Главная Обратная связь

Дисциплины:






Маленькая Черная Книжка #1 11 страница



Одним быстрым движением он сорвал мои трусики с тела, а его штаны опустились к лодыжкам. Себастьян не стал тратить время впустую и толкнулся глубоко в меня. Он прав; это чертовски стоит того.

Медленно и без его ведома об этом, Себастьян меняет мою жизнь.

 

 


 

 

 

Час спустя мы сидели в кабинке, расположенной в задней части «Пит Стоп», в той закусочной, где нам угрожали снаружи. Я позволила Себастьяну привести меня в то место, где имелось плохое воспоминание. Кроме того, я рада, что он сделал это. Их гамбургеры восхитительны, и я чувствовала себя сильнее теперь, когда знала, как защитить себя.

Я сделала это. Я стреляла из оружия, и у меня прекрасно получалось это. Когда Себастьян показал мне мою прострелянную мишень, там было девять отверстий от пуль. Неплохо для новичка.

- Ты была хороша, - заявил Себастьян.

- Спасибо.

- Я серьезно, Джессика. Я горжусь тобой. Требуется много мужества, чтобы взглянуть страху в лицо, как это сделала ты, - сказал он, макая свое жареное мясо в кучу кетчупа.

- Ты знаешь, я тоже горжусь собой. Никогда не думала, что буду в состоянии коснуться оружия, и уж тем более стрелять из него. Спасибо, что привез меня туда.

Что-то вспыхнуло в его глазах, напомнив мне удовольствие, хотя я не уверена, потому что замечала именно такой взгляд Себастьяна, только когда он был во мне.

- В этом нет ничего такого. Вдобавок, я наслаждался этим. Ты выглядела чертовски горячей, стреляя из того пистолета. Мне понравилось трахать тебя посреди стрельбища.

Я остановилась, прежде чем откусить свой гамбургер, и улыбнулась ему.

- Ты когда-нибудь думаешь о чем-нибудь кроме секса? – рассмеялась я.

Красивая, искренняя улыбка растянулась на его губах, и он покачал головой.

- Нет, когда я с тобой.

Следующие двадцать минут, я пыталась поесть, в то время как Себастьян находил любой повод, чтобы прикоснуться ко мне. Наконец, он встал и придвинулся поближе ко мне – его сторона согревает мою.

Взяв одну из моих картошек-фри, он обмакнул ее в кетчупе и протянул мне, чтобы я откусила.

Но я облизала кетчуп с картошки-фри, прежде чем откусить.

- Продолжишь это дерьмо, и я отведу тебя в небольшой туалет этого захолустья для большего.

- Уверена, ты можешь, - дразнила я.

- Не говори ерунды, милая. Я вижу это в твоих глазах, ты завелась. Держу пари, ты уже промокла для меня, - он наклонился, касаясь меня между ног, пока целовал около уха. – Вот что я тебе скажу, почему бы тебе не пойти в дамскую комнату и не положить дополнительный слой туалетной бумаги в свои трусики и вернуться сюда, чтобы я смог увести тебя домой.

Его губы коснулись моего уха и заставили меня задрожать.



Я провела пальцем вниз по переду своей рубашки прежде, чем накрыть его руку и прижать сильнее к джинсам. Я посмотрела на него и облизнула губы. Знала, что делаю, и понимала какой эффект на него это производит по его взгляду.

- А если я не хочу ждать?

Его зрачки расширились, и он сжал челюсть.

- Ты играешь с огнем. Если ты не будешь осторожна, то сгоришь.

Я прижала его руку сильнее к себе, и крошечный стон вырвался из моего горла.

- Черт с ним. Пойдем со мной, - сказал он, хватая за руку и вытаскивая меня из кабинки.

Я держала его за руку, пока он тянул меня в дальнюю часть закусочной, а затем затащил меня в единственный туалет в этом месте. Он был маленький, почти слишком мал для нас двоих и не совсем чистый. Унитаз был наклонен в сторону, а раковина выглядела так, словно кто-то разукрасил ее серым карандашом на внутренней стороне, придется сделать это по-быстрому.

- Помни, ты попросила этого, - сказал он, запирая дверь позади нас и направляясь ко мне.

Он развернул и согнул меня над маленькой стойкой. Не тратя впустую время, он принялся за работу, расстегивая мои джинсы и стягивая их вниз достаточно, чтобы выставить чуть больше, чем только мою задницу.

