Главная Обратная связь

Дисциплины:






Письма, написанные одной бедой 2 страница. Потом выросла, разбираться стала, научилась быть проще, но только внешне



Итак, о себе. Мне 24 года, ему 26. Три года были женаты, год в разводе, сыну 4 года. Оба из бедных семей. Я с детства хлебнула лиха, холод, голод, нищета, соц. неравенство, отца ни разу не виде­ла, рано повзрослела (в гуманитарных науках преуспевала, думаю, за счет философского мышления), озлобилась. В результате услож­ненный характер, недоверие к людям, запоминание обид.

Потом выросла, разбираться стала, научилась быть проще, но только внешне. Вышла замуж, считаю, по любви, цель — крепкая надежная семья, муж — опора и защита, без отца росла, поэтому, как понимаете, муж должен быть всем, во что преувеличенно верила.

Немного о нем. Его мать воспитала пятерых детей, работала од­на, муж — инвалид по зрению, недостаток во всем обострял отно­шения, но культ семьи почитался, авторитет родителей непререка­ем. Сам он оптимистичней меня к жизни относится, полегче, ино­гда раздражает мое болезненное восприятие окружающей среды, даже бывает истерика, мое отношение и вмешивание в несправед­ливость, от чего страдаю сама.

Но человек он подозрительного склада характера, придирчивый по пустякам, чем выводит из себя. Вместе с тем бывает, нежен, лас­ков (в трезвом состоянии). Ссоримся, конечно, но все бы ничего, это мелочь по сравнению с большей бедой. Алкогольный психоз, «замы­кает», как они, пьяницы, выражаются. Я думаю, не вам объяснять, что это случается, когда они теряют разум (Пьяный человек — это не человек, ибо он потерял то, что отличает его от скотины, — разум. Тэн). И не все мужчины таковы, если их не задевать, и они не заде­нут. Есть и такие: как не отнесись к нему, а он без «приключения» не может и доброе слово для него оскорблением покажется.

Если раньше он любил с кем-то покуролесить, то теперь я стала мишенью для его разрядок. И надо быть просто очень уравнове­шенной женщиной, чтобы поддерживать его пьяный «балагур», со­глашаться, улыбаться. Впрочем, нередко начинается с порога: то не встретил»,то тапки не там стоят, то следы под окном (было бы к че­му придраться).

Неурядиц было немало. Снимали времянки. Были трудности, все начинали с нуля. Может, это тоже причина озлобленности, но никак не право на избиение. Год разведены, но стремления друг к другу не утратили. По моим идеализированным понятиям, бить женщину — низость, подлость, кощунство, если хотите. Я никогда с этим не смирюсь, но до сих пор терплю. После очередного «при­ключения», депрессии, мы расстались, чтобы встретиться.

Проходят дни, месяцы, кровоподтеки, утихает боль, появляется ощущение тоски, одиночества, ненужности. И тут его виноватые глаза, понимание этого «замыкания» и, как и я, не находящие вы­хода. (Синтаксис предложения сохранен, как в подлиннике — В.М.). И все сначала.



В результате неврастенический синдром в обостренной форме. Раз травилась, чудом спасли. А есть ли смысл жить, когда все обсто­ятельства против? Когда рушится самый святой идеал — семья? Второго дыхания не будет, и не хочу и не могу начать другую жизнь. Если бы не сын... и жить не стоит. Так теперь и выходит — кто кого.

Но я все же человек здравомыслящий, иесли что от меня зави­сит, рада буду стараться исправить положение. Впрочем я уже сказала, что все зависит от моего благоразумия. Буду чрезвычайно бла­годарна и признательна вам, если заинтересуете, Валентина Дмитриевна, своими рекомендациями исоветом. С уважением С М Л г. Липецк.

Р.С. Кстати, муж тоже прислушался бы к вашему совету.

Комментарий. Читаешь это письмо и не чувствуешь, что супру­ги уже разведены.

