Главная Обратная связь

Дисциплины:






Представления и их характерные особенности



Одним из основных проявлений памяти является воспроизведение образов. Представлениями называются образы предметов или явлений, которых мы в данный момент не воспринимаем.

В отличие от восприятия, вызываемого непосредственным действием предмета на анализаторы, представления возникают благодаря оживлению ранее образованных временных связей; они могут вызываться по механизму ассоциации. Например, при звуках мелодии в сознании может возникнуть образ (представление) человека, с которым мы вместе слушали эту мелодию. С помощью сигналов второй сигнальной системы (словесные обозначения, описания) мы можем вызывать самые различные образы. Сами же представления и первоисточник их — ощущения — относятся к первой сигнальной системе.

Представления разделяются на виды, соответствующие видам ощущений. Наряду со зрительными представлениями, играющими главную роль в психической жизни большинства людей, бывают слуховые (попробуйте представить себе какой-нибудь знакомый мотив, звук скрипки, голос какого-нибудь человека, лай собаки), обонятельные (попробуйте представить себе запах сена, керосина, дыма), осязательные (представьте себе прикосновение к мрамору, к бархату; представьте, что вы держите в руке трепещущую птицу) и т. д.

Представления характеризуются прежде всего наглядностью, т. е. прямым сходством с соответствующими предметами. Иметь зрительное представление предмета — это значит внутренне, или мысленно, «видеть» его; иметь слуховое представление какого-либо звука — значит мысленно «слышать» его. Недаром в музыкальной практике способность представлять звучание музыки называется «внутренним слухом».

Наглядностью представление отличается от других форм знания о предмете. Я могу, например, знать, что такой-то дом двухэтажный, каменный, отделён от улицы решёткой и т. д., и всё же не иметь представления этого дома, т. е. мысленно не «видеть» образа его. Я могу помнить, что у такого-то человека голос низкий и хриплый, и всё же не представлять себе этого голоса, т. е. внутренне его не «слышать».

Это не значит, однако, что представления ничем не отличаются от восприятий. Психологический анализ показывает следующие важнейшие отличия представлений от восприятий:

1. Представления обычно бывают значительно бледнее восприятий.

Попробуйте представить себе лицо кого-либо из хорошо знакомых людей, и вы согласитесь, что этот мысленный образ по яркости и живости не может сравниться с тем образом, который вы имеете в восприятии, т. е. когда вы действительно смотрите на этого человека.

По степени яркости и живости представлений люди сильно отличаются друг от друга. У одних зрительные представления очень бледны, у других они достигают исключительной яркости. Встречаются люди, которые затрудняются даже понять, что значит «внутренне слышать» звуки, т. е. иметь сколько-нибудь яркое слуховое представление, тогда как некоторые музыканты могут в точности воспроизвести по слуху очень сложное музыкальное произведение, один раз услышав его.



Та способность, которую называют обычно музыкальным слухом, в значительной мере сводится к способности иметь яркие и точные слуховые представления музыки. Но какова бы ни была в отдельных случаях яркость представлений, всё же и в этих случаях они только приближаются к восприятиям, но никогда не могут вполне сравняться с ними и тем более заменить их.

2. Представления никогда не передают с одинаковой яркостью все черты и признаки объектов.

Обычно в них отражаются только некоторые стороны, некоторые черты предмета. Эта особенность представлений называется фрагментарностью их (от слова «фрагмент» — отрывок). Когда мы стараемся представить себе какое-нибудь хорошо знакомое лицо, мы ясно и отчётливо воспроизводим только отдельные черты, отдельные детали, выступающие на фоне более или менее смутного и неопределённого образа.

В повести Л. Н. Толстого «Детство» герой повести так описывает сохранившийся у него в памяти образ матери, которую он потерял в детские годы: «Когда я стараюсь вспомнить матушку, мне представляются только её карие глаза, выражающие всегда одинаковую доброту и любовь, родинка на шее.... шитый белый воротничок, нежная сухая рука, которая так часто меня ласкала и которую я так часто целовал, но общее выражение ускользает от меня».

В представлениях, связанных с какой-либо определённой деятельностью, передаются именно те стороны объектов, которые существенны для этой деятельности. Живописцы, например, имеют яркие представления цветов, тогда как у архитекторов зрительные представления часто бесцветны, но зато чётко передают форму предметов. В слуховых представлениях специалиста по языку отчётливо выступает звуковой состав слов, в слуховых представлениях актёра на первый план выдвигаются тембр голоса и интонация, у музыканта же слуховые представления передают, главным образом, мелодию и ритм.

