Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава пятая. Барышня эпохи миллениума



 

Странник

 

На площадке перед усадьбой десятка два автомобилей поджидали своих седоков. Возницы в скромных костюмах маялись от безделья, кому разрешалось, курил в салоне, кому нет — сбились в кучку, большинство по шоферской привычке дремали за рулем, как извозчики, покорно и чутко.

Не успел Максимов сделать двух шагов по дорожке, дугой ведущей к воротам, как вспыхнули узкие фары и раздался низкий рев мощного мотора. Из шеренги выкатилась плоскодонная гоночная машинка и, грациозно вильнув, пристроилась рядом с Максимовым.

Черное стекло, жужжа электроприводом, поползло вниз, и в окошко высунулась женская головка.

— Вас подбросить? — улыбаясь, спросила Лиза.

Максимов остановился.

Из салона пахло уютным девичьим гнездышком: тонкими духами, дорогой кожей, шоколадными конфетами, фруктовой жвачкой и маленькими секретиками. Только гнездышко это могло нестись сквозь ночь, как торпеда. Хищно и неукротимо.

«Странный выбор для юной дамы. Обычно они предпочитают что-нибудь игрушечное. Типа „равы“ или „шкоды фелиция“, — подумал Максимов. — „Телячьи тачки“, как называет эти авто знакомый, потому что в них телки ездят. Впрочем, дареному коню в зубы не смотрят. Если удалось заглянуть в кошелек дарителя».

— Ну что вы так напряглись? Все равно машину бы ловили. Считайте, что тормознули меня.

— А куда делся сопровождающий?

Оказалось, Лиза, даже сидя, умудрялась смотреть сверху вниз. Выдала такой взгляд, что у Максимова сложилось впечатление, будто он стал меньше ростом и резко помолодел, до сопливого детсадовского возраста.

— Глупый вопрос. Если дама одна, значит, на то есть причины. Так вы едите или нет?

Несмотря на тон, дверцу она со стопора сняла.

Максимов остро почувствовал, что водоворот ситуации медленно и неотвратимо затягивает в себя. Сначала Василий Васильевич подкатывал, потом вдова потребовала встречи, теперь — милая барышня.

«Или выгребай в сторону, или ныряй в жерло водоворота. Делай что хочешь. Но только — делай!»

Максимов распахнул дверцу, перебросил на заднее сиденье сумку. Сел в кресло.

Сидеть оказалось чрезвычайно неудобно. Слишком низко, да еще ноги вытянулись во всю длину. Сразу же представил, что зад находится в каких-то десяти сантиметрах от асфальта, отделенный лишь тонким слоем металла, и по спине прополз холодок.

— Как называется машина? — поинтересовался он.

— «Эклипс». Японский вариант «порша», — с достоинством ответила Лиза. — Нравится?

— Слишком низкий клиренс.

— Это еще что?

— Расстояние от дороги до пола. Очень важная характеристика, особенно на наших дорогах. Когда налетишь на торчащую железяку, сразу оценишь.



Лиза хмыкнула, вдавила педаль, мотор взревел, и машина приемисто рванула с места.

Охранник успел предупредительно распахнуть ворота, и машина вырвалась на дорогу, не сбавляя скорости.

До шоссе предстояло ехать километров десять по тряской бетонке, но Лизу будущее подвески автомобиля явно не волновало. Она еще больше вдавила педаль газа. Максимов накинул ремень безопасности.

— Страшно? — В полумраке салона сверкнула ее улыбка.

— Если сразу в лепешку, то — нет.

Она рассмеялась. Сбросила скорость до минимума.

— И я того же мнения. Но лучше, конечно, на байке. У меня «Кавасаки-Ниндзя». Классный агрегат. Вот на нем как раз и можно: раз — и в дамки.

Карина тоже гоняла будь здоров, выжимая из своей «хонды» все, что возможно. Скорее всего, в байкеровских кругах они с Лизой и познакомились.

«Ладно, девочка, давай, зондируй дальше. Я помогать не буду», — подумал Максимов пристраивая затылок на подголовнике.

Машина клюнула передком, потом резко взбрыкнула. Фары, сорвавшись с дороги, полоснули по темноте.

Лиза вцепилась в руль.

— Дороги, на фиг, родные! — проворчала она. — Что за народ? Только и разговоров, что русские любят быструю езду. Что же тогда нормальных дорог нет?!

Максимов покосился на девушку.

— Давно за границей живешь?

Лиза удивленно посмотрела на его.

— Полгода. А что, заметно?

— Пока — да. Это культурный шок, Лиза. Через год пройдет.

— А вы, Максим, как я посмотрю, патриот?

— Нет, зачем уж так сразу… Просто я знаю, что ленивый народ в Сибири городов не строит, армия трусов не входит в чужие столицы.

— Хо, когда это было! Мой дед до Берлина дошел, вот он и был патриотом до мозга костей. Повод был. А сейчас за что эту страну любить? — Она наморщила нос. — Все равно что любить мать-алкоголичку. Мучительно и стыдно. Сейчас эту страну любят только дураки и чиновники.

Максимов промолчал.

«Сменилось поколение. Тебя готовили умирать за родину. Эти будут грызть глотки друг другу, чтобы выжить любой ценой. Тебе вдолбили, что Россия — аж одна пятая часть суши. А они с первого класса знают, что она — всего-то одна пятая мира. И есть еще четыре пятых неосвоенного пространства и всего одна жизнь, чтобы урвать от него хоть толику себе. Другое поколение, что тут поделать!»

— А вы, Максим, что здесь делаете?

— Просто живу.

Лиза скорчила презрительную гримаску.

— В Европе люди в тюрьмах живут лучше, чем в этой стране.

— Знаю. Но меняться местами не хочу, — ответил Максимов.

«Даже не пытайся объяснить, что счастье — не географическая категория, а духовная. Стань человеком-государством, подними свой собственный флаг и прими личную конституцию, заключи договор о ненападении с соседями — и будь счастлив. А придет нужда, умри за свое внутреннее государство, как за единственно возможную родину».

Дорога пошла на взгорок. Лиза ловко переключила передачу.

— А вам палец в рот не клади, Максим.

— И не надо. Это не гигиенично.

— Зато — эротично.

Максимов в ответ на наглость, не спрашивая разрешения, достал сигарету и зажигалку.

— Плохое настроение? — другим тоном спросила Лиза.

Максимов прикурил, кивнул:

— По пятибалльной шкале — минус восемь.

Лиза протяжно выдохнула.

— Я собираюсь в ночной клуб. Надо стряхнуть с себя эту похоронную хмарь.

— Желаю хорошо повеселиться.

Повисла пауза.

Лиза нажала кнопку, темное стекло сбоку от Максимова поползло вниз. В узкую щель ворвался сырой ветер.

Максимов зажмурился, с удовольствием подставил лицо под холодную упругую струю ветра.

— Тачка, кстати, не от богатого папика, как вы могли подумать, а от бедной мамочки. Наследство, — упавшим голосом добавила она.

«Молодец, уже горячее. На жалость надавила и ближе к теме подвела», — отметил Максимов.

Он скользнул взглядом по четко очерченному профилю и тонким кистям рук на руле, вдохнул запах ее духов. Опять закрыл глаза.

«Не больше двадцати. Яркая внешность и хорошее домашнее воспитание — вот и все достоинства. Немного пошлости, но это наносное, в компаниях подцепила. Чтобы хорошо устроиться в жизни, вполне достаточно. Спонсора, как они сейчас выражаются, найдет без проблем. Захочет, сделает мужем. Не понравится, поменяет на другого. Вроде бы сильный тип, но какая-то трещинка есть. То ли карма родовая, то ли личная травма».

Он настроился на сидевшую рядом девушку и через секунду увидел…

…Яркий свет. Квадраты белого кафеля на стенах. Полированная сталь стола с желобом. Неопрятный, оплывший труп немолодой женщины. Мочалка крашеных волос над багровым лицом, залепленным липкими струпьями. Развалившиеся в стороны огромные груди с пожухлыми сосками.

Человек в блекло-синем комбинезоне и в марлевой маске, закрывающей нижнюю половину лица, уверенным движением ведет скальпелем от паха к горлу женщины.

— Вчера тебя не было. Много потеряла, бормочет он, и на маске выступает влажный кружок. — Балеринку привезли. Мать, я душой отогрелся. Ты бы видела то тело! Манекен, кукла Барби… А внутри какая чистенькая! Все срезы идеальные, хоть в музей неси. Попка у нее, как две дыньки. Плотные, аппетитные. За ту попку бы при жизни подержаться!