- Я не могу раздвинуть ноги шире в таком положение, – сказала я, прижимая свой голый зад к нему.

Я услышала, что его застежка-молния расстегнулась, и увидела, как он облизывает пальцы, опуская их к моей влажной щели. Затем почувствовала, как головка его возбуждения входит в меня.

- Хорошо. Это будет ощущаться лучше для нас обоих.

Себастьян скользнул глубоко в меня, прижимая сильнее к стойке. Он ощущался больше – заполняющий меня полностью и трущийся об мои внутренние стенки так, что заставил меня закрыть глаза от удовольствия.

Он двигался быстро и жестко, без пощады, а затем потянул меня за волосы, заставляя посмотреть вверх. Другой рукой он схватил меня за подбородок, вынудив посмотреть в зеркало перед нами.

- Хочу, чтобы ты смотрела, в то время как я трахаю тебя.

Я посмотрела в зеркало, и он пялился, пока толкался в меня. Стойка дрожала, и уверена, что несколько раз слышала кого-то стучащего в дверь, но меня это не заботило. Все, что меня волновала, было чувством, проносящимся по мне, пока Себастьян владел моим телом.

Он потянул мои волосы сильнее, и я выкрикнула, после чего заметила его темную, дерзкую ухмылку в зеркале. Он любит это также сильно, как и я.

- Помнишь, как сильно я обожаю твой ротик? Думаю, что хочу кончить в него на этот раз, - заявил он.

Однако, Себастьян продолжал вколачиваться в меня, ударяясь своими яйцами об мою гладкую, потную кожу.

Приятная боль затуманила мне глаза, заставив мои брови подергиваться, пока боль в том месте, где его тело соединялось с моим, распространялась по моему телу. Звуки наших тел, кончающих вместе, отдавались эхом в туалете, покрытым кафелем, и бутылка с мылом для рук упала на пол.

Уверена, клиенты могли услышать нас. Но Себастьян продолжал. Запустив свои руки под мои, он ухватился за плечи и склонился надо мной, двигая бедрами быстрее, чем я думала было возможно. Именно тогда я достигла освобождения.

Громкие крики слетели с моих губ, заставляя Себастьяна прикрыть мой рот ладонью. Я кричала в его руку, прежде чем укусила его соленую плоть. Он громко выругался, тем самым давая мне знать, что наслаждается сексом также сильно, как и я.

Наконец он вышел и резко развернул меня.

- Встань на чертовы колени, - прорычал он.

Я опустилась на колени настолько, насколько мне позволяли мои джинсы, стянутые до бедер, и как только открыла рот, головка его члена протолкнулась сквозь мои губы. Я провела языком по ней, дегустируя себя на его коже, всасывая все глубже в рот. Понятия не имела, что делаю, но это не имело значения.

Себастьян откинул голову назад и прижал сильнее мой рот к себе, затем он взорвался на кончик моего языка. Его густая и горячая сперма извергалась на всем протяжении, покрывая мой рот и горло его личным вкусом.

Себастьян был тих в автомобиле, пока отвозил меня в кондоминиум. Думаю, он понимает, что все меняется между нами. Не в хорошую или плохую сторону, просто отличается. Мы провели так много времени вместе, и это осчастливило меня, потому что я знала, пока он находился со мной, то не был с другой девочкой.

Я перестала отрицать тот факт, что желала Себастьяна только для себя. Старалась не думать о том, чем он занимался, когда не был со мной, и было тяжело, но это часть соглашения. Я не могла ничего изменить теперь. Уже слишком поздно для этого.

Когда мы добрались до моего здания, он проводил меня внутрь и последовал за мной в лифт. Как только Себастьян вставил карточку и нажал кнопку верхнего этажа, то повернулся ко мне и притянул к себе.

- Я злюсь на тебя, - заявил он.

Его руки спустились по моей спине и обхватили задницу. Он закусил губу, когда уставился на мою грудь.

- Ну, а я злюсь на тебя, - возразила я.

Себастьян ухмыльнулся и издал тихий смешок.

- Что, черт возьми, я сделал? – спросил он. - Кроме того, что оттрахал тебя до потери пульса так, что даже весь ресторан мог услышать?

Его ухмылка превратилась в другую искреннюю улыбку. Я любила его улыбку, но никогда не упомяну об этом из-за страха, что он никогда не улыбнется мне снова.