Страдания те же, что у невест, что у жен, что у разведенных. Как понимать эти слова: «Надо быть очень уравновешенной женщиной (вариант героини, святой? — В.М.), чтобы поддерживать его пья­ный «балагур», соглашаться, улыбаться»? Наверное, я перечитаю тот лик созависимости, который обозначен как «Жена-угодница».

Зачем же вы считаете, что у вас «идеализированные понятия» о том, что бить женщину нельзя? Обычно люди считают, что это не­допустимое поведение. А вы в своем сознании допускаете? Пожа­луй, мне надо перечитать еще и раздел «Избиваемая жена».

Так вы травились или это была борьба под названием «Кто — кого»? Возможно, вы пытались манипулировать мужем. В этой из­нурительной борьбе побеждает водка.

Вы разошлись и пишете, что потом начинается «все сначала».В предыдущих письмах женщины тоже об этом писали. Похмельный синдром. Вам требуется новая порция того самого яда, который сделал вашу жизнь такой болезненной.

Теперь вся надежда на ваше благоразумие и философское мыш­ление.

Я вам сочувствую, но как и вы, я бессильна перед алкоголизмом вашего мужа. Я слышу ваши беды. У вас было горькое детство. Со­вершенно естественно ваше желание надежности берега, ваше стремление иметь крепкую семью. Да, все, что недодал отец, по ва­шей мысли, должен был дать муж. Вы искалиопору в муже, потому что сами прочно на ногах не стоите. А он вообще падает. Наивно-ро­мантическая вера во всепобеждающую силу любви может быть, хо­роша только в романах, но не в жизни. Нам бы всем поменьше геро­изма, побольше прагматизма. А то ведь до чего все дошло — до оз­лобленности на людей и на себя, до суицидальной попытки.

У вас есть семья. У вас есть сын. У вас нет веры в свою ценность, уникальность, самодостаточность. Веру можно обрести. Может быть, вам начать работать над собой с повышения самооценки?

Ваша Валентина.

 

Здравствуйте, уважаемая Валентина Дмитриевна!

Я живу с мужем-алкоголиком вот уже 12 лет. Что мы с ним толь­ко не пробовали. Он лечился в психиатрической больнице, пил «тетурам», глотал ампулы, наконец, я его уговорила кодироваться. Согласился, заплатил деньги. Не пил 4 мес, потом чувствую — за­нервничал, борется сам с собой и сорвался, пришел домой пьяным. Но все равно я не жалею о выброш. (зачеркнуто) потраченных деньгах. Что-то изменилось в нем. Стал не таким резким, грубым. Не знаю, может, и неправильно я делаю, но если он говорит мне, что очень хочется выпить, — покупаю сама, пусть лучше пьет дома, под хорошую закуску. Выпьет и разговорится. Сама я не пью, но бывает, пригублю, сделаю несколько глотков.

Замуж я вышла по любви и знала, за кого шла, вернее сказать, предполагала, что мне предстоит пережить. Был и первый удар, но теперь я понимаю, что сама спровоцировала его. Больше это­го не повторялось. Да и он потом мучился из-за этого. Я тоже дочь алкоголика-отца, вы пишете, что это заложено уже в нас. Да, наверное, и я не хочу другого мужа, хотя сама развелась 2 го­да назад и даже жила после развода полгода у мамы вместе с сы­ном, которому сейчас 11-й год. Сын тоже жалеет отца, прощает его грубость пьяную, и я очень боюсь, что он станет таким же. Хотя, когда мы с ним разговариваем и обсуждаем эту тему, он всегда говорит: «Ну, что ты, мама, я никогда не буду пить, я же знаю, как это плохо!»

Муж мой, может, и не пил бы так, если бы была у нас квартира, но мы живем в коммуналке и 10 лет стоим на очереди на жилпло­щадь. Когда он чем-нибудь занят, пить не тянет — некогда. Руки у него золотые, все по дому уже переделал. Сейчас мечтает получить квартиру и сделать ее как игрушку. Вот, говорит, займусь-то! А в 15 метрах особо не развернешься. Да, вот в подтверждение ваших слов напишу коротко о своей сестре. В первом браке был муж-алкого­лик. Развелась. Вышла замуж за другого алкоголика, сейчас угово­рила его лечиться.