3. Представления очень неустойчивы и непостоянны.

Попробуйте вызвать образ какого-нибудь хорошо знакомого предмета и внимательно сосредоточиться на нём. Вы заметите, что через несколько секунд он исчезнет, как бы вы ни старались его удержать, и вам придётся снова сделать усилие, чтобы вызвать его. Кроме того, представления очень текучи и изменчивы: то одни, то другие детали выступают на передний план.

Только у лиц, имеющих высокоразвитые представления определённого вида, как, например, у музыкантов — слуховые, у художников — зрительные и т. д., они бывают сравнительно устойчивы и постоянны.

Представления того или другого вида нередко возникают лишь при наличии в данный момент определённых восприятий. Например, многие люди сомневаются в наличии у них сколько-нибудь живых вкусовых представлений. И действительно, редко кому удаётся произвольно вызвать у себя представление вкуса кислого яблока. Но когда видишь перед собой незрелое яблоко или, ещё лучше, когда видишь, как другой человек ест такое яблоко, нередко возникает очень яркое и живое представление кислого вкуса. Не менее трудно вызвать у себя без всякого внешнего повода представление боли, но оно может возникнуть с очень большой живостью, если увидишь, как другой человек обжёгся или прищемил себе палец. Возникновение представлений сильнейшим образом облегчается, когда оно имеет опору в восприятиях. Некоторые шахматисты отмечают, например, что они не могут сыграть партию в шахматы, совсем не смотря на доску, но могут сыграть её, если им разрешается смотреть на пустую шахматную доску; в этом случае они представляют себе фигуры на определённых местах и могут следить за их передвижением. Не всякий человек, способный хорошо фантазировать за фортепиано, может сочинять музыку без инструмента. Объясняется это тем, что музыкальные образы легче возникают при наличии реального звучания.

Представления, будучи всегда до известной степени наглядными, уступают, однако, в этом отношении восприятиям. Можно ли на этом основании рассматривать представления только как ослабленные копии восприятий? Нет, нельзя. Представления содержат в себе не только меньше, чем восприятия, но они в известном отношении содержат больше, чем ощущения и восприятия. Они всегда содержат больший элемент обобщения, чем восприятия. Представления — не просто наглядные образы действительности; они всегда в известной мере обобщённые образы действительности.

Обобщение имеется не только в тех представлениях, которые относятся к целой группе сходных предметов (представление лошади вообще, представление стола вообще), но и в представлениях любого индивидуального предмета. Каждый знакомый нам предмет воспринимался нами много раз, и каждое из этих восприятий отличалось от остальных. Свой рабочий стол я видел с разных сторон, с разноге расстояния, при разном освещении и т. п. И всё же, когда я представляю его себе, я имею какой-то один образ, а не много различных образов, соответствующих различным восприятиям. Этот обобщённый образ характеризуется прежде всего тем, что в нём подчёркнуты, даны с наибольшей яркостью постоянные признаки данного объекта и, с другой стороны, отсутствуют или представлены очень бледно признаки, характерные для отдельных, частных восприятий.

Наши представления всегда являются результатом обобщения отдельных восприятий. Степень обобщения, содержащегося в представлении, может быть различной. Представления, характеризующиеся большой степенью обобщения, называются общими представлениями. Представление, относящееся к целой группе сходных предметов, например представление дерева, всегда будет общим представлением.

Типы памяти

Чтобы охарактеризовать память какого-нибудь человека, недостаточно сказать, что она плохая или хорошая. Известно, что память может быть хорошей по отношению к одним объектам и плохой по отношению к другим. Некоторые люди имеют прекрасную память на числа, но всю жизнь страдают от плохой памяти на лица. Другие, обладая хорошей памятью на лица, испытывают постоянные затруднения с припоминанием имён и фамилий. Третьи с чрезвычайной лёгкостью запоминают стихи, но должны тратить много усилий для запоминания математических формул. Типом памяти называется индивидуальная особенность памяти человека. Наиболее существенное значение имеет различие между образным и словесно-логическим типом памяти.

Некоторые люди лучше запоминают наглядные образы предметов и событий, другие же запоминают по преимуществу мысли, выраженные в словах. Вспоминая содержание прочитанной книги, люди образного типа памяти мысленно видят перед собой действующих лиц, картины природы, отдельные сцены рассказа, люди же словесно-логического типа памяти прежде всего вспоминают основные мысли книги, наиболее интересные словесные формулировки.

