Главная Обратная связь

Дисциплины:






Маленькая Черная Книжка #1 9 страница



Себастьян остановился, я оглянулась и увидела, как он убирает ремень подальше от моего тела. Ремень блестел от моей влажности, и Себастьян облизал его и простонал в знак одобрения прежде, чем бросить на пол.

Отвернувшись от меня, Себастьян вернулся к дивану и снова сел.

- Ты можешь продолжать, - сказал он так, как будто бы только что не шлепал меня ремнем.

Я шагнула к нему, но он поднял руку, чтобы остановить меня.

- Продолжай трогать себя.

Снова, я опустила руку вниз и начала тереть. Прошло совсем немного времени, и я уже чувствовала, как стремительно приближается мое освобождение. И затем оно поразило меня, как тонна цемента – сильно и неторопливо, оно нахлынуло на меня.

- Вот так, детка. Кончи для меня, - сказал Себастьян сквозь мою оргазменную волну.

- О, Боже, - выкрикнула я, поскольку горячая жидкость полилась из моего тела. Я чувствовала, как ее поток скатывался по моим складкам, по бедрам.

Мои ноги дрожали, и я чувствовала себя так, как будто вот-вот рухну на пол в горячем, сотрясающем беспорядке. Как только волна удовольствия заканчивается, убираю руки от тела. С учащенным дыханием, я открываю глаза снова.

- Теперь иди сюда.

Он потянулся к моей руке. Поднеся ее к своему рту, он засосал мой гладкий средний палец в рот. Его язык крутился вокруг кончика пальца, посылая острые ощущения по моей руке и между ног.

- Ты такая сладкая на вкус, - сказал Себастьян, вытаскивая мой палец изо рта с хлопком.

Не знала, каким будет его следующий шаг. Я стояла там перед ним, а соки стекали вниз по моим ногам.

- Сними свое платье, - его горячий пристальный взгляд становился еще горячее. - Я хочу увидеть твое тело.

Глубоко вздыхая, я опустила руки вниз, схватив за подол своего платья, и сняла его. Прохладный воздух коснулся моего бедра, а затем живота. Мои соски затвердели под лифчиком, и я бросила свое платье на пол.

Кончики моих пальцев слегка задели кружевные трусики, но прежде чем успела прикоснуться к себе, он снова меня остановил.

- Я хочу эти трусики. Сними их и дай мне.

Ухватившись большими пальцами за край трусиков, я спустила их вниз. Мой взгляд упал на его напряженный член, стоящий высоко и просящий о внимание.

Теплая влажность между моих складок почувствовалась прохладной, когда воздух коснулся ее. Я подняла ногу и сняла кружево с нее. Пытаясь не быть как обычно неловкой, я держала их на одном подогнутом пальце.

Себастьян взял трусики и поднес их к носу, вдохнув глубоко.

- Ты пахнешь восхитительно, - выдохнул он. - Они чертовски пропитаны. Раздвинь ноги немного и позволь мне увидеть, насколько ты влажная.

Я раскрыла свою позицию.

- Нет. Я все еще не вижу. Помести два пальца внутрь и покажи мне.



Выполняя так, как он сказал, я погружаю средний и безымянный пальцы в глубь и стону от ноющих ощущений.

Убрав пальцы, я подошла поближе туда, где он сидел на диване. Мои трусики наброшены на его плечо.

В этот раз, он взял мои пропитанные пальцы и опустил их на свой член, используя их для распространения моих соков вокруг его блестящего наконечника. Себастьян не торопился, усердно растирая их по всей длине, с трудом помещающейся в моей ладони. Его глаза были прикованы ко мне все время.

Он поднес мою руку к своему лицу и лизнул меня между пальцами, прежде чем отпустить. Когда Себастьян отстранился, то усмехнулся мне.

- Ты невероятно сексуальна, - сказал он.

