Главная Обратная связь

Дисциплины:






ИНФОРМАЦИОННАЯ ИНТОКСИКАЦИЯ



ГОНКА ИНВАЛИДОВ

Если обобщить способы влияния системы на организм и сознание человека, то мы получим следующий список:

Синтетическая и мертвая пища (прямое воздействие на физиологию и сознание).

Электромагнитный смог (воздействие на мозг, кровь, биополе).

Малоподвижный образ жизни (мышцы, сосуды, опорно-двигательный аппарат).

Загрязнение окружающей среды (общая интоксикация, замутнение сознания).

Индуцированная алертность, навязанные дистанции и финиши (стресс).

Техногенные развлечения (мозг, нервная система).

Информационное давление (вся психосоматика).

Диагноз, который является следствием такого воздействия, можно поставить даже не на основании статистики заболеваний и смертей, а на обычной рекламе. Взять хотя бы телевизионную, самую дорогостоящую рекламу. Там предлагается, прежде всего, то, что пользуется наибольшим спросом. Из достаточно узкого спектра товаров, услуг и информации можно судить о том, чем люди болеют и на что жалуются:

Вздутие живота, расстройство пищеварения.

Изжога, тяжесть в желудке.

Избыточный вес.

Дисбактериоз.

Иммунодефицит.

Головные боли.

Депрессия.

Низкий жизненный тонус.

Эпидемии гриппа.

Больные зубы.

Паразиты.

Зрение, память.

Простатит, молочница, импотенция.

Всевозможные хронические болезни.

Рак, диабет, артрит, сердце, печень, почки.

Боли в спине и шее.

Из всего перечисленного наиболее характерным и заслуживающим особого внимания является последний недуг.

Книги и DVD, посвященные проблемам позвоночника, значатся в списках бестселлеров. Повальное распространение болезней опорно-двигательного аппарата — феномен нашего времени (или точнее сказать, техногенной цивилизации, поскольку аборигены ничем подобным не страдают).

Можно предположить, что причина тому одна — малоподвижный образ жизни, однако это не совсем так. Оказывается, по данному вопросу, буквально, сколько врачей, столько и мнений. А еще интереснее то, что современная медицина практически бессильна перед этой болезнью века. Боли в спине не излечиваются, а переводятся, в лучшем случае, в вялотекущую хроническую стадию. Если собрать вместе все мнения, получается любопытная картина.

Причины болей в спине и шее, по оценкам разных специалистов:

Структурные нарушения (изменение органов).

Функциональные расстройства (нарушение функций, например, мышц).

Болезни ЖКТ (например, проблемы с кишечником — болит позвоночник).

Спазматическое сокращение отдельных мышц.

Нарушение микроциркуляции (крови и лимфы).

Родовые травмы черепа.

Возрастные изменения.

Мнения расходятся и в том, что именно болит:

Позвоночник (кости, хрящи).



Мышцы.

Зажатые нервы.

Спинной мозг.

А также в том, что вызывает боль:

Грыжа межпозвонковых дисков.

Спазмированные мышцы.

И что такое грыжа:

Ядро межпозвонкового диска, выдавленное за пределы его кольца.

Остатки (труха) разрушенного диска.

Представьте, по вопросу о том, какова субстанция межпозвонкового диска, тоже нет единого мнения:

Студенистая.

Киселеобразная.

Резиновая.

Можете мне поверить, я прочитал довольно много книг по данной тематике, и был крайне удивлен: неужели те, кто берется лечить позвоночник (да еще и книги писать), никогда не видели и не щупали: что же находится там, внутри, между позвонков?

Предлагаемые методы лечения, аналогично, настолько разнятся, что возникает такое чувство (граничащее с тихим ужасом), будто метод должен выбирать сам несведущий пациент:

Только операция.

Операция? — Ни в коем случае!

Физиотерапия.

Мануальная терапия.

Остеопатия.

Покой.

Движение.

Ограничение нагрузок.

Наоборот, нагрузки.

… и т. д.

И наконец, что касается ограничений (тоже, видимо, на выбор пациента):

Обязательно жесткий корсет.

Жесткий корсет? — Ни в коем случае!

Поднимать не более 2, 3, 5, 10 кг.

Полный запрет на тяжести.

Наоборот, нагрузки и упражнения необходимы.

Не нагибаться.

Нагибайтесь, как хотите.

Жесткая постель.

Мягкая постель.