Самых ярких представителей образного типа памяти можно найти среди деятелей искусства: художников, музыкантов, писателей, актёров, тогда как словесно-логическую память чаще можно встретить среди учёных.

Много примеров исключительно сильной образной памяти можно найти в биографиях художников. Известный русский художник Н. Н. Ге в своей картине «Пётр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе» (находится в Москве, в Государственной Третьяковской галерее) изобразил комнату одного из петергофских дворцов. «Я в голове, в памяти принёс домой весь фон картины «Пётр I и Алексей»,— писал он впоследствии,— с камином, с карнизами, с четырьмя картинами голландской школы, со стульями, с полом и с освещением,— я был всего один раз в этой комнате и был умышленно один раз, чтобы не разбить впечатления, которое я вынес».

Не менее яркие примеры исключительной образной памяти дают биографии музыкантов. Русский композитор Балакирев отличался, по свидетельству современников, «изумительной», «непостижимой» музыкальной памятью. Услышав всего один раз в концерте одно из симфонических (оркестровых) произведений Чайковского, он через два года сумел в точности припомнить его и сыграть автору, который к этому времени успел уже в значительной мере забыть своё произведение. Столь же изумительна была музыкальная память Рахманинова. Однажды к его учителю, Танееву, приехал композитор Глазунов, чтобы сыграть свою новую, только что написанную и никому ещё не известную симфонию. Любивший подшутить, Танеев перед приходом Глазунова спрятал у себя в спальне Рахманинова, тогда ещё ученика консерватории. Через несколько времени после того как Глазунов сыграл симфонию, Танеев привёл Рахманинова. Молодой студент сел за фортепиано и сыграл симфонию Глазунова. Автор был совершенно озадачен, откуда этот молодой студент консерватории мог узнать произведение, рукописи которого он никому ещё не показывал.

В процессе школьного обучения мы постоянно пользуемся и образной и словесно-логической памятью. Образная память очень тесно связана с воображением. Она может иметь существенное значение в самых разных областях человеческой деятельности.

Словесно-логическая память выражается в запоминании и воспроизведении мыслей. Наши мысли неразрывно связаны с речью; поэтому и воспроизведение мыслей всегда связано с тем или другим речевым выражением. Мы запоминаем и воспроизводим мысли, выраженные в словах. На этом основании этот тип памяти назван словесно-логическим.

Словесно-логической памятью человек пользуется постоянно. В учебной работе её роль чрезвычайно велика. Рассматривая в предыдущих параграфах процессы запоминания, сохранения в памяти и воспроизведения, мы имели в виду главным образом словесно-логическую память.

Физиологической основой различия между образным и словесно-логическим типом памяти являются особенности соотношения двух сигнальных систем. Если деятельность первой сигнальной системы играет значительную роль в запоминании, то имеет место образный тип памяти. Если запоминание и воспроизведение осуществляются преимущественно в деятельности второй сигнальной системы, то имеет место словесно-логический тип памяти. Память многих людей относится к среднему типу, гармонически сочетающему в себе действие обеих сигнальных систем.

Типы памяти обусловлены не только взаимодействием сигнальных систем (образная и словесно-логическая память), но и тем, какой анализатор является ведущим в запоминании и воспроизведении. В зависимости от роли основных анализаторов тип памяти может быть зрительный, слуховой и двигательный.

Некоторые люди, чтобы запомнить, нуждаются в зрительном восприятии того, что запоминается (зрительный тип). Другим для запоминания нужны слуховые восприятия или хотя бы слуховые образы (слуховой тип). Третьи, наконец, для запоминания нуждаются в движениях и в особенности в речевых движениях (двигательный и в частности речедвигательный тип).

Двигательная память является основой выработки двигательных навыков (письмо, работа на пишущей машинке, игра на музыкальных инструментах, управление самолётом и т. п.). Исключительно большое значение имеет двигательная память при занятиях физкультурой и спортом (катанье на коньках, езда на велосипеде, плаванье и т. д.).

У большинства людей главенствующим является зрительный тип памяти — при запоминании предметов, и речедвигательный — при запоминании словесного материала.

Представители чистых типов встречаются не часто. У большинства людей смешанный тип памяти.

Принадлежность к тому или иному типу в значительной мере зависит от практики заучивания, т. е. от того, что именно приходится запоминать данному человеку и как он приучается запоминать. Поэтому тип памяти может быть развит благодаря упражнению. Это имеет важное практическое значение: нужно стремиться к тому, чтобы развивать у себя возможно более разносторонний тип памяти.

