Главная Обратная связь

Дисциплины:






Маленькая Черная Книжка #1 7 страница



Вдобавок ко всему, все водители и дорогие рестораны не для меня. Мне так ужасно хотелось, чтобы он отвез меня поесть гамбургеров и сводил в кино, но я сохраняла спокойствие.

- Привет, мистер Мартин, - сказал я, когда садилась в машину.

- Здравствуйте, Мисс.

Я повернулась, чтобы найти Себастьяна, и увидела его сердито уставившегося на меня.

- Почему ты не одета так, чтобы убить?

Я посмотрела на свой наряд. Щупая свою блузку, я вела себя серьезно и сказала смутившись.

- Я думала, что оделась так, чтобы убить.

Он не признал мой комментарий столь же забавным, как я.

- Ответь на вопрос.

Я вздохнула и сдалась.

- У меня не было времени ходить по магазинам.

- Ты лжешь, - сказал он. - Давай попробуем еще раз. Почему ты не…

- У меня нет денег, - оборвала я его.

- Как это возможно, Джессика? У тебя было пять тысяч долларов на том счете. Я знаю это, потому что открывал его. Куда делись деньги?

- Я потратила их.

- На что? Клянусь, если узнаю, что ты в сумасшедшем дерьме, соглашению конец.

- Нет. Это не так.

- Тогда, что?

- Кайл. Он попал в художественную программу на лето. Только тридцать человек были приглашены из всего штата, и он попал в эту программу, - высказала я. - Я покажу тебе его работы. Он действительно хорош. Я просто… не хотела, чтобы он снова отказывался от всего.

- Таким образом, теперь ты собираешься отказываться от всего?

- Нет. Когда он счастлив, счастлива и я. Я сделаю все, чтобы у Кайла была хорошая жизнь. Если это означает отказывать себе во всем, то пусть будет так.

- А как насчет твоей жизни? Разве ты не думаешь, что у тебя тоже должна быть хорошая жизнь?

- Моя жизнь великолепна.

- Не соглашусь, - он отвернулся, глядя на свои дорогие часы. - Я переведу больше денег на счет.

- Нет! – сказала я слишком громко. - Я имею в виду, пожалуйста, не делай этого. Я не сделала ничего, чтобы заработать еще.

- Еще? - он приподнял бровь и усмехнулся.

Горячий румянец покрыл мои щеки.

- Ты знаешь, что я имею в виду. Я просто не понимаю, почему ты делаешь это, когда у меня нет…, ты знаешь?

- Что бы ты сказала, если бы я тебе ответил, что сделаю все, что только потребуется, лишь бы убедиться, что у тебя будет хорошая жизнь?

- Я сказала бы, что ты сумасшедший.

- Тогда предполагаю, что я сумасшедший, - он придвинулся поближе. - Очень скоро ты заплатишь мне, и я с нетерпением жду этой оплаты.

Мой румянец вспыхнул.

- Обязательно делать это настолько очевидным? – спросила я тихо, кивнув, указывая на мистера Мартина на переднем сиденье.

Он смотрит на меня в заблуждении, прежде чем его лицо разглаживается, и он начинает смеяться. Я погружаюсь еще глубже в свое смущение и сиденье.



- Ты предполагала, что Мартин не знает то, что я делаю со своими девочками? - снова усмехнулся он.

- Ну, нет. Я имею в виду…

- Поверь мне. Мартин получает большие деньги не просто так. Ему платят, чтобы он действовал чрезвычайно осмотрительно, - он потянулся вперед и игриво похлопал по плечу мистера Мартина. - Разве это не правда, старик?

Мои глаза встретились с глазами мистера Мартина в зеркале заднего вида, и он кивнул улыбаясь.

- Безусловно, сэр.

Себастьян усмехнулся, посмотрев на меня, прежде чем посмотреть в окно еще раз.

- Изменение планов, Мартин. Давай поедем в другую сторону города и сделаем остановку.

