Главная Обратная связь

Дисциплины:






Арктический гусь и без купания белый



Лао-Цзы

 

Попросите любого из голливудских киномаг­натов составить список самых популярных актеров кино, не только в Америке, но и во всем мире, и во главе списка из года в год будут стоять Арнольд Шварценеггер и Сильвестр Сталлоне.

Вот две совершенно бесспорные, неподдель­но блистательные карьеры кинозвезд, неизменно завоевывавших и доныне удерживающих зритель­ские симпатии, принесшие их продюсерам многие сотни миллионов долларов, а им самим — феноме­нальную славу и богатство — и все это вопреки простому и совершенно очевидному факту.

Оба они плохо играют.

Тихо. Никто не говорит, что у них нет талан­та, или интеллекта, или актерских навыков. Все есть, это удивительные создания, звезды первой величи­ны. Давайте вспомним, как Сталлоне вознес себя из

полной неизвестности к оскароносному успеху, на­писав сценарий к фильму "Роки" и сыграв в нем глав­ную роль. Но он первый признает, что гениальности Лоуренса Оливье у него нет. И если вы хоть на се­кунду допускаете, что Шварценеггер полагает, буд­то может конкурировать в борьбе за роль с Энтони Хопкинсом, или что Адам Сендлиер уговаривает агента Шварценеггера устроить ему пробы на роль Отелло, или что Мадонна уверена, будто может "пе­речирикать" Уитни Хьюстон или Барбару Стрей-зенд, — и думать забудьте! В темные ночи, вдали от толпы поклонников, когда голова клонится к подуш­ке, в самой глубокой глубине души они знают непри­крашенную цену своего таланта и помнят, чего им сто­ило добраться туда, где они сейчас.

Они знают!

Это было их жизнью в самом начале, и в ка­кой-то мере это их жизнь до сих пор. Можете себе представить разговор с родными и друзьями, когда ребром стал вопрос о выборе пути.

— Ну, Сильвестр/Арнольд, чем ты соби­раешься заняться?

Пауза. И потом:

— Хочу быть актером.

Я так думаю, в ответ на эту дичь не после­довало что-то вроде "Отлично! Теперь-то ты по­кажешь этому Полу Ньюману!", а, скорее, я уверен, полный неверия взгляд ты что, совсем спя­тил?" Потому что раньше, когда еще Слай не пе­ределал свое тело в прекрасное изваяние, достой­ное резцов великих скульпторов, он был одним из нью-йоркских пацанов, разговаривая с которым, чтобы разобрать хоть слово, надо было хорошень­ко напрягать слух. И если кому-нибудь интерес­но, у Арнольда сейчас вид тоже гораздо более щадящий для глаз, чем был тогда; просто посмот­рите его ранние работы. Тем не менее прежде чем собрать в кулак весь талант, какой только в нем имеется, чтобы сказать на весь мир знаменитое "I'll be back", ему надо было уже добраться туда, а это было настолько немыслимо и невероятно, что гол­ливудские воротилы до сих пор качают головами в обалделом изумлении.



Вывод?

Есть, и важный. Вот он:

Суперзвездность сделала Шварценеггера и Сталлоне теми кумирами, которых вы видите сегод­ня на экране. Но что привело их на вершину кинема­тографического Олимпа? Больше, чем что бы то ни было другое, — сила страсти, не допускающая со­мнений, постоянно подстегиваемое желание, самоот­дача, упорство и неколебимая сосредоточенность на том, чтобы претворить в жизнь свою мечту.

И то же самое было с нашим Вжиком.

Как и Шварценеггер со Сталлоне, Вжик — одна из сияющих суперзвезд. Не то чтобы истерич­ные фанаты и папарацци выстаивали ночи напролет, чтобы подловить его на секунду. Но скажу вам по прав­де: один снимок Вжика стоит тысячи слов, я знаю, что говорю, потому что он принес несколько классных снимков на наш двадцатый традиционный школьный сбор. И немало народу толкалось, чтобы посмотреть на них — те из нас, что росли вместе с ним.

Почему?

В свои ранние годы Вжик считался "сущим наказанием". Много взрослых голов сокрушенно по­качивалось по этому поводу, потому что Вжик — из респектабельной, состоятельной семьи. Его отец был знаменитым врачом-пульманологом, мать — извес­тным юристом по налоговому праву. Когда ты един­ственный ребенок в таком окружении, на тебе "ви­сят" огромные надежды — и это как минимум.

