Главная Обратная связь

Дисциплины:






Маленькая Черная Книжка #1 6 страница



- У меня нет слов. Спасибо, Себастьян. Я заплачу тебе. Я буду…

Он поднял свою руку вверх, чтобы заставить меня замолчать.

- Не переживай. Очень скоро ты отплатишь мне.

Себастьян пожирал меня глазами, и я с трудом сглотнула.

- Давай посмотрим другие комнаты, - сказал он, уходя, повернувшись ко мне спиной.

Кондоминиум был великолепным – никакой экономии. Он был огромен, больше, чем то, с чем знала, что делать, но я прекрасно понимала, что все это временно. Все, связанное с Себастьяном, только начиналось, но я не настолько глупа, чтобы думать о том, что это будет длиться вечно. Для Кайла и, если честно, для себя тоже, я сделаю это. Но мне нужен запасной план.

Себастьян отвез меня обратно в отель и уехал. У него были деловые встречи, и что странно, мне было грустно, что он уехал. Я начинала чувствовать себя в безопасности с ним, и это не хорошо. Он полная противоположность безопасности. Себастьян опасен. Особенно с тех пор, как заставил меня почувствовать то, что я никогда не испытывала прежде.

Я собрала все наши вещи и спустилась, чтобы встретить Кайла в лобби отеля после школы.

- Итак, теперь у нас есть дом, - у меня заболели щеки от моей широкой улыбки.

Потянув его в свою сторону, я взъерошила ему волосы, и мы пошли обратно к лифту.

- Здорово. Когда мы переезжаем? – спросил он.

- Прямо сейчас. Все уже готово. Наши вещи там. Там прекрасно, Кайл.

- Но как?

- Мой друг поможет нам, пока я не встану на ноги.

- Очень хороший друг, - пожал он плечами.

К счастью, тема была закрыта, как только мы добрались до нашего дома, и он увидел, насколько потрясающе там было. Не думаю, что его заботило, как или почему.

Этой ночью я спала в своей постели, в безопасном месте и в окружении всех своих вещей. Мои волосы были влажными после того, как я провалялась в горячей ванной всю ночь, а тело стало более расслабленное, чем когда-либо.

 

 


 

 

 

 

- Эти джинсы увеличивают мою задницу? – спросила Триш. Повернувшись к зеркалу и пытаясь увидеть себя сзади.

- Нет, - ответила я рассеянно, смотря из магазина на остальную часть торгового центра Манхэттена.

Женщины, одетые в дорогую одежду и с собачками в сумочках, болтали, когда проходили мимо.

Девчачий день с Триш был тем, в чем я нуждалась. Все, что было у меня на уме, так это то, насколько сумасшедшей становилась моя жизнь.

- Черт. Тогда мне нужны джинсы на размер меньше.

Она сняла их и Триш не заботило, что кто-нибудь мог увидеть ее в трусиках. И только тогда я поняла, что она сказала.

- Подожди. Ты имеешь в виду, что хочешь, чтобы джинсы увеличивали твою задницу? – спросила я в замешательстве.



- Да. У меня плоская задница. Мне нужно что-нибудь, что увеличило бы ее, - она нагнулась и, схватив за гачу, сняла их.

- Боже мой, Триш. Ты ненормальная.

Перемерив одинадцать джинсов, она наконец-то нашла те, от которых была в восторге.

Затем, мы заехали еще в один магазин одежды, где еще час я сидела и смотрела, как она примеряет вещи. Что угодно было намного лучше, чем сидеть в кондоминиуме, смотря телевизор весь день.

- О Мой Бог, ты должна примерить это, – сказала Триш, посмотрев в мою сторону. - Это будет выглядеть потрясающе на тебе в сочетании с твоими рыжими волосами.

Я просмотрела и увидела, что Триш держит зеленую блузку. Она была красивой с глубоким вырезом.

- У меня нет денег, чтобы покупать новую одежду прямо сейчас, - хихикнула я.

- Ой, да ладно. Ты должна, по крайней мере, примерить ее, - впихнув блузку мне в руки, она толкнула меня в раздевалку.

Я громко вздохнула, прежде чем снять футболку через голову и надеть зеленую блузку. Ткань была похожа на масло и приятно ощущалась на коже. Я повернулась к зеркалу, любуясь, как хорошо блузка смотрелась на мне. Взяв ценник, который болтался возле моей руки, я увидела, что она дорогая.

