Главная Обратная связь

Дисциплины:






Ментальность как интегральный этнопсихологический признак нации



В середине 50-х годов XX века понятие «ментальность» во­шло в научную сферу благодаря исследованиям французских ученых Ж. Любье и Р. Мандру. С 1958 года этот термин поя­вился в энциклопедических справочниках. Термином «менталь­ность» определяют социально-психологические явления, отобра­жающие духовный мир человека или социальной общности, эпохи или этнокультуры. Категория «ментальность» дает возможность анализировать психический состав людей в социальном, по­литическом или этническом контексте. Ментальность охваты­вает различные уровни социальных целостностей. Таким обра­зом, ментальность — важный этнопсихологический феномен, который является интегральным этнопсихологическим призна­ком индивида, народа, нации В англоязычной психологической литературе менталитет определяется как «свойство разума, характеризующее отдельного индивида, либо группу индивидов»; «обобщение всех характеристик, определяющих психику»; «способ мышления или характер размышлении».* В зарубежной психологи­ческой литературе выделяют три структурных компонента «ментальности»:

• эмоциональный (эмотивный);

• когнитивный (вербальный);

• поведенческий (конативный).

* Krech D., Crutchfield R. S., Ballachey E.L. Individual in Society. – N.Y., 1962. –P. 74.

 

Эмоциональная подсистема ментальности включает в себя:

1) эмоциональные состояния, предшествующие организа­ции вербального и поведенческого компонентов. Они выступа­ют, по мнению Л. Гутмана, импульсом к систематизации зна­ний, а также к определенному поведению.

2) переживания, связанные с наиболее важными вербаль­ными элементами.

Вербальная подсистема ментальности состоит из знания об объектах и ситуациях жизнедеятельности, являющихся резуль­татом приобретения индивидуального жизненного опыта, то есть процессов обучения (самообучения).

Поведенческая система ментальности служит импульсом актуализации элементарных фиксированных установок, ценностных ориентации, этнических ценностей. Ментальная уста­новка* реализуется в действиях, поступках человека, так как именно поступок в отличие от таких категорий, как мотива­ция, интеллект, воля, характер, касается не отдельного аспекта психики индивида, а представляет собой единую структуру, соответствующую реальным целостным проявлениям саморе­ализации человека как личности, индивидуальности, гражда­нина. Действительно, всякий поступок представляет собой це­лостное явление, в котором в неразрывном единстве существу­ют субъективно-личностные (мотивы) и объективно-значимые (результаты) элементы. Этническая ментальность проявляется в доминирующем настроении человека, в характерных особен­ностях мировосприятия, в системе моральных требований, норм, ценностей и принципов воспитания, в формах межличностных взаимоотношений, в конкретных фактах самооргани­зации этноса.



*Под установкой понимается готовность, предрасположенность субъ­екта, возникающая при предвосхищении им появления опреде­ленного объекта и обеспечивающая устойчивый целенаправлен­ный характер протекания деятельности по отношению к данному объекту

 

Например, индивидуализм и предпринимательский дух аме­риканцев сформировались в историческом процессе развития этой страны, в ее сложной этнической и географической струк­туре. Важную роль в этнопсихологии играет «ментальный ин­струментарий», то есть понятия и категории этнокультуры — языки, обряды, обычаи, верования, магия, мифы, искусство, мораль. Анализ мифологии, фольклора, архетипов и установок коллективного подсознательного дает возможность изучить ценностно-смысловые образования этнических субъектов, так как именно они оказываются определяющими в структуре этничес­кой ментальности. Ментальность выступает целостным выражением духовных направлений, которые не сводятся к сумме форм общественного сознания (религии, искусства), а являют­ся специфическим отображением действительности, обуслов­ленным процессом жизнедеятельности этноса в определенном географическом, историческом и культурном пространстве. Эт­ническая же ментальность по своей сути есть система образов, представлений, стимулирующих и регулирующих поведение в данных культурных и социальных условиях. Характерные пси­хологические черты этнических субъектов зафиксированы в их ментальности, по которым соответственно можно судить об их историческом и социальном процессе формирования. Этничес­кая ментальность на современном этапе обретает самостоятель­ность и нередко становится определяющим социально-психо­логическим фактором, обусловливающим общественно-политические процессы и процессы этногенеза в большинстве стран — республик бывшего СССР. Роль ментальности в этно­се состоит в ориентации представителей этноса на определен­ное поведение, ценности, мировоззрение и носит мировоззренческо-практический характер.