Спину ни в коем случае нельзя охлаждать.

Наоборот, обливания холодной водой полезны.

Вот, например, что говорят о сколиозе (искривлении позвоночника). Существует авторитетное мнение, будто причина сколиоза в том, что одни мышцы развиты сильнее других. (Интересно, тогда хоккеисты и теннисисты, наверное, должны бы вообще кривые ходить?) Как его исправить? Тренировать слабые мышцы, например, только левые или только правые, оставляя без внимания развитые (иначе они тоже будут развиваться и тогда асимметрия сохранится.) Мнение авторитетное, но все же что-то здесь не так, верно?

Еще один пример. Основная проблема позвоночника, как известно, это межпозвонковая грыжа, которая, по распространенному мнению, защемляет нерв. Однако недавно некоторые доктора наук, внимательнее присмотревшись к анатомии позвоночника и нервной системы (заметьте, внимательнее присмотревшись!), сделали открытие (!), что, оказывается, межпозвонковую грыжу нельзя считать причиной защемления нерва, поскольку это анатомически невозможно! А сами нервы, оказывается, вообще болеть не могут. О боли сигнализируют нервные окончания — рецепторы.

В общем, продолжать на эту тему можно очень долго. Вывод остается сделать следующий: тот факт, что существует так много в корне противоположных мнений и методов лечения, говорит о том, что официальная медицина не имеет понятия, в чем суть проблемы и как с нею справиться.

Это было бы забавно, если бы не было одновременно и страшновато, да? Причины такой ситуации (не с болезнью, а с медициной), и об этом говорят сами же доктора, следующие:

Узкопрофильные медицинские специальности.

Человек — это единое целое, а не набор отдельных механизмов, по которым врачи разобрали себе специализации. Поэтому организм надо воспринимать и лечить как единое целое. Но такой подход медицине не выгоден, поскольку она, как и система, не заинтересована в выздоровлении человека. Медицину как науку интересует сам процесс лечения, как лабораторное исследование, которое можно продолжать до бесконечности. Медицину как практику интересует, прежде всего, бизнес.

Симптоматичный подход к лечению.

Ни для кого не секрет, что подавляющее большинство методов лечения направлено на устранение симптомов, а не причин болезней. Хронические болезни возникают вследствие неверных диагнозов. Если диагноз неверный, лечение не принесет результатов. Что интересно, боль — это вообще самый первичный симптом. Но ему придали статус патологии и начали лечить. Подход, можно сказать, армейский, по своей прямолинейности: есть боль — будем лечить боль.

Физико-химический, чуть ли не механический подход.

Большинство врачей придерживаются консервативных взглядов и методов, как учат в мединститутах. Наука о здоровье занимается «механизмами и структурами». Она утверждает, в частности, что боли в спине, плечах, шее, бедрах, ягодицах возникают вследствие функциональных или структурных нарушений. Взаимоотношение ума и тела никак не рассматривается. То, что нельзя изучить в лаборатории, признается «ненаучным». В первый ряд «ненаучных» вещей попадают эмоции, поскольку их нельзя измерить.

Что касается последнего. Вроде бы всем понятно, что изречение «все болезни от нервов» имеет под собой основания, однако почти никто не придает этому должного внимания.

Выше мы обозначили причины болей в спине и шее. Но что является изначальной причиной, порождающей возникновение этих симптомов?

Американский доктор Джон Сарно в результате многолетних исследований пришел к выводу, что основной причиной возникновения боли являются не функциональные и структурные расстройства, а подавленные эмоции.

Современный человек находится в состоянии постоянного стресса. Это состояние стало для него уже чуть ли не привычным, «нормальным». Вот несколько основных факторов, вызывающих стресс:

Ответственность на работе, учебе.

Дорога на работу и с работы.

Финансовые проблемы.

Смена профессии, места жительства.

Проблемы в отношениях с коллегами и близкими.

Неудачи на работе и в личной жизни.

Повышенное чувство ответственности.

Сильная внутренняя мотивация, потребность быть лучшим, быть первым.

Главные позиции в данном списке занимают ответственность и мотивация. Это те самые основные прищепки, которые система цепляет на человека, чтобы, с одной стороны, подстегнуть его, а с другой, ограничить его энергию, сознание и свободу или, иными словами, «поумерить его пыл». Когда накапливается критическая масса таких переживаний, развивается то, что Джон Сарно определяет как синдром мышечного напряжения (СМН).

