Главная Обратная связь

Дисциплины:






Судья Верховного Суда Республики Беларусь И.Н.Минец 3 страница



Последнее у судов не вызывает особой сложности.

Приняв дело к производству, при его разбиратель­стве суд выясняет вопросы, указанные в ст. 447 УПК, в том числе, имело ли место само общественно опас­ное деяние и совершило ли его лицо, в отношении которого рассматривается уголовное дело.

Признав эти обстоятельства доказательными и ус­тановив, что их совершило лицо в состоянии невме­няемости, суд в соответствии с ч. 1 ст. 448 УПК при­нимает решение о применении мер безопасности и лечения с указанием, какой именно меры, одно­временно освобождая лицо от уголовной ответствен­ности и прекращая дело. Но возникает вопрос, как же должен поступить суд в такой ситуации, когда в про­цессе судебного разбирательства обычного уголовного дела с предъявлением обвинения лицу, в отноше­нии которого оно ведется, у суда возникли сомне­ния в психической полноценности обвиняемого и ког­да экспертная комиссия дала заключение о наличии у него психического заболевания, препятствующего его выступлению в суде в качестве участника про­цесса?

Из смысла закона следует, что дальнейшие дей­ствия суда будут зависеть от результатов сделанного экспертной судебно-психиатрической комиссией зак­лючения. Если она придет к выводу, что у обвиняе­мого после совершения преступления развилось вре­менное расстройство психической деятельности, ска­жем, в форме реактивного психоза, суд, получив такое заключение, назначает дело к слушанию и решает вопрос о применении к обвиняемому так называе­мых временных мер медицинского характера до вы­хода его из болезненного состояния. При этом суд не вторгается в вопросы доказанности обвине­ния, не устанавливает всех вопросов, указанных в ст. 447 УПК, а лишь выясняет, заболело ли лицо после совершения инкриминируемых ему деяний болезнью, лишающей его возможности отдавать от­чет в своих действиях и руководить ими, и не явля­ется ли заболевание временным расстройством ду­шевной деятельности.

Установив, что это психическое заболевание но­сит временный характер и препятствует участию об­виняемого при судебном разбирательстве, суд направ­ляет его в психиатрическое лечебное учреждение для прохождения курса лечения.

Целью этих мер в данном конкретном случае яв­ляется восстановление способности больного осозна­вать фактический характер и общественную опасность действий, а также руководить ими, ибо именно эти качества необходимы как для участия в производ­стве по делу, так и для понимания смысла назначен­ного наказания.

Однако, как же поступать суду, если экспертная комиссия в результате стационарного наблюдения за обвиняемым после проведения необходимой адек­ватной терапии и объективной оценки характера ле­чения болезни пришла к выводу, что она носит ус­тойчивый, хронический (необратимый) характер и привлеченный к суду представляет по своему по­ведению и состоянию опасность для него самого и других лиц?



В ч. 1 ст. 448 УПК говорится лишь о том, что если лицо после совершения преступления забо­лело психической болезнью, делающей невозмож­ным назначение или исполнение наказания, суд выносит определение (постановление) о примене­нии к нему принудительной меры безопасности и ле­чения.

При этом возникает вопрос: должен ли суд в дан­ном случае выполнять требования, предусмотрен­ные ст. 447 УПК, и устанавливать, имело ли место вменяемое лицу событие и совершено ли оно имен­но им?

Законодатель на него не дает прямого ответа. Не получил он должного освещения и в юридической литературе.

Представляется, что на этот вопрос следует дать утвердительный ответ.

Если по заключению врачебной комиссии психи­ческое состояние обвиняемого приняло устойчивый хронический характер, лишающий его возможности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, суд, соглашаясь с выводами экспертизы, в судебном заседании должен выяснить эти вопросы, так как единственным основанием для применения принудительных мер безопасности и лечения психически больному является установленный факт совершения им общественно опасного деяния.

Как указано в ч. 1 ст. 100 УК, эти меры назнача­ются лишь в отношении психически больных, совер­шивших общественно опасные деяния.

В ином случае суд поступил бы незаконно.

Кроме того, не установив данного факта, суд не может разрешить и вопросы, указанные в ст. 155 и ст. 352 УПК, то есть требования о гражданском иске, процессуальных издержках и т. д.

Таким образом, суд, установив факт соверше­ния общественно опасного деяния лицом, заболев­шим психическим расстройством душевной деятель­ности после совершения преступления, и разрешив иные вопросы, предусмотренные законом, приме­няет к нему принудительные меры безопасности и ле­чения.

