Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава II. Методы анализа



истории, рассказанной в ходе интервью, и выявляет ее структуру и сюжет. Если нет спонтанно рассказанных историй, в нарративном анализе можно попытаться создать последовательную историю из множества событий, о которых сообщалось в интервью. Так же как и в случае конденсации значе­ний, нарративный анализ в основном остается в пределах разговорного язы­ка. Нарративное структурирование обычно сокращает текст интервью, од­нако оно же может и расширить текст, разворачивая потенциал, заложенный в простой истории, и превращая ее в более разработанное повествование.

Интерпретация смысла идет от структурирования явных смыслов тек­ста к более глубоким, в той или иной степени спекулятивным интерпрета­циям текста. Примеры интерпретации смысла можно найти в гуманитар­ных областях — например, критические интерпретации фильмов или спектаклей или психоаналитические интерпретации снов пациента. В про­тивоположность категоризации, лишающей высказывания контекста, ин­терпретация воссстанавливает их контекст, помещая их в более широкую систему координат. К примеру, контекстом для интерпретации отдельного высказывания может быть все интервью в целом, а может — целая теория. В отличие от сокращающих текст категоризации и конденсации, интерпре­тация с большой вероятностью ведет к увеличению объема текста, как это было при интерпретации интервью Гамлета (глава 8, «Интервью Гамлета») или «вопроса о 1000 страницах» (глава 10).

Продуцирование смысла посредством ситуативных приемов представ­ляет собой эклектический подход. Чтобы выявить значения и смыслы раз­личных частей материала, можно использовать многочисленные подходы к тексту интервью, основанные на здравом смысле, как и изощренные мето­ды текстового или количественного анализа. Результат такого смыслопо-рождения может быть представлен в словесной форме, в виде чисел, в ри­сунках и блок-схемах, а также в их сочетаниях.

Теперь мы подробно, на примерах, рассмотрим эти пять подходов к анализу интервью, а более подробные руководства по применению тех или иных техник можно найти в упомянутой выше литературе. Конденсацию смысла можно проиллюстрировать феноменологическим анализом интер­вью, представленного А. Джорджи, а категоризацию значений — анализом интервью из исследования влияния оценок. Нарративный анализ и ситуа­тивный анализ будут описаны очень коротко, но будет дан список литера-ТУРЫ, где эти подходы рассматриваются более подробно. Интерпретация смысла здесь также будет описана вкратце, так как именно она будет основ­ной темой следующей главы.

Часть III. Семь этапов исследований с помошою интервью

Конденсаиия смысла



А. Джорджи применил основанную на феноменологии конденсацию смысла к интервью по поводу обучения, представленному ранее (глава 2, «Исследовательское интервью, посвященное обучению»). Основной целью этого исследования было «...попытаться точно определить, что такое обучение для обычных людей, занимающихся своими повседневными делами, и как со­вершается обучение» (Giorgi, 1975. Р. 84). Методологическая цель проекта со­стояла в использовании феноменологии для качественного исследования: «Мы заинтересованы в том, чтобы показать, что исследование можно про­вести строго и дисциплинированно, не приводя обязательно данные к коли­чественному выражению, хотя и это имеет свою ценность. Основная задача исследования — показать, как можно систематически работать с данными, которые выражены средствами обычного языка» (Там же. Р. 95—96).

В таблице 11.1 представлена конденсация значений первых отрывков из интервью об обучении. «Естественные смысловые единицы» ответов рес­пондента приведены в левой колонке, а их основное содержание — в пра­вой. В этом эмпирическом феноменологическом анализе присутствуют пять стадий. Первая — все интервью читается полностью, чтобы получить о нем общее представление. Вторая — исследователь выделяет из высказываний респондента «естественные смысловые единицы» в том виде, как они были высказаны. Третья — доминирующая в естественных смысловых единицах тема формулируется как можно проще. Здесь исследователь пытается чи­тать ответы респондента без предубеждения и определять тему высказыва­ния с точки зрения респондента, но так, как ее понимает исследователь.

Четвертый шаг состоит в проверке смысловых единиц с точки зрения конкретной цели исследования. Основные вопросы исследования: «Что та­кое обучение?» и «Как совершается обучение?». К содержанию смысловых единиц подходили с точки зрения вопроса: «Что данное высказывание го­ворит мне об обучении?». На пятой стадии существенные, необходимые темы всего интервью связывались воедино в описательное утверждение. Таким образом, метод состоит в конденсации выраженных значений во все более и более сущностный смысл структуры и стиля обучения.

Таблица 11.2 содержит сущностные описания стиля обучения, получен­ные в ответ на вопрос исследователя «Как происходило обучение?». Суш-ностные описания показывают структуру обучения в обыденных ситуаци­ях. Затем Джорджи рассматривает эти структуры в связи со стандартными психологическими теориями учения того времени, долго считавшими меж­личностный контекст обучения несущественным, то есть отвергавшими тот факт, что обучение — это ярко выраженный межличностный феномен-





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...