Становление и развитие менталитета принято рассматривать в двух аспектах: филогенеза и онтогенеза. Филогенез — это из­менения психики человека, произошедшие в ходе биологичес­кой эволюции под влиянием условий жизни. Рассматривая раз­витие менталитета в онтогенезе, то есть в индивидуальном раз­витии какого-либо организма от зарождения до конца жизни, можно выделить внутренние и внешние факторы-условия.

Внутренние факторы определяются филогенетическим насле­дием, проявляющимся в форме врожденной интроверсии* выс­ших психических функций в восприятии окружающей действи­тельности, в тенденции доминирования эмоций и чувств над волей и интеллектом. С другой стороны, одними из факторов являются объем и глубина жизненного опыта как результата про­цесса обучения, что в свою очередь влияет на уровень самоакту­ализации, то есть стремления человека к наиболее полному вы­явлению и развитию своих индивидуальных возможностей. Про­цесс развития менталитета у отдельного индивида зависит от особенностей психических процессов или психических функ­ций (память, эмоции, чувства, мышление, эмпатия, волевой момент), интегрирующих физический, интеллектуальный и ду­ховный потенциал личности.

* Под врожденной интроверсией понимается психологическая установ­ка индивида, сформированная генетически с момента рождения. Данная установка не может быть изменена под воздействием внеш­них и внутренних факторов.

 

К числу внешних факторов необходимо отнести: семейные традиции; содержание и формы взаимодействия индивида с ре­ферентной группой; содержание и формы взаимодействия индивида с исходным контактным коллективом в детском саду, школе; содержание и формы взаимодействия с педагогическим коллективом; содержание и формы взаимодействия со средства­ми массовой информации.

Исследователи национальной ментальности считают, что для украинцев приоритетными являются отношение к земле как к Родине-матери, к своим культурно-историческим ценностям, толерантность к другим культурам, религиям, свободолюбие, стремление к «чистоте крови», преимущество чувственности над рациональностью. Такого мнения придерживались И. Мирчук, М. ШлемкевичиД. Чижевский.

Украинский менталитет характеризуется, с одной стороны, доминированием эмоций и чувств над волей и интеллектом, а с другой — индивидуалистическим кодом ценностей, который стимулирует мотивацию достижений, личную независимость, автономность, стремление опираться только на coбcтвенные силы, уверенность.

Опираясь на социально-психологические исследования ис­тории и культуры украинского народа и труды М. Грушев­ского, Н. Костомарова, А. Кульчицкого, В. Липинского, мож­но сделать вывод, что для менталитета украинского народа ха­рактерны четыре системообразующих признака:

• интровертность высших психических функций в воспри­ятии окружающей действительности, выражающаяся в кон­центрации на фактах, проблемах внутреннего, личностно-индивидуального мира;

• проявление сентиментальности, чувственности, эмпатии, любви к природе, красочного эстетизма народного быта;

• анархичный индивидуализм, проявляемый в различных формах опосредованного стремления к личной свободе с от­сутствием организации, стойкости и дисциплины;

• доминирование эмоций и чувств над волей и интеллек­том в отношении к экзистенциальному значению.

Такую характеристику украинского менталитета в общем виде мы находим на страницах литературных источников. С ней можно не согласиться, говоря о менталитете украинцев в со­временных исторических условиях, однако одно становится абсолютно ясным — менталитет является сложной иерархичес­кой системой, определяющей направленность человека, отдель­ных социальных групп, наций в социуме, их цели и мотивы жизнедеятельности.

Таким образом, украинский народ имеет для своей терри­тории свой собственный действующий внутренний и иностран­ный географический, исторический, этнографический и поли­тический «паспорт» с именем Украины и украинского народа

Психологическая сущность и содержание национального характера

Национальный характер — это компонент психического склада нации, который определяется как система отношений конкретной этнической общности к различным сторонам окру­жающей действительности, закрепившаяся и проявляющаяся в устойчивых стереотипах мышления, эмоционального реаги­рования и поведения в целом.