С уважением Б.С, Санкт-Петербург.

Комментарий. Дорогая Саша!

Мужу вас — замечательный человек; правда, вы развелись. Это ваше дело. А сыну говорите, какой хороший у него отец и как отец его любит. Не надо обещаний от сына о том, что пить не будет. Свой выбор он сделает позже. Сейчас для него важнее всего не сомне­ваться в том, что и мама, и папа его любят, ценят, уделяют ему вни­мание, просто часто с ним разговаривают. Можно сыну сказать что-то с таким смыслом: «Наш папа не плохой человек, а наш папа больной человек».

К сожалению, муж пьет не оттого, что нет квартиры, а оттого, что он больной человек. Когда вы покупаете водку для мужа, то это очень для него удобно. Так он часть ответственности за свои выпив­ки перекладывает на вас. Тем самым затягивается его взросление

Думайте о себе хорошо. Почаще размышляйте над вопросом: что еще я должна сегодня сделать, чтобы позаботиться о себе? Пе­речитайте список действий, которые помогают утверждать себя. Утверждать себя совсем не значит, что нужно отвергать других.

Я написала эту книгу для вас. Я верю, что вы что-нибудь для се­бя возьмете, что поможет вам сбалансировать жизнь.

С любовью, ваша Валентина, выздоравливающая созависимая.

Здравствуйте, Валентина Дмитриевна!

Я познакомилась с Володей 6 лет назад. Я работала на заправоч­ной станции, а он водителем. Когда мы познакомились, то он был для меня одним из тех, кто приезжает на заправку. Но впоследст­вии, когда мы стали встречаться вне работы, я поняла, что это че­ловек, который для меня много значит, и я его полюбила. Но он пил и продолжает пить.

Я пробовала его вывести из той среды, в которой он жил. Пред­лагала переехать ко мне из общежития, у меня отдельная комната. Но это закончилось плачевно. Его тянуло обратно, ему не с кем бы­ло выпить. Один он пить не может (слава Богу) пока. Потом у нас пошли ссоры. Вернее «заводился» он, а я молча выслушивала, по­тому что это было говорено с похмелья либо когда не на что вы­пить. Он хороший человек, работящий, добрый, но если раньше я еще видела его трезвым, то теперь он каждые выходные «набирает­ся» до состояния... не знаю, как это по-печатному сказать.

Два года назад я родила от Вовы сына. Во время одной из «сцен» Бона сказал, что пьет из-за того, что я к нему прихожу, что он лю­бит другую, ну и все такое. Короче, дал отставку. Я уже была бере­менна, но мне уже было 27 лет, а делать аборт (первый) не хотелось. Все девять месяцев с небольшими перерывами я просидела на больничном или пролежала в больнице на сохранении. Было очень трудно, но 23 февраля я родила сына. И когда первый раз приехала в общежитие, где живет Володя (у меня там живут знакомые девоч­ки по старому общежитию), я встретила его, сказала, что у него ро­дился сын. После этого мы не виделись еще полгода, а перед Но­вым годом я узнала, что Вова уволен по статье 33 за прогулы. Мы встретились с ним, и он первый раз увидел сына.

Потом он устроился на работу, получил отдельную комнату в об­щежитии, но не проработан и года на новом месте, и опять статья. Теперь он отработал уже год на следующем месте. Вроде бы ему нравится. Командировки, любимая работа, но пить стан вообще «по-черному». Может неделю не пойти на работу, за командировку отгулы списываются за прогулы. В последний раз пропил все то не­многое, что у него было: телевизор, стиральную машину, а до это­го — радиолу. Ему нужно выпить, он не может уже без этого.

А я не могу его бросить, ведь он же остался таким, как и 6 лет на­зад. Иногда удается его «вытащить» из общежития к себе домой на выходные. Но только у него проходит хмель, как он начинает чув­ствовать дискомфорт и обвиняет меня в том, что он не может со мной общаться в трезвом виде, т.к. я ему не нужна, хочу женить на себе и пр.