Стресс эмоциональный перерастает в напряжение физическое. Энергия эмоций (в особенности подавленных) никуда не девается, не исчезает, а переходит в функциональное нарушение — мышечный спазм. А это, в свою очередь, приводит к нарушениям структурным — искривлению позвоночника, межпозвонковой грыже и т. д.

Синдром мышечного напряжения, по словам доктора Сарно, не пользуется интересом академической науки, поскольку не оставляет за собой причинных следов. Эмоции нельзя поместить в пробирку, взвесить и измерить. Медицинские методы, будучи в основном лабораторными, не могут регистрировать действие СМН.

Синдром мышечного напряжения появляется не просто как феномен, а выполняет функцию замещения душевной боли болью физической, что служит первой причиной возникновения СМН.

Физическую боль человек переносит легче, чем иные душевные страдания. Тем более что мозг в нашем теле — главный. Мозг предпочитает испытывать физическую боль в теле, нежели негативные переживания у себя в сознании. Пока внимание занято болью, подавленные эмоции не могут выйти на уровень сознания.

Для СМН также характерна отложенная реакция. Боль может проявить себя неожиданно и не к месту, например, в отпуске. На работе эмоциональное напряжение, как правило, сгорает, а вот на отдыхе ему деваться уже некуда.

Вторая причина возникновения СМН сходна с первой: сознание человека стремится засунуть все беспокоящие его проблемы подальше и поглубже, в подсознание.

Тревога, гнев, чувство вины, ответственность, низкая самооценка — загоняются вглубь подсознания, потому что сознание не хочет все это чувствовать, а также демонстрировать окружающим. Однако наступает момент, когда подсознание уже не может все это в себе вместить. Вот тогда и возникает СМН.

В природе проблемы решаются просто и естественно: испугались — адреналин в кровь — побежали — страх вышел; разозлились — опять адреналин — кого-то поцарапали — стало легче. В техногенной системе это уже не работает. Мозг и нервная система не приспособлены к существованию в такой среде. Эволюция еще не успела до этого дойти. Физиологическая и физическая активность — пожалуйста. А что делать с эмоциями, которые не находят выхода, мозг не знает, отсюда и примитивная реакция — заместить их болью или болезнью.

Мышцы, страдающие от СМН, находятся в задней части шеи, в спине, ягодицах. Именно они отвечают за правильное положение головы, туловища и обеспечивают эффективную работу рук. Система знает, куда вешать прищепки. Для того чтобы марионетка двигалась как надо, ее необходимо правильно подцепить и подвесить.

Таким образом, ментальные прищепки порождают еще одни — соматические. Это уже совершенно конкретные зажимы и путы. Болевые ощущения заставляют человека вести малоподвижный образ жизни. Болит — не двигайся! У человека отбивается охота к тому, что может помочь. Соматические прищепки обездвиживают, усаживают в машину, в кресло, на диван — к телевизору, телефону, компьютеру (будь на связи, будь в системе!). Цикл замкнулся…

Не хочется делать мрачные прогнозы (хотя мы тут не предсказаниями занимаемся, а осознанным наблюдением), но очевидно, система сжимает свое кольцо. Помимо агрессивной техногенной среды на человека давит постоянно нагнетаемая социальная напряженность, конкуренция, соперничество. Вообще, эксцентричная получается картина. Зарядили синтетической пищей, прикрыли заслонку, защемили со всех сторон зажимами, обездвижили, а затем показали цель, сверкающую блестками, и устроили гонку инвалидов. По замкнутому кругу?

Резюме

 

Повальное распространение болезней опорно-двигательного аппарата — феномен техногенной цивилизации.

Официальная медицина не имеет понятия, в чем суть проблемы и как с нею справиться.

Человек — это единое целое, а не набор отдельных механизмов, по которым врачи разобрали себе специализации.

Наука о здоровье занимается «механизмами и структурами» и лечит симптомы. Взаимоотношение ума и тела никак не рассматривается.

В основе причин возникновения боли лежат не функциональные и структурные расстройства, а подавленные эмоции.

Когда накапливается критическая масса стрессовых переживаний, развивается синдром мышечного напряжения (СМН).

Стресс эмоциональный перерастает в напряжение физическое.

Это, в свою очередь, приводит к нарушениям структурным — искривлению позвоночника, межпозвонковой грыже и т. д.