Национальный характер«это сумма признаков, отличаю­щих людей одной от людей другой национальности, комплекс фи­зических и духовных качеств, который отличает одну нацию от другой».* «Характер людей ничем иным не определяется, как их судьбой».**

* Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. — СПб., 1909. – С. 2.

** Там же.

 

Национальный характер, будучи конкретным выражением общего в психическом складе нации, преломляется через осо­бенности проявления в образе жизни этнической общности этого общего особенностями, присущими в большей мере по сравнению с другими нациями. Тогда мы говорим, например, что японцам присуще проявление трудолюбия, чувства долга и т.д. В то же время, как отмечает К.Г. Юнг, у каждой нации существует не только собственная особая психология, но и со­ответственно «психопатология».

«В самом деле, у каждого народа, как и у каждого человека, есть свой характер; и этот общий характер образуется из всех вход­ных черт, которые природа и привычка накладывает на жителей одной страны вопреки всем разъединяющим их отличиям. Так, характер, гений, ум француза слагаются из всего того общего, что имеют разные провинции этого королевства, — отмечает Дидро в труде «История в энциклопедии Дидро и Д'Аламбера». — Жи­тели Гиени и Нормандии во многом непохожи. Тем не менее в них французский гений, который соединяет эти разные провинции в одну нацию и который позволяет с первого же взгляда отличить французов от итальянцев и немцев. Основа характера француза та же, какой ее изобразил Цезарь. Галл быстр в решении, отважен в битве, неудержим в наступлении и легко падает духом».*

* История в энциклопедии Дидро и Д'Аламбера. — Л., 1978. — С. 181.

 

Каждая нация имеет свою специфическую культуру, сис­тему знаков, символов, обычаев и т.д. Но как связано все это с индивидуальной психологией? Из факта существования на­циональной культуры еще не вытекает, что и каждый отдель­ный человек принадлежит к данной нации, обладает опреде­ленным набором национально-специфических свойств. И если такие свойства существуют, то как складывается и каким пу­тем передается эта общность из поколения в поколение? Име­ет ли она биогенетические или только социально-историчес­кие основы?

В повседневном сознании наличие психологических разли­чий между народами, безусловно, не вызывает сомнений. Пунк­туальность, по мнению профессора И.С. Кона, высоко цени­мая в Германии или Голландии, сравнительно мало значит в Испании и еще меньше в странах Латинской Америки и Аф­рики. Североамериканцы запросто зовут друг друга по имени, но это вовсе не означает дружбы или интимной близости, ка­ковые такое обращение предполагало бы в Западной Европе. Национальные особенности ярко проявляются в искусстве, особенно народном. Люди обычно без особых затруднений пе­речисляют черты, типичные, по их мнению, для разных на­родов. Но часто подобные характеристики расплывчаты, а то и вовсе произвольны.

«Посмотрите, — писал Н.В. Гоголь, — народные танцы яв­ляются в разных углах мира: испанец пляшет не так, как швей­царец, шотландец, как теньеровский немец, русский не так, как француз, как азиат. Даже в провинциях одного и того же госу­дарства изменяется танец. Северный русс не так пляшет, как малороссиянин, как поляк, как финн; у одного танец говорящий — у другого бесчувственный; у одного бешеный, разгульный — у дру­гого спокойный; у одного напряженный, тяжелый — у другого лег­кий, воздушный. Откуда такое разнообразие танцев? Оно роди­лось из характера народа, его жизни и образа занятий. Народ, проведший горделивую и бранную жизнь, выражает ту же гордость в своем танце; у народа беспечного и вольного та же безгранич­ная воля и поэтическое самозабвение отражаются в танцах; на­род климата пламенного оставил в своем национальном танце ту же негу, страсть и ревность».*

* Гоголь Н.В. Полн. собр. соч. В 8 т. –Л., 1962. –Т. 8 –С. 184-185.