Но на данной стадии возникает следующий воп­рос. Прекращается ли уголовное дело против обвиня­емого?

Меры безопасности и лечения не ограничиваются каким-либо сроком. Они зависят только от течения заболевания лица, к которому они применены. Бо­лезнь, и в особенности психическая, непредсказуема в своем поведении. Состояние больного может коле­баться от лучшего к худшему и наоборот или при­нять состояние ремиссии.

Примеры медицинской и судебной практики зна­ют немало случаев, когда комиссия врачей-психиат­ров, которые проводят периодическое освидетельство­вание больных, находящихся на принудительном ле­чении, приходит к выводу об улучшении психического состояния больного до такой степени, что имеются основания для вывода о его выздоровлении, о чем она сообщает суду, принявшему решение о примене­нии мер безопасности и лечения.

После этого суд назначает новую экспертизу для определения психического состояния обвиняемого.

В исследуемой ситуации необходимо руководство­ваться требованиями ст. 451 УПК, из смысла кото­рой следует, что если лицо, к которому вследствие его психической болезни после совершения преступ­ления была применена принудительная мера безопас­ности и лечения, будет признано комиссией врачей-психиатров выздоровевшим, суд на основании зак­лючения психиатрического учреждения выносит определение (постановление) о прекращении приме­нения принудительной меры безопасности и лечения и решает вопрос о рассмотрении дела в общем поряд­ке, то есть по существу предъявленного обвинения с участием самого обвиняемого.

Из этого можно сделать вывод, что уголовное дело при решении вопроса о применении мер безопаснос­ти и лечения к обвиняемому не прекращается, ибо это лицо может быть признано виновным и осужде­но, если не истекли установленные ст. 83 УК сроки привлечения к уголовной ответственности.

 

Глава 19 Уч-к Хомич В.М.
ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ И ЛЕЧЕНИЯ

§ 1. Понятие принудительных мер безопасности
и лечения и цели их применения

Принудительные меры безопасности и лечения — это система мер принудительного характера, применяемых по решению суда, направленная на обеспечение безопасности общества, охраны и лечения лиц, совершивших предусмотренные Уголовным кодексом общественно опасные деяния и страдающих психическим заболеванием, хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией.

Принудительные меры безопасности и лечения реализуются в режиме принуждения и в связи с этим сопровождаются определенными ограничениями в отношении лиц, к которым они применяются. Особенно это очевидно, когда принудительные меры безопасности и лечения применяются самостоятельно (не наряду с назначенной осужденному мерой уголовной ответственности). Так, в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости применяются только принудительные меры безопасности и лечения.

По своему характеру принудительные меры безопасности и лечения не являются мерами уголовной ответственности, хотя могут применяться наряду с привлечением лица к уголовной ответственности, например, при осуждении лица, совершившего преступление в состоянии уменьшенной вменяемости.

Ограничения, которыми сопровождается применение принудительных мер безопасности и лечения, обусловлены необходимостью:

— обеспечения безопасности общества от общественно опасного поведения психически больных лиц;

— охраны и обеспечения собственной безопасности этих лиц;

— обеспечения их принудительного лечения.

Поскольку применение принудительных мер безопасности и лечения влечет за собой определенные ограничения, они внешне напоминают наказание, но таковым не являются, так как не назначаются на основе осуждения, не выражают негативную оценку лица в связи с совершенным общественно опасным деянием, не обусловлены точно определенным сроком и продолжаются до выздоровления указанных лиц либо такого изменения характера их заболевания, при котором отпадает необходимость применения этих мер.

Статья 100 УК раскрывает цели применения принудительных мер безопасности и лечения. Так, принудительные меры в отношении психически больных, совершивших общественно опасные деяния в невменяемом состоянии, имеют своей целью предупредить новые подобные деяния со стороны таких лиц, путем их надлежащего лечения в условиях обеспечения безопасности окружающих и их собственной безопасности.

Применение принудительных мер безопасности и лечения в отношении лиц, совершивших преступление во вменяемом состоянии, но заболевших психической болезнью, лишающей их возможности осознавать свое поведение или руководить им до вынесения приговора или во время отбывания наказания способствует достижению целей уголовной ответственности после выздоровления, то есть исправлению лица и предупреждению преступления как со стороны его, так и других лиц.