С сыном они общаются изумительно: гуляют вместе, играют. Женя папу выделяет среди остальных уже с 9 месяцев, когда увидел его в первый раз. Так что с этой стороны все хорошо. Но чувствует­ся, когда у Вовы появляется «жажда», он замыкается в себе, как-то весь напрягается, не знаю, но я чувствую это физически, и тогда он может наговорить кучу нелепостей и гадостей. Типа того, что я сглазила его любимую женщину, хотя знает, что это не так и его женщине нужна от него только выпивка. Но Бог с ним, даже если она разведется со своим мужем и выйдет замуж за Вову, то он-то от этого пить не бросит, а только больше будет опускаться на дно в «теплой компании» супруги.

Я устала уже от всего этого, но не могу Вову оставить. Хотя все говорят, что я зря с ним мучаюсь и треплю нервы, что он мне ни­кто, что нужно забыть его. Но я чувствую на расстоянии, когда ему плохо. Бросаю все и еду в общежитие, Хорошо, сын у меня на «круглых» сутках, а в выходные едем вдвоем. Но я уже не могу «раз­рываться», а бросить его в таком положении тоже не годится.

Недавно спросила его, зачем он пьет, покупает у спекулянтов за бешеные деньги водку, влезает в долги, что ему это дает? «Просто хочу напиться», — и весь ответ.

У него есть брат-близнец (хотя мне кажется, что они двойняш­ки, слишком много в них мелких различий), зовут его Саша, тоже шофер и тоже пьет. Недавно лишили прав за аварию в нетрезвом состоянии. Но Сашка пытался лечиться: гипнозом, «кодировался», но через некоторое время снова здорово запил.

Я не знаю, может, я много «воды лью», но мне не с кем поде­литься всем этим. Рассказывать кому-то, даже близкому человеку... Меня не понимают, ведь я не жена, не сестра, так.,, в общем-то, посторонний человек. Но люди ведь пропадают. Молодые ребята, в апреле по 33 года исполнилось, голова на плечах есть, руки, что у одного, что у другого, оба читать любят. Вовка на книги денег не жалеет (хорошо, в его окружении нет таких, кто мог бы купить у не­го их), рассказывает хорошо. Ну, я не знаю — это просто надо об­щаться с человеком, чтобы знать его внутренний мир, а не это па­костное пьяное хорохорство.

Я вас очень прошу, Валентина Дмитриевна, помогите! Я уже ни­кому и ничему не верю. Мне нужно знать, что эти люди будут здо­ровы. Даже если я не буду вместе с Вовой, пусть он будет с другой, но чтобы у него было действительно счастье, а не пьяный угар. Я люблю его, но не могу сама помочь.

Извините, что оторвала у вас столько времени, но вы моя по­следняя надежда. Я хочу быть спокойна и за Вовку и за его брата — это моя единственная корысть. Если нужны какие-то дополнитель­ные сведения или вопросы, все что я смогу, я разузнаю. Если нуж­на личная встреча, у Вовы в июне отпуск — я сделаю все возмож­ное, чтобы он с братом приехал.

Но только я пишу это письмо без их ведома, т.к. Володя в ко­мандировке до июня, а Сашок живет и работает в дальнем поселке.

С уважением Маша. Ленинградская область.

Комментарий: Маша написала очень искреннее письмо. Маша весьма наблюдательна. Ее описание обострения влечения к алкого­лю, когда Владимир «замыкается в себе, как-то весь напрягается» и «может наговорить кучу нелепостей и гадостей» абсолютно точное. Маша назвала это состояние появлением «жажды». Эти фрагменты ее письма можно включать в учебник по наркологии. Да, так может выглядеть обострение влечения к алкоголю.

Еще одно точное наблюдение. Помните, что ответил Владимир, когда Маша спросила его, зачем он пьет. Ответ: «Просто хочу на­питься» очень точно характеризует состояние больного алкоголиз­мом. Больные пьют не зачем-то, а несмотря на все. И не спраши­вайте больше, почему он пьет.Он не может не пить, потому что он больной человек и тяга к водке — это проявление его болезни.