- Выходи. Позволь мне увидеть, как она на тебе смотрится, – послышался голос Триш по ту сторону двери.

Открывая дверь, я вышла и поправила блузку.

- Видишь? Я же говорила, что ты будешь выглядеть потрясающе в ней. Тебе нравится?

Я улыбнулась и покрутилась.

- Думаю, что да.

После того, как пообещала Триш, что вернусь и куплю блузку в следующий раз, мы, наконец, вышли из магазина и направились в ресторанный дворик.

- Итак, что именно произошло в «Клайве»? – спросила она, попивая свой кофе из стаканчика «Старбакс».

В ресторанном дворике вокруг нас слышались смех и голоса. Я опустила голову и отрезала жареное мясо на своей тарелке.

- Ничего, - пожала я плечами.

Наклонив голову на бок, Триш посмотрела на меня, как на полную дуру, которой я и была.

- Не рассказывай мне это дерьмо. Стейси - симпатичная официантка с проколотым носом сказала, что видела, как Себастьян разговаривал с тобой лично. Он никогда не делает этого, - она сделала еще глоток. – Итак, что он сказал?

Я долго думала хорошая ли это идея все рассказать ей. Я знаю Триш долгое время, и у меня никогда не было от нее секретов. Но с другой стороны, у меня никогда не было таких непристойных секретов, чтобы их рассказывать. Она работает в «Клайве», и в один прекрасный момент Триш проговорится. Мысль о том, что я вернусь к Себастьяну после того, как рассказала о нем, не пугала меня, но я не хотела, чтобы так произошло.

- На самом деле. Ничего не произошло. Он просто вежливо сказал мне, что эта работа не для меня и посоветовал найти свое призвание, – солгала я. Мне очень не хотелось лгать и я не поступаю так часто, но сейчас это было необходимо.

Триш не знала, где я остановилась. Она слишком увлечена своей жизнью, чтобы даже спросить, все ли у меня хорошо. Обычно, я бы упрекнула ее за эгоизм, но не в этот раз.

- Он чертовски сексуален, не так ли?

- Кто? – спросила я.

- Себастьян, владелец «Клайва».

- Оу. Да, полагаю, что он хорош, - пожала я плечами.

Ешё одна ложь.

- Ты полагаешь? - она протянула руку и игриво положила ее на мой лоб, будто проверяла мою температуру. Я засмеялась и убрала ее руку. - Серьезно, Роз, ты или в бреду от лихорадки, либо слепая, или у тебя неопытный клитор, если ты не видишь, какой он невероятно горячий мужчина.

- О, Боже, ты действительно сказала это? - я опустила голову, когда заметила, что леди, сидящая рядом, посмотрела с ужасом на нас.

- Да, сказала. И только ты знаешь, что я любила бы тебя даже, если бы ты была как эти, - она взяла жаркое из моей тарелки и забросила его в рот. - Сексуальный или нет - он любитель головок.

- Что ты имеешь в виду под любителем головок? – спросила я.

- Ой, да ладно, Роз. Это когда пускают слюнки на головку, - Триш показала движение рукой и ртом как будто отсасывает парню.

В этот момент леди рядом с нами встала и ушла. Бедная леди.

Однако слова Триш действительно привлекли мое внимание.

- Почему ты думаешь, что он гей?

- Он должен быть. В этом клубе работает очень много горячих сучек, включая меня, и никогда он даже не посмотрел в их сторону.

- Это не означает, что он гей, - защищалась я.

Она посмотрела на меня, как на сумасшедшую, затем взяла себя за грудь и встряхнула ее.

- Серьезно, взгляни на них. За два года он, по крайней мере, хоть раз, но должен был пофлиртовать со мной.

После этого я не сказала ни слова. Я, возможно, сбила бы ее с толку, сказав ей, что Себастьян не гей, но она моя подруга, и предпочитаю, чтобы она оставалась уверенной в себе.

Я подождала, пока Триш полностью исчезнет из поля зрения, прежде чем сесть на заднее сиденье отполированной черной машины, которая ожидала меня.

- Приятно провели время, совершая покупки, мисс? – спросил мистер Мартин, отъезжая от обочины.

- Конечно, - я изобразила фальшивую улыбку и повернулась, чтобы посмотреть на город.

