Главная Обратная связь

Дисциплины:






Маленькая Черная Книжка #1 10 страница



Его руки ухватились за мою грудь, и он потянул меня так, чтобы моя спина крепко прижалась к нему. Его пальцы теребили мои соски, прежде чем спуститься по животу ко мне между ног. Подушечкой своего пальца он вырисовывал нежные круги по моему пульсирующему клитору, и это все, что мне было нужно.

Против своей воли, я выкрикнула.

- Себастьян…

Мое тело дрожало около его, и я кончала, а его бедра продолжали вбиваться в меня. Мое тело обмякло, и я упала вперед. Себастьян держал мои бедра в воздухе и продолжил свою миссию за оргазм.

Толкнувшись еще несколько раз, он вытащил его и кончил на мою задницу. Это было горячо, и все стекало вниз по моей ягодице. Он распространял сперму по моей заднице своей головкой, пока дрочил свой иссохший член.

Позволяя его телу упасть рядом с моим, от гнева я быстро перекатилась на бок, повернувшись к нему спиной. Я не могла справиться со своими чувствами и не хотела смотреть на него, в данный момент.

Мое сердце болело из-за того, чего, очевидно, никогда не будет. И все еще мое тело находилось в эйфории, отходя от этого, как ничего другого.

Себастьян был груб и агрессивен, и если быть честной самой с собой… я наслаждалась этим.

Я почувствовала, как его горячая рука скользнула вниз по моей руке, но его нежные прикосновения в любом случае ощущались, как ложь. Я не хотела, чтобы мне лгали. Убирая его руку со своей, я отодвинулась подальше от него.

- Оу, так теперь я не могу прикоснуться к тебе? – спросил он.

- Не так. Не с какой-либо нежностью. Никакой романтики, помню, это просто траханье.

Я была оттрахана, большим количеством способов, чем один.

 

 

1 – «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда» – повесть шотландского писателя Роберта Стивенсона. В которой доктор приходит к научному открытию, заключающемуся в том, что в человеческой психике существует одновременно несколько аспектов одной и той же личности, а человек, как таковой есть продукт одновременного совмещенного действия всех этих личностей.

 

 


 

 

 

Джессика спала рядом со мной, случайный звук вырвался из нее, как будто ей что-то снилось и она в беде. Ее рыжие волосы прикрывали большую часть лица, но я все еще мог видеть надутость ее едва обижающихся губ.

Я облажался, умственно. Хуже, чем что-либо пережитое мной, когда был моложе. За исключением той ночи, которая постоянно преследовала меня во снах. Опыт закалил и превратил меня в человека, которым я стал теперь. Толька так я мог вернуться к жизни после той ночи и не чувствовать ничего вообще. Либо это, либо умереть от душевной боли.

Джессика ломает стену, которую я построил, и я плохо отреагировал, потому что это испугало меня. Я технически не боялся чувств к ней, я боялся чувствовать что-либо вообще. Я упорно работал, отгораживаясь от всего, чтобы прожить все свои дни – чтобы отвлечь себя от одного единственного момента, который определил всю мою оставшуюся жизнь.



И худшее во всем этом, я причинил ей боль. Я видел это в ее глазах, когда лгал ей в лицо, говоря, что это никогда не будет любовью.

Протянув руку, я взял прядь волос Джессики и потер ее между двумя пальцами. Это правда и мне нужно признать это для себя. Я влюбляюсь в нее. Я – человек, не веривший в чушь этого слова, которым каждый вокруг разбрасывается; мужчина, который думал, что любовь – женское слово. Я всегда искренне верил, что мужчины не способны на любовь, особенно такой человек, как я. И все же я способен, смотрю на это прекрасное создание и пытаюсь выяснить, что же чувствую.

Все ощущалось удушливым, словно воздух вокруг меня был слишком густым, слишком влажным. Думал ли я о своих чувствах или о том, чтобы не быть рядом с ней, я постоянно чувствовал, что не мог дышать. Вес, столь тяжелый, как будто Нью-Йорк прижался к моей груди, и я не мог его поднять, независимо от того насколько я сердит, или это все же означает, что я способен любить. Он просто ни хрена не сдвигается с места.

И эти глаза… эти большие, доверчивые, прекрасные глаза. Я не мог, к черту, выбросить из головы этот момент, когда боль проникла в эти глаза. Они преследовали меня, потому что я был причиной этого страдания.

