, те, кто сделал свой вклад в составе Межправительственной группы экспертов по изменению климата, которая в 2007 году получила Нобелевскую премию и помогла политикам осознать масштаб проблемы). Председатель Генеральной ассамблеи подчеркнул, что ООН не сможет решить эту проблему в одиночку. Он добавил, что, когда он готовился вступить в должность председателя Генеральной ассамблеи, то прочитал об изменении климата и выразил признательность за создание Virgin Earth Challenge. «Я не случайно узнал об этой премии; она меня вдохновила, – сказал он. Я пригласил сюда людей, учредивших эту премию, и сегодня мы здесь всё вместе…»

Я начал свою речь в мрачном тоне. Но в последнюю минуту решил обойтись без поэтической цитаты Кусто и сразу ударил по самому больному месту. «Некоторые выдающиеся учёные полагают, что мы уже упустили момент и человечество уже не сможет предотвратить повышение температуры на пять градусов и все те страшные последствия, которые это вызовет».

Затем я привёл цитату из Джеймса Лавлока, рассказав, что, по сравнению с отчётом ООН, его прогноз менее обнадёживающий, потому что он прогнозирует потерю в течение десятилетия всех плавучих в летние месяцы льдов в Антарктическом океане, а повышение температуры на пять градусов произойдёт, по её мнению, уже через сорок, а не восемьдесят лет, как это прогнозирует ООН. В отличие от отчёта ООН, Лавлок полагает, что после повышения температуры на пять градусов климат на планете стабилизируется, и часть её продолжит существовать. Но бо льшая часть пышной растительности, которая есть сегодня, исчезнет. Мир превратится в огромную, не отличающуюся разнообразием живой жизни пустыню. Нас ждут ужасные потери, мы будем жить в мире со скудными урожаями и недостатком пищи, недостатком свежей питьевой воды для обеспечения всего населения планеты.

«Верите вы в то, что мы уже упустили момент или нет, большинство учёных сходятся во мнении, что мы вплотную приблизились к нему и ситуация становится весьма угрожающей. Мы знаем из истории, что во времена опасности, когда кажется, что наступил конец, наиболее эффективный способ одержать победу – это объединить умы и усилия великих людей в работе над общей целью – выживанием. Я убеждён, что мы сможем найти правильную стратегию. У нас есть великие умы, но пока они борются в одиночку».

«Мы все должны предпринять усилия, чтобы объединить учёных, инженеров и изобретателей со всего мира, для того чтобы найти инновационные, радикальные подходы к решению проблемы, включая способ устранения углекислого газа из атмосферы Земли. Если мы сможем совершить этот прорыв, то человечество будет способно контролировать температуру Земли, устраняя углекислый газ, когда будет становиться очень жарко и выделяя его, когда будет становиться слишком холодно. Безусловно, теперь мы всё хорошо знаем, каким образом можно выбросить углерод в атмосферу, но нужно научиться и устранять его. Не может быть, чтобы человек был бессилен перед этой проблемой».

Затем я предложил сотрудничество всем, кого действительно волновала эта проблема. «Virgin учредила приз в 25 миллионов долларов, чтобы воодушевить учёных и изобретателей использовать свой интеллект и найти выход. Сегодня мы хотим обратиться к двадцати самым богатым странам мира за поддержкой в нашем начинании, чтобы создать крупнейшую в истории премию за научную работу – приз в полмиллиарда долларов». И я уверен, мы получим эту поддержку! Я и сейчас жду звонка.

 

Думаю, что, если весь мир приложит достаточно усилий и объединится, мы сможем одолеть общего врага. Уверен: изобретательность человека, часто движимая бизнес-интересом, сможет справиться с этой катастрофической проблемой. Я стал вспоминать, как смутные времена не раз объединяли великие умы на пути к общей цели. Именно это нам сейчас нужно: мы должны работать вместе и найти самое лучшее решение. Когда в конце 1930-х над Европой нависла угроза войны, один из отделов Королевских ВВС Великобритании разработал детальное описание конструкции моноплана для борьбы с фашистской Германией. Существовали два конкурирующих друг с другом проекта. Чтобы сбить бомбардировщик, истребитель Spitfire Реджинальда Митчелла и Hawker Hurricane, разработанный Кэмом, должны были поразить его 266 раз. Конструкторам следовало это учесть и сделать так, чтобы истребитель мог пустить очередь из тысячи выстрелов в минуту. Оба конструктора преуспели в этом. Новые технологии появлялись именно в военное время и сыграли решающую роль в победе – от изобретения пушек, способных разрушать стены замков, до современного программирования в команде взломщиков кода «Энигмы» в Блечли-парк в Англии, работавшей под руководством Алана Тьюринга. Почему бы нам не создать оперативный центр в мирное время, чтобы бороться с новым общим врагом – прогрессирующим изменением климата?