В отношении лиц, признанных уменьшенно вменяемыми, хроническими алкоголиками, наркоманами и токсикоманами, совершивших преступления, наряду с наказанием назначаются принудительные меры безопасности и лечения с целью излечения этих лиц и создания условий, способствующих достижению целей уголовной ответственности.

§ 2. Принудительные меры безопасности и лечения,
применяемые к психически больным

Статья 101 УК устанавливает виды принудительных мер безопасности и лечения, которые применяются в отношении психически больных, совершивших предусмотренные Уголовным кодексом общественно опасные деяния в состоянии невменяемости или совершивших преступления в состоянии вменяемости, но заболевших до вынесения приговора или во время отбывания наказания психической болезнью, лишающей их возможности осознавать значение своих действий или руководить ими, если эти лица по своему психическому состоянию и с учетом характера совершенного ими деяния представляют опасность для общества.

Таким образом, согласно ст.100 УК принудительные меры безопасности или лечения применяются, если лицо:

— совершило общественно опасное деяние, ответственность за которое установлена уголовным кодексом;

— в силу психического заболевания оно не могло отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, то есть было признано невменяемым, либо совершило преступление во вменяемом состоянии, но до вынесения приговора или во время отбывания наказания заболело психической болезнью, лишающей его возможности осознавать значение своих действий или руководить ими;

— по своему психическому состоянию и с учетом характера совершенного деяния это лицо нуждается в принудительном лечении с соблюдением условий безопасности.

В качестве принудительных мер безопасности и лечения в отношении указанных лиц могут быть избраны:

а) принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) с обычным наблюдением;

в) принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) с усиленным наблюдением;

г) принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) со строгим наблюдением.

Основания избрания судом соответствующей принудительной меры безопасности и лечения определены в ст.102 УК. В каждом случае суд учитывает степень психического расстройства, его возможное влияние на поведение такого лица и, главное, степень опасности совершенного им деяния. Так, принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра по месту жительства может быть назначено психически больному, который по психическому состоянию не нуждается в установлении для него постоянной системы контроля за его поведением, то есть в помещении в психиатрическую больницу.

Психиатрические больницы (отделения), где проходят принудительное лечение — это стационарные лечебные учреждения органов здравоохранения как-то: психоневрологические институты и диспансеры, психиатрические больницы, психиатрические отделения общих больниц с различными видами наблюдения (обычное, усиленное, строгое).

Указанные лечебные учреждения служат одним и тем же целям: во-первых, наблюдению за психически больными, их лечению и приспособлению к условиям общежития; во-вторых, предотвращению возможности совершения ими новых общественно опасных деяний. В психиатрических лечебных учреждениях предусматривается три вида наблюдения за психически больными, которые устанавливаются с учетом оснований, указанных в ст.102 УК.

Принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) с обычным наблюдениемназначается психически больному, который по психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в больничном содержании и принудительном лечении; принудительное лечение в психиатрической больнице (отделении) с усиленным наблюдением назначается больному, который совершил общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь и здоровье граждан, и по психическому состоянию не представляет угрозы для окружающих, но нуждается в больничном содержании в условиях усиленного наблюдения.

Психиатрические больницы (отделения) со строгим наблюдением предназначены для психически больных, которые в силу своего психического состояния (с синдромом расстроенного сознания, агрессивно настроенные в отношении окружающих, с немотивированно озлобленным поведением, с бредовыми идеями и т.п.) и характера совершенных ими деяний (общественная опасность содеянного, способ совершения, тяжесть наступивших последствий и т.п.) представляют особую опасность для окружающих и могут в любой момент совершить новые общественно опасные деяния.

Лица, помещенные в психиатрические больницы с усиленным и строгим наблюдением, содержатся в условиях, исключающих возможность совершения ими нового общественно опасного деяния, то есть под постоянным наблюдением.

Принудительное лечение в психиатрических больницах (отделениях) лиц, совершивших общественно опасные деяния, применяется по решению суда независимо от желания психически больного. Изменение и прекращение применения принудительного лечения в отношении указанных психических больных также принадлежит только суду.