В их глазах Вжик был, ясное дело, надеж­дой всей их жизни.

Нисколько не сомневаясь в его грядущем величии, родители из кожи вон лезли, чтобы обес­печить ему более чем твердые шансы в бесконеч­ном ряду благоприятных возможностей. С самого младенчества, в начальной школе, в старших клас­сах, постоянно, их надежды и ожидания были столь высоки, столь неколебима была скала их веры в то,

что ничто и никто не способны замедлить развитие их дитяти на пути к вершинам уготованного ему ус­пеха и социального положения, что они радостно вручили ему ключи от новенького, с иголочки, чер­ного, блестящего, восхитительного спортивного "шевроле".

И пусть многие усомнятся в разумности та­кого подарка на шестнадцатилетие, мы, его одно­классники, чьих щек едва еще только начинала ка­саться бритва, нисколечко не сомневались. О, это было круто! В первый же день мы набились в тач­ку, как кильки: магнитола на полную громкость, мы вопим от восторга, Вжик вцепился в руль, ждет зе­леного, вот он, газу до отказу — вжжжиик! резина, вторая передача, вжжиик! третья, резина дымится, вжжжииик! по асфальту оглушительный "гоп-ля-ля", и легенда Вжика навсегда входит в наш кро­хотный мирок.

Ах, эти старые добрые времена!

Потом сменялись времена года, менялись, увы, и мы. Месяц за месяцем, много месяцев, все ближе к окончанию школы, все больше подготовки к коллед­жу, а этот, когда-то сияющий, а теперь уже видавший виды "шеви" уносил Вжика все дальше. Ему школа ни к чему, он не раз так говорил. Он не шутил.

Родители Вжика, мягко говоря, впали в от­чаяние.

До нас доносились отзвуки грандиозных сра­жений — Вжик рассказывал нам о своей войне с родителями, о канонаде аргументов с обеих сторон. Потому что Вжик выложил им — пан или про­пал, — что у него по части собственной жизни дру­гие планы и другие интересы. И после того как они сказали то, а он сказал это, и они заявили, что боль­ше слышать ничего не хотят, он ответил: "Прекрас­но, не хотите — не надо, мне все равно, потому что для себя решил определенно и без вопросов".

Что, естественно, вызвало бучу.

Драма. Трагедия. Полные сборы, огромный успех.

Все их мечты строились вокруг Вжика. Еще до его рождения они заключили пакт о том, что он ни в чем не будет нуждаться. И пока он рос, они уделяли ему столько времени, сколько позволяло их время, делали все, что могли, лезли вон из кожи, чтобы дать ему не только материальные блага, но и неиссякаемую эмоциональную поддержку в прида­чу. Так, когда Вжику было семь лет и он пришел с детской площадки и сказал, что хочет быть воен­ным, родители поулыбались и погладили его по го­ловке. А когда ему было девять, и он сообщил им, что хочет быть крутым ковбоем, они просияли и сказали, что из него получится лучший ковбой на свете. Но когда Вжик приближался к семнадцати и при первом же удобном случае объявил, что соби­рается рвануть куда-нибудь в тропические широты и там провести жизнь, наслаждаясь прибоем и юж­ным небом, тут уже им расхотелось хвалить его за то, какой он замечательно умненький. Если уж Вжик до сих пор не понял, что его будущее — ме­дицина, то они, очевидно, делали что-то не так.

Но Вжик так и не понял.

А они явно делали что-то не так.

Но мы, братцы, тут вовсе не для того, чтобы тыкать в кого-то пальцами. Кто тут прав, кто не прав — поди разберись!

На Вжика совершенно очевидно "наезжали", и он бунтовал, подвергая сомнению авторитеты и до­биваясь вразумительных ответов. Когда тебе семнад­цать и ты вот-вот станешь мужчиной, — в этом зак­лючается твоя "работа". И кто упрекнет родителей, которые хотели для своего ребенка чего-то получше, чем всю жизнь вкалывать на кирпичном заводе?

Но я не шутил, когда сказал, что родители Вжика делали что-то не так. И они отнюдь не были в этом одиноки — для подобного явления, кстати сказать, есть даже специальное название.

Попробуете угадать какое?

Погодите. Я подскажу.

Может быть, это изменило жизнь вашего знакомого, а может быть, и вашу жизнь?

Ну, как, соображаете?