 

Однако чем можно научно объяснить особенности нацио­нального характера? Хотя национальный колорит характерен для многих элементов, форм во всех видах искусства, его ин­тенсивность и определенность далеко не тождественны. Отчет­ливо различаются, например, интонационный строй русской песни и итальянской, мотивы украинского орнамента и индий­ского, но в то же время не существуют такие понятия, как «русский рисунок», «украинская гармония», «немецкий коло­рит» Как отмечал К. Леонтьев, «истинная самобытность (в том числе национальная) в истоках — многонациональна».*

* Леонтьев К. Национальная политика как орудие всемирной рево­люции // Наш современник. — 1987. — № 7. — С. 161.

 

Очень трудно определить, какие именно этнопсихологические особенности скрываются за определенными элементами художественной формы. В связи с этим интерпретация нацио­нальных особенностей искусства обычно сводится к относи­тельно общим замечаниям, впечатлениям, образам, не всегда выражаясь в строгих научных понятиях.

Европейца, впервые попавшего в Японию, поражает и даже шокирует, что японец улыбается не только когда ему весело, но и когда ему делают выговор или когда он сам сообщает вам печальную новость, например о смерти ребенка. Неопытный человек нередко видит в этом проявление бездушия, наглости и цинизма. На самом же деле улыбка просто имеет здесь иное символическое значение: она призвана смягчить тяжелую си­туацию, подчеркнуть готовность человека справиться с ней и т.д. Понять это многообразие символов, жестов, реакций не так просто.

По мнению И.С. Кона, распространенные в обыденном сознании стереотипные представления о психологических свой­ствах и культуре разных народов всегда имеют ценностный, оценочный характер и соотносятся, осознанно и неосознанно, с какими-то представлениями об особенностях своего собствен­ного народа и его культуры.

Французский философ М. Монтень писал по поводу рас­пространенных в его время взглядов на «варварские» народы, что «в этих народах, согласно тому, что мне рассказывали о них, нет ничего варварского и дикого, если только не считать варварством то, что нам непривычно. Ведь, говоря по правде, у нас, по-видимому, нет другого мерила истинного и разумного, как слу­жащие нам примерами и образцами мнения и обычаи нашей стра­ны».*

* Монтень М. Опыты: В 3-х т. – М., 1954. – Т. 1. – С. 265.

 

Известный социолог Эмиль Дюркгейм по поводу националь­ного характера писал, что каждый индивид обладает двумя сознаниями — одно вмещает состояние, присущее индивиду, другое — группе индивидов, однако эти два состояния имеют определенные сходства, связывающие индивида с обществом. Это так называемое «общество внутри нас», существующее в виде однотипных для людей одной и той же этнической общ­ности реакций на обычные ситуации в форме чувств и состо­яний, что и составляет национальный характер. Этот характер является частью нашей личности. Этнопсихология изучает яв­ление национального характера, определяя его иногда терми­нами «модальной личности» или «базовой структуры лица», понятие которых впервые было дано Д. Левинсоном.

Черты национальной психологии разделены между ее пред­ставителями неравномерно, от наличия в определенной степе­ни всех этих черт до полного их отсутствия, в связи с чем при­ходится искать наиболее характерные качества психологии на­ции, анализируя ее традиции, обычаи, верования, историю и естественные условия жизни.

«Тысяча французов, тысяча англичан, тысяча китайцев, взя­тых случайно, конечно, должны отличаться друг от друга, — писал Г. Лебон, — однако они обладают в силу наследствен­ности их расы общими свойствами, на основании которых мож­но воссоздать идеальный тип француза, англичанина, китайца, аналогичный идеальному типу».*

* Лебон Г. Психология толп. — М., 1998. — С. 22

 

Интерес представляют размышления Гегеля о характерах народов. Так, он выступает против отождествления понятий характера и темперамента, утверждая, что они различны по содержанию. Если характер имеет общие черты среди этносов, то темперамент — индивидуальная черта каждого человека. Хотя мы часто констатируем на бытовом уровне, например, «горя­чий» темперамент представителей кавказского. Любопытной представляется и идея Л.Н. Гумилева относительно того, что у представителей одного этноса движение биотоков настроено одинаково, в связи с чем это притягивает членов данного этноса одного к другому.

