Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 15. Разговоры об интервью



Интервью антропологические сосредоточены на культуре респондента и используются при записи устных преданий (Tow, 1994). Некоторые при­меры исследовательских интервью, которые включали материальные и со­циальные ситуации респондентов, уже упоминались ранее (например, опи­сание условий жизни мексиканских крестьян О. Льюиса — Lewis, 1964; анализ противоречий в интервью с женщинами, занятыми в промышленнос­ти, о конфликте между их работой и домашней жизнью Р. Беккера-Шмидта — Becker-Schmidt, 1982; анализ ситуации матерей — клиентов службы соци­ального обеспечения Т. Хаган — Hagan, 1986 и мои собственные попытки связать воздействие обучения за оценки с требованиями работы за жалова­нье). Использование терапевтического интервью для исследований показы­вает возможности применения эмпатии и эмоционального взаимодействия для получения важнейших знаний о человеческой ситуации. В современ­ных феминистских исследованиях сделан акцент на том потенциале зна­ния, которым обладают в человеческих взаимоотношениях, включая иссле­довательское интервью, чувства и эмпатия.

Хотя большинство исследователей сегодня ограничиваются беседой в кабинете, они могли бы поучиться у теле- и радиорепортеров, которые проводят интервью в естественной для собеседников среде — на работе или дома. Разговоры, включенные в естественную деятельность по­вседневной жизни собеседника, дают более целостную картину их обыч­ной ситуации, чем интервью в кабинете. Сегодня существует тенденция возвращать знания, полученные в интервью, участникам — обратно в ту самую социальную ситуацию, где они родились. Это относится и к ис­пользованию интервью в оценке систем, и, особенно, к исследованиям действий и феминистским исследованиям, где знания, полученные в ин­тервью, используются для изменения исследуемой ситуации.

Вербальная фиксация исследовательского интервью до определенной степени заменяется видеозаписями, и, таким образом, мы получаем доступ к телесной экспрессии и межличностной динамике взаимодействия. Появ­ление и развитие компьютерных программ для непосредственного анализа аудио- и видеозаписей позволяет перейти от механических расшифровок к прослушиванию самих разговоров. Параллельно с тенденцией задейство­вать нелингвистические аспекты беседы в интервью существует тенденция выходить за рамки наивного использования языка в общественных науках и проводить интервью с ориентацией на социолингвистику. Это предпола­гает еще большее осознание различий между устной речью в интервью и письменной речью анализируемого текста. Постмодернистский анализ лингвистических конструкций социального мира способствовал повыше* нию внимания к центральной роли языка в исследовательских интервью-



Вклад основательной теории Б.Дж. Глазера и Э.М. Страусса (Strauss, Corbin, 1990) в современные качественные исследования показал, что можно сформулировать теории, основанные на эмпирических интервью. В психоаналитической традиции создание новых теорий на базе интервью с пациентами не ограничилось первоначальным вкладом 3. Фрейда на ру­беже веков; его продолжили теории, бравшие начало в терапевтических интервью с авторитарной личностью в 1930—1940 годах и с нарциссичес-кой личностью в 1970—1980 годах. Проблема передачи результатов каче­ственных исследований вышла на первый план в последние несколько лет, вырастая из нарративного подхода, традиций риторики и экспериментов с художественной формой отчета об исследовательском интервью.

Остается рассмотреть вопрос о том, дает ли использование результа­тов исследовательского интервью существенные знания об условиях чело­веческого существования. Возможно, одним из препятствий к получению всеобъемлющих широких знаний является то, что во многих исследова­тельских интервью часто используется индивидуалистичный и жестко ориентированный на практическую тему подход, а само интервью не ис­пользуются в более широких общенаучных исследовательских проектах, имеющих теоретическую основу.

Перечисленные выше критические замечания «изнутри», с моей точки зрения, приложимы к множеству современных исследовательских интер­вью. Однако следует хотя бы кратко показать, что упомянутые недостатки не являются неизбежно присущими методике исследовательского интер­вью. Качественное исследовательское интервью — это специфическая фор­ма беседы, и существуют другие, более подходящие для некоторых упомя­нутых выше проблем подходы. Целостное понимание культурной ситуации лучше всего удается получить в полевых исследованиях и при включенном наблюдении, а не при использовании интервью. Для получения практичес­ких знаний об изменении поведения более адекватно действенное исследо­вание. Знания о глубинных фантазиях и чувствах человека методически и этически доступны только в интенсивном терапевтическом интервью. Не­обходимо подчеркнуть, что эта книга дает «чистый» образ интервью как метода, используемого изолированно. Для получения многогранной карти­ны исследуемого явления часто используется комбинация интервью с дру­гими исследовательскими методами.

В настоящее время наметилась тенденция, которая может сделать уста­ревшей большую часть приведенной «внутренней» критики, — это расту­щая методологическая изощренность и способность по-новому понимать исследовательское интервью. На протяжении всей книги мы упоминали философские взгляды, близкие способу понимания в качественном иссле-

Часть IV. Заключение





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...