— Что с ней было? — спрашивает Лиза.

— Ай, любовь, наверное. Вены себе вскрыла. Красиво ушла, как патриций. Привезли, обмыли — она как куколка стала. Красивый человек, запомни, мать, и в жизни красив, и после. Не то что это свиноподобие. Отойди! — предупреждает он и разводит в стороны разрез.

Отскакивает от стола. Утыкает нос в локтевой сгиб.

В узкую щель лезет желтая слизь, потом с пукающим звуком труп разламывается пополам. На стол вываливается плотная желто-серая масса в розовых прожилках.

— О, нажрала жиров-то! — глухо ворчит мужчина.

— Что с ней? — спрашивает Лиза.

— Думаю, панкреатит. — Мужчина рукой выгребает желтые пласты. — Видишь, почти сгнила изнутри. Не плесни ей муж в морду кипятком, года бы не протянула. Поторопился мужик. Нервы, наверное, не выдержали.

— Дети остались?

Мужчина поворошил слежавшиеся сизые трубы в распахнутом животе трупа.

— Само собой. Одного, вон, кесарнули. — Он поднял лицо, один глаз, рыбий от толстых стекол очков, закрылся веком. — А ты бы видела матку у балеринки. Не матка, а грушка дюшес!

Кисти рук затянуты в перчатки и от этого кажутся омертвелыми. Этими мертвыми пальцами он начинает копошиться в склизких внутренностях.

— Игорь Михайлович, если балерину еще не отдали, можно я ей макияж сделаю?

Мужчина смотрит на Лизу долгим взглядом. Пожимает плечами.

— Почему бы и нет? Денюжку заработаешь. В твоем возрасте денюжки очень нужны.

Лиза заторможенным движением подносит к губам сигарету. Глубоко вгоняет в легкие дым, выдыхает, выбивая из ноздрей липкую пробку сального запаха смерти…

Максимов глубоко затянулся, выпустил дым в окно.

— Лиза, ты учишься или работаешь? — спросил он.

Лиза отрицательно покачала головой. Выбившаяся прядка упала ей на щеку, она резко смахнула ее и вновь вцепилась в руль.

— Ни то ни это. Окончила медучилище, хотела поступать в институт, но… Мама умерла. Оставила кучу денег, дом в Майнце и фирму.

— В Германии? — уточнил Максимов.

— Да, она в Бундос на ПМЖ уехала в девяносто первом. Круто поднялась, только жить начала по-человечески. Глупо все вышло. Как авария по дороге к морю. В самый неподходящий момент.

Максимову даже не пришлось специально настраиваться, чтобы увидеть…

…Ванная комната. Розовая, игрушечная, как у Барби.

Миниатюрная женщина, заломив под себя руку, лежит навзничь на кафельном полу. Короткий розовый халатик, задравшись, обнажает красивые бедра. Под женщиной натекла прозрачная желтая лужица, намокшие полы халата заметно потемнели, стали красными.

Кулачок женщины, закинутый к голове, плотно сжат. Он кроваво-красного цвета, и вокруг него на кафеле стынут темно-красные разводы. Пол усыпан острыми зеркальными осколками. И еще по полу рассыпаны мелкие горошины таблеток. Часть растоптали в пыль, оставив на кафеле белые кляксы.

Сидящий рядом на корточках мужчина не обращает никакого внимания на наготу женщины. У него невыспавшийся вид и усталые глаза. Равнодушными, белыми от тонкой резины пальцами он прощупывает шею женщины.

— Где вы провели сегодняшнюю ночь, фройляйн Данич? — откуда-то издалека доносится мужской голос. Спрашивает другой, стоящий сбоку, но сил повернуться нет. — Вы понимаете меня? Может, вам требуется переводчик?

— Да, я говорю по-немецки, — невпопад заторможенно отвечает Лиза. — Но лучше пусть кто-нибудь переводит.

Голова женщины мертво покачивается в ладони мужчины. Русые локоны ползут со лба, открыв вытаращенный неживой глаз.

— Где вы провели сегодняшнюю ночь? — повторяют вопрос по-русски.

Голос прилетает из какой-то совсем уж мутной дали.

— Я была на дискотеке «Бульдог».

— Это семьдесят километров от Майнца. Вы ездили на своей машине?

— Нет, брала у мамы.

— Ваша мать принимала транквилизаторы или седативные лекарства?

Голос кажется безликим и нудным, как жужжание осенней мухи. Лиза хочет отогнать ее, но тело будто облито липкой патокой, руки не слушаются.

— Я не знаю. Я только сегодня, вернее, вчера прилетела. Когда вместе жили в Москве, да, пила снотворное.

— Какие лекарства она еще принимала, вы знаете? Фройляйн, вы меня слышите? — продолжает донимать мужской голос.

Мужчина осторожно опускает голову женщины. Она скатывается набок, и теперь на Лизу смотрят оба мертвых глаза. Лицо женщины перекошено судорогой, разлепленные губы обнажают ряд идеальных белых зубов.

Мужчина тоже смотрит снизу вверх, в усталых глазах тускло бликует свет галогенных лампочек.

— Ей прописали гормональные. Какие именно, не знаю.

— Где ваша мать хранила лекарства?

Лиза удивлена вопросом.

— Лекарства следует хранить в холодильнике, — заученно отвечает она.

Мужчина, сидевший на корточках, тяжело уперевшись в колени, со стоном выпрямляется.

Задает вопрос по-немецки.

— У вашей матери были проблемы со зрением? — переводит нудный голос.

— У нее дальнозоркость. Плюс пять.

Мужчина выслушивает перевод. С треском сдирает с рук перчатки.

Полные губы его шевелятся. Лиза слышит, как сквозь вату, резкие звуки чужой речи.

— Вам лучше пройти в другую комнату, фройляйн, — где-то близко звучит голос переводчика.

Лиза поворачивает голову. А комната, стены, яркие квадраты окон продолжают вращаться, все быстрей и быстрей…

— Глупая смерть. Сослепу перепутать «Седнокарп» с седативным, такое только моя мамочка могла учудить!

— Извини, я не медик. Что бывает в таком случае?

Лиза покрутила пальцем у виска.

— Крышу сорвет. А на фоне климакса может быть все что угодно. Где тонко, там и порвется.

— Инсульт? — попробовал угадать Максимов.

Лиза закусила губу. Кивнула.

— Может, сменим тему? — предложил Максимов.

Лиза опять кивнула.

— Да, хватит похоронной мути! Надо определяться и жить дальше.

— Либо своей тропинкой по лесу, либо по левой полосе с мигалкой? — подсказал Максимов.

Лиза, вздрогнув, повернула к нему лицо.

— Карина растрепала? — Улыбка далась ей нелегко.

— Ну, подушками с ней драться не надо. Формулировка авторская, а проблема общая.

— Я эту проблему решила. А вы?

— Не понял?

Лиза загадочно улыбнулась.

— Неужели вы такой наивный?

— Получается, да.

— О-хо-хох, — вздохнула Лиза. — Как вы думаете, о чем все гадали на похоронах? — После паузы она сама ответила: — Как скоро вдова заведет себе официального любовника и как Карина распорядится своей долей наследства.

— Это дело Карины. — Максимов сознательно не стал лезть в интимную жизнь вдовы.

— Не-а. — Локоны на голове Лизы качнулись, две прядки лизнули щеки. — Завещания я не читала, но и так ясно, что Карина — единственный наследник, достигший совершеннолетия. Брату нет шестнадцати. Остаются только Карина и ее мама. Контрольный пакет акций у них. Сейчас либо совет акционеров выкупит пакет, либо дамы срочно найдут мужика и посадят во главе совета. Есть промежуточный вариант — мужика им находят.

«Есть еще один промежуточный вариант — им находят мужика со снайперской винтовкой», — мысленно добавил Максимов.

— Круто, согласитесь. Просто Сидни Шелдон, — не остановилась на достигнутом Лиза. — Так что определяйтесь. Да, вы в курсе, что у Карины имеется официальный жених? Мальчик нашего круга, с хорошим образованием, набирается опыта в аудите Газпрома. Перспективный мальчик. Но лично я ставлю на вас. Знаете, почему?

Она покосилась на Максимова, но ответа не дождалась.

— Вы — хищник. И даже не пытаетесь это скрыть.

— И все? — с иронией спросил Максимов.

— Разве мало?

Лиза, газанув на повороте, круто выбросила машину с грунтовки на шоссе — сразу в левый ряд. Ударила по рычагу коробки передач, до отказа вдавила педаль газа.

Ускорение вдавило Максимова в кресло. Ветер пронзительно завыл в оконной щели, острой бритвой полоснул по щеке к виску.