Мы поехали в школу, чтобы забрать Кайла, а затем мистер Мартин отвез нас домой. После быстрого ужина из ресторана «Слопи Джойс» Кайл помылся и лег спать. Я сидела и смотрела телевизор. Последнее, что я помнила, это был сериал «Золотые девочки», прежде чем заснула на диване.

Смутно помню, что просыпалась в руках Себастьяна, когда он нес меня в мою спальню. Так устала, что у меня не было сил заговорить с ним и даже просто открыть глаза. Тогда, я думаю, он и положил меня в постель и укрыл одеялом до груди.

Затем я ощутила мягкое тепло на своей щеке, уверена, это был поцелуй, но не смогла заставить себя открыть глаза. Мне должно быть приснилось все это. Себастьян Блэк не такой мужчина, который проявляет что-либо мягкое и милое.

Я проснулась следующим утром, когда Кайл уже готовил себе завтрак. Я проспала, что случается со мной довольно редко. Встав с кровати, я пошла в ванную и умылась холодной водой, чтобы помочь себе проснуться.

После того, как причесала волосы и почистила зубы, я вернулась в свою комнату, чтобы что-нибудь одеть. Я протянула руку, чтобы открыть дверь шкафа. И тогда увидела висящую на дверной ручке зеленую блузку, которая мне понравилась накануне в торговом центре.

Взяв ее, я увидела, что это мой размер. Предыдущая ночь быстро пронеслась в моей памяти. Себастьян был здесь. Это не был сон, как я думала, это происходило на самом деле.


 

 

 

 

- Итак, какое у вас соглашение с Джессикой? - Вик с натянутой улыбкой зашла в мой офис с кофе в стаканчике «Старбакс».

Одна только ее усмешка вызывала тревогу, потому что она не улыбается просто так.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты должен признать, что с ней все по-другому.

Я не мог понять, в чем дело, но Вик вела себя странно.

- Наше соглашение ничем не отличается от других соглашений с девочками из моей книжки.

- Да, чертовски верно, - фыркнула она, сделав глоток своего кофе. - Я не помню, чтобы ты покупал другим девочкам высококлассные кондоминиумы.

- Ей было нужно место. Я вычту это из ее еженедельных платежей. Она получит меньше, - я лгал, но не хотел, чтобы Вик подумала, что Джессика меняет меня. Это не так.

- Не говори ерунды, Себастьян. Я видела счет, который ты открыл для нее. У нее та же самая стартовая сумма денег, как и у остальных девочек, - она присела на мой стол и посмотрела на меня, нахмурившись. - В чем дело? Эта сука делает тебя мягким?

Гнев обрушился на меня, это не случалось со мной с тех пор, как я был молод и глуп, когда боролся, чтобы выжить на улицах Нью-Йорка.

- Не называй ее так, - рявкнул я, сильно ударив кулаком по своему столу, стряхнув бумаги.

Мой голос был мрачным, не дающий сказать ей ни слова. Вик и я обычно были в хороших отношениях. Но то, что она назвала Джессику «сука», вывело меня из себя.

Она посмотрела на меня сверху вниз жалостливым взглядом.

- Не отличается, да? - покачав головой, она повернулась и вышла из моего офиса.

Мои руки дрожали от злости.

- Ты не будешь разговаривать со мной таким образом!

Не оборачиваясь, она сказала через плечо.

- Сожалею, сэр. Думала, что имею право указать на это, поскольку мой самый близкий человек становится киско-зависящим придурком.

Дверь захлопнулась за ней, и картина упала с моей стены. Я собирался сходить за Вик, чтобы заставить прибить ее гвоздь или два. Она определенно становится слишком своенравной, пытаясь контролировать меня. Мне не нравится это.

Не хочу слышать больше это дерьмо от гребаной Лары Крофт. Джессика не меняет меня. Я только что встретил девушку и даже не испробовал ее еще. Я не изменюсь ни для кого и докажу это.

Я вытащил свою книжку и пролистал ее. Джессика не готова к сексу, но я нуждаюсь в женском внимание. Выбрав наугад, я вытащил свой телефон и был готов набрать сообщение одной из своих дам. Но громкий шум, доносящийся из клуба, остановил меня.

- Где, черт возьми, он? - взревел женский голос. Подойдя к окну, я увидел, как рабочие расступились оттого, что Бэмби прорывалась сквозь столы и сбивала стулья на пол. Она была не похожа на ту, какой я привык ее видеть, когда мы встречались. Ее глаза были широко распахнуты, но это не те обычные большие глаза самки, к которым я привык. Она выглядела дикой – жестокой и на охоте.