Вопрос о применении принудительного лечения к психически больному рассматривается в судебном заседании с обязательным участием прокурора и защитника. Если этот вопрос решается в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, то на судебное заседание вызываются потерпевшие, свидетели, законные представители, а также врачи-психиатры. В ходе судебного заседания тщательно проверяются все доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение данным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, а также заключение судебно-психиатрической экспертизы о психическом заболевании лица и степени опасности его для окружающих. Важное значение должно придаваться и другим материалам, имеющим существенное значение для разрешения дела и определения вида принудительной меры безопасности и лечения. Вместе с тем, юридическая оценка действий невменяемого в таких случаях может основываться лишь на данных, характеризующих общественную опасность совершенного деяния. Не должны учитываться обстоятельства, не имеющие непосредственного отношения к рассматриваемому событию, как-то прежняя судимость лица, применение к нему в прошлом принудительных мер безопасности и лечения и т.п.

В случае доказанности совершения данным лицом общественно опасного деяния в состоянии невменяемости и необходимости применения принудительных мер безопасности и лечения суд выносит определение (постановление) о применении к нему указанных принудительных мер.

В тех случаях, когда принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные ст.101 УК, применяются в отношении лиц, совершивших преступление в состоянии вменяемости, но заболевших до постановления приговора психической болезнью, лишающей его возможности сознавать свои действия или руководить ими, производство по уголовному делу и привлечению лица к уголовной ответственности приостанавливается до выздоровления виновного и прекращения применения принудительных мер безопасности и лечения.

Если осужденный заболел психической болезнью после вынесения приговора или во время отбывания наказания, суд, назначая принудительную меру безопасности и лечения, выносит в соответствии с ч.1 ст.92 УК решение об освобождении от отбывания наказания на период применения принудительной меры безопасности и лечения. При этом заболевший психической болезнью осужденный, отбывавший арест, лишение свободы или пожизненное заключение, которому назначена такая принудительная мера, как амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра, продолжает находиться по месту отбывания наказания, но изолируется от остальных осужденных. В других случаях психически больной направляется на принудительное лечение в соответствующий вид психиатрической больницы.

Принудительные меры безопасности и лечения не могут применяться к лицу, признанному невменяемым в отношении совершенного им деяния, уголовная ответственность за которое наступает при условии наличия административной или дисциплинарной преюдиции (ст.32 УК). Такие дела подлежат прекращению за отсутствием состава преступления. О принятом решении суд извещает органы здравоохранения для организации необходимого наблюдения за психически больным и его лечения на общих основаниях.

В случае если суд установит, что лицо хотя и совершило предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в невменяемом состоянии, но по характеру этого деяния и психическому состоянию оно не представляет опасности для окружающих и не нуждается в больничном содержании, закон (п.1 ст.100 УК) предоставляет возможность суду применить в таких случаях принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра по месту жительства.

Определяя принудительную меру безопасности и лечения в психиатрических больницах, суд не устанавливает сроков такого лечения, да и установить их невозможно, так как оно должно продолжаться до тех пор, пока психическое состояние больного изменится настолько, что он перестанет представлять опасность для окружающих или будет способен сознавать значение своих действий или руководить ими. Успешность лечения каждого психически больного зависит от его психического состояния, особенностей течения болезни, интенсивности лечения и т.п.

Согласно ч.2 ст.102 УК все психически больные, к которым по решению суда применены принудительные меры безопасности и лечения, должны не реже одного раза в шесть месяцев подвергаться освидетельствованию комиссией врачей-психиатров лечебного учреждения, где они находится или состоит на учете для решения вопроса относительно возможности прекращения принудительного лечения либо изменения его вида. Заключение комиссии врачей-психиатров может быть обжаловано в суд в соответствии с установленным законом порядком. Все необходимые материалы по освидетельствованию больного направляются в суд для решения вопроса относительно возможности прекращения судом применения принудительного лечения либо изменения его вида. Ходатайство об отмене либо изменении вида принудительного лечения могут также возбудить близкие родственники психически больного.

Рассматривая вопрос об отмене или изменении вида принудительного лечения, суды должны тщательно проверять обоснованность заключения комиссии врачей-психиатров. Суд выясняет не только результаты проведенного лечения, но и условия, в которых это лицо будет находиться после прекращения применения принудительного лечения, а также необходимость дальнейшего медицинского наблюдения и лечения. В этих целях в судебное заседание следует вызывать кроме представителей медицинских учреждений и близких родственников или других законных представителей больного.