Мимо мелькнул кузов трейлера. Салон залил яркий свет фар. Водитель оглушительно рявкнул вслед клаксоном. Лиза вскинула над плечом оттопыренный указательный палец.

Потом им же нажала кнопку на панели.

Справа от руля вспыхнуло колечко лунного цвета, запульсировало в такт ударившей из динамиков музыке. Тягучий, надсадный рок залепил уши. Брутальный «Раммштайн»[13]начал свой железный марш.

— Вот так, как Рикки и Мелори[14], — звонкий голос Лизы перекричал вой ветра и рев гитар.

«Не хе-хе себе! — усмехнулся Максимов. — Подросли девочки».

Карину он научил пружинной готовности к выстрелу. Сможет ли Лиза, эта барышня с капризным профилем, как на пушкинских почеркушках, убить, если потребуется? Не раздумывая ни секунды и не изводя себя потом годами?

«Да», — услышал он в вое ветра.

«Да», — согласился Максимов.

Лиза, знала она это или нет, относилась к проклятому племени прирожденных убийц.

 

Дикарь

 

В салоне машины громыхал «Раммштайн».

Дикарь в голос захохотал от приятной щекотки низких ритмов, казалось пробравшихся в живот.

Музыка марширующих орков[15]. Легионы разбуженных бесов выступили в Великий поход. Бараны, встав на задние ноги, закатив глаза к звездам, побатальонно печатают шаг. Лысые головы сияют, как каски, скрипят складки на тупых загривках, на вздувшихся бицепсах корчится руническая вязь. Правая ладонь в непроизвольной эрекции взлетает вверх. Девки скулят, как суки по весне. Такие не пощадят, порвут до ушей. И черт с ней! Слава их веселому, бешеному богу!

— Дранг нах нахер! Дранг нах нахер! — перекрикивает ревущий зал Дикарь.

Патриоты с лицами пэтэушников долбят бутсами скрюченное тело торговца арбузами.

«Дранг нах! Дранг нах! Дранг нах!»

Хлипкие студенты в такт барабану надувают щеки и выпячивают скошенные подбородки. Им тоже хочется крови. И пиво. Сначала — пиво, кровь — потом.

«Дранг нах, дранг нах!»

Подонки в дорогих костюмах делают строгие глаза, а холеные пальцы невольно отбивают дробь на сафьяновой коже портфелей. От ухающих ритмов в паху нарастает нервный зуд. Им тоже хочется. Мирового господства — всех баб и всего золота мира.

«Трах-тах-тах-трак-такт, трах-нахт-такт!»

— Бей не наших, бей не наших! — в вольном переводе кричит Дикарь.

Он гонит по разбитой грунтовке. Джип смело штурмует глубокие рытвины, утробно ревет, разгребая протекторами грязь, разбрызгивает тупой мордой грязную воду. Фары мутным светом протыкают ночь.

Грунтовка обрывается, дальше — перепаханное бездорожье. Два снопа света прошивают редкий кустарник.

Дикарь бьет по тормозам.

Тиранозавр терракотового цвета, тяжко переваливаясь на рессорах, пробуксовывает вперед. Трещат проломленные бампером кусты. В свете фар, как голые кости, белеют измочаленные ветки с содранной на изломах кожей.

Грохочет прощальный аккорд брутального марша «Раммштайна».

И сразу же к забрызганным грязью стеклам прилипает ночная тишина.

Дикарь расслабленно откидывает голову на подголовник. Закрывает глаза.

Сумасшедший тамтам в груди ухает все реже и реже, глуше, глуше, глуше, пока не замолкает совсем.

Тишина и покой. Глухая темень вокруг и в груди.

Острый кадык Дикаря судорожно дергается, из горла вырывается сухой кашель.

Он сипло, прерывисто дышит. Через несколько секунд сип переходит в короткое подвывание.

Дикарь поднимает голову и смотрит на себя в зеркальце.

Из узкой зеркальной полоски на него смотрят прозрачно-чистые глаза с точечными зрачками. Дикарь улыбается своему отражению. Он не видит, но знает, улыбка сейчас — волчья.

Он рывком распахивает дверцу. Прыгает в темноту.

Ноги путаются в мокрой траве. Но он упрямо идет вперед в ночное поле.

Тьма залепляет глаза и уши, через ноздри входит в тело, и его движения становятся грациозными и экономными, как у зверя, вышедшего на охоту. Он скользит сквозь побитое дождем разнотравье, легко и проворно, ничем не выдавая свое присутствие на этом затихшем ночном поле.

Дикарь останавливается, срывает с султана дрока горсть пожухлых семян, подносит к носу. Ноздрями впитывает горький пряный аромат, ловит в нем остро-кислую нотку.

Стая залегла где-то поблизости. Вожак оставил ему знак.

Дикарь оглядывается через плечо. Там, где под тучами еще тускло светится стеклышко заката, остался дом Матоянца.

Дикарь хищно скалит зубы. Из горла вырывается брехание сытого пса.

Он разбрасывает руки крестом. Стоит, запрокинув голову. В низком небе от горизонта до горизонта распластала черные дуги гигантская свастика.

Дикарь начинает медленно кружиться, с каждым оборотом увеличивая темп. Полы плаща распахиваются, сухо хлещут по высокой траве.

Водоворот туч над головой оживает, все быстрее и быстрее проворачиваются темные крылья свастики, пока не сливаются в сплошное черное месиво.

Дикарь чувствует поднимающуюся к горлу горячую волну. Она рвется наружу, а он держит ее, сжав горло. Уже становится невмоготу, красная муть застит глаза, легкие требуют воздуха, а горло — крика. И Дикарь, замерев, вытягивается вверх, и выпускает наружу протяжный вой.

Клич зверя взлетает ввысь, к низким тучам. Заставляет замереть в ужасе поле и будит лес, черной полосой окруживший пустошь.

Дикарь не знает, он чувствует, что его призыв услышан. Лес очнулся от сна, недовольно загудел.

Дикарь кружится на месте, штопором вкручивая волчий вой в сырую мглу. Он не слышит себя, не замечает ничего вокруг, он сам стал этим воем. Тягучим, холодящим кровь зовом к охоте.

И стая услышала его. Лес донес ответный клич. Десяток волчьих глоток, пересохших от возбуждения, завыли:

— Охота-а-ау!

Дикарь падает на колено, впечатав ладонь в землю. Склонив голову, с кряхтением дышит. Подтянутое брюхо упруго выталкивает через оскаленные зубы горячий воздух…

Он вскинул голову и встретился взглядом с желтыми глазами вожака.

Дикарь исторгнул низкий, крякающий смех, будто выдавил горлом комок. Он знал, ничто так не пугает зверя, как смех человека. Никто, кроме человека, в Лесу не умеет смеяться. Особенно так, чтобы брюхо свербило от низких частот.

Вожак прижал уши. В стае, державшейся полукругом в сторонке, кто-то коротко проскулил, будто получил пинок в ребра.

— Еще одна охота, Вожак! — Дикарь, как и все в Лесу, умел говорить глазами.

В зрачках Вожака вспыхнули янтарные звезды.

Дикарь притянул Вожака за уши к себе, задохнулся от родного запаха мокрой шерсти. Приблизил глаза к глазам. И стал смотреть в их янтарную глубину, отчетливо и ясно представляя себе дом посреди леса, уютно освещенную комнату с низким потолком, людей, сидящих вокруг стола, запах еды…

Он оттолкнул от себя морду Вожака.

— Иди! Счастливой охоты, Вожак!

Дикарь встал. Вожак боком отпрыгнул в темноту.

Серые тени прошуршали в траве.

Спустя минуту от опушки раздался протяжный, тянущий душу вой.

 

Дикарь (Ретроспектива — 1)

 

Низкорослый густой кустарник подбирался вплотную к железнодорожному полотну. Волной нависал над канавой, наполовину засыпанной серым щебнем.

Дикарь, надежно укрытый со всех сторон колючими влажными ветвями, щурился на две полосы, отполированные до зеркального блеска. Рельсы испускали едва слышный гул. В тихом поскрипывании камешков между шпалами отчетливо проступал нарастающий ритм. Поезд был близко.

Дикарь помял отекшие икры. От его движения ожили чахлые листья на кусте. Но Дикарь не боялся, что выдал себя. За три часа сидения в засаде он не почуял чужого присутствия: ни крупного зверя, ни человека.

Здесь, у опушки, заканчивался крутой подъем в гору, и поезд замедлял ход до черепашьего шага. Времени было достаточно, чтобы облюбовать вагон и, не торопясь, запрыгнуть на подножку.