- Оу, неважно. Это не было так здорово, - пошутила я и закатила глаза.

Он отклонил голову назад и рассмеялся. Это был глубокий искренний смех, который сотрясал его грудь.

- Это так? - он протянул руку, и пальцами теребил прядь моих волос. – Думаю, возможно, тогда мне следует использовать еще одну попытку. Я же обещал только самое лучшее, не так ли?

- Ага, точно, - моя улыбка причиняла боль, настолько сильно я улыбалась.

И затем, так же быстро, как и появилось, его счастливое выражение лица рассеялось, и он посмотрел на меня со всей серьезностью.

- Этого не должно было случиться, - сказал Себастьян, мышцы на его челюсти заметно напряглись.

Не знала, как ответить. Я испугалась и могла оттолкнуть его своим ответом, так или иначе.

Мы уставились друг на друга. Затем он резко двинулся, обрушиваясь своими губами на мои. И целуя меня так страстно, аж до боли.

Я уже не та девочка, которой была, когда мы впервые встретились, поэтому не отступила. Вместо этого поцеловала его так же страстно, потянув за затылок и впиваясь ногтями в его плечо, чтобы удержать Себастьяна ближе.

Мы все еще целовались как пара подростков, когда лифт открылся в мой дом. Он не отпустил меня; вместо этого Себастьян поднял меня и прижал к стене напротив открытого лифта.

Я ожидала, что как только мы поднимемся до моего этажа, он скажет «до свидания» и уедет как обычно. Чего я не ожидала уж точно от него, так это того, что он останется со мной на всю ночь, давая мне то лучшее, которое обещал с самого начала.

Я проснулась посреди ночи из-за Себастьяна, издающего такие звуки во сне, словно он страдал от боли. Простынь цеплялась за его потную, голую кожу, а выражение лица было полно мук.

Он долго ворочался, пытаясь убежать от чего-то, и я знала, что ему снился кошмар.

- Себастьян, - я потрясла его за плечо.

Он все еще тяжело дышал и потянул простынь.

- Себастьян, проснись. Тебе снится кошмар, - сказала я, пихая его в бок и стараясь разбудить.

Завывание слетело с его губ, и он громко закричал с закрытыми глазами. Я не знала, что сделать. Это Себастьян – холодный, бесстрашный Себастьян, и все же он ворочался в моей постели и практически орал во все горло.

Провожу ладонью по его потной щеке и пытаюсь еще раз разбудить его.

- Себастьян, ты должен проснуться.

Его глаза распахнулись, и все так быстро поменялось, он оттолкнул меня от себя и взобрался сверху на мое тело.

- Убийца! - его голос надтреснут.

Толстые пальцы обхватили мою шею и сжались.

Бьюсь в его руках, в то время как мое горло передавлено, и я не могу дышать.

- Себастьян, - прохрипела я.

Звуки моего удушья заполнили комнату, и вся жизнь промелькнула у меня перед глазами. А затем, так же быстро, как это и началось, он ослабил свою хватку и его сердитое выражение лица испарилось. Себастьян проснулся и понял, что делает.

Отскочив подальше от меня, он спиной врезался в стену рядом с моей кроватью. Я села, откашливаясь и пытаясь восстановить дыхание, которое все еще не хотело заполнять мои легкие. Когда черные точки перед глазами исчезли, я смогла протянуть руку и включить лампу рядом с кроватью. И увидела Себастьяна, плотно прижатого к стене, уставившегося на меня – взгляд абсолютного страха выражался на его затемненных чертах лица.

- Я так…, я не могу поверить, - шептал он, его голос был грубым ото сна. - Я не знаю, что… я… Ты в порядке? – спросил он.

Обхватила пальцами свое больное горло и кивнула в ответ. Технически я не была в порядке, но видела опустошенный взгляд на его лице, поэтому ему нужно знать, что со мной все хорошо.

Он пододвинулся ко мне и убрал мои руки от шеи, чтобы осмотреть ее. Я ощущала покраснения, припухлость и следы от его пальцев. По выражению его лица, Себастьян тоже это заметил.

Мягкими прикосновениями пальцев он провел по моей шее и покачал головой с грустью в глазах.

- Я никогда прежде не причинял женщине боль. Знаю, что груб в постели, но поверь, я бы никогда…

Я остановила его.

- Знаю. И верю тебе, - я взяла его за руку и поднесла ее к груди. - О чем был твой кошмар? – спросила я.

