Главная Обратная связь

Дисциплины:






Часто III. Семь этапов исследований с помошью интервью



Определение предмета исследования и целей интервью можно продол­жить и дальше, разработать еще глубже или вообще сделать по-другому, не так, как здесь. Важно лишь, чтобы «что» и «зачем» исследования были ясны еще до того, как выбран метода анализа.

Технический акцент «вопроса о 1000 страниц» на «как» можно пере­формулировать следующим образом: «Как мне действовать, чтобы выяс­нить, что говорит мне интервью о том, что я хочу знать?».

«МЕТОД» ПРОТИВ ЗНАНИЯ

На методический аспект «вопроса о 1000 страниц» невозможно отве­тить из-за формы самого вопроса. Не существует стандартных методов, нет via regia*, который позволил бы получить сущностные смыслы и глубоко скрытые значения того, что было сказано в интервью.

Требование метода может быть порождено акцентом на технологич­ность и надежность за счет знания и валидности. Поиск техник анализа может быть поиском «технологической палочки-выручалочки» для выпол­нения исследователем своей задачи анализа и конструирования смысла.

Не существует стандартных методов анализа текста, которые бы соот­ветствовали множеству доступных техник статистического анализа. Час­тично это объясняется тем, что качественный анализ сравнительно молод, и тем, что в общественных науках в этой области мало междисциплинар­ных связей. Однако дефицит стандартных технологий качественного ана­лиза может объясняться также богатством и сложностью самого предмета. Все-таки общие подходы к анализу качественного материала, включая и различные технические процедуры, существуют. В следующей главе будут описаны пять подходов к анализу смысла интервью: категоризация, конден­сация, нарративное структурирование, глубинная интерпретация и ситуа­тивные тактики порождения смысла.

Кроме того, вопрос о методе также может относиться к получению ре­зультатов, обладающих интерсубъектной надежностью. Далее, этот вопрос касается того, как разные читатели могут приходить в процессе анализа к одному и тому же смыслу, а это может быть отражением общей озабочен­ности тем, что количество интерпретаций в качественных исследованиях соответствует количеству интерпретаторов. При использовании определен­ного метода с определенной целью (например, категоризации высказыва­ний респондента для сравнения отношения к проблеме разных групп лю-

* королевский путь (лат.)

Глава IO. «Вопрос о IOOO страниц»

пей) желательна высокая интерсубъектная воспроизводимость категориза­ции. То есть результаты сравнения не должны меняться в зависимости от того, кто делал категоризацию ответов в группе. Однако жесткие требова­ния к интерсубъектной надежности для всех форм анализа интервью могут привести к тирании наименьшего общего знаменателя: если интерпрета­цию считать надежной только в том случае, когда ее может подтвердить каждый, то такой критерий может привести к тривиальности интерпрета­ции. Здесь снова можно привлечь консенсуалистскую концепцию истины: наблюдение или истолкование считается валидным только в том случае, если любой может повторить его, независимо от качества наблюдений и ар­гументации.



Акцент на методе (в смысле стандартных процедур или интерсубъект­ной надежности) может сопровождаться еще и пренебрежением к знаниям и опыту в процессе анализа интервью. Этот вопрос может предполагать «экстернализацию» интерпретации смысла и сведение ее к фиксирован­ным правилам и критериям, в то время как исследователь должен выхо­дить за пределы метода, развивать свое мастерство, свои знания и умение интерпретировать. Психологические исследования часто склонны в духе эмпиризма полагать наивность наблюдателя и непредвзятость интерпрета­тора условием получения объективных результатов. В противоположность этому, современные взгляды подчеркивают, что предпосылкой валидной интерпретации являются знание предмета и наличие опыта в исследуемой области. Важность общей осведомленности при наблюдениях очевидна для множества разных областей. Когда анализируется интервью с шахма­тистом, то знание исследователем шахмат (причем на более высоком уров­не, чем уровень интервьюируемого) является предпосылкой для того, что­бы исследователь мог увидеть решение, которого не видит его собеседник. В психоаналитической традиции очень долгое время особое внимание уде­лялось подготовке и умению аналитика делать психоаналитические на­блюдения и интерпретации.

Альтернатива методическому акценту «вопроса о 1000 страниц» будет такой: «Как интервью может помочь мне расширить мои знания о явле­нии, которое я изучаю?».

«РАСШИФРОВОК» — БЕРЕГИСЬ!

Не стоит считать, что интервью — это расшифровки: интервью это жи­вой разговор. Берегитесь расшифровок!





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...