Я спускался с лестницы так быстро, как только мог, и направился прямиком к ней. Она практически зарычала, когда я взял ее за руку и потянул в VIP-комнату. Мои сотрудники не должны ничего знать о моей личной жизни, и то, что она надоедливая сука. Не займет много времени, чтобы все узнали обо всем.

- В чем проблема? – спросил я спокойно, надеясь, что она будет следовать моему примеру.

- Черт, я полностью сломалась. Вот в чем проблема. В течение многих месяцев твои платежи помогали мне держаться на плаву. Я потеряла свою работу, так как уходила каждый раз, как только ты звонил, и теперь ты полностью прекращаешь все. Это чушь, и ты знаешь это, Себастьян, - она сделала акцент на моем имени, поскольку я никогда не говорил его ей.

Тихо задался вопросом, как Бэмби узнала, кто я и как она нашла меня.

- Это плохо для тебя. Однако клуб закрыт прямо сейчас. Мы открываемся сегодня вечером в семь. Пожалуйста, вернись тогда.

- Извини? - спросила она, потрясенная.

- Я прошу тебя уйти. Если ты не сделаешь это, то тебя насильно выведут из помещения.

- Как ты можешь относиться ко мне так? Я думала…, я думала, у нас было что-то особенное.

Я притянул ее ближе к себе. Так близко, что ее сиськи прижались к моей груди, и я ощущал ее дыхание. Она изогнулась так, как будто наслаждалась этим.

- У нас была договоренность. Ты получаешь много денег и даешь мне то, что я хочу от тебя. Я был честен с тобой о нашей ситуации. Ты знала, на что идешь, но все равно согласилась. Мне стало скучно с тобой, чего я стараюсь избегать, и теперь наша договоренность закончена. Это не моя вина, что ты не умеешь экономить деньги. Возможно, если бы ты не тратила их на всякую ерунду, у тебя бы что-нибудь осталось на счете. Теперь я не прошу, а требую. Пошла вон из моего заведения.

Она заикалась, отвечая невнятно, прежде чем повернулась и убежала из клуба. Я последовал за ней, и увидел сотрудников, отворачивавшихся и работавших, как будто они не слышали наш разговор. К черту. Я был невероятно напряжен и у меня не было киски с тех пор, как положил глаз на Джессику.

Джессика. Она красива и сексуальна – невежественно ее соблазнять. Она та женщина, которую я искал в течение многих лет - единственный тип, отсутствующий в моей черной книжке. И она так же хороша, как моя.

Я уже купил ей кондоминиум и открыл счет, полный денег. Готова она или нет, но пришло время получить мою часть сделки, за которую я заплатил.

 

 

Дверь лифта открылась в чистое, удобное пространство кондоминиума Джессики. Я был здесь накануне ночью, но на сей раз это место пахло как женщина и свежие цветы. Вдохнув ее сладость, я закрыл глаза в порыве желания, поглощающего меня.

Войдя в комнату, я был озадачен тем, насколько комфортно и по-домашнему чувствовал себя в кондоминиуме. Семейные снимки, которые хранила Джессика, были развешены по всей стене и стояли на столе в гостиной. Это было приятно.

Особенно выделялась фотография Джессики и ее маленького брата, когда они были моложе. Я завидовал их отношениям. Семья – это все, что я когда-либо желал. Но в тоже время страх всегда удерживал меня от принятия каких-либо новых отношений с кем-либо. Это был бесконечный цикл.

И затем я услышал музыку, доносящуюся из другой комнаты. Мои ноги последовали за мелодией, пока я не остановился в дверном проеме спальни Джессики. Она была там только в полотенце, обернутом вокруг ее соблазнительного тела. Стояла спиной ко мне и двигалась по комнате, качая бедрами и ужасно напевая, используя расческу в виде микрофона.

Мокрые рыжие пряди прилипли к ее спине, и капельки воды скатывались по ее плечам, а затем в полотенце. У меня пересохло в горле, думая о том, как я всасываю воду с ее тела.

Опираясь плечом на дверной проем, я молча смотрел, скрестив руки. Она совсем другая – молодая и милая, и полна жизни. Это будоражит.