Он смотрел в пол, его мучительное выражение лица исчезло, и старый Себастьян вернулся на свое место.

- Ни о чем. Мне, правда, жаль, что сделал это с тобой.

Извинение жалило, и я благодарна ему за это. Себастьян никогда не извиняется, и для него сделать это, означало, что ему действительно и искренне жаль.

- Ложись и постарайся немного поспать. Я останусь, пока ты не уснешь, но мне нужно поехать в клуб и уладить дела.

Я и не настаивала. Копну глубже во все дела Себастьяна в следующий раз, когда у меня появится такая возможность, но до тех пор, буду лежать рядом с ним и наслаждаться приятным моментом, который он предлагает. Он обнял меня, притягивая ближе к своей груди, тем самым заставляя чувствовать себя в безопасности снова, а затем положил подбородок на мою голову. Через несколько минут я погрузилась в сон.

Следующим утром, даже хотя он сказал, что уедет, я проснулась рядом с Себастьяном, наблюдающим за мной. Подперев рукой голову, он вырисовывал небольшие узоры на моем плече кончиком пальца.

- Я не извиняюсь часто, но позволь мне сказать это снова. Прости меня, Джессика. Мне так жаль.

Я кивнула. Даже больше не замечаю, что он называет меня Джессикой. Я привыкла к этому имени, но это не обязательно хорошо.

- Я прощаю тебя.

И простила. Я знаю Себастьяна некоторое время, и никогда, ни разу у меня не возникало впечатления, что он был кем-то, кто бьет женщин. Очевидно, что у него имелись какие-то значимые определенные проблемы – значительнее, чем я изначально думала.

Приподнимаясь и нависая надо мной, он посмотрел на меня с мягким выражением на лице.

- Как я могу чувствовать такое к женщине, если даже не знаю ее имя? – он запустил свои пальцы в мои волосы и коснулся моей щеки.

- Что ты имеешь в виду? – спросила я.

- Нет никакого скрытого подтекста. Имею в виду именно то, что сказал. Эти чувства, которые я испытываю и не понимаю, как они возможны. Я даже не знаю твое настоящее имя.

Прошлая ночь была забыта, я приподнялась и наткнулась на его пристальный взгляд.

- То, что ты говоришь, правда?

Это не может быть, Себастьян Блэк, экстраординарный придурок, говорящий то, что я подумала.

- Я говорю, что хочу узнать тебя, - снова, он захватил прядь моих волос между пальцами. – Настоящую тебя. Не Джессику… тебя.

Его слова сильно затронули мою душу, и хотя имелось миллион вещей, которые хотела сказать ему, вместо этого я поцеловала его.

Впервые, после того как Бабушка умерла, я почувствовала себя единой – как будто моя жизнь на самом деле не трещит по швам. У меня был Кайл, который в данный момент своей жизни получает то, что любит больше всего на свете, и у меня был Себастьян, который намного лучше, чем я когда-либо могла мечтать, что таким может быть мужчина. Я почти забыла, что такое счастье, но теперь, когда оно у меня есть, никогда не хочу отпускать его.

Себастьян оборвал поцелуй. Взяв мое лицо в свои ладони, он прижался лбом ко мне.

- Я почти там – так близко, и это дерьмо пугает меня. Я хочу узнать твое имя, но боюсь, что сбегу, когда ты скажешь мне. И бежать от тебя – последнее, чего я хочу, - его губы обрушились на мои, а затем он отстранился и посмотрел мне в глаза. – Скажи мне имя, которым я смог бы называть тебя. Не Джессика, что-то твое.

Отстраняясь, я уставилась на него. То, как он улыбался мне – то, как прикасался ко мне, это было больше, чем я даже могла ожидать.

- Ты уверен? – спросила я.

Я не собиралась говорить ему свое полное имя, но даже мысль о том, чтобы сказать ему свое сокращенное имя, вызывала какие-то странные чувства. Не хочу никаких перемен, и чувствовала, что, даже дав ему этот кусочек себя, могу изменить то, как он будет реагировать на меня.

Не знала, изменится ли все в лучшую или худшую сторону, и это пугало меня. Возможно, он смущен тем, что чувствует. Возможно, как только скажу ему свое сокращенное имя, он уйдет, и я никогда не услышу его снова. Не смогу смириться с мыслью о том, что никогда его больше не увижу.