Я стояла перед ним в одном лифчике. Мое тело пылало и все еще изнывало от удовлетворения, но боль глубоко внутри меня должна быть исчерпана.

- Себастьян… - начала я.

- Что такое, милая? Все, что захочешь, твое.

Без приглашения я двинулась вперед и оседлала его, сев ему на колени. Когда мои влажные половые губы начали тереться о его твердость, то пресс Себастьяна напрягся, а мышцы на челюсти выступили.

- Я хочу тебя, - мои слова были насыщенными и хриплыми.

- Я весь твой, - сказал он, наклонившись и убрав мои волосы за плечо.

Пальцами я начала расстегивать его рубашку, пока он потянулся и выпил жидкость из своего стакана.

Отодвинув ткань в сторону, я наткнулась на загорелую, гладкую кожу и точеные мышцы. Я исследовала изгибы и черты торса Себастьяна, а его мышцы оживали под кончиками моих пальцев.

Наклонившись, я прижалась губами к его плечу и целовала Себастьяна от плеча до груди. Его рука переместилась на мой затылок, нежно играя с волосами. Соленый вкус Себастьяна пронесся по моему языку, когда я начала облизывать его сосок.

Его голова откинулась на спинку дивана, и прозвучал глубокий вздох. Я использовала зубы, покусывая затвердевший сосок, в то время как продолжала вкушать его вкус.

Руки Себастьяна скользнули вниз по моей спине, заставляя меня дрожать, а затем искусные пальцы расстегнули мой лифчик. Он соскользнул с моего тела, и Себастьян швырнул его через всю комнату. Затем он ухватился за мои бедра, притягивая меня ближе к себе.

- Скажи мне, что ты хочешь, Джессика.

Я прекрасно знала, чего хочу, но не представляла, как сказать это. Я захныкала, пока кружила бедрами, распространяя свою влагу по всей его выставленной твердости.

- Скажи это, детка. Скажи, что хочешь, чтобы я трахнул тебя. Я люблю слышать, как этот сладкий ротик говорит грязные вещи, - он пошевелил бедрами подо мной, и его головка прижалась к моей щели.

- Трахни меня, Себастьян. Пожалуйста. Я так больше не могу.

Я едва могла поверить, что сказала это. Звучит сексуально и обольстительно, но до сих пор таким нуждающимся. И это сработало, потому что внезапно он перевернул меня на диван и взгромоздился на меня сверху.

Его рука оказалась между нами, когда он скинул свои штаны, пнув их на пол около нас. Себастьян потерся им о меня, как прежде. Только в этот раз, этого было недостаточно. Я хотела большего.

Поднимая бедра, я прижалась к нему, когда он попятился, давая понять Себастьяну то, как сильно желала его во мне.

- Где ты хочешь меня?

- Пожалуйста, Себастьян. Помести его в меня.

- Поместить что в тебя, милая? - он прижался снова. - Мой член? Скажи мне, что ты хочешь мой член внутри себя.

Я пошевелилась под ним, стараясь изо всех сил получить его там, где мне хотелось.

- Я хочу твой огромный член глубоко внутри себя.

Он поерзал, и я почувствовала его напротив своего входа еще раз.

- Ты такая чертовски горячая и влажная.

И затем Себастьян толкнулся в меня, заполняя и растягивая мое тело так, как оно никогда не натягивалось. Я напряглась под ним, пока он был так глубоко, как только мог быть в данный момент.

- Черт. Так горячо, так узко, - удовольствие заполнило его выражение лица, а его глаза закрылись. Он отстранился, а затем снова толкнулся, на этот раз еще глубже. И почувствовалась крошечная острая боль.

Я зашипела и мои бедра напряглись под его. Его глаза распахнулись и смягчились.

- Ты в порядке? – спросил он.

Я прикусила нижнюю губу и кивнула.

- Да, не останавливайся, – я обхватила Себастьяна и впилась ногтями в его задницу. – Сильнее.

