Главная Обратная связь

Дисциплины:






КАРТИНА 5. ЛУННАЯ НОЧЬ



 

Стояла лунная ночь.

 

Не спалось в эту ночь Изольде. Она встала с постели и подошла к большому

окну, из которого были видны прибрежные голые скалы, а за ними виднелось

одное северное море.

 

"Скоро и здесь наступит весна, - улыбаясь, думала Изольда. - Лед уже

тронулся... Скоро появится мох на скалах... зазеленеют поля..."

 

И Изольда с восторгом забывалась в светлых воспоминаниях детства и юности.

Припомнилась ей и последняя здешняя весна, когда она была невестой,

припомнилась и морозная ночь, такая же лунная, светлая, когда она глядела в

это окно и мечтала о свадебном наряде из цветов своей родины.

 

"Белое платье - как снег... серый плащ - как море, а головной убор - как

сверкающие иглы мороза", - вспоминала с улыбкой Изольда.

 

Как она была молода тогда и легкомысленна!

 

Припомнился ей и жестокий старик, соблазнивший ее убить несчастную цаплю.

И многое-многое вспомнилось ей в эти минуты из ее прошлого.

 

Через несколько времени, когда Изольда уже спала в своей комнате, ей вдруг

показалось, что ее кто-то будит, кто-то трогает за плечо.

 

Она открыла глаза.

 

Вся комната была залита лунным светом, а у постели ее стояли две большие

белые птицы, обратив свои длинные клювы к ее изголовью и смотря на Изольду

большими печальными глазами. У одной из птиц на голове был пушистый убор из

тонких белых стрелок; другая держала в клюве два красных цветка,

звездообразные, с черными, как уголь, середками.

 

Изольда вздрогнула, быстро поднялась и села на постели, глядя испуганными

глазами на птиц.

 

- Возьми эти цветы, принцесса, - вдруг заговорила цапля, роняя цветы на

колени Изольде. - Возьми их: они выросли из крови наших братий. Мы принесли их

тебе, принцесса!

 

В недоумении и страхе Изольда молчала.

 

- Мы жили свободно и счастливо, - продолжала цапля. - Мы жили бы так и

теперь, если бы ты не приказала убить одну из нас, чтобы завладеть хохолком

для твоего свадебного наряда. Этот хохолок вырастает у нас только весною,

когда мы вьем наши гнезда. Он и для нас тоже свадебный наряд. Знала ли ты об

этом, принцесса?

 

Изольда опустила голову.

 

- Ты первая приказала достать хохолок для наряда. И с той поры начали

приходить к нам охотники из больших городов, начали убивать нас сотнями,

тысячами... Мы всюду искали спасения, но охотников каждую весну становилось

все больше и больше, а нас оставалось все меньше. Знаешь ли ты это, принцесса?

 

Изольда дрожала и не могла вымолвить ни слова.



 

Цапля между тем продолжала:

 

- Нас избивали без жалости, без разбора. Нас избивали в то время, когда мы

вили гнезда, когда кормили мы наших детей. Мы падали мертвыми и ранеными,

истекая кровью, из головы у нас вырывали убор, а наши птенцы умирали от

голода... Ты не думала об этом, принцесса?

 

И обе цапли пристально поглядели прямо в глаза Изольде.

 

- Сегодня убиты все остальные... Наш род истреблен... Мы - последняя пара

из всех живых, и мы прилетели к тебе, принцесса, прилетели за тобой, чтобы

взять тебя с нами и показать, что ты сделала. Кровь наших братий еще не

застыла, их трупы еще лежат на земле... Полетим же взглянуть на них, полетим

скорее, принцесса. Мы хотим, чтобы ты видела правду. Эти цветы, выросшие из

нашей крови, имеют чудесную силу. Возьми их в обе руки, принцесса.

 

Повинуясь властному голосу, Изольда взяла в руки один цветок и тотчас же

почувствовала, как за спиной у нее выросли крылья. Она взяла другой цветок и

стала невидима.

 

- Летим же! - сказали цапли.

 

Вихрем закрутился воздух. Где-то далеко внизу ревело и бушевало море,

свистел ветер, мелькала и кружилась земля, вспыхивала радуга, грохотал гром...

 

- Взглянем на город, - услышала Изольда. - Это центр мира.