Вместо ожидаемого дорогого ресторана, Себастьян привез меня к встроенной-в-стену закусочной «Пит-Стоп», где продают гамбургеры. Она находилась на темной стороне города. Окрестность возле здания выглядела подозрительно, а люди, которые выходили, выглядели еще хуже.

- Ты стесняешься меня, потому что я так одета? - я старалась управлять своим голосом и избегала зрительного контакта с ним.

- О чем ты говоришь? – его голос звучал искренне растерянно.

Обведя рукой место вокруг, я сказала.

- Разве не ты привез меня сюда чтобы, таким образом, я не испортила твою репутацию?

- Мы действительно должны контролировать твои сверхактивные эмоции, Джессика. Ты или горячая или холодная, и хотя это может звучать привлекательно и сексуально, это не должно выходить за пределы спальни. Я привез тебя сюда не из-за того, что мне стыдно за твой выбор одежды. Это мое любимое место, где я могу поесть, и к которому мое сердце питает слабость, артерия так и пропитана гамбургерами.

Я ничего не ответила. Вместо этого сдержала свою улыбку и последовала за ним.

В этот раз Себастьян был единственным среди всех, кто бросался в глаза, когда мы вошли. Высоко подняв голову, он гордо шел по закусочной в своем дорогом черном костюме. Я скрыла свою улыбку. Выражения на всех лицах, которые нас окружали, были смешными.

- Что? – спросил Себастьян, когда заметил, как я пристально смотрю на него и улыбаюсь.

- Ты выглядишь так неуместно здесь, - хихикнула я.

Он изо всех сил старался не улыбнуться, но затем на его лице появились ямочки и уголки его губ поползли вверх.

- Поверь мне. Я чувствую себя намного более комфортно в таких местах как это, чем ты думаешь.

Его слова заставили меня задуматься о нем и о том, откуда он пришел. Я практически ничего не знала о Себастьяне, но у меня внезапно появилось желание узнать его. Он был загадкой – кто может носить дорогие костюмы, но по-прежнему чувствовать себя комфортно в гетто Нью-Йорка (прим. гетто – районы крупных городов, где добровольно или принудительно проживают этнические меньшинства).

Мы заняли столик в задней части закусочной, вдали от остальных людей.

- Расскажи мне что-нибудь о себе, - сказала я, нервно разворачивая салфетку перед собой.

Когда Себастьян не ответил, я посмотрела вверх и увидела, как он уставился на меня, словно я была его ужином. Его взгляд медленно перемещался от моего лица вниз к шеи и остановился на моей груди.

- Я не разговариваю о себе со своими девочками.

Самое странное произошло в этот момент. Во мне проснулась ревность. Она загорела в моем животе, как будто я только что съела плохую мексиканскую еду. Это не имело никакого смысла, потому что у меня не было власти над Себастьяном, вообще. Я сомневаюсь, что кто-либо в мире получит власть над ним.

- Прошу прощения. Забыла, что я просто одна из твоих девочек. Однако, нас много, - резко ответила я, смотря куда угодно, но не на него. Я была смущена своей реакцией.

- Ты ревнуешь к другим девочкам, Джессика? – спросил он. Его улыбка была дерзкой и самодовольной.

- Нет.

Нет никакой необходимости вдаваться в подробности. Я полагаю, что моя ложь будет более правдоподобной, если скажу это коротко и ясно.

- Хорошо. У тебя нет причин для ревности. Я не виделся и не разговаривал ни с одной из них с того момента, как впервые тебя увидел.

Ожог в моем животе распался, и я оказалась заперта под горячим пристальным взглядом. Затем он отвернулся и поправил свой воротник. Себастьян чувствовал себя неловко, и полагаю, что он сказал больше, чем хотел.

Официантка подошла и поставила нашу еду на стол. Большие, небрежные гамбургеры, полные калорий и питательности, картофель-фри и сердечный приступ – это было именно то, что мне нужно.