Выскользнув из постели, я тихо оделся, стараясь не разбудить ее. Пристально смотря на нее, пока она спит, я наблюдал, как ее грудь поднималась с каждым глубоким вздохом. Я был заворожен – эффектно пойман в паутину, которую лично сплел. Мне пришлось убраться оттуда. Я должен был развеяться, прежде чем не смогу уйти.

Прохладный ночной воздух заставил меня дрожать, пока я стоял снаружи и ждал камердинера, который должен был пригнать мой автомобиль. Городские огни мигнули, как будто вселенная пыталась передать секретное сообщение только мне – визуальная своего рода Азбука Морзе для сумасшедшего ублюдка. Я закрыл глаза на все это и держал их закрытыми, пока не услышал мурлыканье своего тормозящего Ягуара.

Как только оказался в тепле своего автомобиля, я еще некоторое время сидел, не двигаясь с места, и собирался вернуться обратно внутрь. Камердинер стоял у бокового окна со стороны водителя, ожидая меня, чтобы подняться обратно. Я ухватился за руль и встряхнул свою голову. Остаться на ночь – это не мое. Проводить время после секса с женщиной вообще было тем, чего я всегда избегал. Очевидно, это стало по-другому с Джессикой.

Я передумал и отправился в путь, поехав медленно, чтобы было время подумать. Я отмотал ночи назад и пытался определить точный момент, когда произошли все эти изменения во мне.

Когда я добрался до клуба, место было забито – кишело толпой людей, раньше и я был такой же. Но больше не чувствовал себя таким. Идя по залу, я наткнулся на танцоров и кивнул тем, кто знал мое имя, но не знал меня. Черт, я не знал себя – не может быть.

Я не пошел в свой офис, потому что не хотел иметь дело с Вик. Вместо этого, направился в свою квартиру. Придя домой, я последовал прямиком в ванную принять душ. Я снял одежду, которая пахла Джессикой, и стоял под горячими струями воды в тишине и комнате, покрытой кафелем. Это, казалось, единственное место, где я мог думать теперь. Мой офис напоминал о Джессике, клуб, автомобиль, все было испорчено памятью о ней.

Я стоял дольше, чем обычно, позволяя воде обрушиваться непосредственно на мою голову – поражая мою кожу жаром, и надеясь заглушить свои мысли этим. Когда я вышел, то схватил полотенце и обнаружил Вик, прислонившуюся к дверному проему со скрещенными руками.

- Игнорируешь меня? – спросила она с приподнятой бровью.

Я пробежался полотенцем по лицу и волосам, прежде чем обернуть его вокруг тела и выйти из душа.

- Мне был нужен душ, прежде чем связываться с твоим дерьмом.

Взяв зубную щетку, я выдавил слой зубной пасты на нее и начал чистить зубы. Она бесила меня, стоя надо мной со скрещенными руками, как будто контролировала меня. Настало время указать Вик ее место.

Прополоскав рот, я снял свое полотенце с талии и вытер лицо. Я прошел мимо нее в свою спальню. Она последовала за мной. Вытащив боксеры из верхнего ящика, я прикрыл задницу и направился к своему шкафу.

- Что с нами происходит, Себастьян? Мы раньше были так близки. Это не похоже на тебя, ты даже не разговариваешь со мной больше. Это чушь собачья, и ты знаешь это.

С меня достаточно. Я резко повернулся к ней и подошел ближе, отчего она сделала шаг назад. Я никогда не обижу женщину, но это дерьмо должно прекратиться.

- Виктория, оставь меня уже в покое. В течение многих лет я прикрывал твою задницу – подставляя щеки действительно чертову дерьму, и вот как ты мне отплачиваешь? С меня хватит, - я показываю фак, - Возвращай свою задницу туда, где я нашел тебя. Теперь оставь меня, черт побери, одного!

Я увидел, как это случилось, но не мог в это поверить. Ее стойкое лицо разрушилось, и то самое страшное выражение, от которого я сбегал долгое время, появилось на ее лице. На ее глаза наворачивались слезы, а губы задрожали…, и именно тогда я понял – я просто, черт, знал. Вик держалась рядом, чтобы помочь мне из лояльности и денег, но было кое-что еще, чего я не замечал. Как могло что-то настолько значимое, проскользнуть мимо моего радара? Это было то, на что я думал, Вик неспособна. Она показала эмоции, и это было для меня.