Письмо Маши ценно и тем, что в живой человеческой истории она показала характер болезни. Наркологи говорят так: алкого­лизм — болезнь, протекающая прогредиентно, т.е. болезнь течет вперед, все время усугубляясь. Появились прогулы, увольнения из-за нарушения трудового законодательства, а он пьет все боль­ше и больше. Пример брата-близнеца тоже не говорит Владимиру о тяжести его болезни, о необходимости лечения. Появилась женщина, которая, по-видимому, тоже больна алкоголизмом. По­скольку Маша отмечает, что «его женщине от него нужна только выпивка». Пьющий партнер — признак большей тяжести алкого­лизма.

Маша сделала Владимиру такой подарок — родила сына, да еще 23 февраля! А он даже из роддома ее не выписывал. По моим на­блюдениям, больные алкоголизмом почему-то часто не могут со­проводить жену в роддом или выписать ее оттуда, торжественно встретить. Наверное, это закономерно, поскольку алкоголизм — болезнь безответственности. И больные алкоголизмом отцы — это неэффективные родители. Вот и Владимир — с сыном он играет, правда, редко, а всем своим поведением говорит: «То, что тебе нуж­но, сын, я не могу тебе дать». Жаль только, что и мама ребенка так много сил тратит на бесполезное «обслуживание» алкоголизма Владимира, а не на себя и на ребенка. Помните, в письме она упо­минает, что сын «на круглых сутках» и у нее есть возможность каж­дый раз мчаться в общежитие?

Маша, сколько еще вам необходимо претерпеть унижений, пре­дательства, издевательств со стороны Владимира, чтобы вы наконец перестали спасать его и начали заботиться о себе и о сыне? Он вас беременную оставил, а вы ему счастья с другой желаете? Какая еще более суровая действительность вам нужна, чтобы убедиться, что болезнь Владимира несовместима с семейной жизнью?

Радуйтесь, что у вас с ним брак неофициальный. Близкое обще­ние с ним может довести вас до истощения всех физических и мо­ральных сил. Впрочем, вы в любом случае будете страдать, пока не начнете избавляться от созависимости.

С любовью к вам и другим женщинам в подобном положении я написала эту книгу.

Ваша Валентина.

Здравствуйте, Валентина!

Пишу вам и надеюсь, что ненапрасно. Мой муж не алкоголик, а может, и наоборот. Я даже не знаю точно, кого называют алкоголи­ком. Но он не пьет запоями, может не пить месяц и чуть больше, но совсем не пить не может.

Мы женаты почти 9 лет. У нас двое детей. Старшей 7 лет, млад­шему 4 года. Мы живем в поселке в своей квартире, моя мама в го­роде, полчаса езды на автобусе от нас. Когда муж начинает пить, я забираю детей и еду к маме, потому что ничего хорошего ждать не приходится. Не знаю, правильно я делаю или нет, но сейчас я про­сто не вижу никакого выхода. Трезвый муж спокойный, более уравновешенный, чем я. Но когда он пьян, то с ним совсем нет сладу и никак невозможно договориться. Даже на детей налетать стал, с тех пор я и стараюсь уезжать к маме (они его боятся пьяного, как и я).

Но я все время думаю о будущем: о сыне Юрочке, не придется ли еще и за него бояться. Но я совершенно не знаю, что сделать, чтобы с ним этого не случилось. Мужу я не помогаю избавиться от привычки пить, я просто не знаю, как это сделать.