Его губы дотронулись до моего лба, и он начал двигаться надо мной. Его бедра прижимались к моим, а тело заполняло меня полностью, поэтому я уверена, что могу даже чувствовать его в своем животе. Пот выступил между нами двумя, позволяя его телу скользить по моему.

Он облокотился на локти, которые были установлены твердо на диване по бокам от моей головы. Его лицо повисло над моим, и время от времени он склонялся и целовал меня, заполняя мой рот своим языком и вкусом.

Его движения ускорились, и боль глубоко внутри меня усилилась. Прошло немного времени, и я уже двигалась вместе с ним, поднимая бедра навстречу его толчкам и впиваясь ногтями глубоко в его плоть на спине.

Так близко – я была так близко. Я начала издавать звуки, тихо прося его глазами о большем. Он подвинул бедра, врезаясь в меня с такой силой, которая должна была причинять боль, но вместо этого – это ощущалось так хорошо. Лучше, чем все, что я чувствовала за всю свою жизнь.

- Кончи на мой член, Джессика. Я хочу почувствовать, как горячо ты будешь кончать на головке моего члена.

Это не занятие любовью, это траханье. По крайней мере, так Себастьян называл это. И хотя я, вероятно, должна была чувствовать отвращение к его словам и грубости, но мне нравилось это. Это толкало меня все ближе и ближе к краю.

Я хотела, чтобы он говорил непристойности мне. Желала, чтобы он был грубым со мной. Я устала от того, что со мной обращаются, как с дорогим фарфором. Я не сломаюсь.

Он притянул меня ближе и приподнял чуть выше, но независимо от того как сильно он толкался, я не настигала края.

- К черту, - сказал Себастьян, выходя из моего тела.

Откинувшись назад, он подхватил мои бедра и поднял тело с дивана к своему рту. Мои плечи впились в диван, поскольку бедра весели в воздухе. Я собиралась возмутиться, но затем он засунул два пальца глубоко в меня и засосал мой клитор в рот.

Себастьян работал пальцами, которые терлись о боль, и сосал все это время. Я сломалась. Он все еще держал мои бедра, когда я дернулась у его лица, крича от освобождения, уверена, что даже все внизу могли услышать.

Когда я отошла от своего оргазма, он был надо мной снова. Себастьян не тратил впустую время, он погрузился глубоко в меня, зажигая искру еще раз. Он не сдерживался, вдалбливаясь в мое тело сильно и быстро.

Бормоча слова, которые я даже не пыталась понять, Себастьян взял мое тело, и я лежу под ним, наблюдая, как его красивое лицо меняется от удовольствия.

Он уже близко. Я знаю, потому что начинаю понимать его выражения лица. Его рот приоткрылся, а темные волосы спадают ему на глаза. Я притянула Себастьяна ближе, прижимая к себе.

- Черт, я почти…

И затем он вышел из моего тела и схватил себя, дергая и проливая свою сперму на мой живот. Себастьян зарычал, поскольку болезненное удовольствие настигло, его брови опустились вниз, и он заскрипел зубами.

Себастьян упал на диван рядом со мной, и теперь наши тела прижаты друг к другу в потной глазури. Наши дыхания заполнили комнату задыхавшимся жаром, поскольку каждый из нас пытался ухватить больше кислорода.

В конце концов, в комнате стало тихо, и музыка внизу стучала по стеклу в ритме близкому к моему сердцебиению. Я повернулась к нему лицом и обнаружила его беспробудно спящим.

Протянув руку, я провела пальцами по его темным волосам и наклонилась для поцелуя. Нет абсолютно никаких сомнений больше. Я влюбилась в Себастьяна, и это действительно плохо.

 

 

- Серьезно, Себастьян? – завопила Вик, стоя надо мной. - Это неприемлемо, особенно для тебя. Надень чертову одежду и тащи свою задницу вниз.