Гамбургер был потрясающим, и я не могла не издать стон в знак благодарности, пока жевала.

- Вкусно, верно? – спросил он, укусив свой гамбургер.

- Боже мой, это лучший гамбургер, который я когда-либо пробовала.

И это было так. Я могла представить, как могу бросить вызов городским улицам, чтобы мне представился случай восхититься своим гамбургером.

- Это было моим любимым местом, где я мог поесть, когда был моложе, - сказал он, выдавливая на жареное мясо кучу кетчупа, а затем вновь накрыл свой гамбургер.

Я не хотела говорить что-либо о том факте, что он сказал мне что-то личное, когда я была, якобы, всего лишь одной из его девочек.

Вместо этого я улыбнулась и сказала, - Думаю, что это может быть мое новое любимое место. Это фантастически.

Когда мы закончили, и я была сыта и чувствовала себя хорошо, Себастьян бросил стодолларовую купюру на стол и встал. Я последовала за ним на свежий ночной воздух, чувствуя себя абсолютно удовлетворенной едой и компанией Себастьяна.

Мистер Мартин ожидал перед рестораном, когда мы вышли. Себастьян открыл дверь для меня, и я подошла, чтобы сесть.

- Дай мне свой чертов бумажник, - грубый голос сказал позади нас.

Я обернулась и увидела, что Себастьян стоит там и на него направлен пистолет. Человек, держащий оружие, выглядел так, как будто он спал на улицах и был определенно под кайфом. Он дрожал и дергался, словно был до смерти напуган от того, что делает. Его налитые кровью глаза уставились на Себастьяна, пока он ждал.

- Я не шучу, ублюдок. Дай мне свой чертов бумажник или я выстрелю в тебя и возьму кое-что «от той горячей задницы, которая с тобой».

Все было как в тумане после этого. Когда Себастьян подошел к парню, я только увидела, как он двинулся, прежде чем ударил его в живот и приставил пистолет к его голове.

- Будь осторожен, выбирая того, у кого ты пытаешься украсть, чертова морда, - ворчал он, прижимая пистолет к мужскому достоинству. - Мне следовало бы убить тебя, но я собираюсь позволить тебе уйти, потому что знаю, что это не твоя территория. Тащи свою задницу туда, где она должна находиться или я сделаю так, что Энтони оторвет твою чертову голову. Понятно?

Его голос был грубый и злой. Он говорил, как человек, который пытался ограбить нас. Я едва могла верить как ужасно он звучал. Я не обвиняю парня, когда он кивнул головой и убежал прочь.

Задняя часть автомобиля поддерживала меня. Я застыла от страха. Полагаю, что это нормальная реакция, когда незнакомец угрожает убить тебя.

- Ты в порядке? - спросил Себастьян. Он встряхнул свой пиджак, так как он был грязным, и отряхнул брюки.

Сначала я не могла ответить и тупо уставилась в его сторону.

- Джесс..

- Пожалуйста, не называй меня так… - я умоляла еле дыша. И была уверена, что мое лицо побледнело, а чувствовала себя так, как будто была больна. - Не прямо сейчас, - наконец. закончила я.

Знаю, Себастьян сказал, что я единственная, кого он называет Джессикой, но от услышанного не становилось легче. Если я настолько особенная, почему он не хочет узнать мое имя?

- Хорошо, - сказал он жестко. Ему не нравится, когда кто-то говорит ему что делать, а еще больше Себастьян не любит подчиняться этому. – Ты в порядке? – спросил он.

- Я? С тобой все в порядке? Это к тебе только что приставили пистолет.

Как он может быть настолько спокойным? После всего, что произошло с моими родителями, я не могла терпеть прицел оружия. В некоторые ночи, уверена, что все еще могу услышать звуки выстрелов из оружия около себя. Мой страх держал меня вдали от них.