Качества памяти

В предыдущем параграфе мы говорили о том, что нельзя характеризовать память человека просто как плохую или хорошую, потому что она может быть различной по отношению к разным объектам. Теперь мы должны внести дальнейшее уточнение в этот вопрос. Даже имея в виду определённые объекты, недостаточно ещё сказать про память, что она хорошая или плохая. Она может быть хорошей в одном отношении и плохой в другом. По отношению, например, к историческим фактам память какого-нибудь человека может отличаться большой прочностью сохранения и в то же время быть недостаточно точной.

Характеризуя память человека, надо различать отдельные качества её. Наиболее важны из них следующие:

1. Быстрота запоминания. Одному человеку, чтобы запомнить какой-нибудь материал, нужно долго и прилежно работать, тогда как другой запоминает этот же материал очень быстро. Это качество памяти больше всего бросается в глаза, и поэтому многие склонны оценивать память, главным образом, с точки зрения быстроты запоминания. Такая оценка, однако, несправедлива. Быстрота запоминания сама по себе не имеет решающего значения; она приобретает ценность лишь в соединении с другими качествами памяти.

2. Прочность сохранения. Запомнив что либо, одни люди надолго удерживают это в памяти, другие — быстро забывают («короткая память»). Различия между людьми в этом отношении не меньше, чем в отношении быстроты запоминания. Возможны различные взаимоотношения между этими двумя качествами памяти. Экспериментальные исследования показывают, что большая быстрота запоминания чаще бывает связана с прочным сохранением: кто скоро запоминает, тот и помнит долго. Наблюдаются, однако, и обратные случаи: некоторые из быстро запоминающих людей столь же быстро и забывают, тогда как некоторые медленно заучивающие надолго удерживают в памяти то, что они однажды заучили.

3. Точность памяти. Она характеризуется отсутствием искажений, пропусков чего-либо существенного и субъективных дополнений. Точность — одно из важнейших качеств памяти, требующее к себе особенного внимания. Если отдать себе ясный отчёт в том, какое значение имеет точность воспроизведения во многих областях жизни, становится ясным, насколько необходимо каждому человеку работать над повышением точности своей памяти. Основное средство для этого — воспитать в себе критическое отношение к собственным воспоминаниям. Надо уметь отличать то, что я помню достоверно, от того, что мне только кажется, отличать подлинное воспроизведение виденного и слышанного от субъективных дополнений, догадок и истолкований. При отсутствии точности воспроизведения все остальные качества памяти теряют большую часть своей ценности.

4. Готовность памяти. Под этим названием разумеется уменье быстро извлекать из запасов памяти то, что необходимо в данный момент. Некоторые люди, обладая обширными знаниями, не могут, однако, быстро находить ответы на те запросы, которые предъявляет жизнь. Про таких людей говорят: «У них много знаний, но они не умеют ими пользоваться». Без готовности памяти невозможна та черта ума, которую обычно называют «находчивостью». В некоторых профессиях находчивость, уменье быстро извлекать нужный материал из своего запаса знаний, имеет решающее значение; сюда относится деятельность военачальника, лечащего врача, учителя и т. п.

Готовность памяти зависит, во-первых, от того уменья припоминать, о котором мы говорили на стр. 99, а во-вторых, от систематичности знаний. Только в том случае, если в «запасах памяти» господствует полный порядок и строжайшая система, можно быстро находить в них необходимый материал. Недаром крупные военачальники — люди с исключительно высокой готовностью памяти — особенно подчёркивали необходимость упорядоченности знаний. «Память есть кладовая ума,— говорил Суворов,— но в этой кладовой много перегородок, а потому надобно скорее всё укладывать куда следует».

Воспитание памяти

Всякий человек хотел бы иметь возможно лучшую память. Это желание вполне естественно, но, чтобы осуществить его, необходимо отдать себе ясный отчёт в том, что разумеется под хорошей памятью.

Наличие исключительно сильной способности механического запоминания не является ещё само по себе очень ценным свойством. В научной литературе описано много случаев, доказывающих это положение.

Один человек обладал настолько сильной механической слуховой памятью, что, не понимая ни одного слова по-латыни, мог безошибочно повторить 30 строк латинских стихов, однажды прослушав их. Это не мешало ему, однако, проявлять в жизни чрезвычайно плохую память; он постоянно забывал половину даваемых ему поручений, а в остальных делал ряд ошибок. Другой человек отличался такой исключительной зрительной памятью, что запоминал слово в слово целую страницу газетного текста, после того как прочитывал её всего один раз. Но он сильно тяготился этой способностью и говорил, что, когда ему надо вспомнить какую-нибудь одну мысль или один факт из прочитанного, он вынужден мысленно пробегать весь текст с самого начала.