В сотрудниках Оперативного центра по борьбе с проблемами окружающей среды уникальным образом соединяются предпринимательская жилка, владение всей доступной на данный момент информацией и сила мобилизовать ресурсы и стимулировать процесс инноваций. Представители крупного бизнеса и мира финансов будут работать рука об руку с представителями «зелёных» организаций, с которыми раньше у них бывали разногласия. Это должно быть собранием лучших умов, призванных действовать на благо всей планеты, эта организация будет охватывать весь мир. План состоит в формировании небольшой независимой команды, которая тесно сотрудничала бы с партнёрами и следила бы за тем, чтобы мы не множили, а, наоборот, объединяли разрозненные сведения о том, что происходит, предоставляя достоверную информацию и ускоряя процесс поиска решений.

Оперативный центр будет держать руку на пульсе рождения лучших (и в некоторых случаях кардинально новых) идей, отображать проделанную в этой сфере работу, отслеживать и анализировать влияние уже существующих решений по устранению углерода и консервацию экологических систем. Организация будет подвергать анализу всю поступающую информацию, изучать её и преподносить наилучшие решения.

Кто станет лидером – немаловажный фактор. Во время пресс-конференции на заседании ООН журналисты были заинтригованы при обсуждении вопроса о том, кто же поведёт отряды в бой. Меня несколько раз спрашивали о кандидатуре Эла Гора. Я сменил тему, потому что на тот момент ещё не решили, кто возглавит организацию. Я понимал, что такой человек, как Эл Гор, – это идеальная кандидатура для полководца, но не знал, как он сам воспримет эту идею. Нам нужен был человек масштаба Уинстона Черчилля или Франклина Рузвельта, который вызывал бы уважение, обладал харизмой и авторитетом.

Итак, подобно Virgin Unite, которая сейчас работает над созданием оперативного центра по борьбе с болезнями в странах, лежащих к югу от Сахары, они также находятся в процессе создания оперативного центра по борьбе с углекислым газом.

Если нам не удастся найти технологическое решение, то придётся начать подготовку нашего мира к последствиям повышения температуры на пять градусов и заняться поиском путей минимизации последствий экологической катастрофы. Оперативный центр должен найти радикальные идеи и заручиться поддержкой мировой общественности как тогда, когда во всём мире было запрещено использование хлорфторуглеродов для того, чтобы остановить истончение озонового слоя.

На сессии в Нью-Йорке я предложил в качестве примера одну идею. «Широко известно, что поднятие уровня океанов в результате глобального потепления уничтожит сотни тысяч домов, расположенных вблизи береговой линии по всему миру, и вытеснит с этих территорий миллионы людей. Но что, если уже сегодня мы задумаемся о создании огромных озёр в Африке, Азии, Австралии, Северной Канаде и Южной Америке, используя чистую воду рек, которая, если ничего не предпринимать, всё равно попадёт в море? К созданию внутренних озёр можно приступать, когда уровень моря начнёт подниматься, таким образом, мы сохраним существующий сегодня уровень моря. Озёра обладают ещё одним ценным качеством: они способствуют охлаждению земли. Благодаря их существованию увеличится количество осадков в пустынях, что, в свою очередь, скажется на росте деревьев, которые будут поглощать больше углекислого газа».