- Я уверен, - кивнул он.

Глубоко вздохнув, я сглотнула.

- Ладно, тогда ты можешь называть меня Роз.

На его лице растянулась улыбка, после чего он наклонился и поцеловал меня вновь. Его глаза сверкали с озорством, словно мы только что нарушили правила. В некотором смысле, думаю, что да.

- Роз, - мое имя слетело с его языка. – Оно идеально подходит тебе.

- Спасибо, - прошептала я.

- Нет, спасибо тебе, - сказал он, теребя прядь моих волос.

Я уснула в его объятьях, и когда проснулась, он стоял на другой стороне комнаты от меня, одеваясь. Облокотившись на локоть, я усмехнулась, пялясь на его голую задницу, пока он надевал свои брюки. Обернувшись, Себастьян улыбнулся, когда поймал меня за этим занятием.

- Это странно, если не хочу, чтобы ты уходил? – спросила я.

Подойдя к кровати, он навис надо мной и уткнулся лицом в мою шею, а затем вдохнул мой запах.

- Почти столь же странно, как и я, желающий остаться.

- Тогда останься.

Он выпрямился и усмехнулся, посмотрев на меня.

- Кто-то должен работать в клубе. Почему бы тебе не пойти со мной?

- Что я скажу всем, когда они увидят нас вместе?

- Ты имеешь в виду, что ты скажешь своей подруге, когда она увидит нас вместе?

- Да. Именно это, не уверена, что она воспримет наше соглашение так уж хорошо.

Он рассмеялся, и внезапно появился интригующий огонек в его глазах, прежде чем выражение его лица стало серьезным.

- Если она спросит, просто скажите ей, что я твой.

После ночи в клубе и большого количества глупых пристальных взглядов от сотрудников “Клайва”, я вернулась в квартиру Себастьяна с ним и провела там ночь. Проснулась и увидела его наблюдающим за тем, как я сплю.

- Странно, когда ты делаешь это, - сказала я в свою подушку, после чего отвернулась.

- Что? – спросил он.

- Когда ты наблюдаешь за мной спящей. Что, если я пускаю слюни во сне или что-нибудь столь же вопиющее?

Он засмеялся, и я счастлива, что он раскрывается и все больше смеется. Я привыкала к этому.

- Никакого слюнотечения, к счастью, но ничего не могу поделать с собой. Я завидую миру, который ты получаешь, когда спишь, - его улыбающиеся глаза стали печальными.

Повернувшись в его объятья, я положила руку на его щеку.

- Ты не спишь спокойно?

- Нет, - сказал он.

- Почему? – я колебалась, спрашивать ли, но все между Себастьяном и мной изменялось, и я хотела знать больше о нем.

- Мои демоны охотятся за моим сном. Они лишают меня возможности узнать, каков этот мир.

Я уставилась на него, чувствуя, как мое сердце екнуло из-за очевидной боли Себастьяна.

- Мне бы хотелось забрать твою боль, - сказала я искренне.

Я наклонилась и поцеловала его. Он поцеловал меня в ответ, зарывая свои пальцы в моих волосах. Когда Себастьян оборвал поцелуй, то посмотрел на меня в замешательстве.

- Не думаю, что они когда-либо уйдут, но ты меняешь меня, Роз.

- Это плохо? - я провела пальцами по его волосам и притянула ближе к себе.

- Я не знаю. Это расстраивает, - сказал он напротив моих губ.

- Это поможет, если я скажу тебе, что ты тоже меняешь меня? - мои губы скользнули вдоль его челюсти, и он застонал глубоким гортанным звуком, перемещая свой вес на меня.

- Давай проведем остаток дня в постели, - его горячее дыхание было напротив моих сосков, делая их мгновенно затвердевшими.

Я вздохнула и выгнула спину, позволяя его зубам обхватить мой сосок, а затем засосать его в рот. Я ахнула, подталкивая себя все ближе к его теплу. Его руки обхватили меня за ребра, крепко сжимая их.

- Согласна с этим. Кто сказал, что воскресенье не может быть греховным?

Он усмехнулся напротив моей разгоряченной кожи, и я схватила его за голову, поднимая ее.

- Что смешного, Мистер Блэк?

Он высвободился из моих рук и принялся ласкать другой сосок. Я потеряла чувство реальности, пока он не заговорил снова.

- Сегодня понедельник, не воскресенье, сладкая.