- Это - Нью-Йорк, милая. На каждого человека в этом чертовом городе за всю их жизнь, вероятнее всего, наставляли оружие.

Я нахмурилась.

- Если это должно было меня успокоить, то это не сработало.

Мой живот свело при мысли о том, что на меня направляли пистолет, и лицо Кайла немедленно пришло мне в голову. Я никогда не хотела, чтобы он испытал такой страх. Было бы наивно думать, что я смогу оградить его от всего плохого и всей ненависти в этом мире, но я должна попробовать. Прежде чем смогла остановить это, я быстро представила другое время, другой образ, и почувствовала, как мое тело начало дрожать.

В ту же секунду Себастьян был рядом со мной, и его руки перемещались по моим рукам к лицу. Его пальцы ласкали изгиб моей шеи, и он приподнял мое лицо, чтобы взглянуть на него.

Он показал комбинацию из собственничества, беспокойства и… гнева. Я не понимала причину гнева, но от него голубые глаза Себастьяна ярко заблестели

- Почему ты дрожишь? - его голос был груб.

- Почему ты сердишься?

- Это осталось от придурка, который думал, что мог направить оружие мне в лицо.

Я с трудом сглотнула и молилась, чтобы меня не вырвало на его дорогие ботинки.

- Теперь твоя очередь. Почему ты дрожишь? – потребовал он.

Я глубоко вздохнула и выдохнула свое признание.

- Я ненавижу оружия. Не могу их терпеть до такой степени, что мне становится физически плохо.

Он нахмурился.

- Почему?

Я чувствовала смущение от его вопроса и соответствовала его хмурому взгляду.

- Разве это не очевидно? Оружие убивает людей.

Он ухмыльнулся.

- Нет, милая, люди убивают людей, - он звучал мрачно и опасно, когда сказал это. - Оружие просто средство для достижения цели.

- Опять же, если ты пытаешься успокоить меня, то у тебя это плохо получается.

- Я не пытаюсь успокоить, и это правда, и я столь же честен, как и все это.

- Учту, - сказала я резко.

- Ты можешь двигаться? В состоянии сесть в машину?

Я кивнула прежде, чем села в машину. Себастьян ждал до тех пор, пока мы не поехали, а затем заговорил снова.

- Какова настоящая причина боязни оружия?

Я повернулась, чтобы посмотреть на него, но он смотрел вперед.

- С тех пор, как я была маленькой девочкой, у меня всегда был страх перед ним.

- Это не объясняет мне почему.

Я не хочу говорить о своих родителях или их смерти, и уверена, что Себастьян также не хотел слышать эту историю.

- Я знала кое-кого, кто был застрелен и убит, - это не было ложью, но это и не вся правда.

Прошло не меньше минуты, прежде чем он сказал что-либо.

- Так из-за твоего страха ты оставляешь себя беззащитной? Что бы случилось, если бы меня здесь не было? Что происходит, когда вещь, которую ты боишься, оказывается вещью, которая может спасти твою жизнь? За исключением того, что ты не знаешь, как использовать его.

- Тогда бы я увернулась, - сказала я просто.

- Нет, - он наконец-то повернулся, чтобы взглянуть на меня, и я контролировала свое желание, чтобы не шевелиться под его пристальным взглядом. - Тогда бы ты была мертва.

Я не знала, как реагировать. Отчасти потому, что у меня не было возражений, и отчасти потому, что в глубине души, я понимала, что он был прав. Мы замолчали и только когда мы почти подъехали к моему кондоминиуму, я заговорила.

- Кто такой Энтони? – спросила я.

Он продолжал смотреть в окно, когда ответил.

- Просто парень, которого я раньше знал.

- Я правильно понимаю, ты с той стороны города? - знаю, что любопытствовала, но ничего не могла с собой поделать.

- Да, - ответил он.

- Твоя семья все еще живет там?

