Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 9. От речи к тексту



1 h

решений: нужно ли расшифровывать высказывания дословно, слово за сло­вом, включая частые повторения, или интервью должно быть превращено в более формальный письменный текст? Воспроизводить ли дословно все интервью, или расшифровщику нужно сократить и подытожить некоторые его части, не содержащие информации, соответствующей целям исследова­ния? Нужно ли фиксировать паузы, интонационные ударения и выражения эмоций — такие, как смех и вздохи? И если паузы учитываются, то насколь­ко подробно их нужно фиксировать?

На эти вопросы не существует корректных стандартных ответов, они зависят от того, как исследователь намерен использовать расшифровку. Одна из возможных линий редактирования, справедливая в отношении рес­пондентов, — представить себе, как бы они сами хотели сформулировать свои ответы в письменной форме. Тогда расшифровщик от лица респонден­та переводит его стиль устной речи в письменную форму в соответствии с основным способом выражения данного конкретного респондента. Сте­пень детализации расшифровки будет зависеть от того, кто и как намерева­ется ее использовать; например, что касается пауз, то в некоторых случаях достаточно просто отметить «короткая пауза» или «длинная пауза», тогда как для детального социолингвистического анализа длительность пауз нужно фиксировать в миллисекундах.

Выбор вида расшифровки зависит от аудитории, которой намеревают­ся представить текст. Исследователю, чтобы помочь ему вспомнить интер­вью? Респондентам, чтобы подтвердить, что их взгляды переданы в интер­вью адекватно, а может быть, и для того, чтобы пригласить их расширить сказанное? Исследовательской группе для подробного анализа интервью, или критически настроенным коллегам, стремящимся проверить материал, на котором исследователь строит свои заключения? Или широкому читате­лю, ждущему от интервью иллюстраций конкретных случаев из жизни?

Выбор вида расшифровки зависит и от ее предполагаемого использова­ния. Если исследователю нужно дать некоторое общее представление о взглядах респондента, то допустимо перефразировать и сокращать выска­зывания. Если же анализ будет проводиться в форме категоризации или конденсации общего смысла сказанного, то расшифровку желательно не­сколько подредактировать. Однако если расшифровка служит материалом для социолингвистического или психологического анализа, она должна быть детальной и дословной. Даже многочисленные «хм» обычного разго­вора, которые раздражают при чтении расшифровки, могут пригодиться для дальнейшего анализа. Например, можно выяснить, являются ли «хм» интервьюера селективно прослеживающими ответ и таким образом под­крепляющими определенные виды ответов собеседника. Кроме того, если



предполагается психологическая интерпретация, то фиксировать нужно еще и эмоциональный тон беседы. В этом случае именно паузы, повторе­ния и тому подобное могут дать важный материал для интерпретации.

В исследовании В. Якобсена (Jacobsen, 1981), посвященном социаль­ной адаптации в университете студентов-языковедов (датский язык), и сту­дентов-медиков к их профессиям, интервью расшифровывались дословно, с сохранением всех «хм», «правда ведь?» и тому подобного. Якобсен под­считал использование этих «прокладок» у «датчан» и медиков соответ­ственно, и обнаружил, что «датчане» используют «правда ведь?» заметно чаще. Вместе с другими признаками он проинтерпретировал этот факт как присущий гуманитариям, исходя из того, что в этой субкультуре основной упор делается на диалог и попытки получить от собеседника подтвержде­ние своей интерпретации, включая обращения к собеседнику типа: «Не правда ли?». Напротив, для медиков более характерны лекции — то есть монологичные, авторитарные высказывания не подлежащих обсуждению истин.

Вопрос степени детализации расшифровки можно проиллюстрировать отрывком разговора о соперничестве из-за оценок, в чем многие ученики сознаются с трудом, так как это в Дании считается нехорошим поведением.

Интервьюер:Наличие оценок влияет на отношения между учениками? Ученик:Нет, нет — нет, никто не смотрит свысока на тех, кто получает

плохие оценки, это не так. Я в это не верю: ну, может, кто-то так и

делает, но не я.

Интервьюер:Это значит, что в классе нет соперничества? •

Ученик:Правильно. Нету.

На первый взгляд, этот школьник говорит, что никто не смотрит свысо­ка на учеников с низкими оценками, и подтверждает вывод интервьюера о том, что в классе нет соперничества из-за оценок. Если прочесть этот отры­вок критически, то можно прийти к противоположному выводу — мальчик сам вводит в разговор сообщение о том, что на учеников с низкими оцен­ками смотрят свысока: отрицая сначала существование этого, он в несколь­ких строчках своего высказывания повторяет отрицание тремя «нет» и четырьмя «не». Многократное отрицание того, что на других учеников смотрят свысока, может (при увеличении количества отрицаний) внезапно привести к качественному изменению для читателя, и высказывание при­обретет смысл прямо противоположный высказанному. Если бы приведен­ный выше отрывок не был расшифрован дословно, а был бы кратко пере­сказан, например, так: «Никто не смотрит свысока на тех, кто получает





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...