Джессика Рэббит, анимационный персонаж, не имела ничего общего с моей Джессикой. Моя Джессика не была обольстительной сиреной специально, но для меня она была именно ею, поэтому я и выбрал это имя. С момента, как впервые увидел ее, я всегда был в секундах от того, чтобы почувствовать себя воющим волком с выпученными глазами.

Ее полотенце едва раскрылось на бедрах, обнажая ягодицы, и это была моя погибель. Войдя в комнату, я встал позади нее и обхватил руками ее бедра. Я уже был тверд, как скала, затем я уперся своим твердым членом в ее спину, завернутую в полотенце.

Она закричала прежде, чем повернуться в моих руках. Полотенце соскользнуло и упало на пол между нами. Она была голая в моих руках, и влажная - такая чертовски влажная везде. Я мог только надеяться, что скоро сладкое место между ее ног будет таким же влажным для меня.

Потеребив прядь ее волос, мои кончики пальцев заблестели от влажности. Она посмотрела на меня широко распахнутыми глазами. Ее зубы впились в нижнюю губу, и когда она выпустила ее, то губа была опухшая и розовая - умоляющая меня укусить ее.

Так я и сделал.

Я засосал ее нижнюю губу в рот и прикусил немного, чтобы возбудить Джессику.

- Ты сводишь меня с ума, - сказал я, наклонившись и накрыв своими губами ее.

Она пахла восхитительно. Как свежие фрукты во время дождя. Как одно из моих любимых воспоминаний… о доме, которого я никогда не знал. И странно, но это возмутило меня.

Я отстранился, внезапно отпуская ее руки и губы. Она отступила, прикрыв свою грудь, прежде чем я увидел ее. Наклоняясь, Джессика попыталась поднять свое полотенце, но я остановил ее.

- Убери свои руки, - потребовал я. - Я хочу увидеть твои сиськи.

- Себастьян, это…, - начала она.

Я оборвал ее, прежде чем она смогла закончить.

- Что я сказал?

Она стояла там, пристально глядя на меня. Я видел сомнение в ее глазах. Джессика размышляла - должна ли она послушаться или послать меня к черту. Наконец, она убрала руки от тела и стояла передо мной полностью обнаженная.

Жар исходил из моих глаз, поскольку позволял им окунуться и исследовать ее ароматную кожу. Ее блеклые соски затвердели, дразня меня, чтобы сжать их. Протянув руку, я зажал сосок между большим и указательным пальцами, вызывая шипение из нее.

- Это причиняет боль? – спросил я.

- Немного.

- Но ты по-прежнему чувствуешь себя хорошо, не так ли?

Она солгала бы, если бы отрицала это. Ее глаза уже искрились желанием.

Джессика не отвечала, побуждая меня сжать его еще сильнее.

- Да! – воскликнула она.

- Да, что?

- Я чувствую себя хорошо.

Я отпустил ее покрасневший сосок и уменьшил боль, нежно коснувшись его языком. Ее дыхание сбилось, и затем она застонала, когда я взял сосок в рот и сладко покусывал его. Она заслужила это.

Когда я отстранился и посмотрел на нее, то ее глаза потускнели от желания. Она уже таяла в моих руках. Оставалось недолго до того момента, как я смогу привязать Джессику к кровати, а ее задница будет вилять в воздухе, прося меня трахнуть ее.

Я провел пальцем по ее ключице вниз к мокрому соску. Кажется, я не смогу держать свои руки далеко от нее. Ее влажная кожа, покрылась мурашками под кончиком моего пальца. Я продолжил свой путь вниз к ее животу до пупка. Ее кожа была, как шелк. Неправильно с ее стороны покрывать свою кожу дешевым хлопком.

Опустив руку в карман, я вытащил карту и положил ей в ладонь, закрыв ее пальцами руку.

- Что это? – спросила она, открыв свою руку.

- Это для тебя, ты можешь тратить деньги, как пожелаешь. У меня только одно пожелание, избавься от хлопковых трусиков. Твое тело заслуживает шелк и кружево.

Она шокировала меня, пихнув карту обратно в мою руку.

- Нет, Себастьян. Ты сделал достаточно. Я не могу взять это. Кондоминиум, машина, блузка, все это… кстати, спасибо за блузку. Даже не хочу знать, как ты узнал, что я примеряла ее.

- У меня свои способы.

Я не сказал ей, что Мартин вышел из машины на прогулку и увидел, какой счастливой она выглядела в магазине, совершая покупки со своей подругой. Он купил блузку и передал мне. Как уже говорил, я платил ему большие деньги по заслугам.