Я смотрел на Вик, как на сестру, а теперь я видел, что она скрывала запретные чувства к мужчине, который до недавнего времени не знал, что он способен испытывать какие-либо чувства.

- Нет. Не ты. Этого не может быть, - умолял я шепотом.

- Себастьян…

- Уйди, - потребовал я.

- Себастьян, пожалуйста, послушай…, - начала она.

- Я сказал, убирайся из моей квартиры, сейчас же!

Она уставилась на меня так, словно я передумаю, а затем развернулась и ушла без лишних слов.

Вместо того, чтобы слоняться по клубу и общаться, я остался в офисе на весь остаток ночи. Я погрузился в работу с документами, отстраняясь от внешнего мира.

Тем утром я лег спать с мыслями о Джессике, гуляющей по улицам в одиночку. Внезапная мысль о каком-либо несчастном случае с ней уничтожала меня изнутри. Я вспомнил о ее страхе перед оружием, и мне стало интересно, что могло случиться с ней такого, чтобы у нее появился этот страх. Было так много вещей, о которых я хотел знать, многое я уже мог знать, если бы не был таким эгоистом.

Вместо моего привычного кошмара, мне снилась Джессика с ее мягкими губами и доверчивыми глазами. Сон превратился в кошмар, когда я понял, что смотрю на нее сверху вниз – на то, как она умерла у меня на руках.

На следующий день, я оказался там, где не появлялся некоторое время. Грэйди, мужчина за стойкой, кивнул мне, когда я вошел. Он итальянец в годах с сильным нью-джерским акцентом.

Его густые темные волосы покрашены и хорошо уложены, а волосатые руки и грудь были видны из-под расстегнутой рубашки. Весь образ завершался коллекцией золотых цепей. Он был из времен древней Италии.

Балуясь понемногу всем, он был человеком, к которому приходят, когда что-нибудь требуется. Я нуждался в его услугах для одной вещи и только для одной. Остальная часть незаконного дерьма в моем прошлом, где я и планировал его оставлять.

- Давно не виделись, Блэк. Чем я могу помочь тебе?

Он поджег свою сигару, заполняя комнату густым едким запахом.

- Я ищу что-то женственное, но в тоже время достаточно мощное, чтобы вырубить человека.

Разглядывая меня в течение нескольких кратких секунд, он сделал еще затяжку и кивнул.

- Я думаю, у меня есть то, что ты ищешь.

Обернувшись, он открыл шкафчик и вытащил симпатичный экземпляр. Он был маленьким и розового цвета. Я знал, что Джессика наверняка возненавидит его, но такой девушке, как она, нужно знать, как защитить себя в случае, если она будет в опасности, а меня не будет поблизости. То, что обязательно произойдет в какой-то момент, если посмотреть правде в глаза.

Я ушел от Грэйди именно с тем, зачем пришел. Джессике может и не понравится это, но я буду чувствовать себя лучше, зная, что она снаряжена, когда остается одна. Ей нужно многое узнать о том, как использовать его. Мне нужно удостовериться в том, что она поняла, что означает нажать на курок, прежде чем Джессика на самом деле сделает это.

 

 


 

 

 

Когда я проснулась следующим утром, Себастьян исчез. Я не удивлена. Он не тот парень, который остается на ночь. Перевернувшись, я уткнулась лицом в подушку рядом с собой и вдохнула его запах.

В моей груди образовалась дыра, а тело приятно болело. Я потянулась, чтобы разбудить его. Закрыв глаза, подумала о том, как прошли последние несколько дней. Это определенно плохо, увлечься таким мужчиной, как он, я с самого начала знала, что он разобьет мое сердце, но в то время меня это не заботило. Я просто не понимала, как сильно это может причинить боль.

Мой сотовый на тумбочке пропиликал, и я протянула руку, чтобы проверить его. Экран засветился от моего прикосновения, показывая мне текстовое уведомление. Поскольку Кайл и Себастьян были единственными людьми, кто знал мой номер, я знала, что это от Себастьяна. И нажала пальцем на крошечный розовый конверт на экране.

 

Себастьян: Будь готова к десяти и надень что-нибудь удобное. Пора взглянуть своим страхам в лицо.

 

Мой желудок уже стянуло от страха. Я положила телефон и прикусила нижнюю губу. Понятия не имею, что, черт возьми, он имеет в виду или чем мы будем заниматься. Скоро десять, но я встаю и направляюсь в ванную, чтобы принять душ.