 

И принцесса увидала под собой необъятный город, светившийся миллионами

огней.

 

Невидимо для других спустились в него три путника.

 

По широкой людной улице суетились, перегоняя друг друга, прохожие,

катились экипажи, слышался говор, крики, веселый смех. Беззаботная нарядная

толпа теснилась у магазинов, глядя разгоревшимися глазами в широкие окна, за

которыми на темном бархате лежали освещенные невидимыми огнями белые нежные

перышки, осыпанные бриллиантами.

 

- Как красиво! Как бесподобно! - восклицала нарядная толпа, нарасхват

покупая эгретты (дамские украшения из птичьих перьев. - Ред.).

 

 

А принцесса думала: "Это мой убор..."

 

- Видишь, принцесса, - говорили цапли. - Видишь, как удачна твоя выдумка?

Всем на радость!.. Но летим же к нам, и ты узнаешь цену этой радости.

 

Снова закрутился воздух; все заревело; все зашумело кругом; все померкло.

Изольда чувствовала, что она вновь понеслась куда-то ввысь с неимоверною

быстротою, все дальше и дальше, среди туч и вихря, среди непроглядной ночи.

 

Когда забрезжил рассвет и из-за края земли показался огненный шар солнца,

путники увидели внизу, под собою, цветущую равнину и берег широкой многоводной

реки. Они медленно начали опускаться и, наконец, полетели над самой рекою.

Вокруг блистало дивное весеннее утро.

 

Невиданные Изольдой прекрасные цветы, издававшие густой и сладкий запах,

росли на огромных деревьях; по толстым стволам вились и переплетались между

собою ползучие растения, достигая вершин и перекидываясь густыми гирляндами с

одного дерева на другое; внизу развертывались пестрым ковром пахучие свежие

травы; по берегам реки шумели мягкой песней высокие тростники, веяло всюду

теплом, весною и негой, жизнью и радостью.

 

- Здесь наша родина, - сказали цапли. - Видишь ли ты, принцесса, как

прекрасна у нас весна? Слышишь ли нежное плесканье воды, мягкий шум

тростников, видишь ли наши яркие душистые цветы, наше жгучее солнце?

 

- Да, - отвечала Изольда. - Я никогда не видала такой прекрасной весны.

 

- А видишь ли вон там, среди камышей, среди цветов, среди травы, и вон

там, под деревьями, и вот тут, по всему берегу, и повсюду, куда ни взглянешь,

- видишь ли ты белые хлопья?

 

- Да, я вижу белые хлопья.

 

- Это не хлопья, принцесса... Это лежат белые цапли. Их убили, чтоб

завладеть хохолками...

 

Проносясь невидимо вдоль по реке, Изольда с ужасом озиралась, встречая

повсюду, куда лишь падал взгляд, белоснежные трупы с окровавленными головами.

 

- Боже! Как страшно! - ужасалась она.

 

Тысячи птиц валялись среди роскошных благоухающих лугов, многие были уже

давно мертвы, многие недавно, многие умирали, взирая на Изольду с молчаливым

страданием, раскрыв свои длинные клювы от непосильной предсмертной боли.

 

- Вот цена твоего наряда, - услышала снова Изольда. - Нас убивали, а наши

дети умирали голодной смертью.

 

Стала глядеть Изольда вокруг по деревьям, желая найти хоть одно живое

существо, услышать хоть один живой голос в этой долине, но видела лишь

разрушение да опустевшие гнезда с умершими птенцами.

 

- Еще недавно, принцесса, здесь слышались повсюду крики радости и жизни.

Еще не так давно прозвучали первые вопли и стоны. Еще только вчера оглашался

воздух криком последних страданий, а сегодня - все замолчало: наступила

смерть... Слышишь ли ты, видишь ли ты что-нибудь, кроме смерти?..

 

В ужасе и в отчаянии Изольда металась, не зная, куда бежать, чтобы не

видеть жертв своего легкомыслия, не слышать укоров совести. Она поняла, что

погубила не одну только птицу, как уверял старик, а истребила весь род. Она

напрягала все силы, чтобы освободиться, она рвалась и билась и вдруг, взмахнув

крыльями, куда-то помчалась одна, без спутников, с неимоверною быстротой,

только не вверх, а в бездонную черную пропасть. В глазах у нее потемнело, и

она лишилась сознания.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...