О себе тоже стоит написать. Ведь я помогла, чтобы пьянка уко­ренилась. Прощать, понимать, слушать я не желала с самого нача­ла. Только винила, вот и пришли к финалу печальному. Про меня вообще можно сказать «исчадие ада». В семье самая последняя (шестая по счету), самая нелюбимая была, как ни парадоксально. Да еще с таким семейством — отец-пьяница. Вот и получилась из меня пародия на человека. Обидчивая, злопамятная, раздражи­тельная — в общем, все плохое во мне. Но ведь должен же быть ка­кой-то выход для любого человека — даже самого плохого. Муж меня любит, а я (как теперь оказалось) совсем не способна любить. И неведома мне женская ласка — я его ею и не одариваю. Да и как могу без чувств. А его ласки меня только раздражают, но не в сексуальную сторону, а раздражают до злости. Вот видите, как получи­лось: начала вроде про мужа, а кончила собой. Может, я вообще не по адресу обратилась? Но я надеюсь на что-то. Не лишайте меня этой надежды — ответьте! Так надоела эта серая жизнь — по инер­ции. Хочется изменить ее в лучшую сторону. Но как? У меня совер­шенно нет фантазии, воображения. Так я надеюсь на вас, не вы — так кто же?!

Галина, Новгородская область.

Комментарий: в одном не согласна я с Галиной — почему она так плохо думает о себе, тоже мне, написала «исчадие ада». Может, Галина винит себя в том, что, как она пишет, «не помогаю мужу из­бавиться от привычки пить»? Подождите, давайте разберемся. Чья это проблема — «привычка пить»? Его или ваша? Наверное, его. Он пытается от нее избавиться? О какой-нибудь помощи он просил? Нет. Вы слишком много на себя берете, когда пишете «ведь я же по­нимаю, что все из-за меня происходит». Алкоголизм происходит по многим причинам, но одно я знаю твердо — не жены являются причиной алкоголизма мужей.

Я верю, что отец любил вас, и вы любите мужа. Только между любящими людьми живет болезнь — алкоголизм. Эта болезнь сильно препятствует выражению любви в семье. Так что вы — лю­бимая дочь и сами вы способны любить. А поскольку вы живете рядом с алкоголизмом, то вам трудно и почувствовать любовь других и самой ее выразить.

Уезжать с детьми к маме во время пьянства мужа — не знаю, правильно или не правильно. С одной стороны, вы имеете право обезопасить себя и детей. С другой стороны, может тем самым у мужа создаются условия, удобные для пьянства. Жены, детей нет перед глазами, гуляй, сколько хочешь.

Вы высказываете беспокойство о сыне. Да, есть основания бес­покоиться, Наследственность сына отягощена алкоголизмом отца и деда. Да, ваш сын мог унаследовать предрасположение к алкоголиз­му. Теперь вопрос и том, проявится это предрасположение или не проявится. Предрасположение не означает фатальную неизбеж­ность болезни, а только повышенную вероятность. Профилактика нужна. Только страхи матери — это не профилактика, а скорее при­ближение беды. Знаете, что есть лучшая профилактика? Помимо знаний об алкоголизме как о болезни, о психологии членов семьи (о созависимости) лучшая профилактика — это любовь к детям. Как любить? Да как сердце подсказывает. А я со своей стороны все ска­зала об этом в главе «Ответственный родитель» и в главе «Работа с чувствами». Лучший вид профилактики — это лечение матери от со­зависимости и лечение отца от алкоголизма.

Здравствуйте, уважаемая Валентина Дмитриевна!

Я нуждаюсь в ваших советах. Немного о себе: мне 30 лет, высшее образование (инженер-технолог швейного производства), учитель труда в школе, двое девочек — 8 и 9 лет и муж хорошо пьющий. Вы­шла замуж на 4-м курсе, живем 9 лет. Когда дружили, он приходил ко мне иногда выпивший, я ему сердито выговаривав, но проща­ла, думала: поженимся, все будет, конечно же, не так.

Поженились, я очно доучивалась в институте, в свои наезды и на выходные дни я его заставала дома иногда пьяным, опять вы­говаривала, прощала и так далее. Кончила институт, стали жить отдельно от свекрови, уже двое детей, он продолжал выпивать, иногда после работы, иногда в выходные, это случалось 1-2 раза в месяц.