Понедельник! Я запаниковала и оттолкнула Себастьяна. Ему потребовалась минута, чтобы понять, что я делаю, после чего он сел в замешательстве. Я выскочила из кровати с простынёй, обернутой вокруг своей груди.

- Что ты делаешь? - прорычал он. Ухватившись за простынь, он дергал ее до тех пор, пока я не оказалась голой.

- Себастьян! – взвизгнула я и увернулась от его рук, когда он попытался затащить меня обратно в постель. - Не могу поверить, что сегодня понедельник. Понедельник!

- Что такого важного в понедельник?

Он сел на край кровати, оголившись настолько, насколько только возможно и пристально посмотрел на меня. Я скользнула в свои кружевные трусики и встретилась с его пристальным взглядом сквозь дикие, сексуально-потрепанные волосы.

- Мне нужно отправить свои бланки для колледжа сегодня. Не могу поверить, что забыла, - ругала я себя. - Если не отправлю их до четырех, то не смогу получить стипендию. Мне нужно вернуться в кондоминиум. Ты можешь вызвать мистера Мартина для меня?

Я натягивала свою рубашку, когда он снова засмеялся надо мной.

- Что именно в моей панике забавно для тебя, Себастьян? – спросила я, разочарованная тем, что моя голова застряла в рубашке и не хотела вылезать.

- У меня есть здесь компьютер, детка. Ты можешь им воспользоваться. Теперь, иди сюда и позволь мне помочь тебе, - хихикнул он.

Мне удалось замедлить свои движения и подойти к кровати. Он перевернул рубашку вокруг, и моя голова просунулась в нужную прорезь.

- Ты позволишь?

Он улыбнулся и пригладил мои взлохмаченные волосы.

- Да.

Я сделала глубокий, успокаивающий вздох.

- Ну, в таком случае, могу…, - я оглядела его с головы до пят и акцентировала свое внимание на мужском достоинстве.

- Что? Что бы ты могла сделать мне прямо сейчас?

- Все, что угодно, - промурлыкала я, оседлав его колени и обхватив руками за шею.

Час спустя Себастьян впустил меня в свой офис, чтобы воспользоваться его компьютером. Меня почти поглотило большое черное кожаное кресло, когда я села за его стол. Я пробежалась пальцами по гладкой древесине.

- Ну, теперь понимаю, почему тебе нравится сидеть за этим столом все время.

Он ухмыльнулся и посмотрел на меня.

- Почему это?

- Я чувствую себя такой властной, сидя здесь.

- Полегче, тигрица. Не привыкай к этому.

Я рассмеялась и включила его монитор, после чего небольшое окно для ввода пароля появилось на экране.

- Мне нужен твой пароль.

- Давай введу, – он обогнул свой стол и наклонился надо мной.

- Не доверяешь мне свои секретные коварные планы? – пошутила я.

- Не принимай на свой счет, детка. Я никому не доверяю.

- Ой, - знала, что Себастьян не играет и не была готова к тому, насколько это будет больно услышать его признание в том, что он не доверяет мне.

Я отвернулась от клавиатуры и ждала, пока услышу, как он печатает. Только этот звук так и не наступал.

Вместо этого почувствовала его пальцы вдоль своей шеи, затем он отодвинул мои волосы, и его губы оказались над моей кожей.

- Харрис, - прошептал он напротив моей кожи.

- Что? – спросила я, ошеломленная. Не понимала, почему он шептал мою фамилию мне на ухо.

- Мой пароль - Харрис.

Я успокоилась, поскольку поняла, о чем он говорил.

- Харрис.

- Да.

- Это странно.

- Что странного?

- Твой пароль – моя фамилия.

Я почувствовала, как Себастьян замер после последнего слова, слетевшего с моих губ. Затаив дыхание, я поняла, что сделала. Повернувшись к нему, увидела, как на его лице появился ужас.

Он медленно отступил от меня, словно я змея, готовая атаковать его. Ни один из нас ничего не говорил. Никто из нас не шевелился.

- Себастьян, мне так жаль…

Щит льда покрыл его выражение лица, и он внезапно изменился. Потянув меня с кресла, он потащил меня через всю комнату.

- Не говори ни слова, - злобно сказал он.

Мы были вне офиса и оказались у двери его квартиры за считанные секунды. Я отдернула руку подальше от него и нежно погладила место, где располагались его пальцы.