Сдавайтесь, поверьте мне, вы не знаете. Не ваша вина. Потому что это, черт бы его побрал, про­исходит так часто, что никто ничего и не замечает, а потом уже слишком поздно. Раз-два — и вы очеред­ная жертва. В общем, это причинило людям много горя — хорошему компьютеру понадобится немало времени, чтобы подсчитать, скольким и как именно.

Еще одна подсказка. Это два слова. Первая часть начинается на "У", вторая — на "М". Есть идеи? Могу поспорить, нет ни у кого. Ладно, хва­тит подсказок, так и быть, помогу. Тем более что этого термина нет даже в словаре.

Готовы?

Название этому — "убийство мечты". Так-то. Хотите знать в точности, что это такое? Я вам скажу.

Я не знаю.

Я же вам говорил, что этого выражения нет в словаре. Но если бы было (а я считаю, что долж­но быть), то определить его можно следующим об­разом:

Убийство мечты — уничтожение, разруше­ние или сведение к небытию лелеемой надежды, мысли или желания.

Это именно то, что родители делают своему ребенку. Желая ему всяческого добра, с самыми

благими намерениями и под видом исполнения сво­его родительского долга они совершают преступле­ние: они виновны в убийстве мечты.

Как же это так?

Трудный вопрос.

Почему это так?

Тоже трудный вопрос.

Чтобы докопаться до ответа, нам пришлось бы предоставить психологам и психотерапевтам не одну страницу, чтобы они досыта поупражнялись в своем ремесле.

Давайте не будем. Какая-то коллективная "тошниловка", правда? Лучше я вместо этого из­ложу вам одну принципиальную концепцию Фрей­да, с которой все эти образованные мудрецы соглас­ны хотя бы в теории. Все здоровые дети проявляют известные врожденные качества — те или иные желания или таланты, которых сами не сознают. Причиной тому, что кто-то из нас успешен и счаст­лив, а кто-то — нет, может оказаться различие в степени распознавания и культивирования этих по­тенциальных возможностей.

Именно эту исконную эмоциональную точ­ку сосредоточения и отбирают у детей на ранних стадиях жизни их родители и учителя; они же и про­должают отбивать охоту мечтать на протяжении всего отрочества, так что к тому времени, когда дети взрослеют, они становятся такими же несостоявши­мися и прозаичными, как и их наставники.

Исследования показывают знаменательную и даже шокирующую статистику: в первые пять лет жизни нам говорят "нет" более пятидесяти тысяч раз, а "да" — всего лишь пять тысяч. Вот на таком фун­даменте и доводят детей до "кондиции", так их учат адаптироваться к среде и быть конформистами. Лишь ничтожный процент избегает подобной судьбы и со­ставляет то мизерное меньшинство почти вымерших существ, которые живут и изменяют наш мир.

Если где-то есть какая-нибудь Джина, ко­торая проявляет подлинный талант к рисованию или дизайну, это, конечно, может сделать милую крош­ку источником семейной гордости, но какое отно­шение все это имеет к реальной жизни — к зараба­тыванию на жизнь в нашем современном мире? А если Джон начинает первый год старших клас­сов с четко осознаваемыми честолюбивыми замыс­лами стать пожарным, то в этом нет ничего плохо­го; но если ты при этом хочешь заниматься спасением жизней, то тогда иди учись двенадцать лет и становись врачом.

Дело в том, что высшее образование — не для всех.

Кошмар в том, что мощное давление со сто­роны родителей заставляет детей сдавать экзамены.

И все. Процесс пошел.

Я не думаю, что тут можно переборщить, повторяя много раз одно и то же, и потому повторю еще раз. Здесь нет виноватых, никто никому не "пускает кровь" — просто нажим со стороны дру­гих не позволяет нам распознать свою мечту и пос­ледовать за ней.

Но к этому придется добавить: мы допуска­ем это сами.

Есть у вас знакомые или друзья, которые уже прошли или делают вид, что мужественно проходят через процесс отказа от своих талантов и планов из-за внешних сил и обстоятельств? Если есть, спро­сите их: пробовали ли они сойти с проторенной до­роги и ступить на нехоженые тропы жизни?

Но не сейчас. Сейчас послушайте, ладно? Вот вам простая истина:

Это ваша жизнь. И только вы за нее в ответе!

Если в этой книге и есть нечто, что важнее всего остального, так это именно эти слова. Еще раз, большими буквами:

ВЫ ОТВЕЧАЕТЕ ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ!