В случае ухудшения состояния психически больного, находящегося на принудительном лечении в психиатрической больнице с обычным наблюдением, при котором заболевание приняло такой характер, что больной стал более опасен для окружающих, суд н6а основании заключения комиссии врачей-психиатров может заменить ему прежний вид принудительной меры безопасности и лечения на принудительное лечение в психиатрической больнице с усиленным или строгим наблюдением. При выздоровлении или серьезном улучшении его психического состояния, устраняющим или снижающим степень его общественной опасности, суд либо прекращает принудительную меру безопасности и лечения, либо изменяет ее вид (ч.3 ст.103 УК).

При выздоровлении или значительном улучшении психического состояния лица, совершившего общественно опасные деяния в невменяемом состоянии, суд выносит определение о прекращении принудительной меры безопасности и лечения. В необходимых случаях суд может передать соответствующие материалы в органы здравоохранения для решения вопроса об обязательном врачебном наблюдении за этим лицом по месту жительства.

В определении о прекращении принудительной меры безопасности и лечения в отношении лица, совершившего преступление во вменяемом состоянии и заболевшего после совершения преступления, суд, если не истекли сроки давности или нет других оснований для освобождения его от уголовной ответственности или отбывания наказания, одновременно решает вопрос: а) о возобновлении производства по уголовному делу, если лицо заболело до вынесения приговора; б) об отбывании или возобновлении отбывания наказания, если лицо заболело после вынесения приговора или в период его отбывания. Время, в течение которого применялись принудительные меры безопасности и лечения, засчитывается в срок наказания по правилам ст.74 УК.

§ 3. Принудительные мер безопасности и лечения
в отношении лиц с уменьшенной вменяемостью

Согласно ст.29 УК лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими вследствие болезненного психического расстройства или умственной отсталости, признается лицом, совершившим такое общественно опасное деяние в состоянии уменьшенной вменяемости.

состояние уменьшенной вменяемости не освобождает лицо от уголовной ответственности, но при необходимости может служить основанием для применения принудительных мер безопасности и лечения наряду с привлечением к уголовной ответственности.

Статья 106 УК расширяет круг лиц с уменьшенной вменяемостью, в отношении которых суд наряду с привлечением их к уголовной ответственности может применить принудительные меры безопасности и лечения. К таковым относятся также лица, заболевшие после постановления приговора или во время отбывания наказания психической болезнью, но не утратившие полностью возможность сознавать значение своих действий или руководить ими. В этом случае нет оснований и необходимости для прекращения отбывания наказания или приостановления исполнения меры уголовной ответственности, назначенной по приговору суда. Однако наличие психического заболевания в указанной степени осложняет ресоциализацию осужденного. Поэтому суд может и в этих случаях, то есть уже на стадии после постановления приговора и даже во время отбывания наказания или иной меры уголовной ответственности, применить принудительную меру безопасности и лечения.

Принудительная мера безопасности и лечения в указанном случае применяется по представлению органа или администрации учреждения, исполняющих в отношении осужденного наказание или иную меру уголовной ответственности, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Закон (ст.106 УК) прямо не называет характер принудительной меры безопасности, которая должна быть определена лицу с уменьшенной вменяемостью наряду с реализацией соответствующей меры уголовной ответственности. Однако из смысла ст.106 УК следует, что таковой мерой является принудительное наблюдение и лечение у психиатра по месту отбывания соответствующего наказания или по месту жительства осужденного.

При осуждении лиц с уменьшенной вменяемостью к наказанию в виде ареста, лишения свободы или пожизненному заключению принудительная мера безопасности и лечения применяется по месту отбывания ими наказания в условиях отдельного содержания таких лиц от остальных осужденных, а в отношении осужденных к иным видам наказания и мерам уголовной ответственности — по месту жительства осужденного.

§ 4. Применение мер безопасности и лечения к лицам, страдающим
хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией

Статья 107 УК устанавливает, что в случае совершения преступления лицами, страдающими хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, суд при наличии медицинского заключения, суд наряду с наказанием за совершенное преступление может применить к ним принудительное лечение.

Принудительное лечение играет важную роль в исправлении осужденных хронических алкоголиков, наркоманов и токсикоманов. Путем применения только наказания достичь исправления лиц, продолжающих быть зависимыми от алкоголя, наркотиков и токсинов, невозможно. Положительный результат может быть достигнут только в случаях, когда указанные лица наряду с отбыванием наказания или иных мер уголовной ответственности будут подвергнуты принудительному лечению от алкоголизма, наркомании или токсикомании.