У меня в семье два алкоголика — брат и сестра, я не пью (бокал шампанского на Новый год). Вообще-то больше потому, что на­смотрелась на художества в пьяном виде своих родных. Поэтому, когда стали жить своей семьей и Петя продол жал-таки выпивать, я уже ругалась с ним, правда, до сильных скандалов дело не доходи­ло. Говорила, что будет алкоголиком и т.д., наказывала его тем, что спали в разных комнатах. Я это могла перенести легко, он — нет, и все-таки даже отказ от близости не останавливал его, он продолжи i выпивать, причем с каждым годом все чаще — 3 раза в месяц, каж­дую неделю, а сейчас 2-3 раза в неделю. А я со своим высшим не могла придумать ничего лучшего, как упорно после выпивки (есте­ственно, трезвому) отказывать в известном, дуться и молчать дня­ми, если не неделями. Спохватилась, когда отношения совсем раз­ладились, выпивки стали по причине и без, домой он торопиться перестал, может прийти через 2-3-6 часов после окончания работы, ничего не объяснив ни сразу, ни наутро.

Сейчас дело подошло к разводу, но этот процесс меня страшит, мне жалко детей, которые, конечно, видят нелады в семье, осужда­ют пьяного папу, но если утром он заговорит с ними, пошутит, они охотно разговаривают с ним, делятся школьными делами. И, в кон­це концов, он нужен мне, не такой уж он плохой, когда трезвый, и отношения тогда в семье хорошие, и мы везде вместе — работаем, в кино, в лес. И я со страхом думаю — Боже, через 2-3 дня все это кончится, и все будет плохо.

Он не считает себя алкоголиком: «Ну и что, что я выпиваю? Я и работаю, как вы — у нас свой дом (хозяйства нет)». После очеред­ного его прихода нетрезвым, когда он в меру покачал права: «Меня здесь накормят? Я здесь еще нужен?» и т.д. уляжется спать, у меня опускаются руки. Я — очень впечатлительный, что ли человек? Его нет, и я не знаю, где он, я буду бесцельно сидеть дома, я не могу ни­чего делать (а дел — море: уроки у детей, драные их колготки, стир­ка), я раздраженно делаю замечания детям. Чуть услышала, что хлопнула калитка, у меня от сердца отлегло, наконец-то, пришел, пусть даже пьяный.

Он будет неделю приходить нетрезвый (пусть даже от пива) и за­держиваться, и я неделю с трудом делаю домашнюю работу и хожу на работу. В общем, чуть что, я сразу скисаю, я — самая несчастная. Не думайте, что я причину пьянства вижу только в нем самом — я сама — неидеальный человек, с ленцой, чересчур, мне кажется, са­моуверенная. Может, он в семье ожидал найти совсем не то, что по­лучил, потому потихоньку спивается.

И он, и я понимаем, что порознь нам будет труднее, но пить он не бросает, и на разводе настаиваю я. Можно ли что-нибудь сделать, чтобы оторвать Петю от рюмки, чем-то заинтересовать. У него мо­тоцикл, он на него садится выпивший, и я очень боюсь, что пока­лечится не только сам, но и покалечит кого-нибудь (не дай Бог). Читать не любит, увлечений нет, кроме охоты (а там, естественно, выпивка) и иногда рыбалка летом на нашей «Волге» 1,5 м шириной и 0,5 глубиной.

Не знаю, как исправить все, разводиться не хочется, а что де­лать? Я просто тупею от придумывания всяких методов отлучки его от рюмки, ничего придумать не могу и в отчаянии. Помогите!

Соня, Амурская область.

Комментарий. Дорогая Соня!

Хорошо, что вы написали искренне о своем нежелании разво­диться. Вы пугаете его разводом, а сами этого не делаете. Кто же вас после этого будет принимать всерьез? Я не говорю, что вам надо разводиться. Вы сами знаете, что вам надо. Вы имеете право, как продолжать жить в этом браке, так и развестись. Это ваш выбор.

Не надо только грозить тем, что вы не приведете в исполнение.