Для СМН также характерна отложенная реакция.

Сознание человека стремится засунуть все беспокоящие его проблемы подальше и поглубже, в подсознание.

Болевые ощущения заставляют человека вести малоподвижный образ жизни. У человека отбивается охота к тому, что может помочь.

Ментальные прищепки порождают еще одни — соматические.

Мозг и нервная система не приспособлены к существованию в техногенной среде.

 


Почему-то мало кто задумывается над таким странным положением вещей: болезни человечества прогрессируют, а «головокружительные успехи» медицины стоят как бы особняком, в стороне от этого. Дескать, вот вам суперсовременные технологии, а вот хронические и дегенеративные заболевания, но они, по своей природе, не поддаются лечению, так что ничего тут не поделаешь.

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ ИНТОКСИКАЦИЯ

 


Остался открытым еще один вопрос. По наблюдениям Джона Сарно, повальная эпидемия болезней спины началась 30 лет назад и продолжается по сей день с неуклонным ростом. Получается, исток находится где-то в 80-х годах прошлого века. Раньше ничего подобного в таком масштабе не наблюдалось. Что же случилось? Ведь развитие техногенной системы, с ее губительным воздействием, началось еще задолго до этого. И малоподвижный образ жизни, и постоянные стрессы, и механизм вытеснения переживаний в подсознание существовали и прежде. Почему же синдром мышечного напряжения стал себя проявлять именно 30 лет назад?

Доктор Сарно не дает ответа на этот вопрос. Но разгадка, по моему мнению, очевидна, поскольку лежит на поверхности. Как раз в 80-е годы началось интенсивное развитие информационных технологий, информационных носителей, средств массовой информации, связи и коммуникаций.

С появлением персональных компьютеров, CD, DVD, спутникового телевидения, Интернета, мобильных телефонов, а в последнее время и социальных сетей, на человека обрушился мощный водопад информации. Началась в буквальном смысле информационная интоксикация.

Если раньше задвигать психические проблемы в подсознание удавалось более-менее сносно, то сейчас, когда перегрузка информацией достигла критической точки, емкости подсознания уже не хватает, это выливается в проблемы физические. Современный человек настолько перегружен информацией, что его организм, сознание и подсознание уже не справляются с давлением техногенных факторов.

Почему-то о таких вещах нигде ясно и открыто не говорится. Подавляющая часть социума пребывает в «счастливом неведении» (или забвении?); ничего не видит, не понимает, не придает значения, и думает, что ничего не происходит. Но я уже говорил и повторяю: происходит нечто.

Характерно, в каком направлении работает телевидение. Например, канал Discovery когда-то был таким интересным и познавательным! А что там сейчас? Каких-то «дуроломов» показывают, которые балдеют от того, что чего-то там ломают и крушат. На Animal Planet в основном только опасные животные. По National Geographic — сплошные катастрофы. Новости тоже — исключительно опасные и пугающие. Посмотришь на все это, так возникает впечатление, что время интеллектуалов прошло, а наступила эпоха дебилов и дегенератов.

Последних сейчас, конечно, гораздо больше, чем каких-нибудь несколько десятков лет назад. Тому есть много причин. Но это не главное. Дело в том, что в наше время люди уже пресытились информацией, и их уже очень трудно чем-то удивить и заинтересовать. Вот СМИ и выжимают последнее, на что способны, лишь бы привлечь внимание. От страшных историй на сон грядущий в пионерлагере перешли к глобальным страшилкам.

К сожалению, все это только способствует накоплению агрессии и реального потенциала для реальных катастроф, поскольку коллективное сознание формирует соответствующую действительность.

Итак, техносфера породила новый феномен нашего времени — информационную интоксикацию. Но это, конечно, далеко не все. Чтобы чрезмерно не нагнетать итак «сгустившиеся в нашей книге тучи», перечислим еще кратко лишь три основных фактора воздействия техногенной системы на психику.

1. Изменение мозга.

Мозг в техногенной и информационной среде не развивается, а претерпевает изменения. И разумеется, не в лучшую сторону. Это уже научно установленный факт.

Директор британского Королевского института, баронесса Гринфилд, заявляет: «Если человек слишком много времени проводит перед монитором, у него на физиологическом уровне меняется мозг, что неизменно ведет к проблемам с поведением и вниманием. Игры способны дезактивировать определенные нервные связи в мозге, потому что мозг адаптируется к изменениям внешней среды. Компьютерные игры — пример новой среды». Баронесса не знает, что можно с этим поделать, и ей остается лишь сетовать, что надо бы детям оторваться от мониторов и, наконец, выйти на улицу, почувствовать траву под ногами. Но как им объяснить, что сказать, как убедить?

