Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава написана Томом Экманом



 

Мне приходилось беседовать со многими подростками, но каждый раз я не переставал сомневаться, вполне ли они искренни. Своего сына Тома я знаю достаточно хорошо и уверен, что его слова не подвергаются придирчивой самоцензуре. Вот почему я и попросил его написать эту главу. К этому времени ему исполнилось 14 лет. Подростковый возраст — нелегкий период и для ребенка, и для родителей. И я подумал, что непредвзятый взгляд подростка может предоставить нам уникальную возможность разобраться в непростой проблеме детской лжи.

Я не говорил Тому, о чем ему следует писать. Он к тому времени не читал ничего написанного мною. Я лишь предоставил ему набор вопросов для размышления. Том практически не испытывал никакого влияния с моей стороны, поэтому весьма показательно, что многие его мысли совпадают с моими: стремление избежать наказания — главный мотив лжи как детей, так и взрослых. С точки зрения Тома, причины, по которым способные ребята лгут меньше, также совпадают с ранее приведенными мною данными. Том считает, что подростки нередко лгут ради Охранения в неприкосновенности своей личной жизни. Кроме того, ложь может быть порождена сильным стремлением обрести определенный социальный статус.

Хотя текст мною немного отредактирован, все слова и мысли в нем принадлежат Тому. Я лишь дополнил эту главу некоторыми комментариями.

Вы наверное, согласитесь, что Том неплохо справился со своей задачей. В будущем он собирается стать журналистом. Какие-то его рассуждения, возможно, заставят вас забыть, что эта глава написана четырнадцатилетним пареньком. Но не исключено, что его попытки оправдать детскую ложь напомнят вам о возрасте автора.

Пол Экман

Летом 1986 г. я окончил VIII класс. Вместе с моим другом Люсьеном, который приехал в Америку из Лондона, мы отдыхали в летнем лагере. Лагерь находился в двух шагах от нашего загородного домика; в местечке Инвернесс и работал только в дневное время. Целый день мы проводили на море. А по вечерам все ребята — от 13 до 18 лет — собирались на вечеринки. Мы были среди них самыми младшими. Тем летом мой отец жил в Инвернессе со среды до понедельника; утром во вторник он отправлялся в город и возвращался в первой половине дня в среду. Так что каждый вторник я оставался один. (Мама тогда все время жила в городе, а отец предпочитал Инвернесс, откуда отлучался лишь на сутки в неделю.) Такая ситуация требовала от меня известной ответственности, а я, как оказалось, был слишком мал, чтобы ее нести.

Все началось с того, что однажды я решил собрать друзей во вторник, когда отца не должно было быть дома. Я хотел устроить вечеринку в отсутствие родителей, потому что боялся, что ребята почувствуют себя скованно, особенно в плане выпивки. А я уверен, что родители никогда не позволили бы старшим ребятам принести пиво.



Вечеринка прошла великолепно. Кстати, никто не принес с собой ни капли спиртного. И мне казалось, что все шито-крыто: ничего не было сломано, соседи не жаловались на шум или какие-то беспорядки. Но на следующее утро я почувствовал себя виноватым. Я боялся, что секрет раскроется. Люсьену я сказал, что во всем признаюсь отцу, как только он вернется. Но, когда отец приехал, он был в ужасном настроении: очень много работал и не выспался. Я побоялся признаться сразу, решил — скажу потом, но так и не собрался. Отцу я не сказал ни слова неправды (если не считать того, что во время вечеринки кто-то сломал дорогую статуэтку, и, когда отец спросил, как это произошло, я ответил, что не знаю, несмотря на уверенность, что это дело рук кого-то из гостей).

Прошла неделя, и мне стало казаться, что все сошло гладко, но мои родители неожиданно обо всем узнали от родителей других ребят. Особенно они были рассержены тем, что мои гости рассказывали дома, будто мои родители во время вечеринки были где-то рядом, но не показывались. В наказание мне запретили впредь оставаться дома одному.

Мои родители были поражены. Им казалось, что я не способен на такое. Еще их вывело из себя то, что они сами предложили мне пригласить друзей в их присутствии, а я устроил все тогда, когда их не было. Родителям других ребят стало известно, что двое тринадцатилетних мальчишек на свой страх и риск пригласили в гости целую компанию. Моим родителям от этого было ужасно неловко. В их глазах мои акции резко упали, и я почувствовал, что ко мне уже не будут относиться с тем же доверием, что и раньше. Родителям прежде нравилось, что я умею разумно распорядиться предоставленной мне свободой, но после этой истории они стали проявлять озабоченность тем, что позволяли мне слишком много.

Главное, в чем мы расходились с родителями в оценке моего поступка, — вопрос об утрате доверия. Планируя вечеринку, я, разумеется, предвидел, что может иметь определенные последствия, если я попадусь. Я допускал, что родители будут вне себя от самого факта вечеринки и могут в наказание запретить мне оставаться одному. Но, охваченный предпраздничным возбуждением, я не придал этому большого значения.

Родители же отнеслись к этой ситуации совершенно иначе. Их недовольство тайной вечеринкой не шло ни в какое сравнение с тем гневом, который у них вызвал сам факт обмана. Для них это было куда серьезнее всего остального. Ведь я внезапно сделал то, чего от меня не ожидали, а потом это скрыл. Вот как по-разному родители и дети могут оценивать ложь.

Детская ложь почти не отличается от взрослой. Сказать неправду, чтобы кого-то одурачить, унизить, чего-то добиться или избежать неприятностей, — это характерно и для детей, и для взрослых. Но дети и взрослые по-разному относятся ко лжи. И это зависит от того, какова ложь.

БЕЛАЯ ЛОЖЬ

 

Единственный вид лжи, который безусловно является общим и для детей, и для взрослых, — белая ложь. Так я называю обман, который должен кого-то порадовать или, по крайней мере, не принести огорчения. Такого рода ложь часто произносится для того, чтобы не оскорбить чьих-то чувств. Например, когда вы говорите кому-то, будто вам нравится его костюм, хоть это и не так. По-моему, такая «щадящая» ложь в равной мере свойственна и взрослым, и детям, чего не скажешь об иных ее видах. На мой взгляд, любая ложь, призванная разрядить напряженную ситуацию или доставить кому-то удовольствие, — белая. Например, когда вы скрываете причину своего плохого настроения. Часто я прихожу домой в дурном настроении после каких-то неприятностей в школе и просто не хочу ни с кем разговаривать. Если родители спрашивают, в чем дело, я иногда, чтобы избежать столкновений, отнекиваюсь или ссылаюсь на какую-нибудь несущественную причину. В том, чтобы пойти на такую ложь, нет ничего особенного, но это может оказаться очень серьезным, если тебя разоблачат. Солгать, будто ты уже (к моменту вопроса) выбросил мусор, — пустяк, если только ты не уклоняешься от этого дела постоянно и не лжешь каждый раз по данному поводу. Иначе ложь становится серьезной и может повлечь наказание.

 





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...