Дикарь пропустил два состава. Первый был лесовоз, одни открытые платформы, туго забитые толстыми бревнами. Второй отпугнул видом военной техники на платформах и запахами кирзы, оружейной смазки и дезинфекции, сочившимися из наглухо закрытых вагонов.

Хруст гравия между рельсами сделался отчетливым и громким, словно кто-то невидимый бежал, ударяя легкими ступнями между шпалами.

Дикарь подобрался. Нащупал гладкое древко копья, подтянул к себе. От прикосновения к оружию лихорадочные удары сердца, бухающие в такт нарастающему гулу стального полотна, стали затухать. В тело вошла умиротворяющая волна расслабления. Дикарь заурчал от удовольствия.

Локомотив выкатил из-за поворота, чихая и отплевываясь сажным дымом.

Проплыла кабина, мелькнул размытый контур фигуры машиниста, медленно потащились вагоны. Дикарь не удостоил вниманием стальные гофрированные стены холодильных, глухо задраенные товарные, две платформы с легковушками в два яруса. Он уже знал, что пустые вагоны ставят ближе к концу состава, следом за кисло пахнущими цистернами.

Дикарь стал всматриваться в замыкающие вагоны — они уже показались из-за поворота — , пытаясь угадать нужный. Смутная тревога мешала сосредоточиться. Чутье подсказывало, что и этот состав следует пропустить.

И тут между лопаток будто скользнуло холодное тельце ящерки. Пальцы сами собой впились в древко копья. Дикарь затравленно оглянулся.

Опасность еще не стала видимой, но без сомнений она была за спиной, заранее дала о себе знать сгустившимся воздухом. Она шла, грузно переваливаясь на множестве ног, тяжелых от долгой ходьбы по лесу.

Дикарь втянул воздух через хищно раскрывшиеся ноздри. Опасность пахла мокрыми кирзовыми сапогами, ружейной смазкой и дезинфекцией, пропитавшей грубую ткань. Как военный эшелон, что прошел мимо два часа назад.

«Солдаты», — залетело в голову давно забытое слово.

Сразу же стало неуютно. Будто студеный ветер толкал в спину, гнал к логову, в тепло и безопасность.

Мимо катился товарный вагон. Двери были приоткрыты. Черный прямоугольник манил к себе, как зев норы. И пугал, как холодный оскал капкана, блеснувший в траве. Чутье подсказывало, что нельзя нырять в дурно пахнущую темноту вагона. Но и оставаться у просеки железной дороги с загонщиками за спиной — верная смерть.

Дикарь сжался в комок и отчаянно закрутил головой. Липкая лапа паники, стиснув горло, выдавила капли пота на виски.

«Это конец!» — обреченно подумал Дикарь.

Он знал, что запах страха теперь ничем не перебить. Им, невидимым, но едким, обрызгало все вокруг. Ветки кустов, дряблые тряпки листвы, пожухлая трава, острые камешки откоса, — все, даже воздух, теперь расскажут любому, где прятался и куда побежал Дикарь. Его запаховый след потянет за собой любого, кто способен вонзить когти и клыки в чужую плоть. И преследовать его будут до самого конца. До горячих красных бусинок крови на траве. Потому что нет ничего слаще и желаннее, чем запах насмерть перепуганной жертвы.

А страх уже сделался животным. Словно в брюхо набилась сотня голодных полевых мышей. Дикарь, давя в себе боль, оскалил зубы и несколько раз сипло втянул воздух.

«Беги!» — гулко крикнул Лес.

Тело само пружиной выстрелило вверх, ноги, хрустко треща спутавшимися ветками, понеслись к полотну. Рука поймала бурую от ржавчины скобу. И едва пальцы сомкнулись на влажной холодной дужке, мышцы руки мощно сжались, вытянув тело в прыжок. Дикаря подбросило в воздух. Сердце заколыхнуло от пьянящего чувства свободы и невесомости.

Дикарь влетел в черный проем, ничем не задев его обитые ржавым металлом грани. Пружинно упал на колено, гася инерцию полета.

Опасность, близкая и неотвратимая, прыгнула из темноты на грудь. Зловонно дыхнула в лицо. Дикарь с обмершим сердцем понял, что угодил в чужое логово…

…Пол тошнотворно качался под ногами, будто стоишь на ветке в гуще кроны, дрожащей от ударов ветра.

Четыре пары глаз уставились на Дикаря. Чужая стая уже справилась с испугом и теперь смотрела на него с брезгливостью и злорадством.

От них разило кислым потом, гнилой пищей, засохшим дерьмом и еще чем-то гнусным, тягучим и отвратным, как струя барсука. Это не был запах вольного зверя. Так пахнут цепные псы — смесью загнанной внутрь злобы и болезней от привычки дышать спертым воздухом.

Развалившиеся на вонючих ватниках, они и вправду походили на отощавших псов.

Но это были люди. Что еще хуже. Стая двуногих собак. Еще не забывших удавку ошейника, но уже успевших обнаглеть от свободы.

Дикарь знал, что ни одна стая не пустит к себе чужака. Бесполезно поджимать хвост и тыкаться носом в землю. Нельзя даже думать о побеге. Столкнулся со стаей — готовься драться за жизнь. Это очень легко и вовсе не страшно. Потому что, как только стая увидела тебя, можно смело считать себя мертвым.

Спиной Дикарь почувствовал беззвучное движение. Но оглядываться не стал. Он и так отлично чувствовал, что пятый выскользнул из густой тени в углу и отрезал путь к отступлению.

Стая сразу же расслабилась. В полумраке вспыхнули улыбки.

— Дорофей, а нам фартит! Ты только глянь, кого бог принес, — глумливо произнес сиплый голос.

Дорофей был у них вожаком, догадался Дикарь.

Дикарь нашел пару самых внимательных и цепких глаз и уже не спускал взгляда с этих тускло святящихся шариков. Дорофей вел себя, как полагается вожаку, с солидной неторопливостью, будто все знает и видит наперед. Сигнал к атаке даст именно он. А до этого стая будет ждать, глотая слюни и скаля клыки.

Поезд пошел под уклон, пол круто наклонился, громко и страшно, как капканы, залязгали сцепки между вагонами. В проеме двери глухо завыл ветер.

— Что молчишь, пионер? — спросил тот же липкий голос.

«Пионер», — про себя повторил Дикарь.

Странное слово. Он никак не мог вспомнить, что оно означает.

Он вообще не слышал слова. В Лесу ни одно существо словами не говорит. Дикарь чутким ухом улавливал свист дыхания, скрип зубов, склизкое чавканье разеваемой пасти, влажное трепыхание нёба. И они не могли обмануть, как никогда не обманывает поза животного.

— Слышь, пионер. Бросай свой кол и айда к нам. В куче теплее. — Тот, с липким голосом, захихикал. Легонько ткнул сапогом самого щуплого, лежавшего у него в ногах. — Радуйся, Сява, твоему очку сегодня отдых выпал.

Скошенный прямоугольник света на полу потух. В проем двери встал пятый. Закопошился в ватных штанах. Со спины на Дикаря пахнуло прокисшим жиром и давно не мытой кожей. Пятый широко расставил ноги и стал мочиться наружу.

— Тебя как зовут, мальчик? — подал голос еще один человек, лежавший справа от вожака.

Перед стаей на полу лежала тряпка, а на ней комки засохшей еды. Самый острый, кисло-пряный запах шел от ломтей хлеба. Дикарь сглотнул слюну.

Долгое время в лесу, Дикарь бредил вкусом хлеба. Даже соль, которую приходилось заменять золой, не казалась таким лакомством. Порой просыпался по ночам от явственного ощущения, что жует черную хрустящую корочку. Вдосталь наесться хлеба удалось, только убив тех, кто пришел в его логово. У них в мешках оказалось сразу несколько буханок. Свежего, белого, дурманяще пахнущего сытостью. Дикарь набросился на хлеб, даже не стерев кровь с пальцев…

Дикарь в самых задворках памяти нашел нужное слово.

— Гэ-гэ… Гле-эб, — с трудом выдавил он из горла звуки человеческой речи.

Липкоголосый взял ломоть кислого черного хлеба, надкусил, смачно чавкнул.

— Хлеба захотел? — прошамкал он. — Оголодал, пионер. А за хлебушек что дашь?

Стая дружно заржала. Когда смех стих, раздался тихий, вкрадчивый голос вожака:

— Клин, отвали от дверей. Спалишь, на хер, всех.

Дикарь напрягся. Слов он не понял, но ухом, всем нутром чутко уловил — сигнал.