Для применения принудительных мер безопасности и лечения к лицу, осуждаемому за совершенное преступление, требуется медицинское заключение врачебно-консультационной комиссии психоневрологического учреждения о том, что данное лицо является хроническим алкоголиком, наркоманом или токсикоманом. Алкоголиками, наркоманами или токсикоманами признаются лица, у которых на почве систематического потребления спиртных напитков, наркотических и других одурманивающих веществ возникло заболевание, характеризующееся патологическим влечением к ним.

Закон не содержит каких-либо ограничений в отношении применения принудительного лечения к хроническим алкоголикам, наркоманам и токсикоманам, совершившим преступления. На основании ст.107 УК оно может быть назначено любому лицу (пенсионного возраста, инвалиду, несовершеннолетнему и т.д.). Однако суд не вправе назначить принудительные меры безопасности и лечения лицу, страдающему таким тяжелым заболеванием, которое фактически исключает возможность применения лечения от алкоголизма, наркомании и токсикомании.

Принудительные меры безопасности и лечения применяются судом к хроническим алкоголикам, наркоманам и токсикоманам при вынесении приговора по собственной инициативе при наличии заключения врачебной комиссии. В том случае, когда наличие данного заболевания будет установлено во время отбывания наказания, суд применяет к нему принудительное лечение по представлению соответствующего уголовно-исполнительного органа или администрации исправительного учреждения.

Статья 107 УК не устанавливает срока, в течение которого лицо должно подвергаться принудительному лечению, поскольку заранее определить время, необходимое для излечения от хронического алкоголизма, наркомании или токсикомании невозможно.

Согласно ст.107 УК в отношении хронических алкоголиков, наркоманов и токсикоманов, осужденных к аресту, лишению свободы или пожизненному заключению, лечение осуществляется по месту отбывания наказания. Если лицо ко времени освобождения из мест лишения свободы не излечилось, то суд по представлению администрации исправительного учреждения и при наличии медицинского заключения продлевает ему принудительное амбулаторное наблюдение и лечение по месту жительства.

В отношении осужденных к иным видам наказания или мерам уголовной ответственности принудительные меры безопасности и лечения применяются по месту жительства путем принудительного амбулаторного наблюдения и лечения.

Прекращение принудительного лечения от хронического алкоголизма, наркомании и токсикомании производится судом на основании заключения медицинской комиссии учреждения, в котором лицо находилось на излечении.

Литература

Улицкий С.Я. Проблемы принудительных мер медицинского характера. — Владивосток, 1973; Овчинникова А.П. Сущность и назначение принудительных мер медицинского характера. — М., 1977; Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. — М., 1977; Икрамова М.Г. Сочетание мер уголовного наказания с принудительным лечением // Совершенствование мер борьбы с преступностью и ее профилактика. — Ташкент, 1989; Шакаров Ю.Т. Понятие и сущность принудительных мер медицинского характера // Совершенствование мер борьбы с преступностью и ее профилактика. — Ташкент, 1989.

 

Учебник Н.С. Таганцева

 

97. Итак, субъектом преступного деяния может быть лишь физическое лицо, но всякое ли, однако, физическое лицо; может быть таким виновником? Современное уголовное законодательство всех цивилизованных народов отвечает на это отрицательно: ребенок, умалишенный не подлежат ответственности за учиненное ими зло, хотя бы то, что они совершили, заключало в себе все признаки деяния, запрещенного законом под страхом наказания. Так же смотрит на это и доктрина уголовного права, за малыми исключениями. Дееспособность субъекта, как условие осуществления карательной власти государства, является краеугольным камнем всех теорий, признающих основанием наказуемости виновное посягательство на правопорядок, и притом не только тех, которые смотрят на наказание как на отплату за совершенное, но и тех, которые видят в нем проявление целесообразной карательной правоохраны, так как таковая тем и отличается от других видов охранительной деятельности государства, что она вызывается не только опасной или вредоносной, но именно виновной деятельностью субъекта. Мало того, даже представители теорий, видящих в преступном деянии только повод, а не основание наказуемости, но не принимающие начал нецессарианизма по отношению к человеческим действиям, как, например, проф. Фойницкий, не могут устранить из их построения наказуемости, идеи вины и вменяемости, опасности, и лишь одна группа теорий, не только уподобляющая преступные деяния вредоносным фактам окружающей жизни, но отождествляющая их между собой, теория, видящая в преступнике душевнобольного или прирожденного вредотворца, может пытаться выкинуть понятие вменяемости, как ненужный балласт, из учения о преступлении.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...