Вы — единственный, кто может изменить ее. Чтобы чего-то добиться и достичь успеха, при­дется осознать, что единственное, что вы кому-либо должны — это быть верным самому себе. Вы обя­заны быть неутомимым зодчим своих собственных уникальных возможностей. У вас должны быть же­лезные кишки, непреклонная воля и (напоминаю!) пламенная страсть делать все, что в ваших силах, биться всем чертям назло, чтобы собраться и не сбиться с курса. Сделайте это своим боевым кли­чем — собраться! — и бегите прочь от утонченных и не очень сил и влияний, которые будут стараться сбить вас с истинного курса, отвлечь от ваших со­вершенно правомерных надежд и честолюбивых за­мыслов.

Поупражняйтесь в древнем искусстве кол­довства. Что я под этим подразумеваю: держите в центре вашего внимания те цели и мечты, которых вы в самом деле хотите достичь. Опасайтесь засад и капканов, которые будут расставлять против вас окружающие. Прислушивайтесь к своему сердцу и верьте в свою способность создать себе счастливую и осмысленную жизнь независимо от внешних фак­торов и влияний, создаваемых потребностями и желаниями других.

Проще говоря, хватит скулить и жаловаться на свою жизнь, идите и измените в ней что-нибудь. У вас есть все необходимое, чтобы воплотить свои мечты в жизнь, но пока вы не начнете действовать и не обяжете себя собраться и сосредоточиться на том, что для вас действительно важно, ничего не изменится. Пока вы живете на этой планете, вы можете взяться за все, чего бы вы ни пожелали, о чем бы ни помечтали, и сделать так, чтобы это мог­ло случиться! Пожалуйста, дайте этому произойти: в мире сем вам отмерено именно столько и в зерка­ло в шестьдесят лет придется смотреться не кому-нибудь, а вам!

Поэтому если в вас сидит и до смерти хочет вылезти художник, танцор, актер, музыкант, чело­век, обожающий торговать и продавать, владелец собственного бизнеса, предприниматель, — окажи­те себе большую услугу: освободите свой талант и создайте себе такую жизнь, которую вы полюбите. Если занимаешься тем, что тебе по душе, то будешь любить то, чем занимаешься. Сосредоточьтесь на своей мечте и идите вперед и вверх с неугасимым оптимизмом. Чтобы быть по-настоящему счастли­вым и полностью состояться, надо постоянно сосре­доточиваться на том, чего хочешь для себя. Оста­новитесь прямо сейчас и задайте себе серьезный вопрос: своей жизнью вы живете или чьей-то еще?

Подумайте об этом как следует.

Дам вам на эти раздумья с полминутки, а пока расскажу, как время "похоронило" нашего доб­рого приятеля Вжика.

Во всяком случае, для всех нас.

Мы совсем потеряли Вжика из виду, когда он сдал позиции, согласился попробовать колледж и отложил на несколько месяцев решающую битву за свое будущее с родителями. Время, проведенное в студенческом городке, показалось ему полным кошмаром, поэтому, когда он обменял свой спортив­ный "шевроле" на стремительный "харлей" и рва­нул в какие-то Богом забытые края, даже для его родителей стало наконец очевидно, что поделать тут никто ничего не может.

На этом легенда прервалась.

Во всяком случае, много месяцев мало кто вспоминал о Вжике. Да и то сказать, самые везучие из нас были слишком заняты собственными пере­менами в судьбе, приспосабливались к особеннос­тям общежития, к жизни на кампусе, предавались бездумным вольностям, которые свойственны это­му возрасту. И только много-много месяцев спустя мы с неподдельным ужасом услышали, что жизнь привела Вжика в ужас Вьетнама. Новость выбила меня из колеи, и я задумался об этом колоритном малыше, хотевшем стать военным, а потом ковбо­ем, и изо всех сил стучал по дереву, не случилось бы чего, ругая его за то, что он не кончил прибоем и южным небом, о которых так мечтал.

Но теперь, вспоминая о том, что было даль­ше, я могу рассказать об огромной радости, кото­рую испытал, когда снова увидел эту живую леген­ду на нашем традиционном сборе.

Не буду утомлять вас маловажными замеча­ниями и реверансами в адрес остальных присутство­вавших, болтовней о том, кто выглядел молодцом, кто накопил жирок, кто из мальчиков порастерял перышки и облысел, а кто из девочек пытался оста­новить время, отчаянно цепляясь за ушедшую юность. Тем, кому такого рода наблюдения достав­ляли удовольствие, было чем поживиться — клуб­нички хватало вдоволь. Но настоящим гвоздем про­граммы был Вжик.