Внезапно он повернулся ко мне и посмотрел злобным взглядом. Точно так же как он смотрел на того парня, который пытался ограбить нас.

- Кто-нибудь когда-либо говорил тебе, что ты задаешь слишком много проклятых вопросов? - его тон был настолько резким, что он застал меня врасплох.

- Извини. Я просто думала…

Себастьян оборвал меня.

- Ты не думала. Мы приехали. Желаю хорошо провести остаток твоего вечера.

Себастьян выпроваживал меня так, как будто я была ребенком. И в отличие от всех предыдущих раз, он не собирался идти ко мне или даже выходить из машины.

К тому времени, как добралась до своего этажа, я чувствовала себя ужасно. Что, если у него не было семьи? Когда я была там, играя в «двадцать вопросов», то даже не задумалась о том, спрашивала ли я о чем-то, что могло бы обеспокоить его.

Он был очень груб, но я не была удивлена, когда задумалась обо всем этом. С самого начала он сказал, что наше соглашение не включает личные вопросы – по крайней мере, когда они исходили от меня.

Мы никогда не будем проводить время перед телевизором и не узнаем друг друга. Я наверно скорее умру, чем признаюсь в этом, но мне хотелось узнать Себастьяна… намного лучше, чем я знаю сейчас.

 

 


 

 

 

 

Я был гребаным придурком. И знал это всю свою жизнь. Я не родился таким, но мир вокруг превратил меня в кого-то, кто мог бы принять все это дерьмо и вернуть его обратно так же быстро. Быть дерзким членом это то, что никогда не подводило меня до сих пор, до сегодняшнего дня. Боль, которая была в ее глазах, когда я кричал на нее, была словно электрошокер.

Она не знала, как хреново мне было. Она не знала, что спрашивать о моей семье было самой пагубной вещью, которую только Джессика могла сделать. Я был неправ в том, что огрызнулся на нее. Существует большая разница между сексуальной властью и криком на женщину. Но я знал, что как только успокоюсь, то компенсирую ей все.

Горячая вода лилась по моему лицу и плечам. Душ - это то место, куда я пошел в первую очередь, как только вернулся домой. Я прошел через переполненный клуб, игнорируя людей, которые считали себя моими друзьями, и пошел вверх по лестнице. Я должен был вскоре спуститься обратно и изображать владельца клуба. Но все, что мне хотелось сделать, так это встать под горячую воду и позволить ей сжечь меня.

- Кто положил дерьмо на твой стейк? - спросила Вик, когда я вошел в офис.

Она сидела за моим столом, закинув на него свои ноги, как будто владела этим местом.

- Да пошла ты. Что-нибудь происходит внизу? – спросил я, просматривая бумаги на своем столе.

- Ой. Это бесит немного. Хорошо, что я раздражена, - она опустила свои сапоги на пол и встала. – Никого особенного, но ты все равно должен показаться там.

Наши отношения были напряженными – это началось с тех пор, как я положил глаз на Джессику. Это была очередная нервотрепка, с которой мне не хотелось иметь дело, но в какой-то момент мне будет необходимо добраться до сути проблем Вик.

Она хлопнула офисной дверью, после того как вышла, и я покачал головой в гневе. Я был в нескольких секундах от того, чтобы последовать за ней и наорать на нее. Но затем дверь открылась снова, впуская громкую музыку с нижнего этажа.

- Что случилось? Ты не создана быть сукой? - спросил я, находясь спиной к ней.

- На самом деле, я пришла, чтобы извиниться.

Мягкий голос Джессики заполнил пространство позади меня, вынуждая повернуться к ней лицом. Она переоделась и теперь была одета в сексуальную черную юбку и розовый топ с открытыми плечами. Ее типичный румянец покрывал ее щеки и шею. Мой член сразу стал твердым, как только она вошла.

- Извиниться за что? – спросил я.