Горячая вода успокоила мои воспаленные мышцы. Я провела пальцами по упругой заднице и ноющим бедрам. Не могла перестать думать о нем. Не знаю, как собираюсь смотреть ему в лицо и держать свои чувства под контролем. Моим эмоциям нет места в этом соглашение и мне нужно просто смириться с этим.

Пятнадцать минут спустя, я вытирала свежий пар с зеркала и оборачивала пушистое полотенце вокруг своей груди. Я уставилась на себя в зеркало и задалась вопросом, во что вовлекла себя с Себастьяном.

Я растворилась в нем всецело, но для него я просто одна из его девочек. Больно, даже просто думать о нем, проводящем ночи, как наши, с другими девочками.

Он абсолютно ясно дал понять, что не заинтересован во мне вне секса или заботы обо мне в финансовом отношении; и даже тогда, это было только потому, что он хотел что-то от меня.

Не будет никаких проявлений любви или клятв преданности. Он прямо заявил, чего хотел с самого начала, и это было только мое тело. Мое сердце или его, если уж на то пошло, не были на кону, и они никогда не будут, независимо от того, как сильно я хотела бы поставить свое там для него.

Я подумала о Кайле, и как он радовался кондоминиуму и тому факту, что мы не жили на его школьной автостоянке. Несмотря ни на что, я должна была сделать это для него. Не могу потерять его снова, когда он все, что у меня есть. По крайней мере, так я себя убеждаю. Вдруг стало так плохо на душе, словно что-то ужалило, я отказывалась признавать, что мои причины быть с Себастьяном становились исключительно эгоистичными.

Отвернувшись от зеркала, я обтерлась и повесила полотенце, чтобы расчесать мокрые волосы. Я оделась, задавшись вопросом, что одевают девушки, когда смотрят в лицо своим страхам. Выбрала джинсы и белую рубашку на пуговицах.

Звук лифта заставил меня встать с дивана. И тут появляется он, шагающий в мою квартиру с темными волосами и очками на глазах, и в завершении, с этой сексуально заманчивой улыбкой.

- Готова? – спросил он.

- Куда мы идем?

- Увидишь.

Он протянул руку и положил ее на мою поясницу, провожая меня в лифт. Он не убирал руку, пока не открыл мне дверь автомобиля, чтобы я села внутрь. Я ощутила потерю его тепла в ту же секунду, как только он убрал руку. Но напомнила себе, что он делает такие интимные жесты со всеми своими девочками. Себастьян просто применяет на практике то, что он сделал.

Я наблюдала, как он направился к водительской стороне машины. Как только Себастьян сел в машину и пристегнул свой ремень безопасности, я заговорила.

- Может, скажешь мне, что ты имел в виду?

- У меня есть кое-что для тебя. Но для начала… я не хочу, чтобы ты гуляла по улицам в одиночестве больше, - его слова пришли из ниоткуда. - Пока мы делаем это, ты будешь звонить Мартину, когда тебе нужно будет куда-нибудь пойти. Поняла?

- В этом нет необходимости. У меня есть две ноги и…

Он оборвал меня.

- Что я сказал, Джессика?

То, как он разговаривал со мной, разозлило меня, хотя мне уже стоило привыкнуть к такому обращению. Я скрестила руки на груди и посмотрела в окно, делая вид, что игнорирую его слова.

- Не злись на меня. Это только потому, что я не хочу, чтобы что-либо плохое произошло с тобой.

Я повернулась и посмотрела на него потрясенная. Его слова были на грани приятного, и не уверена, должна ли наслаждаться ими или проверить его на прочность.

- Что? – спросила я.

Я должна была удостовериться, что мне послышалось.

Вместо того, чтобы ответить мне, он склонился над моими коленями, согревая мои ноги. - По этой же причине я купил тебе…, - он открыл бардачок. - Это.

Я дернулась, когда он положил розовый пистолет мне на колени. Он был маленьким. Сначала я подумала, что это игрушка из-за его цвета, но он был тяжелым – слишком тяжелым для фальшивки. Просто присутствие оружия рядом со мной заставило меня испытать приступ паники.

- Себастьян… - я держала руки подальше от него, словно он собирался укусить меня.

- Расслабься, Джессика. Я бы никогда не причинил тебе вреда. Ты веришь в это? – спросил он, повернув налево.