Клин подтянул штаны. Повернулся.

Тяжелая ладонь легла на пальцы Дикаря, сжимавшие древко копья.

Ростом Дикарь оказался почти наполовину ниже Клина, голова едва доставала до солнечного сплетения. Кожей затылка Дикарь почувствовал идущий оттуда прелый жар.

— Пойдем, пацан, — ласково произнес Клин.

Его вторая рука легла на левое плечо Дикаря. Потом скользнула к щеке. Грубый, шершавый палец, влажный от мочи, втиснулся между губами. Потянул вбок, крючком раздирая рот.

— Ай-я-а-а! — протяжно завыл Дикарь.

«Убей!» — взорвалось в мозгу.

Надсадный крик боли, взлетев вверх, в секунду перерос в яростный рев атакующего зверя.

Дикарь дернул головой вбок, ослабляя болевой захват, ухватил зубами толстый палец и что есть силы сжал челюсти.

Хрустнула расколотая кость, и рот заполнился горячей соленой влагой. Дикарь резко наклонился, во рту туго лопнула, щелкнув по нёбу, кожа мертвого пальца. Выплюнув на пол кровь и темную колбаску откушенного пальца, Дикарь откинулся назад, затылком ударив орущего Клина в солнечное сплетение. Крик, рвущий барабанные перепонки, сразу же оборвался.

Дикарь стряхнул ослабевшую лапу Клина с копья и тупым концом древка врезал ему под колено. На весь вагон громко треснуло, будто ветром сломало ветку. Дикарь спиной толкнул Клина к проему. На мгновенье прямоугольник на полу погас, залепленный тенью, а потом вспыхнул вновь.

Дикарь быстро оглянулся через плечо. Сзади никого. Только кровавый мазок по краю двери.

Стая ошарашенно затихла.

«Убей их, Дикарь! Убей!!» — Голос Леса перекричал рев несущегося под уклон поезда.

Дикарь оскалил зубы. Кинулся вперед, выставив остро заточенное жало копья. Липкоголосый отчаянно завизжал, попробовал вскинуться, но опоздал. Острие, взломав грудную клетку, жадно врезалось в сердце. Из распахнутого рта вывалился липкий ком непрожеванного хлеба, следом хлынула кровь.

Чавкнув, копье освободилось из тугих тисков ребер и впилось в тело новой жертвы. Лежавший рядом с вожаком успел сесть и выхватить из-за голенища финку. Первый удар пришелся ему в согнутое колено, второй — в лицо.

Вожак толкнул на Дикаря раненого соседа, а сам ловко откатился в темноту. Дикарь сделал выпад, но удар пришелся вскользь, ничем не повредив вожаку.

Самый щуплый и бесправный в стае, которого называли Сявой, завизжал свиньей, комком метнулся в ноги Дикарю.

Пружинно прыгнув вверх, Дикарь пропустил его под собой. В воздухе успел перевернуть копье и, рухнув на живой ком человеческого тела, всей тяжестью вогнал в него острие.

Под коленями Дикаря Сява забился в мощных судорогах. Дикарь провернул копье в ране, и Сява, дрогнув последний раз, сделался дряблым.

Человек в залитым кровью лицом продолжал истошно вопить, широко распахнув пасть с металлическими зубами. Одной рукой он сжимал колено, второй пытался затолкнуть в кровоточащую глазницу белесый комок.

Дикарь поднес острие копья ему к горлу. Помедлил, ловя цель. И точным коротким тычком клюнул в лунку под дрожащим кадыком. Человек захрипел, булькнул горлом и завалился на спину. Из круглой ранки вверх выстрелил фонтан крови.

В вагоне повисла мертвая тишина. Только звонко стучали колеса на стыках, да клацали сцепки.

Дикарь почувствовал на себе хищный взгляд вожака. Прыжком развернулся.

Вожак на напряженных ногах крался вдоль темной стены к приоткрытой двери. Замер.

— Ты, чертяка малолетний, — сдавленным голосом прохрипел вожак. — Ты что творишь, сучонок?

Дикарь уловил в звуке его голоса угрозу и зарычал в ответ.

— Цы-цы-цы, тихо, — свистяще зашептал Вожак. — Твоя взяла, отморозок. Встретились — разошлись. Лады?

Он скользнул на полшага к свистящему ветром проему. Потом на целый шаг.

— Лады, лады, ладненько. Все типы-топы. Дорофей зла не держит. Глупый, я же тебя бы в обиду не дал. А ты вон что наколбасил… Людей на кол понасаживал. Не дело это — людей пырять. Ох, не дело. Видишь, как фишка легла. Люди ноги нарисовали, от хозяина сдернули, а тут ты с колом… И какой леший сюда тебя приволок, а? Что молчишь, пацан? Хоть обзовись, что ли. Как тебя мамка зовет?

Вожак, рассыпая слова, как ветер желуди с дуба, беспокойно и беспорядочно, уже добрался до яркого прямоугольника. Положил руку на край двери. Сам еще был виден смутным контуром на фоне плотно подогнанных друг к другу досок.

Дикарь выжидал. Копье горизонтально лежало на плече, готовое в любую секунду метнуться в цель.

— Мамка у тебя есть? Или сирота? А? Я же тоже сирота. Всю жизнь, как волк, мечусь. Что нам с тобой делить, пацан? Встретились и разошлись.

В голове состава протяжно загудел локомотив. Поезд дрогнул.

Вожак неуловимым движением качнулся вбок, развернулся, на секунду замер в проеме двери, готовясь к прыжку.

Гулкий звук покатился вдоль состава. Тугое эхо заколотило по стенкам. В проеме вдруг замелькали крестообразные металлические конструкции. Пахнуло рекой.

Вожак невольно отпрянул назад.

Дикарь, коротко вскрикнув, метнул копье в четкий силуэт человеческой фигуры.

Вожак двуногих собак оказался стреляным зверем. Он почувствовал подлетающее копье кожей спины. Он вдруг начал скручиваться винтом, оседая на ногах. Копье ударило в спину под острым углом. Оно лишь вырвало грязные хлопья из ватника. И ушло в гремящую пустоту…

Вожак, протяжно взвыв, отскочил в темный угол. Там сразу же вспыхнул острый металлический лучик.

— Все, хана тебе, сучонок! — зло выдохнул вожак.

Слой воздуха, разделявший их, сразу сделался плотным, пульсирующим, как бок загнанного зверя. До Дикаря докатилась струя зловонного дыхания из перекошенного рта вожака.

«Нутро совсем сгнило, — отметил Дикарь. — Не жилец».

Стало ясно, что в схватке, где в ход пойдут когти и зубы, у вожака шансов нет. А ножа Дикарь не боялся.

Он отступил на шаг. Подцепил носком ватник, пинком бросил его в рванувшегося вперед вожака. Тот проворно отскочил. Замер на подогнутых ногах, разведя руки в стороны. В кулаке правой хищно играл гранями острый клинок.

Вожак сделал ложный выпад. Дикарь ушел в сторону, легко перепрыгнув через труп Сявы. Вожак шагнул влево, качнул поджарое тело — и в миг оказался в двух шагах от Дикаря. Взмах руки, и нож вспорол вязкий от горячего дыхания воздух.

Дикарь разгадал игру вожака. Тот пытался оттеснить его от лежки стаи — груды ватников, густо залитой кровью. Зачем — непонятно. Дикарь чувствовал какой-то подвох — с таким зверем ему еще не доводилось сталкиваться, повадок его Дикарь не знал.

Чутье подсказывало: надо выжидать. Вожак так хотел победить, что желание во что бы то ни стало убить врага превратилось в слабость.

Дикарь отклонился от нового взмаха ножа. Помедлив, отступил на два шага влево. Вожак тут же занял освободившееся пространство. Ватники оказались у его ног.

Напряжение в воздухе сразу ослабло.

— Лады, лады, ладненько, — почти пропел вожак. — Встретились-разошлись. Поиграли и хватит. Смотри, пацан, я пикало убираю. Видишь?

Он сунул нож за голенище сапога. Не разогнулся, и узловатые, подрагивающие пальцы остались висеть над верхней кромкой голенища.

— Беру свое и ухожу, — сипло прошептал вожак. — Слышишь, ухожу. Ты кивни хоть, ежели не глухарь! — Голос нервно дрогнул.

Дикарь, догадавшись, что от него требуется, кивнул. Слов он все еще не понимал, просто знал — звенящая струнка в голосе вожака должна исчезнуть. Тогда все получится.

— Вот и лады-ладненько. — В голосе вожака действительно пропал нерв.