Когда в книге идет речь о киборгах и «всеобщей киборгизации», это вовсе не параллели с научной фантастикой, а вполне реальные вещи. Модификация человеческого мозга движется не в направлении развития творческих способностей, или способности творить свою реальность, а в сторону развития примитивных навыков: кликать, лайкать, ставить галочки, нажимать на рычаги и кнопки. Для элемента системы этого вполне достаточно. Многое остальное уже сейчас реализуется чисто технически — компьютерами и машинами. И наверно уже скоро компьютеры и машины будут способны создавать самих себя.

2. Сужение сознания.

Когда говорят об интеллектуальном и духовном развитии, часто подразумевается расширение сознания, видения, понимания реальности. В техносфере все происходит наоборот.

Если цивилизация вступает на техногенный путь развития, человеческий разум глубоко зарывается в лабиринты технических решений, переставая видеть и понимать фундаментальную суть вещей. Все приборы и механизмы построены на очень сложной схемотехнике, состоящей из миллионов деталей и элементов.

Например, первый компьютерный микропроцессор корпорации Intel 4004, выпущенный в 1971 году, содержал 2300 транзисторов. В 1989 году в процессоре Intel 486 их было уже 1 200 000, а в 2000 году процессор Intel Pentium-4 преодолел рубеж в 42 миллиона. Новый четырехъядерный процессор Intel Core 2 Extreme, созданный на базе 45-нанометровой производственной технологии, содержит уже 320 миллионов транзисторов.

Таким образом, схемотехника все больше усложняется. Кто-то может считать это прогрессом, но на самом деле это совершенно тупиковый путь. Технику можно бесконечно усложнять, только она после этого становится все более трудно управляемой и менее надежной. Самолеты, подводные лодки, космические корабли очень сложны, отчего и ненадежны.

Кому захочется летать на суперсовременном, а значит, суперсложном авиалайнере, где еще сидит пилот, у которого сознание сужено до крайности, поскольку его мозг уже не справляется со всеми этими сложностями? А вдруг в одном из миллионов транзисторов обнаружится дефект? А вдруг у пилота «шестеренки заклинит»?

При всем при этом наша «развитая» цивилизация ломает голову, каким образом были обработаны и возведены древние мегалиты, как так непостижимо способны двигаться инопланетные объекты, как в древности могли существовать «летающие колесницы виманы», у которых энергетическая установка состояла из пары каких-то горшков?

Значит, есть другие, простые технологии, и лежат они в другой плоскости, вне сферы чисто технических решений. Например, движение инопланетного летательного аппарата — это, скорей всего, не механическое перемещение в воздушной или водной среде, а трансляция проекции в пространстве вариантов. Потому и скорости огромные, и нет ни сопротивления среды, ни инерции.

Но технократический разум целиком погружен в механику материальной составляющей нашего мира. Где уж ему увидеть и понять метафизику, если сознание затуманено и зашорено. В дифференцирование, решение сложных задач, можно углубляться до бесконечности, только за деревьями становится не видно леса.

Мне недавно довелось заглянуть в учебник математики старших классов. Оказывается, детей заставляют решать какие-то ну совершенно невообразимо навороченные, 3–4–5-этажные конструкции из корней и логарифмов. Решая такие задачи, забудешь вообще, что такое логарифм, и зачем он нужен.

Очевидно, цель обучения состоит не в том, чтобы раскрыть ученику суть и красоту математики, а в том, чтобы запутать его, завести в темный лабиринт, ограничить его сознание узкими рамками. Ту же самую цель — сужение сознания, преследует и форма ЕГЭ. Ни о каком развитии творческого мышления при таком «образовании» не может быть и речи.

Беда в том, что сами люди всеми этими процессами уже давно не владеют и не управляют. Владеет и управляет система. Чиновники от образования, которые, «из лучших побуждений», изобретают такие дремучие методики обучения, сами не соображают, что делают, поскольку их сознание тоже в достаточной степени затуманено и заужено. Система ясно и недвусмысленно дает понять — ей требуются винтики, или, в лучшем случае, киборги, но никак не творческие индивидуальности.