- Я не верю оружию.

- Понимаю. Но ты доверяешь мне?

Да. Я доверяла ему все, кроме своего сердца, но все это не имеет ничего общего с тем, что оружие до чертиков пугает меня.

- Мне нужно знать, что когда ты не со мной, ты под защитой. Или это, или я найму кого-нибудь, чтобы он следовал за тобой повсюду, - он не спускал глаз с дороги.

- Я не понимаю тебя. Почему ты делаешь это?

Он уклонился от моего замешательства, избегая каких-либо разъяснений. Я не могла даже заговорить. Себастьян протянул руку и взял пистолет с моих коленей.

- Он девяти миллиметровый. Шестнадцать патронов в обойме. Сейчас пистолет находится на предохранителе, но я везу тебя в одно место, чтобы научить стрелять из него.

Как раз в этот момент мы подъехали к большому складу. Перед ним красовался знак «Первый Выстрел», а под надписью изображен пистолет.

- Себастьян? – сказала я в панике шепотом. - Что происходит? Что мы здесь делаем?

- Мы смотрим страху в лицо, Джессика. Ты можешь сделать это.

Качаю головой, прежде чем он закончил.

- Нет, не могу. Я не могу сделать этого и не хочу. Не заставляй меня. Пожалуйста, Себастьян.

Я закрыла глаза и услышала выстрелы, звучащие эхом в моей памяти. Когда реальный звук выстрелов прозвучал, я практически запрыгнула ему на колени.

- Все хорошо. Ты в порядке, - он погладил меня по спине и поцеловал в лоб. - Просто сделай это для меня.

Я посмотрела ему в глаза, и они отличались. Словно находилась с совершенно другим мужчиной. Где тот придурок, что был прежде? Где парень, который показывал, что не беспокоится ни о ком кроме себя? Нахождение рядом с таким Себастьяном может привести к девчачьему приступу.

Себастьян или, по крайней мере, мужчина рядом со мной просит меня. Это был тонкий намек, но он определенно просит.

Он уже сделал так много для меня и Кайла. Конечно, я должна отплатить ему взамен, но дарование Себастьяну - одна из лучших вещей, которые я когда-либо делала в своей жизни. Просто не уверена, что могу дать ему то, о чем он просит. Это намного значимее, чем моя девственность.

Это был страх – зарытый глубоко в моем сердце. Я жила с ним в течение двенадцати лет, и это не похоже на то, что можно просто отбросить прочь и притвориться, будто той ночи никогда и не было. Это было воспоминание – кошмар, который я вновь переживала каждый день с тех пор как была моложе.

Я закрыла глаза и молча умоляла десятилетнюю себя рискнуть. Затем глубоко вздохнула, позволяя теплу от его руки на моем колене просочиться в меня. Я могу сделать это.

Себастьян был одним из худших придурков, которых я когда-либо встречала, но мне нравилось делать его счастливым. Не знаю, что это говорит обо мне, и честно говоря, мне все равно.

- Ладно, пойдем. Только пообещай, что останешься со мной.

- Конечно, я буду там. Ничто другое я не предпочел бы этому.

Его слова и то, как он сказал их, застали меня врасплох еще раз, и по выражению его лица они сделали то же самое и с ним. Он отвернулся от меня, отстегнул свой ремень безопасности и открыл дверь.

- Давай сделаем это.

Выстрелы. Не думала, что буду когда-либо действительно мириться с этим звуком, и это все, что слышалось с той самой минуты, как вышли из автомобиля. Как только мы оказались внутри, звуки стали в десять раз хуже. Они эхом отзывались от цементных торцовых стен и с каждым выстрелом я чувствовала, как мой страх усиливается.

Я следовала за Себастьяном, пока он вел нас к комнате с перегородками. Несколько человек находилось здесь, каждый из которых обладал собственным пространством и каждый из них целился из оружия в мишень с черной фигурой человека на ней.

Себастьян, должно быть, доплатил, потому что у нашей перегородки имелась дверь. Она достаточно просторная и рассчитанная на пять человек, также там была дополнительная стойка справа для вещей. После того, как мы вошли в комнату, Себастьян достал мой пистолет и положил его на стойку.

Подойдя ближе ко мне, он усмехнулся и провел руками вниз по моим.

- Обернись.

Он не дал мне так много пространства, чтобы развернуться, и моя задница потерлась о его промежность в процессе поворота. Низкий стон соскользнул с его губ. Подняв глаза, я покачала головой и закатила глаза.