Народы видоизменяются в зависимости от места, времени существования и внутреннего характера их представителей. Всякий народ, по мнению Иоганна Готфрида Гердера, несет на себе печать соразмерности своего, присущего только ему и несопоставимого с другими совершенства. Чем чище и прекрас­нее достигнутый народом максимум, тем прочнее существо­вание народа, тем ярче сияет образ народа в человеческой истории. Однако для достижения народом такого величия со­вершено не обязательно иметь многовековую историю. Если проследить исторический путь народов, то нам станет ясно, насколько они различны и насколько эти различия зависят от времени, места и прочих обстоятельств, а также цели всех их устремлений. Целью китайцев, например, была тонкая мораль и учтивость, целью индийцев — некая отвлеченная чистота, тихое усердие и терпеливость, целью финикийцев — море­плавание и торговля. Вся культура греков, особенно афинская культура, была устремлена к максимуму чувственной красоты — и в искусстве, и в нравах, и в знаниях, и в политическом строе. Спартанцы и римляне стремились к доблестям героического патриотизма, любви к отечеству, но стремились по-разному. Поскольку во всех подобных вещах главное зависит от време­ни и места, то отличительные черты национального характе­ра народов невозможно приравнять.*

* См.: Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. — М., 1977.

 

Таким образом, психический склад нации как сочетание национального самосознания, чувства и характера носит ис­торический характер и изменяется с изменением условий жиз­ни. Национально-психологические особенности проявляются по-разному у различных классов, социальных слоев, групп. Однако при рассмотрении конкретных черт и особенностей психического склада нации достаточно сложно придерживаться упоминавшейся ранее трехзвеньевой структуры, тем более что в повседневной жизни эти особенности проявляются в устоявшихся поведенческих стереотипах, в привычном образе дей­ствий в той или иной обстановке, что в большей степени от­носится к национальному характеру. В конце концов, «индиви­дуальные отличия редко повторяются, а потому и ускользают от нас; и вскоре мы не только умеем различать с первого взгляда англичанина, итальянца, испанца, но начинаем замечать в них из­вестные моральные и интеллектуальные особенности, которые составляют как раз те основные черты».*

* Ле Бон Г. Психология толп. — М., 1998. — С. 22.

 

Принцип равенства всех народов и наций вовсе не означа­ет их одинаковости и тождественности. Именно многообразие наций и народностей делает их общение друг с другом таким плодотворным и необходимым для общеисторического разви­тия. Развиваясь в неодинаковых природных, социальных, культурных условиях, различные народы аккумулировали большое многообразие типов характера, складов мышления, форм по­ведения, каждый из этих компонентов более или менее соот­ветствовал породившим его условиям.

Противоречия в проблеме национального характера часто возникают из-за непонимания диалектики общего, особенного и единичного. Раскрыть психологию, характер народа — значит раскрыть его наиболее значимые социально-психологические черты. Ни одна из этих черт, взятая в отдельности, не являет­ся и не может быть абсолютно уникальной. Какое бы конкрет­ное качество, будь то темперамент или ценностная ориента­ция, мы ни взяли, оно никогда не будет уникальным. Уникаль­на структура психологических особенностей нации. Но все эле­менты, входящие в эту структуру, являются общими. Это ка­сается не только нации, но и индивидов. Каждый человек, взятый в отдельности, неповторимо своеобразен. Однако опи­сать его индивидуальность можно только при помощи ряда общих понятий, описывающих свойства, присущие не только этому человеку, но и многим другим. Сравнение как индиви­дов, так и народов проводится главным образом по степени выраженности у них тех или общих черт и качеств. Но чтобы сравнение было объективным, нужно постоянно учитывать его масштаб, а следовательно, относительность любых этнопсихологических характеристик.

Утверждения относительно национальных особенностей, высказанные в абсолютной форме, без указания того, с кем сравнивается данный народ, порождают только недоразуме­ние. Не будем, однако, касаться сложных морально-психоло­гических качеств, которые могут вызвать споры. Возьмем про­стейшее утверждение: «немцы — блондины». Правильно ли это суждение? И да, и нет. Если утверждается, что все немцы или хотя бы их большинство являются блондинами, то это суждение ложно, блондины составляют меньше половины насе­ления Германии. Однако в нем содержится доля истины в том смысле, что среди немцев гораздо больше блондинов, чем среди французов, итальянцев или испанцев. В связи с этим по сравнению с другими народами немцы кажутся блондинами. Это сравнение присутствует в любых этнических стереотипах.