3. Информационная зависимость.

Любая интоксикация порождает зависимость. Современный человек конкретно посажен на информационную иглу. Если он не получает очередной дозы, у него начинается ломка, дискомфорт, тоска, тревога, вплоть до паники. А дозы требуются все сильнее и больше. Зрелищные кинофильмы уже не впечатляют, надо погромче звук, чтоб по мозгам шарахало, изображение должно быть 3D, а лучше 4D, желательно еще и запахи чтоб были, или еще какая-нибудь «дурь», чтоб уж вообще крышу сдувало.

Человек, сидя с пультом у телевизора, изнывает оттого, что ему приходится переключать сотни спутниковых каналов, ни на одном из которых задержаться надолго не хочется. Без зрелищ человек не может существовать, но в то же время ничто уже не радует, не трогает, не впечатляет. Здесь я немного утрирую, но лишь немного. Все к тому идет.

Мое детство прошло в те времена, когда еще не в каждом доме имелся телевизор. Но было нечто получше — фильмоскоп. Молодое поколение наверно не знает, что за штука такая. Это такой фонарь-проектор, вместо плейера, в который вставляется диафильм (пленка), вместо DVD. На пленке кадры — картинки, внизу которых несколько строчек текста. Это не кино, а именно кадры, которые нужно было смотреть по отдельности, прокручивая колесико фильмоскопа.

Диафильмов тогда выпускалось очень много: рассказы, истории всякие, сказки, познавательные фильмы, интересные, разные. Были они в таких небольших цилиндрических коробочках. Очень обаятельные, приятные штучки. Вечером, когда вся семья собирается вместе, окна зашториваются, на стену вешается простыня, и начинается таинство.

Это вам не телевизор! Зрелище настолько увлекательное, приятное, и главное, до такой степени умиротворяющее, что один и тот же диафильм не надоедало просматривать по многу раз. Возникало ощущение какого-то вселенского спокойствия и уравновешенности, будто все с тобой и с этим миром — В ПОРЯДКЕ. ВСЕ ПРОСТО ХОРОШО, КАК НАДО.

Ни одна, даже самая изощренная медиапродукция, не способна принести столько удовольствия, спокойствия и радости, сколько приносил этот маленький обаятельный диафильм.

Сейчас ситуация совсем другая. Включаешь телевизор — и получаешь удар бейсбольной битой по голове — свою дозу. И свое представление о мире — во как оно должно быть! Выходишь на улицу — а там видишь, на щитовой рекламе ребенок, который еще не умеет говорить — уже с мобильником. Несмотря на то, что хорошо известно: телефон в руках ребенка ведет к задержке и аномалиям в его развитии. Хотя, почему «несмотря на то, что»? Именно что, хорошо известно. Наверно, так надо?

Когда ты повсюду в рекламе видишь двухлетнего ребенка с мобильником, в твоем менталитете формируется шаблон, что это правильно, хорошо, и так надо. Это уже не просто телефон, а неотъемлемая часть тебя. Разговаривай, играй, слушай, следи за новостями, кликай, покупай, расплачивайся, лайкай — это все, что ты можешь, и это все, что тебе нужно. Ты, главное, будь на связи, в сети, в системе, вноси свой вклад.

И все же нет, не верю, теперь уже что-то НЕ ХОРОШО с этим миром, что-то НЕ В ПОРЯДКЕ, и ТАК НЕ НАДО. ТАК НЕЛЬЗЯ.

Резюме

 

С появлением средств связи и коммуникаций на человека обрушился мощный водопад информации. Началась в буквальном смысле информационная интоксикация.

Теперь, когда перегрузка информацией достигла критической точки, емкости подсознания уже не хватает, и это выливается в проблемы физические.

Модификация человеческого мозга движется в сторону развития примитивных навыков.

Современный человек глубоко зарывается в лабиринты технических решений, переставая видеть и понимать фундаментальную суть вещей.

Технократический разум целиком погружен в механику материальной составляющей нашего мира.

В техносфере происходит сужение сознания.

Современный человек конкретно посажен на информационную иглу.

 


Нашу цивилизацию спасут дети индиго? Очень сомневаюсь. Уже одна лишь техногенная пища сведет на нет все их способности. Системой для того и создан синтетический корм, чтобы выращивать не «взломщиков» самой себя, а послушных киборгов. Ну, а в добавку с пищей информационной, вообще нет шансов.

 






sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...