Он сдвинул тело липкоголосого, распластавшееся поверх ватников. Не спуская глаз с Дикаря, сунул руку под слипшиеся ватники.

— Штуковина у меня тут одна заныкана. Без нее — никак. Вот приберу ее и свалю. Поминай как звали, — монотонно бормотал вожак. — Штуковинка нужная. Кровью купленная. Тебе она ни к чему, пацан. Зачем сдуру на себя чужое вешать? Тебе и своего хватит. Правильно я говорю?

Рука, по локоть ушедшая в ватники, замерла. Заострившееся лицо вожака на миг разгладилось.

Дикарь, чутко следивший за его движениями, потянул носом. Поймал едкий маслянистый запах ружейной смазки, подтекавший из-под ватников. Губы сами собой разлепились в улыбке.

— Что щеришься, сучонок? — просвистел вожак. — Кайф тебе в одну харю веселиться? Бивни-то прикрой, тюлень вислоухий, не люблю я этого. Ты бы знал, как не люблю.

Рука его что-то передвинула под ватниками.

Дикарь завел руку за спину, сунул пальцы под жилетку из шкуры кабана. Рукоятка охотничьего ножа с готовностью легла в ладонь.

Это был единственный трофей, который он позволил себе взять у тех, кто разгромил его логово. Очень уж понравился грациозный изгиб тяжелого лезвия. И рукоять, украшенная затейливой вязью черного серебра. Она так ласково и покорно легла в ладонь, словно признала в нем хозяина. Он внимательно осмотрел, обнюхал и даже лизнул лезвие. Нож был новый, клинок еще ни разу не входил в горячую плоть. Дикарь решил, что имеет полное право взять его с собой на охоту.

Пальцы вожака зашебуршали под ватником. Тихо щелкнула металлическая пластинка.

— Вот и все, сучонок! — выплюнул вожак, зло ощерившись. — Хана.

Нож, тускло сверкнув в воздухе, врезался ему под левую ключицу.

— Хана… на. Нах-хр-хр, — сипло выхрипел вожак.

Он умер раньше, чем из-под ватника полыхнуло огнем и воздух забила вонь горящего пороха.

Но пальцы намертво вцепились в спусковой крючок автомата, высунувшего ствол из рваной дыры в ватнике.

Грохот выстрелов заглушил монотонный стук колес и лязг сцепки. Пули завизжали в сумраке вагона, забарабанили в стены, с треском прошивая доски. Они вырвались наружу, оставляя за собой круглые дырочки. Острые лучи света тонкими лезвиями посекли темноту.

Дикарь рухнул на колени, зажав голову руками.

Автомат, громко клацнув, замолк. И сразу же в вагоне закачалась глухая, непроницаемая тишина.

— А-а-а-а! А-а-а-а! — завыл от ужаса Дикарь.

Он орал изо всех сил, всем нутром, пытаясь заполнить в себе и вокруг себя эту страшную, неживую тишину.

Вдруг тугая пружина разжалась в мозгу Дикаря и наружу хлынул поток забытых слов:

— Мойдядясамыхчестныхправил… когдане вшутку…занемог…он… уважать себя заставил… и лучше выдуматьнемог… лондон из а капитал… грейтбритн. Вай ду ю крайвилли, вайдую край…сегодня на уроке… Бойльмариот… закон бойлямариота… Синус-косинус… Мама… Мама! Ма-а-а-ма-а-а!!!

Он кричал слова, вспыхивающие в сознании, и слышал, как человеческая речь, исторгаемая его глоткой, гудит меж стен вагона.

И Дикарь вдруг вспомнил, что ему всего четырнадцать лет…

 

 

Глава шестая. Между небом и «землей»

 

Серый ангел

 

Еще какие-то две недели назад вид из окна кабинета радовал глаз. Внизу плескалось золотое море Филевского парка, вверху разливалась голубая чистота. Золото на голубом, синева в золотой оправе. Как ни назови, все одно красиво, аж дух захватывает.

А сейчас все вдруг сделалось неопрятным и блеклым. Как турецкая дубленка, побывавшая в отечественной химчистке. Грязно-коричневое с бежевыми разводами — парк, цвета мокрой серой тряпки — небо. Бисер дождинок на стекле. Сырой сквозняк из приоткрытой фрамуги. Тоска осенняя…

Глядя на рваную дерюгу неба, Злобин подумал, что там за серой мутью есть еще одно небо, сотканное из прозрачного солнечного света. А над ним густеет синева еще одного неба, чтобы в свою очередь стать непроницаемым ультрафиолетовым небом. А дальше — за ультрафиолетовой полосой — черное небо космоса, вечная ночь, вся в переливчатых кристаллах звезд. И кто знает, какое еще небо обнимает эту бесконечную мглу? И во что бесконечно малое вложена, как в матрешку, эта непостижимая умом безмерность небес?

Большое вложено в малое, малое подобно большому. Иерархия — всегда и во всем. Каждому отведен свой уровень, и все должно оставаться на своих местах.

Раньше подобные мысли не посещали Злобина, особенно на рабочем месте. Всегда твердо стоял ногами на земле, потому что, работая «на земле», чего только не насмотрелся, но в чудеса верить не стал. Метафизику, эзотерику и прочий шаманизм считал игрой праздного ума и результатом послеобеденного томления духа. Жил как все, служил не за страх, а за совесть, считал, что для прокурорского работника достаточно неподкупности, знания человеческой натуры и буквального следования букве и духу законов. При чем тут иерархия небес и закон Баланса?

Дело об убийстве молодого следователя районной прокуратуры* перечеркнуло все прежние представления о мироустройстве. Нет, в материалах самого дела ничего сногсшибательного не было. Злобин, давя в себе природную брезгливость к грязи и подлости, вынужден был признать, что ничего из ряда вон выходящего из поганой постперестроечной действительности установить не удалось.

Но Злобин знал то, что не вошло в материалы дела. И никогда не будет предано гласности. О тайнах, в которые он теперь был посвящен, можно лишь догадываться. Знать их — удел избранных. Потому что прикоснуться к этим тайнам означает завершить земной круг жизни. Начнется новая, в которой над тобой распахнется иерархия небес.

Оказалось, среди обычных обитателей этого мира: забитых обывателей, следователей-романтиков, циников-оперов, политиков с глазами инквизиторов, финансистов-фарцовщиков, подонков в мундирах, прочих выродков и нечести разного калибра незаметно существуют иные. Не просто живут, но активно действуют, вершат правосудие и давят нежить, чтобы сохранилась Жизнь. Ни в одной сводке за все годы службы Злобин ни разу не встречал упоминания о Серых Ангелах. Но теперь знает, они есть. Более того, он — один из них. Серый Ангел…

 

Серый Ангел (Неразгаданная судьба)

 

…Человек с седыми волосами и острым орлиным профилем хранил молчание.

Злобина мучил один-единственный вопрос. Но он понял, что ответа ему Навигатор не даст. Нужно искать его самому.

Вокруг не слышалось ни звука. Полная тишина и вязкая, как смола, темень.

И вдруг он услышал слова и не поверил, что их произносит он сам. Кто-то другой, кто жил все время внутри, проснулся и заговорил. Странно, страшно, убежденный в своей правоте.

— Нарушивший Баланс не подлежит суду смертных. Наша обязанность найти и обезвредить нежить. И отдать их на суд тех Сил, которые они тщились призвать в наш мир.

Навигатор выдохнул, словно сбрасывая с себя колоссальную тяжесть.

— Ты слышал эти слова, Странник? — обратился он к сидящему впереди человеку, представившемуся Злобину Максимом Максимовым.

— Да, Навигатор.

— Ты, Смотритель?

— Да, — ответил тот, кто вел машину.

Навигатор повернулся к Злобину, и он почувствовал, как впились в его лицо глаза этого загадочного человека.

— Пойдемте, Серый Ангел, — произнес Навигатор. — Сегодня я буду вашим Проводником.

Сухая ладонь легла на руку Злобина. Пальцы Навигатора оказались твердыми, как стальные стержни.

В этот миг распахнулся прямоугольный проем, и из него наружу хлынул яркий свет.

Злобин невольно зажмурился. Наполовину ослепший, он не видел ничего, кроме четкой грани между тьмой и светом. Порога, к которому его вела твердая рука Навигатора…

 

* * *

 

Злобин вздохнул и вернулся в мир, живущий по УПК.

Папка с уголовным делом прокурора Груздя лежала под рукой. Он заранее достал ее из сейфа, просмотрел, освежая в памяти эпизоды. Закрыл и стал ждать звонка.