Социально-исторический характер национальной психоло­гии особенно иллюстративно проявляется при изучении соци­альных установок и ценностных ориентаций, например в отно­шении к труду. Все ли народы одинаково трудолюбивы? По­добная постановка вопроса ненаучна. Дело в том, что не существует такого народа, который бы не трудился. Однако виды тру­довой деятельности, роль и место труда в системе социальных ценностей различны.

Специфические особенности национальной психологии, выражаемые в отдельных, присущих каждой нации чертах, являются продуктом определенных исторических условий и культурных влияний. Они порождены конкретными историчес­кими условиями и изменяются вместе с ними. В дальнейшем эти черты закрепляются в соответствующих стереотипах, кото­рые также изменяются вместе с возникающими исторически­ми условиями.

История каждого народа сложна и противоречива. Не менее сложен и противоречив характер каждого отдельного народа: он складывается на протяжении веков под влиянием геогра­фических, климатических, социально-политических, экономи­ческих и иных факторов-обстоятельств, в связи с чем облада­ет весьма устойчивыми свойствами. Но если национальный характер невозможно изменить при помощи административ­ных мер либо просветительными средствами, то в силу исто­ричности своего образования он может изменяться, трансформироваться вместе с изменением общественного и государ­ственного устройства общества.

Эту противоречивость по-своему интерпретировал А. Гит­лер в своей книге «Майн Кампф»: «По своей природе и миро­воззрению, — писал он, — народ в подавляющем большинстве настолько женственен, что его мысли и поступки определяются эмоциями и чувствами в значительно большей мере, чем довода­ми здравого смысла. Душа народа в высшей степени проста и цельна. Для нее не существует множества оттенков. Она не признает никакой половинчатости. Для нее существует толь­ко настоящее и ненастоящее, любовь и ненависть, правильное и неправильное, правда и ложь».*

* Цит. по: Райх. В. Психология масс и фашизм. — СПб., 1997. — С 76.

 

Попытки классификации народов по психологическим функциям были предприняты К.Г. Юнгом, который считал, что «индивидуумов можно различать самым общим образом не только по универсальному различию экстраверсии и интроверсии, но и по отдельным основным психическим функциям, а именно, в такой же мере, как внешние обстоятельства и внутреннее пред­расположение вызывают господство экстраверсии и интроверсии, они благоприятствуют также господству в индивидууме опре­деленной основной функции».* Основными функциями, которые существенно отличаются от других психических функций, яв­ляются мышление, эмоции, ощущение и интуиция. Если при этом обычно доминирует одна из перечисленных функций, то появляется соответствующий психологический тип. Поэтому К.Г.Юнг различал мыслительный, эмоциональный, сенсор­ный и интуитивный типы. Каждый из этих типов может быть интровертированным или экстравертированным в зависимос­ти от поведения по отношению к объекту. Классификация пси­хологических типов, предложенная К.Г. Юнгом, на мой взгляд, может быть соотнесена с этническими общностями, так как психология самой этнической общности слагается из психоло­гии отдельных ее индивидов. Продолжая рассматривать концеп­цию К.Г. Юнга, следует отметить, что любой человек, а сле­довательно и любая этническая общность, включает в себя все основные психические функции, однако одна из них всегда является преобладающей, что и придает специфическую осо­бенность их психологии. Исследуя в качестве примера внешние признаки представителей четырех рас (которые в большинстве случаев определены внутренним психическим содержанием), можно сделать вывод о том, что ведущей функцией, например, негроидной расы являются эмоции, для чего достаточно вспом­нить большой рот, зажигательные ритуальные танцы негров, быструю перемену их чувств. При этом негроиды — явные эк­страверты, что обнаруживается в их обращенности на окружа­ющий мир. Таковы европейцы, которые, являясь сенсорным типом, по мнению К.Г. Юнга, направляют свою энергию на освоение новых территорий, безудержное развитие научно-тех­нического прогресса, постоянно ускоряющийся темп жизни. Это отличает их от Востока, который К.Г. Юнг определяет как интровертированную расу, направленную на свой внутренний мир Для этого достаточно вспомнить все грандиозные архитек­турные проекты Востока: Великую китайскую стену, Шведагон, храмы Пагана и Ангкора, а также относительную безбо­лезненность многовековой самоизоляции Японии. При этом монголоидам присуща, как правило, в качестве основной пси­хической функции, интуиция. Об этом свидетельствует мнение о безошибочном «чутье» японских предпринимателей на рын­ке сбыта.