Себастьян ухмыльнулся.

- Сконцентрируйся, - он взял оружие и держал его передо мной. - Это - пистолет. Как и все оружие, он смертельный, но не слишком тяжелый. Без этого, - сказал он, держа обойму, - Это просто кусок металла. Бояться нечего, верно?

Он приставил дуло пистолета к моей шее, а затем к горлу. Холодный металл охладил мою кожу, и я ахнула.

Мне нужен был толчок в уверенность. По отношению к одному из моих самых больших страхов, который упирался в меня. Мне нужно услышать, как он скажет, что это стоит того.

- Скажи мне, почему ты делаешь это снова, – мой голос пищал.

- Я говорил тебе. Мне нужно знать, что ты в безопасности. Я видел как некоторые вещи облажались в моей жизни, Джесс, не хочу, чтобы что-либо плохое произошло с тобой. Хорошо?

- Хорошо, - услышав его слова, я согласилась бы на что угодно.

И затем он шокировал меня, говоря:

- Расстегни свою рубашку.

Мои глаза сфокусировались на его.

- Что?

- Расстегни свою рубашку.

- Почему?

- Потому что я так сказал.

Мои глаза метнулись к двери, но от его слов я была слишком заведена, чтобы действительно волноваться о том, заперта ли она или нет.

- Не волнуйся; никто не прервет нас.

- Пришлось ли тебе доплачивать за это?

- Да. И это будет чертовски стоить того. Теперь, повторяю еще раз, расстегни свою рубашку.

Он наблюдал, как мои пальцы расстегивали первую пуговицу и затем вторую, пока моя рубашка не была полностью расстегнута.

- Один из лучших способов избавиться от плохого воспоминания состоит в том, чтобы заменить его хорошими. Ты боишься оружия, но я собираюсь заставить тебя полюбить его.

Его слова заставили меня задрожать.

Я вся дрожала в хорошем смысле, прежде чем прохладное дуло пистолета коснулось моего живота, отодвигая мою рубашку в сторону.

Он не отводил глаз и продолжал смотреть на меня, пока я ощущала, как дуло перемещалось к одному соску, а затем к другому. Они затвердели от острых ощущений, и Себастьян улыбнулся в знак одобрения.

- Видишь? - сказал он самодовольно. - Иногда оружие может быть сексуальным.

- С тобой все сексуально.

- Ты чертовски права, детка. Теперь сними свои штаны.

Мне не нужно повторять дважды, я расстегнула их и позволила им упасть на мои бедра и ноги. Он переместил пистолет вниз по животу и использовал его, проводя линию к моим трусикам.

Один раз, два, а затем он поместил его между ног. Я застонала, когда твердый наконечник ласкал меня через мои трусики, попадая в нужное место. Я могла чувствовать, как реакция моего тела пропитывает трусики, и удивлялась самой себе, когда двинулась бедрами об грубоватое дуло снова.

- Себастьян…, - застонала я, и затем мои бедра начали двигаться в установившемся ритме.

- Что, детка?

- Что ты делаешь со мной?

Мое дыхание было затруднено, а бедра перемещались быстрее, поскольку меня настигало освобождение.

Он засмеялся.

- Это все для тебя, детка.

Я ухватилась за край стола, пока ощущала, как мой оргазм распространялся по телу. Громкие выстрелы вокруг заглушали мои стоны. Придя в себя, я осознала, что только что сделала. Никогда не думала, что позволю себе быть рядом с оружием вновь, тем более получить оргазм от него.

Подняв пистолет, он вставил обойму в основание с щелчком и убрал его за спину.

- Это чертовски горячо, Джессика.

Я посмотрела на него сквозь ресницы и рассмеялась.

- Это было… по-другому.

- Готова стрелять теперь?

Холодная доза страха пронеслась по моим венам, и я занервничала, но кивнула.

- Хорошо.

Подойдя к полке под стойкой, Себастьян вытащил пару наушников и нацепил их мне на голову. Как только он разместил звуконепроницаемые наушники на мне, звуки не были так уж плохи. Но я все еще могла чувствовать их колебания вокруг себя каждый раз, когда происходил выстрел.

Наклоняясь, он отодвинул наушник, раскрывая мое ухо достаточно, чтобы я смогла услышать его, когда он заговорит.