У нее не было причины сожалеть. С другой стороны, мне следовало извиниться, но это не было тем, что я обычно делаю. Вместо этого я купил бы ей что-нибудь приятное или довел бы ее до дополнительного оргазма.

- Мне не следовало лезть в чужие дела. У меня нет никакого права совать свой нос в твой бизнес или спрашивать о твоей семье.

Я мог в полной мере воспользоваться ее положением, вместо этого, я взял ее за руку и притянул к себе. Уткнувшись лицом в ее волосы, я позволил ее свежему аромату наполнить меня.

- Нет. Я был полным придурком. Мне не следовало так огрызаться на тебя. Конечно, ты хочешь узнать обо мне больше. Так что, мне жаль.

Если бы Вик могла услышать, как я приношу извинения одной из своих девочек из книжки, без сомнений, она бы отрезала мой член и отдала его кому-нибудь более достойному. Честно говоря, я чувствовал себя странно. Не ожидал, что скажу эти слова; они крутились на моем языке и мне пришлось сглотнуть с трудом, чтобы эти слова слетели с моих уст.

- Давай просто забудем об этом, - улыбнулась она.

Ее улыбка была милой. Слишком милой для человека как я, но я воспринял ее в любом случае. Джессика наклонилась, чтобы обнять меня, и я позволил ей, хотя знал, что она почувствует, насколько я тверд, даже через мои брюки. Она напряглась, почувствовав его, и когда Джессика отодвинулась, ее выражение лица изменилось.

- Это всегда происходит с тобой? – указала она.

Мне пришлось сдержать смех, нарастающий в моей груди.

- Только каждый раз, когда вижу тебя.

- На самом деле? Я делаю это с тобой?

Она чертовски неопытна. Как она могла не знать, как восхитительно выглядит в юбке, показывающей ее фантастические ноги? Не говоря уже о футболке, которая демонстрирует мне ее кожу. Это не было вульгарно как у большинства моих девочек, но на ней это было в десять раз сексуальнее.

- Да, - мой голос был хриплым.

Я не был так долго без секса, с тех пор как мне исполнилось семнадцать лет. Просто знаю, что она смотрит на мой член, делая это для меня. Черт, я чувствовал себя, как гребаный подросток снова и снова.

И затем она сделала еще хуже.

- Я могу прикоснуться к нему?

Черт. К черту все сладкие, тугие киски в мире. Она возбуждает меня.

- Ты можешь делать все, что захочешь, - я был спокоен и хладнокровен снаружи, но внутри я пылал. Мои внутренности горели и были готовы к ее прикосновению.

Я знал, когда впервые встретился с Джессикой, что ей потребуется время, и думаю, возможно, вызов, который она бросила мне, сделал ее более привлекательной. Но теперь она становится любопытной – она хочет прикоснуться ко мне – и я не уверен, что смогу сдерживаться слишком долго.

Она потянулась дрожащей рукой и начала расстегивать мой ремень. Я едва не оказался в затруднительном положении. Хотя так оно и было, когда я подумал, что она будет гладить меня через мои штаны – почувствует мою длину и размер – но, оу… нет, моя девочка собиралась сделать это кожа к коже.

Я наклонил голову назад и закрыл глаза, когда она засунула руку мне в брюки, ее пальцы почувствовали мой ствол. Горячее дыхание просочилось между моими зубами, как дымящаяся марихуана, и она отдернула свою руку.

- Я причинила тебе боль?

- Черт, нет, - сказал я, взяв ее руку и положив обратно.

Мои штаны начали спадать мне на бедра, и я немного стянул свои боксеры так, что и они тоже спали. Я стоял там со стояком, указывающим прямо на нее, и позволил ей прикоснуться и почувствовать. Это была самая сладкая, самая эротическая вещь, которую я когда-либо испытывал.