Юнг К.Г. Психологические типы. — М., 1996.

 

Психологические особенности народов, подобно физичес­кому типу, принадлежат к признакам устойчивым, и мож­но, по мнению профессора И.А. Сикорского, вообще принять как принцип, что основные психические черты антрополо­гически изначальной расы удерживаются долго и прочно в производных народах. Поэтому современные народы, как правило, не составляют антропологически однородной нации. Например, в состав французского народа, как уже отмечалось, входят кельты, галлы и германцы, различающиеся по этни­ческим признакам. В Германию же, кроме собственно герман­ского племени, вошли кельтские, славянские и финские эле­менты.

Эти противоречивые черты не только воплощаются в раз­ных людях (почему никогда нельзя принимать отдельную лич­ность, даже самую выдающуюся, за воплощение национального характера). Меняющиеся исторические условия способ­ствуют преимущественному проявлению, а следовательно, и закреплению одних черт в ущерб другим. Качества, которые были традиционными для народа на протяжении ряда поко­лений, в последующих поколениях могут ослабляться или ис­чезать. Являясь историческими, они изменяются, трансформи­руются вместе с общественным строем. Нет ничего более лож­ного и вредного, чем превращение этих качеств в некую фа­тальную силу, предопределяющую судьбу народа.

В истории развития этнопсихологии интерес представляет оценка исследователями украинского народа. Они выделяют такие характерные черты наших соотечественников, как лю­бовь к простору и свободе, высоко развитые личностные ка­чества, проявляющиеся в чувстве собственного достоинства, независимости, индивидуализме. Множество авторов подчер­кивали демократизм украинцев, их музыкальные способнос­ти, народные песни, особенное отношение к природе, кото­рое пронизывает украинский фольклор.

Попытка характеристики украинской психики была пред­принята Д. Чижевскимв его труде «Очерки по истории фило­софии в Украине».* Здесь очевиден «романтический» взгляд на нацию. К характеристике национального типа, по его мнению, существуют три подхода:

• исследование народного творчества;

• анализ ярчайших исторических эпох и периодов данно­го народа;

• характеристика наиболее значительных, «великих», вы­дающихся представителей данного народа.

*

 

Принимая во внимание эти подходы, он утверждает, что для украинцев характерны эмоциональность, сентименталь­ность, чувственность и лиризм, наиболее ярко отражающие­ся в народной жизни и обрядах, своеобразии украинского юмора.

Национальными чертами украинцев в позитивном плане являются трудолюбие, гостеприимность, стремление к обра­зованию, статичность в семейных отношениях, стремление к

духовной жизни, уважение старших, мужество, здоровый оп­тимизм, стремление к независимости, универсальность.

Универсальность украинского народа была сформирована общественно-политическими условиями развития. Однако сле­дует иметь в виду, что характер украинского этноса является синтезом нескольких народов, что усложняет выделение этни­ческих компонентов в его психологии

Среди негативных черт национального характера украинцев необходимо выделить взаимное непонимание, склонность к анархизму, несогласованность между словами и делами, нео­пределенность, обособленность, мечтательность, импульсив­ность, индивидуализм.

По мнению многих современных исследователей, одной из характерных черт украинской души является интровертность. Именно это и определяет высокий уровень индивидуализма Однако, используя классификацию К.Г. Юнга, интровертными являются народы Востока, что не находит объяснения в происхождении народа и не может быть объяснено изменени­ями, вызванными периодом татарского ига. Поэтому вопрос о психической установке украинцев подлежит дальнейшему ис­следованию.

Необходимо также подчеркнуть, что национальный харак­тер не может сводиться к какой-либо одной доминирующей черте и необходимо избегать акцентуации и абсолютизации в характеристике национальной психологии какого бы то ни бы­ло народа тех негативно оцениваемых нами психологических черт, которые являются результатом адаптации.

Изучение и учет национальных особенностей человеческой психологии имеют сегодня важное практическое значение в выработке программ по предотвращению межнациональных конфликтов.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...