Щека прилипла к коже дивана, также как и мой вялый член. Я не знаю, сколько времени проспал, но проснулся, чувствуя себя так, как будто провел время с каждой женщиной из своей книжки. Мое тело расслабленно и сыто, и я чувствую себя настолько полностью истощенным, что мог бы перевернуться на спину и погрузиться обратно в сон.

Все, что я знал – Джессика была здесь. Она доказала мне, что стоила каждого цента и больше – намного больше. Я также знал, в ту же минуту, как проснулся, что Джессика ушла. Ее тепло не прижималось ко мне так же, как это было после того как я навалился всем своим весом на нее.

Холодный и голый я лежал на кожаном диване, с Вик, смотрящей на меня гневными глазами-бусинками.

- Что, черт возьми, происходит с тобой? Ты никогда не смешивал бизнес и удовольствие прежде.

Я определенно зашел слишком далеко. Я не планировал трахнуть ее еще – на самом деле, я игрался с идеей отпустить Джессику. Но легкая настойчивость проявлялась с ее стороны. Я не смог сдержаться. Не с ее касанием себя и обольщением трахнуть меня.

- Ты слышишь меня? – спросила Вик.

Ее слова врезались в мои воспоминания о прошлой ночи, вынуждая утро - после кайфа, быстро раствориться.

- О чем ты говоришь? Я уволил ее. Я ничего не смешиваю, - вставая с дивана, я потянул свое обнаженное тело и хрустнул шеей.

- Ты приводишь ее в свой офис во время работы клуба. Это второй раз, когда это произошло. Ты никогда прежде не приводил своих девочек сюда. Это дерьмо должно прекратиться.

Я нагнулся и надел свои штаны.

- Это мой офис, Вик. Я буду трахать каждую женщину из своей книжки на моем чертовом столе всю ночь напролет, если захочу, - я нашел свою рубашку и пихнул свои руки в нее. - С каких пор тебя заботит дерьмо о том, где и кого я трахаю? – спросил я, застегнув рубашку.

- С тех пор, как ты начал позволять этой суке влиять на твою работу, - сказала она, потянув дверь и впуская музыку снизу. - Я иду вниз. Там люди ожидают увидеть тебя, в то время как ты трахаешься здесь.

Дверь захлопнулась за ней в сотый раз на этой неделе. Хотя и должен быть чертовски зол оттого, что сказано, но я не был. Я не мог думать ни о чем, кроме того, как Джессика ощущалась на моей коже. Я чувствовал ее запах вокруг себя. Он никогда не был таким, ни с какой другой женщиной. Никогда.

Я был ее первым. Хотя, как предполагалось, это стало особенным моментом для нее, я не мог не чувствовать, что момент был особенным также и для меня. Почему я? Почему она так свободно отдалась мне, таким способом? Помимо денег... я не должен был настаивать на этом. Она приехала ко мне, и этот поступок заставил меня чувствовать себя совершенно по-другому. И что еще хуже, я не ненавижу это.

Мне чертовски понравилось это.

Я провел остаток ночи, становясь пьянее, чем подлецы в VIP комнате. Я выпивал шот за шотом, пожимая руки и обхватывая за плечи самых горячих и богатых людей Нью-Йорка. Я был расслаблен и действительно наслаждался своим собственным заведением, как будто и не находился на работе.

Вик нигде не было, и впервые я был рад, что она не нависает надо мной. Официантки разносили напитки, это происходило незадолго до закрытия. Каким-то образом, я поднялся наверх.

На следующее утро я проснулся голым с бушующей яростью и головной болью, которая слишком сильна, чтобы даже открыть глаза. Я все еще мог чувствовать ее запах на коже, и хотя знал, что это ужасная идея, но мне нужно увидеть ее снова.

- Какой цвет вы предпочитаете? - спросила продавщица.

- Красный.

Цвет ее волос – цвет похоти, греха и всех других вещей, которые появлялись у меня на уме, когда я думал о Джессике. Никакой другой цвет не создан для нее. Несомненно, она выглядела потрясающе в чем угодно, но то, что она делает со мной, недопустимо, и я хотел помнить об этом каждый раз, когда мои глаза пробегались по всему ее телу.