Как он выглядел — здоровый, в отличной форме, довольный жизнью! Но чем пересказывать все это, я лучше расскажу о тех нескольких фото­графиях, которые Вжик принес с собой.

Вот Вжик собственной персоной, пилот во­енного вертолета, за спиной несколько лет службы, в военной форме, увешанной наградами в доказа­тельство его героизма. Дальше — вообще умора: Вжик-ковбой, в джинсах, с женой и детишками в Боумене, штат Монтана. Никогда не забуду того восхищения, с которым я вместе с остальными лю­бовался этими потрясающими снимками.

Вся штука была в том, и мы это тогда почув­ствовали, что в отличие от большинства присутство­вавших, во Вжике не было ни малейшей фальши. Ни одной фальшивой черточки: он воистину был тем, кем всегда хотел быть.

Самим собой.

С тех пор прошло на удивление много лет, и вот, когда мы сели писать эту часть книги, нам, естественно, захотелось узнать, что там с нашим Вжиком. Поэтому прежде чем начать заполнять страницы, мы пустились на поиски нашей "леген­ды", позвонили разным людям, и знаете что? Просто чудо какое-то — мы нашли его безо вся­кого труда. И если хотите знать, чем он занят теперь, вы можете с такой же легкостью найти его сами.

Наслаждающимся прибоем и южным небом.

На Гавайях.

Чем он занимается? Я чуть со стула не сва­лился от удивления! Он — владелец крупнейшей на Гавайях туристической фирмы, которая устраи­вает для своих клиентов вертолетные экскурсии. Каждый Божий день его чудо-вертолеты дают воз­можность туристам полюбоваться потрясающими видами одного из самых райских мест на земле. Когда я с ним списался, я не знаю, чего было во мне больше, радости за него или изумления.

Да это и не важно.

Важным же для меня было и остается то, что легенда Вжика жива, и его история обладает поис­тине волшебной притягательностью. Еще важнее тот дивный пример, что дарит нам всем его жизнь: что-бы мечта стала реальностью, незачем изменять себя, надо всего-навсего изменить свою жизнь. И нако­нец, самый важный урок: жизнь — это приключе­ние. Ваше приключение.

И только вы можете сыграть в нем глав­ную роль.

Только вы можете сделать историю своей жизни такой, какой хотите ее видеть. Ваша мечта может стать явью, если вы сосредоточитесь на сво­ем желании попасть оттуда, где вы сейчас, туда, где хотите быть.

Давайте, встряхнитесь. Вам надо не просто настроиться на то, чтобы толкать себя к жизнен­ному успеху, вам придется вытягивать его из себя. Лао-Цзы сказал: "Арктический гусь и без купа­ния белый". Единственное, что вам нужно, — это быть собой. Сосредоточьтесь на том, кто вы и на что способны, не поддавайтесь никакому давлению со стороны родных и знакомых, не ставьте сами себе никаких границ — оставьте все, что мешает вам совершенствоваться и достигать большего. Удалите из своего окружения то, что вам прихо­дится терпеть, что высасывает вашу энергию. Хва­тит мириться с тем, что тянет вас вниз. Мобили­зуйте неограниченные ресурсы настойчивости, которая позволит вам пробиться сквозь все пре­грады и занять верхнюю строку, набранную крупным шрифтом, в афише вашей жизни. Прошу вас, помните: ваш успех и ваше счастье находятся от вас в буквальном смысле на расстоянии одного действия. Со всей силой сосредоточьтесь на том, кем вы хотите быть, чем хотите заниматься, что хотите иметь...

И высоко цените то, кто вы, и то, чего хотите...

Действуйте так, будто нет пределов тому, чего вы можете достичь...

Носите в душе благодарность за то, кто вы на самом деле...

Возьмите на себя ответственность за осуще­ствление своей мечты и своих планов...

Держите в центре внимания свои цели, что­бы постоянно к ним стремиться...

Помните, что ожидания других людей в от­ношении вас не обязательно должны становиться вашей реальностью...

Играйте ту роль, к которой вы предназна­чены...

Сделайте свой выход на сцену жизни своим звездным часом...

И последнее: все это очень серьезно.

Никогда и ни за что, ни при каких обстоя­тельствах не сдавайтесь и не прекращайте копать в поисках данных вам дарований и талантов. Именно они открывают двери бесконечным возможностям.

Сосредоточьтесь на том, кто вы и кем хотите быть, и станете сияющей суперзвездой на сцене жизни... Как Вжик, Шварценеггер и Сталлоне.


 

[учитель]

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...