- Ну, это чересчур. Не говоря уже о том, что я пока не сделала ничего, чтобы заслужить все это.

Я усмехнулся. Она была так невежественна и мила. Удивительно, что Нью-Йорк еще не съел ее живьем.

- Не волнуйся, сделаешь.

Ее лицо побледнело, застенчивость проявилась на ее лице, и я усмехнулся.

- Пройдись по магазинам. Купи себе что-нибудь, что сведет меня с ума. Я заберу тебя сегодня вечером в семь. Будь готова и оденься так, чтобы убить.

Я не стал ждать ее ответа. И ушел. Если я сейчас не уйду от нее, то совершу нечто глупое. И оттолкну ее, прежде чем она будет готова - лежать на кровати и ощущать, как я помещаю себя глубоко по самые яйца в ее тугую киску.

Я имел полное право сделать с ней все, что захочу. И знаю, что она пошла бы на это, потому что, очевидно, чувствует себя обязанной мне. Но не это моя цель. Я желаю, чтобы она захотела меня так же, как и я хочу ее. Желаю ее насквозь влажной и просящей мой член и все остальное, что я могу предложить. Чтобы получить это, я подожду – даже если это и убивает меня.

 

 


 

 

 

 

Как только Себастьян покинул комнату, я позволила себе расслабиться. Он не испугал меня, но заставил осознать, что я физически хочу его, а он меня. То как мое тело реагировало на него, было тем, к чему я не привыкла.

Мои соски болели, и чувствовалось жжение от его внимания, а между ног было влажно. Каждая частичка меня была сверхчувствительна. Когда я взяла полотенце и обернула его вокруг своего тела, крошечный вздох вырвался из меня.

Я осталась одна. И внимательно слушала, как двери лифта открываются и закрываются, чтобы удостовериться в том, что Себастьян ушел. Итак, я медленно скользнула руками по телу, касаясь ладонями своих твердых сосков и чувствуя пульсацию чуть ниже живота.

Недолго до того как я начну умолять его о том, что он предлагает, но в сочетании с оплатой… мысль об этом на самом деле разъедает меня изнутри. Не говоря уже о том, как я ненавижу, что он называет меня Джессикой.

Кто, черт возьми, эта Джессика, в конце концов?

Как я могу пойти на что-либо интимное с ним, зная, что он даже не хочет узнать меня? Все это чувствуется таким неправильным, но в то же время и столь правильным. Это сбивает с толку.

Спустя немного времени после того, как я оделась, Кайл вышел из лифта. Могу сказать сразу, что-то беспокоило его.

Он бросил свою сумку на пол в угол и пошел на кухню за едой, которая была там, когда мы переехали. Подростки едят больше, чем взрослые мужчины.

Наклонившись, я взяла его тяжелую сумку с пола и убрала на стол, чтобы он смог начать выполнять свое домашнее задание, как только поест. Белый конверт выпал из бокового кармана и приземлился у моих ног.

- Что это такое? – спросила я, открывая конверт.

- Это приглашение на художественную программу, которая будет проходить этим летом, - пожал он плечами. - Это не грандиозное событие, - его рот был полон чипсов, а голос был приглушен.

Я пробежалась глазами по письму. Художественная программа была известна – так как в нее приглашались только тридцать студентов со всего штата Нью-Йорка каждый год. И все же, мой младший брат сумел стать одним из них.

- Похоже на довольно грандиозное событие для меня. С тех пор…, как давно ты занимаешься искусством? – спросила я, держа письмо.

- Всегда, я просто отчасти всегда держал это в себе. Затем мисс Гелдинг, мой учитель по искусству, поймала меня за тем, как я рисую в блокноте. Она отправила мою работу организаторам программы.

Я была ошеломлена. Думала, что знаю все о своем младшем братике... теперь понимаю, что была неправа.

- Могу я посмотреть твои работы?

Он вытащил желто-коричневую папку из своего рюкзака и протянул ее мне. Внезапно погрузившись в это искусство, я увидела изображения Нью-Йорка, которые смотрели на меня с рисунков. Линии, нарисованные совершенно, и штриховка во всех нужных местах, сформировали точное представление города. Это было красиво – намного лучше, чем красиво.

Перевернув рисунок, я наткнулась на картину, от которой мое сердце перестало биться. Это была Бабушка, улыбающаяся в ответ мне, и ее лицо с морщинками святилось от счастья. Это было идеальное сходство – в точности так, как я ее запомнила.