Я стоял в стороне и наблюдал, как леди заворачивала красное белье в коробку, покрытую тонкой упаковочной бумагой. Я не мог дождаться момента увидеть ее в кружевных стрингах, спрятанных в сладких выпуклостях ее задницы, или сексуальном прозрачном лифчике, еле прикрывающем ее дерзкие сиськи. Я собирался по-настоящему насладиться срыванием этих дорогих штучек из кружева с ее тела.

Эти пакеты доставили ей, не думаю, что было бы правильно, если бы я сделал это сам. Доставка подарков лично не входила в мои привычки. Черт, покупать подарки было чем-то совсем иным для меня, но я заметил, что Джессика не тратит легкомысленно деньги на себя. Она не такая девушка. Она позволила мне вкусить себя, и я не мог ждать, пока она даст мне то, что я хочу снова.

Как бы тяжело ни было, но я держался от нее подальше. Это было почти невозможно, но необходимо. Я проводил ночи в клубе, а дни, занимаясь бизнесом и документами. Когда Вик пришла в себя, я притворялся, как только мог, что все нормально. Мне, конечно, не нужно ее дерьмо.

Мое противостояние длилось целых два дня. Именно тогда, я обнаружил, что еду к кондоминиуму Джессики. Я хотел увидеть ее, и мне плевать, что кто-либо еще скажет об этом. Я стоял на светофоре в центре города, когда знакомый оттенок рыжих волос привлек мое внимание.

Джессика шла по тротуару со счастливой улыбкой на лице. Она одета в простые джинсы, черную футболку с выцветшей эмблемой и балетки. Так просто, но в то же время так великолепно.

Не зная, что за ней наблюдают, я заметил, как изящно и уникально она передвигалась – она выделялась из толпы. Свет, исходящий от нее, слишком ярок, чтобы быть просто одной из толпы.

Бездомный человек оперся о стену какого-то здания, дырявая одежда свисала с его тела, а его рука протянула чашку в ожидании милостыни. Джессика улыбнулась ему, прежде чем покопаться в своих карманах и бросить какую-то мелочь, которая у нее имелась, в его чашку.

Такая она, не зная, что я пополнил ее счет, Джессика все равно давала бездомному человеку свои последние деньги. Это много говорило о том, какой она человек - такого человека я мог бы полюбить, когда был моложе. Но это было тогда, когда моя жизнь была полным хаосом, и я думал, что эмоции важны.

Автомобили позади меня начали сигналить, и я поехал к ее дому. Я знал, что доберусь туда раньше нее, но мне отчасти нравился элемент неожиданности.

Она вышла из лифта в кондоминиум с улыбкой и кучей документов в руке. Затем сбросила обувь с ног и вздохнула, наклонившись, чтобы растереть ноги. Мне понравился тот факт, что она чувствовала себя так комфортно в доме, который я дал ей. Это заставило меня почувствовать себя состоявшимся, как будто я достиг чего-то большего в своей жизни, чем клуб.

Не замечая меня, сидящего на ее диване, она вошла в кухню, положила документы на стойку и наполнила стакан водой. Ее горло шевелилось вверх и вниз, пока она выпивала весь стакан. А рубашка прижалась к телу, позволяя мне увидеть каждый наклон и изгиб.

- Насладилась прогулкой? – спросил я.

Ее глаза широко раскрылись, и она прикрыла рот рукой, чтобы вода не хлынула обратно.

- Себастьян, ты напугал меня, - сказала она, поставив пустой стакан на стойку.

- Интересно, была бы ты такой нервной, если бы у тебя имелось здесь оружие.

Память о ее бледном лице и то, как она дрожала после этого, а также как мы обнимались, все еще засела у меня в уме. Мне не нравится идея о том, что она ходит по улицам Нью-Йорка без защиты.