Вы уже убедились, что все манипуляции — ругань, угрозы, отказ в близости и другое — все напрасно? Перечитайте главу «Типичные ошибки жен алкоголиков», и вы убедитесь, что, и другие формы ма­нипулирования мужем не имели ни у кого успеха. Хотите продол­жать упражняться в бессмысленном поведении? Тогда продолжай­те «тупеть от придумывания новых способов отвлечения от рюм­ки». Нет таких способов. Это не ваше дело, это его дело — отвыкать от водки. Если он сам не может это сделать, он может попросить помощи у вас, у врача, в группе Анонимных Алкоголиков. Не про­сит? Ну, что ж, тут ничего не поделаешь.

Что вы действительно хорошего можете сделать в этой ситуа­ции? Работать над своим страхом, над своими здоровыми граница­ми. Ваши границы личности из молчания, недовольства, когда вы неделями не разговариваете, не улучшают ситуацию. Лучше ответь­те самой себе на вопрос: сколько еще вы намерены терпеть это безответственное поведение мужа? Что вы будете делать, если вы­пивки усугубятся?

Мне показалось, что вы недовольны поведением детей, когда они хорошо разговаривают с отцом. Вы хотите, чтобы дети поддер­живали вас и осуждающе на него смотрели, наказывали его пре­зренным молчанием? Это будет нездоровая коалиция в семье. Где коалиции, там и противостояние, там напряженность и борьба. Тогда семья превращается в поле битвы. Тогда ваши девочки тоже могут избрать себе проблемных мужей и всю жизнь будут бороться за что-нибудь.

Это естественно детям — любить своего отца. И не мешайте им. Лучше учитесь у них доброте и отходчивости, незлопамятству.

Что вы можете делать для себя, чтобы позаботиться о себе? До­вольно тратить все силы на тревогу за мужа. Возьмите на себя ответственность за качество своей, а не его жизни. Работайте над пре­одолением своей созависимости. Вся книга об этом.

Уважаемая Валентина Дмитриевна, здравствуйте!

Прочитала вашу статью об алкоголизме и не смогла остаться рав­нодушной. Рядом со мной в жизни прожил и проживает такой чело­век. И я очень боюсь за сына. Мне 42 года. Я работаю заместителем директора школы по учебно-воспитательной работе. За многие годы в школе передо мной прошло много судеб семей и детей, где были алкоголики. Были семьи, где дети буквально гибли из-за этого. При­ходилось прибегать к самым разным мерам. И на удивление встреча­лись женщины, которые в таких семьях смогли вырастить хороших сыновей. Я всегда думала, что ее слезы превратились в ее радость как матери. И не думала, что такая проблема встанет передо мной.

Если возвращаться в свое детство, то я выросла далеко не в бла­гополучной семье. Мать замужем вторым браком, от которого у нее было еще двое детей. То время, когда у нее был хороший, уживчи­вый характер, я застала мало. Я помню, как она постепенно, как вы пишете, за закрытыми дверями начинала питье моим отчимом. По­мню его пьяные скандалы, пьяные скандалы брата моей матери. Помню, как мы прятались у соседей под кроватью и дрожали от страха.

Сейчас, будучи взрослым человеком, я оглядываюсь на про­шлое, и думаю, как непросто было меня растить. Такая обстановка, развитие не могло проходить в нормальных условиях. Приходилось видеть многое, неуравновешенный характер моей матери и моей бабушки (ее матери) привели к тому, что какое-то время я была очень нетерпимой, невыдержанной, агрессивной, замкнутой.

Не знаю, как бы сложилось дальше, но перед глазами у меня был пример. В этом же доме жила двоюродная сестра моей матери. Она была учитель, математик, точнее работала заместителем директора школы. И это было для меня огоньком. В это время умер брат мате­ри. Скандалы поуменьшились. Мать с отчимом получили квартиру и уехали. Я жила с ними мало. В основном жила с бабушкой. Бабуш­ка за всю жизнь не взяла в рот капли спиртного. У них в семье мно­гие были именно такими. А вот сын и дочь выросли по-другому. Я жила с ней. Закончила муз.-пед. училище. Познакомилась с пар­нем, стала встречаться. Как я думаю, он начал употреблять алкоголь лет с 17. Вначале я не замечала этого. Но перед тем, как уйти в ар­мию, он несколько раз бывал у меня в доме в нетрезвом виде.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...