Его взгляд последовал за моим жестом и остановился на моем покраснение руки.

- Ты сделал мне больно, - сказала я в шоке.

- Мне жаль, - сказал он, прежде чем понял это, а затем потянул себя за волосы от раздражения. - Хотя нет, я не сожалею. Не знаю, кто я теперь. Все, что знаю, так это то, что ты должна забрать свои вещи и убраться отсюда.

Мое сердце екнуло. Он не серьезно. Не после того, что происходило между нами.

- Себастьян, просто послушай…

- Нет. Мне нужно побыть одному. Пожалуйста, Роз. Просто уйди.

И вот так просто, звучание моего имени из этих губ, больше не приносило мне удовольствие. Я кивнула, собрала свои вещи и ушла, даже не взглянув в его сторону.

 

 


 

 

 

 

Обычный звук аккуратно закрывающейся двери квартиры обрушился на мою грудь и выбил воздух из легких.

Роз Харрис. Росслин Харрис. Она не сказала свое имя, но я знал. Не знаю, откуда знал, я просто знал. Прислонившись к стене, я с трудом сглотнул и попытался взять под контроль свой разум, прежде чем все плохое вырвется наружу.

Воспоминания о ночи многолетней давности вернулись, разрушая все и отправляя меня в мгновенный ад. Каждый кошмар, который преследовал меня в течение последних двенадцати лет, содержал ее – Роз и ее испуганные юные глаза. Это не могла быть та самая девочка. Не может быть, что это происходит со мной.

Я подошел к двери, готовый потянуть ее, чтобы открыть и остановить Роз, но не смог заставить себя сделать это. В моем теле не было достаточно сил, чтобы даже открыть эту чертову дверь.

Уходя, я пронесся по своей квартире, как сумасшедший. Ворвавшись в спальню, я остановился, когда оказался перед своим сейфом. Введя комбинацию, я открыл его.

Небольшая коробка, в которой я хранил мелкие личные вещи, стояла там, ожидая меня. Открыв крышку, я засунул туда руку и вытащил медальон. Разорванная цепочка все еще болталась на нем.

Открыв его, мой взгляд сначала устремился на фотографию ребенка, пытаясь увидеть, имеет ли он вообще сходство с Кайлом, но как только мой взгляд упал на фотографию девочки…, я узнал ее. Фактически, я так много раз смотрел на ее фотографию за все эти годы, и не могу поверить, что не заметил раньше.

Рыжие волосы, зеленые глаза и улыбка на ее милом личике – во всем точное совпадение. Я откинулся на кровать, сжав медальон в своей руке, и закрыл глаза.

В то время как Вик жила дальше своей жизнью, я искал и узнал их имена. Это было больно, но мне нужно было знать. Сидя здесь теперь, я пожелал бы лучше никогда этого не делать.

Каким же больным придурком я стал? Типом, влюбившимся в дочь людей, которых я помог убить.

Я мог все отрицать, именно этого мне и хотелось. Я мог бы отбросить чувства до тех пор, пока не смог бы двигаться дальше, но мне пришлось смириться. Я влюбился в Роз. Она стала всем для меня, с того самого момента, как впервые увидел ее.

Ты можешь называть меня Роз.

Ее слова всплывали в моей памяти, снова и снова.

Это моя фамилия.

Харрис. Это имя я знал хорошо. Имя, которое преследовало меня в течение последних двенадцати лет моей жизни. И будет продолжать преследовать меня до тех пор, пока не умру.

Какая же жестокая шутка была в этом? Судьба надрала мне задницу неожиданно. Насколько точно я знал, что влюбился впервые в своей жизни, точно также, я понимал, что она никогда не может быть моей. Никогда.

Неделя. Вот сколько прошло с тех пор, как я понял, что влюбился. Я не видел ее лицо – не слышал ее голос… ничего.

Это правильный поступок. Таким образом, я отгородился от мира и позволил клубу работать без меня, в то время как напивался и пребывал в ненависти к самому себе. Я не открывал дверь. Не отвечал ни на какие звонки и даже не думал просматривать свои текстовые сообщения.

Вик постоянно звонила и стучала в мою дверь, но я не был готов увидеть ее лицо. Не был готов узнать, знала ли она, что я трахал и доминировал над девочкой, которой задолжал жизнь.

Я был причиной смерти ее родителей. Я не нажимал на курок, но мог бы.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...