- Я не хочу говорить об оружии снова, - сказала она, обойдя стойку и направившись в гостиную, где я сидел.

- Почему ты пошла пешком? Ты могла позвонить Мартину, - я сменил тему.

- На улице так чудесно сегодня, и я ходила недалеко. В любом случае мне захотелось развеяться.

- Что за бумаги? - я указал на стопку на стойке.

- Это мой пятилетний план, - она отступила назад и схватила бумаги.

Я встал и приблизился к ней. Взяв бумаги из ее рук, я наклонился и сделал единственное, что задумал сделать, как только увидел ее, идущую по тротуару.

Я поцеловал ее.

Это был не типичный страстный, напористый поцелуй, а быстрый, тот, который удовлетворил меня, пока я не мог получить большее.

Когда я отстранился, удивление на ее лице было смешным. Я люблю то, как меняю обстановку для нее. Прежде моя агрессивность потрясла ее. А теперь, каждый раз, когда я делаю что-либо нормальное или даже отдаленно хорошее, она не знает, как вести себя. Безусловно, забавно играть с ней.

 

 


 

 

 

Его поцелуй отличался. Он был нежный, как первый поцелуй. Было приятно. Единственное, что могу сказать о Себастьяне, он фантастически целуется – не то, чтобы я разбиралась в этом, но все же.

Он отстранился, и я почувствовала его пристальный взгляд даже с закрытыми глазами. Я все еще трепетала внутри от его поцелуя, когда Себастьян заговорил.

- Что это такое? – спросил он.

- Это документы для технического колледжа. Я подумала о посещении некоторых онлайн занятий.

Это было внезапное решение, после того как встала утром и мне нечем было заняться. Я всегда была одержима криминалистикой и мечтала о карьере в этой области. Занятия онлайн будут тем, на что я могла бы потратить свое время, и это будет продвигать меня в лучшую сторону в финансовом отношении. Я взволнована оттого, что сделаю что-то для себя – что-то, что может принести пользу моему будущему.

- Я не знал, что ты заинтересована в посещение колледжа.

- Ну, да. Я имею в виду, это разумный выбор. Я не ожидаю, что ты будешь моим сексуальным благотворителем вечно. Мне нужно быть в состоянии позаботиться о себе. Это означает, что нужно получить диплом и найти работу.

- Тебе не нужно работать. Я позабочусь о тебе.

- Ну же, Себастьян. Мы оба знаем, что это не продлиться вечно. Ты уже прояснил, что не желаешь любви, а я абсолютно ясно дала понять, что осознала это. Вдобавок, это не то, что мне хочется. Я не хочу, чтобы ты заботился обо мне. Я хочу быть в состоянии позаботиться о себе.

Он посмотрел на документы и скорчил лицо, увидев несколько фотографий с места преступлений.

- Что, черт возьми, это? – спросил он.

- Те занятия, которыми займусь, как только отучусь два года в техническом колледже. Я хочу заняться криминалистикой и помогать раскрывать преступления.

Он посмотрел на меня, как на сумасшедшую, и я не смогла удержаться, чтобы слегка не захихикать.

- Что заставило тебя захотеть заниматься этим?

Я не хотела отвечать. Двенадцать лет спустя смерть моих родителей была все еще щекотливой темой для меня. Вероятно, потому что никогда не смогу смириться с этим. Я хотела убедиться, что никакой другой семье не придется проходить через это.

- То же самое, после чего начался мой страх перед оружием, - ответила я.

- Кто-то, кого ты знала, был застрелен?

- Да.

- Ты была там?

- Нет, но я нашла ее. Они так и не поймали убийцу. Я хочу попробовать изменить ситуацию к лучшему.

Он не настаивал на большем, и это то, что я любила больше всего в Себастьяне.

- Хорошо, если ты думаешь, что это то, в чем ты нуждаешься. Пока это не влияет на мое время, - от его дерзкой улыбки, появились ямочки на щеках.