Его предупредили, что в ближайшее время с ним начнут происходить всякие странности. Но тревожиться не надо, просто организм перестраивается. Посвящение меняет все, даже внутренние биологические процессы.

На интуицию Злобин никогда не жаловался. Но сегодня он просто знал, что дело по убийству следователя Шаповалова у него заберут. Ровно в девять часов десять минут позвонит начальник и…

Действительно, в это время телефон ожил.

Злобин, улыбнувшись, снял трубку.

— Андрей Ильич? — услышал он голос начальника.

— Доброе утро, Игнатий Леонидович.

— Да какое там доброе! Будь добр, зайди ко мне. Да, и дело на этого мудака захвати.

— Понял, выхожу.

Ошибиться было невозможно, других дел в производстве у Злобина пока не было, а кого именно из фигурантов имел в виду шеф, Злобин уточнять не стал.

Он опустил трубку. Бросил прощальный взгляд на мокнущий за окном парк и вышел из кабинета.

 

* * *

 

Должность Игнатия Леонидовича называлась многосложно и маловразумительно — начальник управления Генеральной прокуратуры РФ по надзору за органами дознания и следствия прокуратуры. По сути лавочка была службой собственной безопасности, со всем причитающимся оперативным, агентурным и материально-техническим обеспечением.

Борясь за чистоту рядов и неукоснительное соблюдение норм УПК в нижестоящих подразделениях прокурорской системы, служба попутно, как пылесос, сосала информашку на всех и вся. А сколько и насколько дурно пахнущей ее можно получить, процеживая жижу уголовных дел и агентурных сообщений, даже подумать страшно.

Игнатий Леонидович держался по статусу в тени, но считался фигурой весьма влиятельной. Он имел право прямого выхода с докладом на шефа администрации Президента. Что это за силища — доклад в обход прямого начальства, знает только чиновник. У нас перед законом все равны, и больше всего небожители боятся стать первыми среди равных. Игнатий Леонидович, шмыгнув с папочкой за Кремлевскую стенку, мог сделать из любого полное ничто и поставить первым в очередь на цугундер.

Например, ходил один мордатый товарищ по Генпрокуратуре и, несмотря на статус временно исполняющего обязанности, чувствовал себя хозяином. Даже ремонт на своем этаже отгрохал такой, что только павлины по коридору не курлыкали. Но вышел из доверия Хозяина, и в момент сам оказался под следствием. Поговаривают, легло на стол Хозяину досье, собственной же службой безопасности собранное. Ерундовый компромат, если честно. Какие-то шуры-муры с дружеской фирмой, откат в виде двух джипов да тур для женушки… Мелкое чиновничье хулиганство, короче. Но Хозяин был не в духе, и мордастое «врио» утонуло и больше не всплыло.

И получил бы Игнатий Леонидович за сокрушительную тайную власть прозвище Игнатий Лойола[16], кабы не внешность. Выглядел Игнатий Леонидович форменным пиковым королем. Чернявый коротышка с щекастым лицом клинышком. Глаза тоже черные, буравчиками. И вечная полуулыбка на полных губах.

Он попробовал побуравить лицо Злобина взглядом. Но ничего не вышло. Буравчики соскользнули, как с алмазной грани.

Злобин и раньше считал себя не робкого десятка, гляделками холодного пота у казака не вышибить. Но с тех пор как шагнул за Порог, в слепящий свет, стал ощущать себя просто в броне. Не то что зырки начальственные — пули отскакивать будут. И не было в этой уверенности в себе ни вызова, ни похвальбы. Одна сдержанная мощь и спокойствие. Как у танка, пока не заревели движки.

— Андрей Ильич, ты часом на диету не сел? — неожиданно и не к месту спросил Игнатий Леонидович.

— И не думаю. Я мясоед со стажем и родословной.

— Вот и не поддавайся пропаганде. Ничего хорошего от диет и таблеток не бывает. Только язву наживешь. — Он еще раз оценивающе скользнул по Злобину взглядом. — Однако выглядишь, словно на овсянке с йогуртом сидишь. Свежо и молодцевато. По виду даже и не скажешь, что с наскока такое дело раскрутил.

Игнатий Леонидович притянул к себе папку с делом. Левой рукой, как отметил Злобин. Правую он держал под столом. Обострившееся до крайности обоняние, — еще одно изменение в организме, — донесло до Злобина слабый запах бинтов и антисептика.

«Рудольф», — почему-то пришло на ум Злобину.

То ли имя заморское, то ли кличка пса с родословной. И его собственная правая кисть вдруг сжалась от укола боли.

Игнатий Леонидович похлопал ладонью по папке.

— Что там с муделем этим, Груздем? — спросил он.

— Начал давать показания. Попросил в камеру бумагу. С утра сидит и пишет.

Брови над глазками-буравчиками взлетели вверх.

— Что-то больно рано. Может, игру какую затеял?

— Все может быть, Игнатий Леонидович. Как тут угадаешь? — Злобин пожал плечами. — Почитаю, тогда и определюсь.

Игнатий Леонидович пожевал полными пунцовыми губами. Скосил глаза на папку.

— С Груздем разбираться будем отдельно. Долго и кропотливо, — после долгой паузы начал он. — И подельника его…

— Алексея Пака, — подсказал Злобин.

— Да, — кивнул Игнатий Леонидович. — И его, опера заслуженного, с крючка еще рано отпускать. Много натворили, много знают… Рвать эту нечисть из наших рядов нужно беспощадно! Выжигать, черт возьми, каленым железом. Чтобы другим, особенно молодежи, неповадно было… — Он неожиданно перешел на замполитские нотки, но сразу же, словно устыдившись, сбавил обороты. — Но работать с ними надо тонко. Без лишнего шума. И не торопясь. Не ко времени сейчас сор из избы выносить. Согласен?

Злобин газеты читал и слухи коридорные прослушивал. Игнатия Леонидовича, короля пикового, он понимал. Не пики нынче козыри…

Их общий шеф — генпрокурор Скуратов — с открытым забралом рвался расследовать дефолт. Занятие, по мнению Злобина, безнадежное.

Для начала не мешало бы ввести статью «хищение собственности в астрономических размерах». Ведь, как выясняется, хапнули разом аж четыре миллиарда долларов! И не мужики сиволапые, всем миром навалившись, понатырили барского добра, не оккупанты золотой запас страны на танках вывезли, а свои, кремлевские и белодомовские постарались. А со своих какой спрос? И в розыск как-то глупо подавать. Вон они, рожи, всенародно проклинаемые, в телевизоре мелькают. Дают интервью, не сходя с места преступления.

В кандалы бы их да на Лобное место. Но не дадутся. И не дадут. По глумливым ухмылочкам и наглым глазкам видно, что знают, чье сало съели. И на что то сало пошло. У избирателя им под носом водили и шестеренки избирательной машины им смазывали. Коржаков, хоть далеко и не интеллигент, встал в толстовскую позу «не могу молчать» и все выложил. И потребовал пересмотра итогов выборов. Будто в стране остались деньги на еще одни!

Но даже не в деньгах дело, а в принципе. У нас, конечно, маразм демократии, но не Америка же все-таки. Это там за минет двухлетней давности Клинтона на допросы тягали. И не Латинская мы Америка, хоть и очень похожи. Есть у нас свои олигархи, и генералы есть, и жируют не хуже, а народ чуть ли не в набедренных повязках ходит и сытую жизнь только в сериалах видит. Даже по парламенту, как в Чили, из танков постреляли. Но это все видимость, потемкинская деревня, турками построенная. Камуфляж для получения кредитов.

А по сути мы — Россия, мать вашу и нашу! И чтобы какой-то прокуроришка в отставку царя отправил? Отродясь такого не бывало. Кушаком лейб-гвардейским, табакеркой в висок, бомбой, пулей в Ипатьевском подвале, врать не будем, — случалось. Но по прокурорскому постановлению и решению суда — ни-ни. Даже думать забудь! Потому как — Россия.

Игнатий Леонидович, посверлив Злобина глазками, счел, что политинформация усвоена, и перешел к сути:

— Раз согласен, то дело я у тебя заберу. — Он подтянул папку почти под локоть. — Для почина с тебя достаточно. А следствие поведут люди более осведомленные в московских реалиях и лучше ориентирующиеся в местных условиях. Ты же у нас совсем недавно, еще не успел нужными связями обрасти, так?

«Тонкий зондаж!» — Лицо Злобина осталось непроницаемым.

Действительно, часть следственных действий он провел без протокола. Причем с личной санкции Игнатия Леонидовича. И кое-чем некоторые персонажи московского Олимпа теперь Злобину обязаны.