- На одном из них есть и ты, – упомянул Кайл, посмотрев в мою сторону.

Я не знала, что он наблюдал за мной, и быстро вытерла слезы, появившиеся на глазах. Я провела пальцами по следующему рисунку. На нем была я, смотрящая в зеркало. Линии запечатлели мой хмурый взгляд, а мои глаза были полны печали.

Убрав рисунки назад в папку, я передала ее ему.

- Они удивительны, Кайл. Я не могу,… не знаю, что сказать. Ты просто потрясающий. Ты должен поехать. Нет, ты поедешь.

И я имела в виду это. Это будет одинокое лето, но это честь быть приглашенным в такое место и, обладая таким талантом, он должен поехать. Не говоря уже о том, что происходит у меня с Себастьяном и новым местом, возможно для Кайла уехать куда-то, это не самая плохая идея.

- Я не могу, - сказал он сурово, положив свою папку обратно в рюкзак.

- Почему нет? Я думаю, что это прекрасная идея, Кайл. Ты можешь стать следующим великим художником в мире искусства.

Он засмеялся и покачал головой, его непослушные волосы спадали на глаза.

- Я хотел бы, но это дорого, - пожал он плечами. - Как я и сказал, это не грандиозное событие.

И потом я поняла. Кайл желает поехать – он хочет стать лучше, но, как и всегда, он молчит, чтобы я не переживала. Ну, больше так не будет. Настало время, когда мой младший братик получит то, что желает.

- Сколько? – спросила я.

- Это не имеет значения.

- Сколько, Кайл?

Он улыбнулся застенчиво, прежде чем сказать.

- Пять тысяч за лето, - ответил он.

Я с трудом сглотнула, пытаясь сглотнуть комок, который застрял у меня в горле. Это не произойдет. Пять тысяч долларов не собирались просто свалиться к моим ногам, и как бы я не любила своего брата, не было ни единого шанса в мире, что я попрошу их у Себастьяна.

Я ненавидела даже идею о том, что Себастьян заботится о нас, хотя именно это он и делал. И чувствовала себя еще хуже, зная, что не сделала ничего до сих пор, чтобы заработать все, что он дал нам. С другой стороны это было отчасти страшно. Что Себастьян считает адекватной оплатой за все?

- Мне жаль, Кайл, – сказала я через силу. – Мне очень жаль.

- Не переживай, - он улыбнулся перед тем как пойти в свою комнату.

Я услышала, как музыка начала тихо играть из его старого радио, прежде чем его дверь захлопнулась.

 

 

Спустя час банковская карта Себастьяна, от которой я отказывалась, привлекла мое внимание. Я забыла о ней. Я не хотела тратить деньги на карте. Особенно не желала тратить их на себя, как просил Себастьян, но хотела, чтобы Кайл был счастлив.

Я позвонила по номеру, который находился на обратной стороне карты, только чтобы удостовериться, что на счете было пять тысяч долларов. Моя челюсть отпала. Они были. Это гораздо больше, чем просто судьба. У меня есть деньги, чтобы отправить Кайла на художественную программу. Даже если это означает, что у меня не будет средств для существования все лето, он едет.

Я позвонила в его школу и осуществила платеж по телефону, сказав администратору, что я анонимный благотворитель. У Кайла уже были вопросы о кондоминиуме. Как бы я объяснила ему о внезапном появлении пяти тысяч для его программы? Проще было солгать.

Я не могла дождаться, чтобы увидеть его счастливую улыбку, которая, уверена, появится, когда он придет из школы завтра. Я упустила его улыбку – особенную, которая раньше была у него, пока он не встретился со всей жестокостью мира. Я запланировала окунуться в его улыбку и разрешить ему порадовать меня, тайно зная, что я и была тем, кто отправляет его туда.

Позже, я надела свой самый сексуальный лифчик и трусики – которые, конечно, все еще были хлопковые – и свою самую красивую одежду, включая блузку, которую купил мне Себастьян. Он поймет, что вся одежда не новая, но я буду разбираться с этим только когда он заговорит об этом.

Я встретила его перед домом. Он приехал на черной машине вместе с мистером Мартином. Мне нравилось ездить с ним больше, чем когда Себастьян за рулем, так мне удобнее. И не нужно волноваться о том, что мистер Мартин может услышать нас со своего места водителя.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...