Он определенно стал другим, поскольку мы переспали, но я ничего не сказала об этом. Его улыбка слишком мила – я не хочу, чтобы она исчезла. Я, вероятно, никогда не смогу забыть, каким сексуальный он был и, отдав себя ему полностью, не уверена, что хочу этого.

- Твое время? Серьезно?

- Да, мое время. Когда я хочу тебя, то Я ХОЧУ ТЕБЯ. Мне не нравится ждать.

Я не смогла сдержаться. И засмеялась так сильно, что заболел живот.

- Ты смеешься надо мной?

Мне нравилось, каким игривым он был. Это заставило его походить на нормального обычного парня.

- Да, - хихикнула я. - Сэр, да сэр! – я шутливо отдала ему честь.

- Смейся, смейся, - он подошел ближе. - Это неважно, потому что это принадлежит мне, - сказал он, положив руку мне между ног.

И вот так просто, смех прекратился. Мне не понравился его тон, и я ненавидела то, что он был прав больше, чем сам осознавал это.

Я шлепнула его по руке.

- Я никому не принадлежу.

Потянув меня к себе, Себастьян наклонился и провел носом вдоль моей шеи, прежде чем нежно поцеловать под моим ухом.

- Вот тут ты ошибаешься, милая. Я лизал ее, так что это мое.

И затем, он поцеловал меня. Я хотела его оттолкнуть, но в тоже время и желала притянуть к себе ближе. Его руки опустились на мои бедра и схватили меня, подняв вверх и прижав свое тело к моему. Он обещал мне другую ночь, как ту, что была прежде.

Себастьян отстранился.

- Как насчет того, чтобы провести экскурсию по твоей спальне? - его голос стал хриплым, прежде чем он склонился и набросился на мой рот снова.

Я не сдерживалась, целуя его со всей страстью, что у меня имелась. Обхватив мое лицо руками, он вел меня спиной, пока моя задница не ударилась об дверь. Себастьян поднял меня, и я обхватила ногами его за талию. Он прижался ко мне, и я прервала поцелуй, застонав с закрытыми глазами.

Он распахнул дверь, и мы вошли в мою комнату, окруженную всеми моими вещами. Я заплакала от счастья, когда впервые увидела, как были расставлены мои личные вещи, и теперь это место стало моим домом. Это то, за что я всегда буду благодарна Себастьяну. Он был придурком, но Себастьян дал мне дом, когда его у меня не было.

Он отстранился и проложил дорожку из поцелуев к моей шее. Щетина царапала мою кожу, а я запустила пальцы в его волосы, притянув ближе к себе. Я наслаждалась другим им. Он был как Джекилл и Хайд1. Удивительно, что секс может сделать с этим мужчиной.

- Это будет хорошо. Я обещаю, что сделаю это хорошо для тебя, - сказал он, покусывая меня за подбородок.

Я не сомневалась в этом. Я осознала за несколько дней до этого, что Себастьян точно знает, что делает. Кладя меня на кровать, он последовал за мной, прижимая меня к матрасу.

Прохладный воздух слегка коснулся моего живота, когда он задрал мою рубашку. Его горячее прикосновение опалило мою кожу, и шипение вырвалось из меня.

Кто я?

Я не чувствую себя больше той, что была прежде. Я не та, с тех пор как он привел меня к жизни на диване в его офисе. Себастьян словно превращал меня в беззаботного человека, и мне нравилось все, что он делал до сих пор. Поднимаясь с кровати, он стянул мою рубашку и улыбнулся, когда увидел красный лифчик.

- Мне нравится это, - сказал он, скользнув пальцем под чашечку, водя им по моему затвердевшему соску.

- Конечно, ты выбрал это, - я выгнула спину и захныкала.

- Ты так реагируешь на мои прикосновения, – он уткнулся носом мне в декольте. - Я никогда не хочу прекращать трогать тебя.