— Но чтобы совсем уж тебя не расхолаживать, кусок я тебе нарежу. Выдели в отдельный эпизод убийство нашего сотрудника Барышникова… Таких людей теряем! — Игнатий Леонидович сделал пристойное случаю лицо. Помолчал, покусывая губы. — М-да, жаль. Короче, Андрей Ильич, оформи закрытие дела ввиду смерти подозреваемого. Как там этого ублюдка при жизни звали?

— Леонид Пастухов, в спецназе имел позывной «Пастух», на него и отзывался.

— Но, как выяснилось, ты стреляешь лучше, — мягко ввернул острую шпильку Игнатий Леонидович.

«А теперь намек. Но уже не тонкий», — машинально отметил Злобин.

— Где научился? — Игнатий Леонидович продолжил бередить больное место.

— Как все, раз в полгода на зачетах в тире, — ответил Злобин. — Даже сейчас не пойму, как получилось.

На след Пастуха, лично убившего молодого следователя, они вышли быстро. И все благодаря Барышникову. Не усидел человек на кагэбэшной пенсии, пошел в службу Игнатия Леонидовича опером. То ли опыт покоя не давал, то ли совесть. Злобин думал, что скорее всего и то и другое.

Неспешный и простоватый на вид Барышников оказался опером от Бога и человеком с двойным, если не с тройным дном. В меру циничным, чересчур себе на уме, хитрым и пронырливым, но чего в нем не было, так это подлости. И было в нем подлинное мужество. Тихое, неприметное до поры мужество русского мужика. Такие покорно тянут лямку, пашут до мокрой рубахи, а в черную годину молча встают в строй и, если иначе не выходит, ложатся с гранатой под танк, защищая не обозначенную на карте деревушку.

Захват сторожки, в которой окопался Пастух, вылился в маленький бой. Злобин в горячке сразу не сообразил, а потом дошло, что не оттолкни его Барышников, пуля зацепила бы обязательно. А так ее поймал в грудь Миша Барышников. Как в руке оказался пистолет и как с первого выстрела удалось завалить Пастуха, Злобин, действительно, так и не понял. Но ни разу об этом не пожалел. Лучше уж так, на месте и своими руками, чем потом в суде требовать пожизненного заключения, для мрази, жизни не достойной.

Игнатий Леонидович внимательно следил за лицом Злобина.

— Сразу скажу, служебного расследования по захвату не будет. Но в следующий раз работай чище.

Злобин промолчал.

«Не благодарить же за доверие, — подумал он. Мысленно прикинул в уме даты, получалось, хоронить Барышникова должны завтра. — Надо узнать, во сколько. На кладбище непременно пойду», — решил он.

— Для такого зубра, как ты, Андрей Ильич, эпизод по Пастуху — работа на полчаса. Так что прими в нагрузку.

Игнатий Леонидович, наконец, достал из-под стола правую руку. Кисть оказалась забинтованной, на наружной стороне проступило оранжевое пятно антисептика. Потянулся к пачке дел, лежавших на углу стола. Но, поморщившись, уронил руку.

— Собака чертова! — просвистел он сквозь стиснутые зубы.

Дотянулся до нужной папки левой, и ею сразу же стал баюкать правую.

— У тебя собака есть, Андрей Ильич? — морщась, поинтересовался он.

— Нет.

— И не заводи! — Он осторожно убрал руку под стол, на колено. — Представляешь, пять лет скота кормил, а он вчера возьми и цапни! Как белены объелся, ей-богу. Все в доме перевернул, на жену прыгнул. Я полез разнимать — и вот результат.

— Не мастиф неаполитанский, я надеюсь? — Злобину из провинциального далека все еще казалось, что начальству уровня Игнатия Леонидовича по статусу положено иметь нечто невероятно дорогое и жутко благородное.

— Что ты! Сеттер ирландский. Рыжая метелка с печальными глазами. В Германии купил, жена подбила.

— Рудольфом зовут, — подсказал Злобин.

— Откуда знаешь? — насторожился Игнатий Леонидович.

Злобин улыбнулся.

— Рыжий — по-польски «рудый», это я с детства по кино «Четыре танкиста и собака» помню. Пес из Германии. Значит — Рудольф. Если кличку подбирал мужчина, то назвал бы именно так. Солидно и строго, как в армии. А не Рэдди, как обычно зовут рыжиков дамы, владеющие английским.

— Ход мыслей интересен. — Игнатий Леонидович покачал головой. — Умеешь в чужую голову влезть, запомню. — Он придвинул к Злобину папку. — Коль скоро ты такой знаток в собаках, тебе и карты в руки. Здесь справка, установочные данные и прочая мелочь. Ровно настолько, чтобы быть в курсе дела. А дело вот в чем. Три дня назад в своем загородном доме погиб гражданин Матоянц. Личность в строительных, нефтяных и околополитических кругах довольно известная. Но не раскрученная, как сейчас говорят. Погиб странно. На участок непонятно как проникла стая бродячих собак и искусала до смерти.

Поймав удивленный взгляд Злобина, Игнатий Леонидович кивнул.

— И я того же мнения, поверь. Мы не живодеры и не общество защиты животных. Криминала там нет, всем ясно. Территориалы вынесли обоснованный отказ в возбуждении уголовного дела. Вопрос закрыт. Более того, по секрету скажу, как выражались раньше, есть мнение: лишнего шума вокруг смерти Матоянца не поднимать. — Он глазами указал на телефоны правительственной связи на приставном столике.

«Времена меняются, а источник руководящего мнения — тот же. А талдычили-то, перестройка, перестройка! Даже Кремль перестроили, а все по-старому», — подумалось Злобину.

— Но преждевременная смерть такого человека — это горе для родных. Для прочих — повод влезть в его дела, — продолжил Игнатий Леонидович. — И некто уже проявляет интерес к этому делу.

— Желают изобразить заказное убийство, исполненное сворой собак? — вставил Злобин.

— Милый мой Андрей Ильич, будет нужда, не то что собак, марсиан приплетут, — с усталым видом человека, искушенного в придворных интригах, изрек Игнатий Леонидович. — А на кону, если верить справке, солидные деньги и весьма серьезный бизнес. Уровень не прокуратуры города Клязьмы, согласись. Даже областную прокуратуру к такому делу подпускать страшно.

Злобин согласно кивнул, заранее зная, чем согласие чревато.

— А раз согласен, то прямиком отправляйся в Клязьму. От греха и соблазна подальше изыми у местных все материалы доследственной проверки. — Последовала пауза и новая попытка побуравить собеседника глазами. — И держи их у себя до моей команды. Ясно?

— А на каком основании изъять? Не в порядке надзора же. Думаю, там от такого на уши встанут и через пять секунд кому надо отзвонят.

Игнатий Леонидович удовлетворенно усмехнулся.

— Правильно мыслишь. Уже начинаешь ориентироваться в правилах игры, учту. Служба мы особая, как ты уже знаешь. Лишний раз светиться не резон. Прямо от меня зайди к Татарскому, я его уже предупредил, он выпишет тебе постановление на изъятие материалов. С сегодняшнего дня ты включен в оперативно-следственную группу Татарского. Чисто для конспирации, естественно. Татарский ведет дело, по которому Матоянц проходил свидетелем. Раза два вызывался на допросы, да и то, если не изменяет память, было это почти год назад. Но повод изъять материалы для проверки, согласись, процессуально идеален. Согласен?

Злобин не мог не согласиться. Игнатий Леонидович интриговал не хуже своего средневекового тезки.

У себя в Калининграде, откуда его неожиданно перебросили на повышение в Москву, Злобин, конечно же, тоже интриговал. Но на областном, так сказать, уровне. Ставки мельче, но правила игры те же. Не составило труда сообразить, что Генпрокуратура, воспользовавшись формальным поводом, решила обозначить свой интерес в переделе бизнеса Матоянца.

Ход, безусловно, сильный, рассчитанный на психологическое давление на основных игроков. Они неизбежно засуетятся, многие союзы затрещат по швам, кое-кого запросто выкинут из команды, придется привлекать новых фигурантов. Пойдет хитроумное строительство систем «сдержек и противовесов». На все это потребуется время. И, воспользовавшись паузой, можно выстроить свою контригру.

Максимум, что в предстоящих игрищах светило лично Злобину, — роль разменной пешки. Никакого энтузиазма от такой перспективы он не испытал. Не составило труда догадаться, что бестолковое на первый взгляд задание — еще одна проверка на лояльность.

Он сделал вид, что глубокомысленно и всесторонне обдумал ход, и выложил свою карту.

— Если начнут давить, я могу рассчитывать на вашу поддержку?





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...