Пока он разворачивал меня, его губы скользнули по моей щеке.

- Я собираюсь стрелять несколько раундов и показать тебе как стоять, а затем ты сможешь пострелять сама. Хорошо?

С широко распахнутыми глазами я кивнула в знак понимания. Мне прекрасно сидится и спрятанной в углу с моими звуконепроницаемыми наушниками.

Я отошла с его пути, и он вытащил черный пистолет еще больших размеров, чем мой. Он нажал кнопку, и мишень с мужчиной, облицованным в черное, появилась на расстоянии.

Себастьян стоял мужественно и прямо с ногами твердо стоящими на земле. Затем он нацелил свой пистолет, держа правой рукой, и используя левую, чтобы придать ему устойчивость. Его руки приподнимались каждый раз, когда он нажимал на курок, и я слышала приглушенный звук его выстрелов.

Бах. Бах. Бах. Бах.

Мое сердце билось быстрее, и если бы я посильнее прижалась к стене, то отдалила бы нас друг от друга. Несмотря на то, насколько испуганной была, я не могла не обратить на его экстраординарное телосложение внимания. Его сильная спина – его худые руки. Он не был в костюме и выбрал прекрасно обтягивающие джинсы и свободную рубашку.

Платиновые часы на его запястье тряслись от выстрелов, заставляя мои глаза передвигаться вниз по рукам к его широким плечам. Все в Себастьяне было большим и сильным. Именно тогда я поняла, что действительно чувствовала себя в безопасности с ним. Любит ли он или нет, но Себастьян хороший человек, который никогда не позволит ничему плохому случиться со мной или с Кайлом.

Когда он закончил, то повернулся и посмотрел на меня.

- Твоя очередь, - сказал он губами.

Я подошла к нему на шатких ногах, и когда он протянул маленький розовый пистолет, мои пальцы задрожали от его холодности. Я закрыла глаза, и приспособила его в руке так, как надо.

Себастьян нажал кнопку на боковой стене, сменив мишень на новую. Затем он встал позади меня, так близко, что я могла чувствовать его сердцебиение напротив своего плеча.

- Хорошо. Перед тем как выстрелишь, тебе нужно снять его с предохранителя, здесь, - он щелкнул маленькую кнопку на правой стороне моего оружия. - Затем раздвинь немного ноги и держи пистолет прямо, - он снизу обхватил своими руками мои, держа их прямо и помогая мне нацелить пистолет. - Затем будет отдача, когда ты нажмешь на курок, но ничего такого, с чем ты не сможешь справиться. Этот пистолет твой и это означает, что он идеально подходит для тебя.

Я глубоко вздохнула, пытаясь успокоить свои нервы, прежде чем установила палец на спусковом механизме.

- Когда ты стреляешь, представляй человека, который заставил тебя бояться оружия, стоящим перед той мишенью. Целься в его голову.

Я закрыла глаза, и силуэт человека вспомнился мне мгновенно. Я не видела четко его лица, но помнила очертания.

Открывая глаза, я прицелилась и нажала на курок. Ощущения были удивительными, поэтому я нажимала на него снова и снова, пока наконец-то обойма не была пуста. После чего сила пули, оставлявшей оружие, прекратила отдаваться в моей ладони.

Я стояла там, с пустой обоймой, уставившись в дырявую мишень. Опустила руки, но не отпускала пистолет. Мое тело трясло, но я не была полностью уверена, что это все от страха. Адреналин пронесся по организму, и мне пришлось сделать несколько глубоких вздохов, чтобы прийти в себя.

Мой взгляд опустился на руки, они мертвой хваткой вцепилась в пистолет. Я никогда не ожидала почувствовать такую власть и столько мужества, теперь знаю, что смогу защитить себя и Кайла, если что-нибудь плохое случиться снова.

Это оказалось волнующим, и я внезапно была рада, что Себастьян привез меня сюда. Он подтолкнул меня к тому, чтобы почувствовать себя лучше.

Положив оружие, я обернулась и обхватила руками его за шею. С силой я потянула его на себя, и мы оказались лицом к лицу, после чего мои губы обрушились на его.

Я была агрессивна и голодна. Мой язык протолкнулся сквозь его губы, продвигаясь глубже в его рот. Себастьян не удивился моей реакции и встретил мой ответ со всей страстью. Подняв бедра, я обхватила ногами его за талию, и он повернулся, прижимая нас с хлопком к стене.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...