Он укусил меня за сосок сквозь лифчик, и я унеслась. Я ухватилась за его плечи и закрыла глаза, пока его руки прокладывали путь вниз к моим джинсам. Мой живот напрягся от его прикосновений, позволяя ему скользнуть рукой мимо пуговицы в джинсы. И затем он трогал меня через трусики.

Это ощущалось так хорошо. Я приподняла бедра, когда он убрал руку. Себастьян расстегнул молнию и стянул джинсы с моих бедер. Его кончики пальцев ощущались грубыми по сравнению с кожей на моих бедрах. Я открылась шире, как только мои джинсы оказались на полу.

- Я не могу ждать ни секунды, так хочу оказаться внутри тебя.

Его губы скользнули по внутренней стороне моей ноги, а затем он стянул трусики по ногам.

Себастьян всосал нежную кожу на внутренней стороне моей ноги. Его горячее дыхание обожгло мою влажность, согревая меня и заставляя желать большего. И затем Себастьян был надо мной, глядя на меня своей обычной дерзкой улыбкой. Я не могла дождаться, чтобы почувствовать его.

Я протянула руку, запуская пальцы в его волосы и скользя кончиками вниз к шее, а затем поцеловала нежно в уголок губ.

Выражение его лица изменилось, а тело напряглось надо мной.

- Что ты делаешь? – спросил он.

- Что ты имеешь в виду? Я целую тебя.

Я в замешательстве. И не уверена, как ответить на его вопрос. Очевидно же, что мы делали, и если он не знал, тогда я явно делала что-то не так.

- Это не романтика, Джессика. Прекрати смотреть на меня так. Не трогай меня нежно. Будь грубой. Это траханье. Вот и все. Это не любовь. Это никогда не будет любовью.

Я уставилась на него. Мое сердце разбилось, все мои чувства к нему расплылись и объединились в болезненной луже в моем животе.

И затем он наклонился, отступая от меня. Себастьян грубо схватил меня за бедра, переворачивая на живот.

Когда он потянул мои бедра вверх к себе, я инстинктивно пододвинулась и оперлась на руки. Затем он резко прижался ко мне.

- Я собираюсь трахнуть тебя жестко.

Его слова задели меня за живое, и я не знала, как реагировать. Я все еще прокручивала его другие высказывания. Потрясенная молчанием, я уставилась на простыни под собой.

Себастьян имел в виду то, что сказал, он собирался трахнуть меня жестко. Моя грудь и голова были внезапно прижаты к матрасу, поскольку он одновременно вошел в меня и крепко сжал мои руки за спиной.

Это было грубо, и это на самом деле ощущалось хорошо. Однако, я не могла не думать, что чувствовала бы себя лучше, если бы мое сердце не умирало медленной смертью. Мне просто хотелось, чтобы он перестал отталкивать меня. У нас, очевидно, была связь, и мне стало жаль Себастьяна и его неспособность к полноценной связи с другим человеком.

- Ты ведешь себя мило, но ты очень непослушная девочка, не так ли, Джессика? - его тело наклонилось ко мне, позволяя ему проникнуть глубже. - Скажи мне, как ты грязна, - его рот дотронулся до моего уха.

Я не могла ответить. Я эмоционально не присутствовала. Это действительно ощущалось восхитительно, его гладкое возбуждение - растягивающее, раскрывающее и заполняющее меня. Но я не хотела поощрять его поведение ранее, поэтому ничего не сказала ему в ответ.

Он понял, что я не собиралась подыгрывать. Откидываясь назад, он схватился за мои бедра почти болезненно и начал двигаться быстро и жестко. Откуда ни возьмись, его ладонь жестко приземлилась на мою задницу. Громкий шлепок звенел по всей комнате, и мою задницу ужасно щипало, прежде чем он потер ее теплой ладонью.

- Трахни меня, - выдохнул Себастьян. - Я не могу получить достаточно твоего тела.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...