Эти случаи говорят об исключительном механическом запоминании при неразвитости смыслового запоминания. Хорошей же памятью является высоко развитое смысловое запоминание, лишь опирающееся на помощь механического.

В биографиях многих выдающихся людей отмечается их замечательная память. Психологический анализ показывает, что в большинстве этих случаев дело идёт не о каких-либо способностях механического запоминания, а об исключительном развитии запоминания смыслового. Чем же определяется развитие смыслового запоминания?

Во-первых, тем, на что направлена психическая жизнь человека, каковы его интересы. Смысловое запоминание, как мы знаем, характеризуется тем, что человек запоминает не всё в равной мере, а по преимуществу то, что для него существенно, нужно, интересно. Понятно поэтому, что чем шире, разнообразнее и содержательнее интересы человека, тем богаче и содержательнее будут «запасы» его памяти. Что человек помнит, в значительной степени зависит от того, чем он интересуется.

Все, знавшие Я. М. Свердлова, изумлялись его феноменальной памяти на имена, на лиц, на даты, на всё, так или иначе связанное с личностью и деятельностью партийных работников. «Его голова,— вспоминает Ярославский,— была своего рода учётно-распределительным отделом, она хранила в своей памяти образы тысяч подпольных работников, и она же фиксировала, закрепляла образы тысяч новых работников, пришедших к нам в дни революции».

Свердлов и по своей одарённости, и по основному направлению своей работы был замечательным организатором. «Организатор до мозга костей,— писал о нём И. В. Сталин,— организатор по натуре, по навыкам, по революционному воспитанию, по чутью, организатор всей своей кипучей деятельностью,— такова фигура Я. М. Свердлова». Легко понять, что для Свердлова, как для организатора, все данные, характеризующие каждого отдельного работника, имели первостепенный интерес. На этой основе могла развиться и его исключительная память.

Во-вторых, развитие смыслового запоминания определяется общим умственным развитием человека. Кто имеет большие и разносторонние знания, легко найдёт много смысловых связей для того нового материала, который ему надо запомнить. Человек, умеющий мыслить, глубже поймёт подлежащий запоминанию материал, а понимание, как мы знаем,— основное условие развития смыслового запоминания. Обычно думают: чем лучше память у человека, тем больше он может иметь знаний. Это, конечно, верно. Но не надо забывать и обратной зависимости: чем больше у человека знаний, тем лучше становится у него память в соответствующих областях.

В-третьих, организованность в запоминании является важнейшим условием развития памяти. Нужно стремиться к системе знаний, а не к простому накоплению фактов.

Организованность при запоминании предполагает привычку к смысловой группировке того, что заучивается. Нередко, при недостаточной последовательности и систематичности заучиваемого материала, при трудностях понимания, смысловая группировка достигается не сразу и требует немалых усилий. Но эта затрата усилий будет полностью оправдана. Порядок и система при запоминании в высокой мере содействуют прочности сохранения в памяти. В свою очередь, организованность материала, сохраняемого в памяти, содействует быстроте и точности воспроизведения. Каждый, кто хочет развить свою память, должен приучать себя к систематичности и организованности при запоминании и воспроизведении.

Наконец, развитие памяти достигается путём овладения теми приёмами запоминания, припоминания и борьбу с забыванием, которые мы подробно разбирали в параграфах 30, 31 и 32. Чтобы развить свою память, нужно постоянно воспитывать в себе уменье запоминать, удерживать в памяти и припоминать.

Вопросы для повторения

1. Что такое память?

2. Что называют законом ассоциации?

3. В чём заключается физиологическая основа ассоциации?

4. Что является основным условием механического и что — смыслового запоминания?

5. Какое значение имеет механическое и смысловое запоминание в жизни человека?

6. Перечислите условия успешности заучивания.

7. Из каких этапов состоит процесс осмысленного заучивания текста?

8. Перечислите важнейшие способы борьбы с забыванием.

9. Укажите причины непреднамеренного воспроизведения.

10. Какими приёмами можно пользоваться в процессе припоминания?

11. Перечислите важнейшие отличия представлений от восприятий.

12. Перечислите типы памяти.

13. Дайте характеристику образной и словесно-логической памяти.

14. Перечислите важнейшие качества памяти.

15. Перечислите условия, от которых зависит развитие памяти.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...