Ее пальцы были холодными и мягкими. Они ощущались восхитительно. Чем дольше она прикасалась, тем становилась храбрее, я позволил ее пальцам обхватить меня и сжать. Я уже не мог сдерживать его. Мне нужно больше. Нагнувшись, я накрываю ее руку своей и двигаю вверх и вниз, показывая ей, как мне нравится мастурбировать.

- Вот так, милая.

Когда я убрал руку, она продолжала. Раз за разом Джессика приобретала навык этого, и ее запястье продолжало двигаться снова и снова, а я сжимал стол позади себя. Ее дыхание участилось вместе с моим, и я смотрел, как ее сиськи двигаются вверх и вниз в такт ее дыханию. Я был все ближе и ближе. Знал, что это не продлится долго, прежде чем я приду к сильной и быстрой разрядке в ее руке.

- Стоп, детка. Я скоро кончу, - сказал я, схватив ее руку для того, чтобы остановить ее движения.

- Разве не в этом суть? – спросила она.

Я обдумывал позволить ли ей продолжить, но есть кое-что забавнее.

- Да, но когда я кончу, то хочу, чтобы он был в твоем ротике.

- Ты так вульгарен.

- Да. Не переживай, ты научишься любить его.

Она отпрянула от меня, но я последовал за ней шаг в шаг до тех пор, пока она не наткнулась на мой стол.

- Я буду? – она с трудом сглотнула.

Ее глаза расширились, а сердце билось так сильно, что я мог видеть, как бьется ее пульс в области шеи.

- Ты точно будешь, – подойдя к ней, я провел пальцем по тому пульсу, и она напряглась. - Ты боишься меня, Джессика? – наклонился я.

- А должна? – спросила она.

Тихо посмеиваясь про себя, я подошел так близко, что мои губы скользнули по краю ее уха.

- Однозначно.

- В таком случае, да, – сказала она, тяжело дыша мне в ухо.

Откинувшись назад, я взял ее раскрасневшееся лицо в руки, у нее остекленевшие глаза и влажные губы.

- Давай сыграем в игру, - сказал я, водя своими пальцами по ее напряженной спине.

- Какую игру?

- Она называется «Себастьян говорит».

- Это не реальная игра, - она закатила глаза.

- Себастьян говорит быть тихой, - сказал я.

Уголки ее губ растянулись в крошечной улыбке.

Сделав шаг назад, я оглядел ее с головы до ног.

- Себастьян говорит, сними свою футболку.

Она нервничала.

- Себастьян, я…

Я предостерегающе поднял руку.

- Себастьян не говорил, говорить. Пока что ты ужасна в этой игре, – я направился к дивану и сел. - Давай попробуем еще раз. Себастьян говорит, сними свою футболку.

Закрыв глаза, она подняла свою футболку за край и стянула ее через голову. Я не удивился, когда увидел, что ее соски затвердели, как скала под лифчиком. Несмотря на то, что она ненавидела признавать это, Джессика была возбуждена. Она медленно начинала преуспевать в том, чтобы поддаваться контролю, точно как я и надеялся, что она будет.

Мой взгляд переместился от лифчика к ее плоскому животу.

- Сними лифчик, - сказал я.

Не задумываясь, она завела руки за спину и расстегнула лифчик, позволяя ему упасть с рук на пол.

- Ай, ай, непослушная девочка. Я не говорил, что Себастьян говорит, - усмехнулся я.

- Черт возьми - прошептала она.

Смеясь, я продолжил.

- Я оставил бы тебя так, как есть, но ты заслуживаешь наказание. - Себастьян говорит, сними свою юбку.

Опуская свои большие пальцы к вершине юбки, она стягивает ее, позволив ей превратится в лужицу около ее ног. Она переступила через нее, пнув в сторону.

Стоя там, в одних трусиках, она высоко подняла голову, хотя я видел, что она нервничает. Она уже прошла долгий путь. Странно, но я гордился ею.

- Себастьян говорит, потрогай себя.

