Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 9. От речи к тексту. Перед тем как обратиться к анализу знаний, сконструированных во вза­имодействии в процессе интервью



Глава 9.

От речи к тексту

Перед тем как обратиться к анализу знаний, сконструированных во вза­имодействии в процессе интервью, рассмотрим расшифровку интервью. Расшифровка — это не только техническая работа, сама по себе она являет­ся процессом интерпретации. В то время как взаимодействие в ситуации интервью широко освещено в методической литературе, переводу интер­вью из устной формы в форму записанного текста уделялось меньше вни­мания. Эта глава посвящена процедуре превращения разговора в нечто до­ступное анализу — записи устного взаимодействия в ходе интервью, их расшифровке и переводу в форму записанного текста, а также использова­нию компьютерных программ для анализа интервью. Практические про­блемы, возникающие при расшифровке, приводя к теоретическим вопро­сам о различиях между устной и письменной речью, в свою очередь, ведут нас к осознанию роли языка в исследованиях с помощью интервью, кото­рой не уделялось должного внимания.

Запись интервью

Методы записи интервью для документирования и последующего ана­лиза включают аудиозапись, видеозапись, запись от руки и запоминание. Сегодня для этого обычно применяется диктофон. В этом случае интер­вьюер может позволить себе сосредоточиться на теме интервью и динами­ке взаимодействия. Слова, тон, которым они произносятся, паузы и тому подобное запечатлеваются навсегда, и потом к ним можно снова и снова возвращаться, чтобы еще раз прослушать. Однако аудиозапись дает внекон-текстную версию интервью: она не содержит визуальных компонентов си­туации — ни обстановки, ни мимики, ни жестов участников разговора.

Видеозапись фиксирует визуальные аспекты интервью. Записывая ми­мику и позы, видеозапись обеспечивает более широкий контекст для интер­претации, чем аудиозапись. Видеозапись дает уникальную возможность для анализа межличностного взаимодействия в интервью — именно это приве­ло к широкому использованию видео в исследованиях и обучении терапии.

Большое количество информации делает анализ видеозаписи очень длительным процессом. Для большинства проектов исследовательских ин­тервью, особенно для тех, где интервью предполагается много, а также для тех, где основной интерес представляет содержание сказанного, ана-

лиз видеозаписей слишком обременителен. Видеозаписи полезны для обу­чения интервьюеров, они дают им возможность осознать свою мимику и жесты во время интервью, особенно те, что способствуют или препятству­ют общению. То же самое можно сказать о более тонких способах под­крепления определенных видов ответов с помощью кивков, улыбок и поз, которые интервьюер может не осознавать и которые не фиксируются дик­тофоном.



Следует заметить, что включение видеоряда не решает проблемы объективного представления ситуации интервью. Современные исследова­тели, использующие видео, хорошо осознают конструктивную природу своих материалов, являющихся результатом многих выборов, которые де­лает исследователь, — углов, кадрирования, освещения, последовательно­сти кадров и др. (см., например, Harel, Papert, 1991).

Интервью также можно зафиксировать, используя субъективное вос­приятие интервьюера, его воспоминания, полагаясь при этом на его эмпа-тию и память — записывая основные моменты интервью после сессии, пользуясь заметками, сделанными во время интервью, или без них. Очевид­но, что памяти можно доверять не во всем, и при анализе надо учитывать, например, то, что детали быстро забываются или что память обладает из­бирательностью. Однако непосредственные воспоминания интервьюера содержат визуальную информацию о ситуации, а также впечатление об ат­мосфере и личностном взаимодействии, которые по большей части теряют­ся при аудиозаписи. Активное слушание интервьюера и его воспоминания могут в идеале служить еще и как селективный фильтр, сохраняющий толь­ко те смыслы, которые необходимы для предмета и целей исследования.

Хотя сейчас воспоминания часто ругают как субъективный метод, изо­билующий отклонениями, ими не следует пренебрегать, так как воспоми­нания являются основной эмпирической базой психоаналитической теории, основанной на эмпатическом слушании терапевта и его воспоминаниях о терапевтическом интервью. 3. Фрейд разрабатывал теорию психоанализа, когда диктофонов еще не было. Он воздерживался от записей в течение пси­хотерапевтической сессии, с неослабевающим вниманием слушал, следил за смыслом того, что говорилось, и делал записи сразу после сессии (Freud, 1963). Этот тип сосредоточенности основан на активном слушании в тече­ние сессии, он требует сензитивности и тренировки. Современные интер­вьюеры-исследователи могут и не обладать такими качествами, используя в качестве реальных данных записи и расшифровки. Можно даже предполо­жить, что если бы диктофоны существовали во времена Фрейда, то психо­аналитическая теория и не пошла бы дальше бесконечного цитирования слов пациента, а психоанализ так и остался бы достоянием узкого кружка





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...