Оперативный центр по борьбе с проблемами окружающей среды будет определять стоимость реализации таких масштабных идей, обсуждая стоимость компенсации затрат с отдельными странами. Но я подчеркну необходимость сотрудничества ООН с Оперативным центром для обеспечения реализации идей. Я подготовил цитату из сэра Уинстона Черчилля, создавшего свой легендарный военный штаб в Лондоне во время Второй мировой войны. «Никто ни при каких обстоятельствах не должен отворачиваться от угрожающей опасности и пытаться от неё убежать. Этим можно лишь удвоить риск. Но если вовремя, не уклоняясь, на неё отреагировать, опасность можно уменьшить вдвое. Никогда не пытайтесь убежать от чего бы то ни было. Никогда!»

 

В марте 2008 года, по инициативе Ричарда Стромбэка, бывшего профессионального хоккеиста, который заработал состояние, занимаясь предпринимательством в области экологически чистых технологий, мы решили собрать небольшую группу людей, чтобы обсудить, каким образом мы можем объединить наши силы. Ричард, исполнительный директор Ecology Coatings, Climate Group и Virgin Unite пригласил на эту встречу группу единомышленников, состоявшую из бизнесменов и бывших политиков. Ларри Пейдж из Google, венчурный капиталист Винод Хосла, создатель PayPal Элон Маск, создатель Wikipedia Джимми Уэльс, и бывший премьерминистр Великобритании Тони Блэр, в настоящее время посланник мира на Ближнем Востоке, – все эти люди оказались в числе приглашённых.

Бум экологически чистого бизнеса в США уже начался, и не только в Силиконовой долине (штат Калифорния), но и в окрестностях Бостона, в Альбукерке (штат Нью-Мексико), в Остине (штат Техас). Инвестиции в разработку экологически чистых видов энергии уже занимают третье место в венчурных фондах США и представляют собой самый быстрорастущий сегмент. В этой сфере появилось огромное количество компаний и индивидуальных предпринимателей, для которых, как, например, для компаний odersun, Solyndra, Clipper Windpower и Enphase Energy, характерен стремительный рост.

Шай Агасси, бывший президент компании SAP, сейчас основал собственный бизнес, проект Better Place of Palo Alto, и попытался создать инфраструктуру в Израиле, чтобы перевести эту страну на электромобили.

Элон Маск, создатель PayPal, который сейчас занимается предпринимательством в сфере космического туризма, рассказал о своей компании Tesla Motors, которая находится в Силиконовой долине и производит спортивные электромобили стоимостью 100 тысяч долларов. (Ларри заказал себе такой автомобиль, но сам я пока на эту покупку не решился, потому что сейчас редко пользуюсь автомобилем.) Хант Рэмсботтом, исполнительный директор компании Rentech, занимающейся разработками синтетического топлива, рассказал о своих планах по созданию биотоплива для самолётов, в то время как Уиллиам Мак-Доно показал нам проект здания в Абу-Даби, в окна которого вмонтированы солнечные батареи, и проект склада Wal-Mart с «зелёной» кровлей.

Затем Тони Блэр выступил с речью, которая перекликалась с моими мыслями. Слушая его, я преисполнился решимости создать оперативный центр. Он сказал, что правительства слишком заняты своими проблемами, чтобы что-то изменить в этой сфере. «Ужасно, когда из-за ежедневной рутины правительства уделяют мало времени таким важным проблемам, как нейтрализация углерода», – сказал Блэр. Так, например, министр охраны окружающей среды Великобритании в лучшем случае мог выкроить на встречу с ним только два часа в месяц. Кабинет министров обычно разрабатывает какой-нибудь краткосрочный проект и говорит: «Что ж, может, сделаем это, а может – то».

Если это типичная ситуация, тогда нам как воздух необходим Оперативный центр по проблемам окружающей среды, в котором, как я полагаю, «зелёное» бизнес-сообщество будет играть главную роль.

 

Чтобы этично вести бизнес, нужно принимать во внимание то влияние, которое он оказывает на других.

 

И подобно тому, как нельзя смотреть сквозь пальцы на взяточничество, нельзя закрывать глаза и на нанесение вреда окружающей среде.

Мне потребовалось время, чтобы осознать это. Я боялся посмотреть этой проблеме в лицо. Она меня пугала. Я думал, что эта проблема слишком велика для меня, слишком велика для всех. Поэтому стал убеждать себя, что её не существует.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...