В этот момент я понял, что был прав о Джессике с тех пор, как встретил ее. Она обольстительная Джессика Рэббит. Ее просто нужно было обучить и раскрыть.

В то время как большинство женщин направились бы прямиком трогать свою киску, Джессика так не сделала. Даже не понимая, она сделала это, она соблазнила меня. Начиная от своей шеи, она провела руками вниз по ее сторонам, пока они не встретились впереди чуть ниже ее горла.

Джессика не отрывала свой взгляд от меня, пока медленно опускала свои пальцы к груди, а затем направила их к своим соскам.

Я с трудом сглотнул, когда она зажала каждую вершинку, прежде чем ее руки продолжили свой путь вниз к животу. Когда она начинала наслаждаться этим, то закрывала глаза и откидывала голову назад. Ее руки двинулись ниже, нависнув над ее линией трусиков в дразнящей манере, после такого сложно усидеть на месте.

И затем она так осторожно запустила кончики пальцев, скользя по талии, в свои трусики. Я сглотнул и наклонился вперед, ожидая того момента, когда она потрогает себя для меня.

Именно в этот момент Вик врывается в мой офис.

Чувственная завеса поднялась, и Джессика бросилась к своей футболке, чтобы прикрыться.

- Черт! – сказал я, вставая с дивана. Я даже не пытался скрыть свою бушующую ярость. - Что?

Вик остановилась и уставилась на нас с открытым ртом.

- Она раздевалась? С каких пор этого достаточно для тебя?

Плечи Джессики опустились, и впервые в жизни мне захотелось протянуть руки и вытряхнуть все дерьмо из Вик.

- Пошла вон! – заорал я.

- Все, что угодно. У тебя гость внизу. Когда ты наиграешься со своей игрушкой, спустись, - она ушла, оставив дверь открытой.

 

 


 

 

 

 

Его игрушка.

Это то, как она назвала меня. Худшая часть, я не могла даже рассердиться на ее слова, потому что это именно то, кем я была. Куплена и оплачена.

И тут я, в конце концов, начинаю еще и играть, и мне понравилось это. На самом деле, я любила это. Иметь власть над таким сильным мужчиной – это то, что называется могуществом. И Бог помогает мне в этом, я хочу чувствовать себя могущественной.

Как только он подошел и хлопнул дверью, я посмотрела на него и увидела гнев в его глазах.

- Не обращай на нее внимания, - сказал он.

Мне до смерти надоели люди, считающие, что я в нескольких секундах от того, чтобы сломаться. Если я еще не сломалась, то уверена, что и сейчас со мной не случится этого. Я не желала игнорировать Вик. Хотела использовать ее слова, чтобы стать сильнее. Хочу использовать все, чему уже научилась, чтобы стать жестче.

- Она права, - сказала я. - Я твоя игрушка.

Он попытался сгладить все.

- Не думаю, что это так, Джесс…

Я оборвала его.

- И мне нравится это.

Он остановился и уставился на меня так, как будто я была незнакомкой, которая только что вошла в комнату. Наконец, уголки его губ приподнялись, а на щеках появились ямочки.

- Тогда иди сюда и позволь мне поиграть с тобой.

Я подошла к нему и, когда его пальцы впились в мои бедра, то не тронулась с места. Я хотела это – я хотела его.

Пальцем он наклонил мое лицо к своему и провел кончиком языка по моим губам.

- Я действительно пугаю тебя? – спросил он.

Снова…относится ко мне так, словно я сломаюсь. Больше нет. Я справилась с этим.

- Нет, - чтобы показать ему свою серьезность слов, я прикусила его нижнюю губу и потянула. Однажды видела, как женщина сделала это в кино, и это свело мужчину с ума. То же произошло и с Себастьяном. Его пальцы впились в мои руки, пока он двигал меня, прижимая мою задницу к своему столу. Он смотрел на меня угрожающе, и в тот момент я поняла, что играю с огнем. А последнее, что я почувствовала, был страх.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...