Главная Обратная связь

Дисциплины:






Письма, написанные одной бедой 5 страница. Это письмо заставило меня еще раз задуматься о тяжести жен­ского и мужского алкоголизма



Это письмо заставило меня еще раз задуматься о тяжести жен­ского и мужского алкоголизма. Говорят, что женский алкоголизм протекает тяжелее. А вот вам и противоположное свидетельство. Женщина пишет, как она излечилась, а муж не может сделать то же самое пока. Я думаю, что любая болезнь имеет разные формы — тяжелые и менее тяжелые. И разные формы встречаются и у муж­чин, и у женщин. Впечатление о тяжести женского алкоголизма, возможно, основано на том, что женщины реже попадают и поле зрения врачей. Если женщина пришла на лечение, то это уже тя­желый алкоголизм. А по домам прячутся страдающие той же бо­лезнью в менее тяжелой форме.

Я бы посоветовала этой женщине теперь гордиться собой. Бо­юсь, что она все еще испытывает стыд. Не надо стыдиться болезни. Надо ответственно относиться к лечению. Я поздравляю вас с об­ретением мужества. Я зримо представляю, как нелегко было вам пойти к наркологу за 20 км от своего поселка. Как вы хорошо опи­сали свое душевное успокоение после лечения! Вы — молодец, Вы — умница. Вы — достойный пример для своего мужа. Вряд ли вы можете найти что-то более убедительное для него, чем сам факт возможности выздороветь от алкоголизма, который он может на­глядно видеть в своей жене.

Однако после остановки алкоголизма эта женщина ведет себя точно так, как всякая созависимая жена. Убеждает, спасает, хитрит с почтой, тащит мужа в сторону выздоровления, а он упирается. Те­перь жене надо выздоравливать от созависимости, Вывод: созависимостью болеют не только трезво живущие родственники боль­ных, но и те члены семьи, которые больны алкогольной или другой зависимостью. Созависимость предшествует химической зависи­мости и может следовать за излечением от химической зависимос­ти. Значит, эта книга нужна и самим больным, а не только их род­ственникам.

В этой семье двое детей, умные и здоровые дети. Хорошо, что вы их не вовлекаете в борьбу за лечение мужа. Не надо говорить детям, попроси папу пойти лечиться. Это значило бы, что мы, взрослые, не справляемся с проблемой и перекладываем ее решение на дет­ские плечи. Алкогольные проблемы слишком тяжелы, чтобы наив­но думать, будто дети могут их решать. Алкогольные проблемы не для хрупких детских плеч.

Читайте внимательно это письмо. Дети могут быть здоровыми и умными даже при двух больных алкоголизмом родителях. У нас распространилось мнение, что алкоголизм родителя ведет к слабо­умию детей. При этом не задумываются о ком идет речь — об отце или матери. Да, у больной алкоголизмом матери могут родиться де­ти слабоумными, если мать употребляла алкоголь во время бере­менности. Алкоголизм отца не является причиной слабоумия ре­бенка (конечно, если при этом отец сам не слабоумный).



Самый надежный путь обеспечить здоровье детям — это полно­стью отказаться от употребления алкоголя. Но не надо связывать любые случаи алкоголизма родителя (без разбора пола родителя) со слабоумием ребенка. В случае возникновения вопроса нужна кон­сультация специалиста. Здесь связи сложные, запутанные. Но лучше воздерживаться от алкоголя, если хочешь быть хорошим родителем.

В письме содержится указание на жесткие, неразрушаемые ал­когольные традиции в семье. Даже после лечения женщина вынуж­дена была вести себя так, что брала спиртное в рот, выливала в дру­гую чашку. А чего стоит замечание, что ей в родительской семье еще до 15 лет наливали! И кто? Мама, настрадавшаяся от алкого­лизма мужа. Вот это беда. До каких пор мы, россияне, не будем вы­соко ценить трезвость и гордиться ею? Трезвенникам приходится играть двойные роли — будто они и пьют и не пьют. Вот что тяже­ло переносить детям — двойные стандарты в поведении родителей.

Благоприятное отношение к алкоголю родителей, что выража­ется либо в потреблении алкоголя, либо в убеждении, что это мож­но и в этом ничего плохого нет, резко повышает риск приобщения детей к алкоголю. Облегчает начало. А дальше все может быть — алкоголизм, наркомания, смерть.

Я не думаю, что ради здоровья детей родители могут стать пол­ными трезвенниками. Все родители так не могут поступить. Но ро­дители могут высказать свое мнение об алкоголе. Мнение о том, что это опасно, а для детей алкоголиков опасно вдвойне (группа высокого риска заболеть алкоголизмом и наркоманией!). Мнение о том, что при определенных условиях и обстоятельствах выпивка абсолютно недопустима. Например, на работе, перед ответствен­ным докладом, за рулем, во время беременности, при наличии дру­гого заболевания (например, гипертонической, язвенной болезни), когда идешь на свидание к девушке. Свидание в опьянении означа­ет, что в браке он будет еще больше пить. И вообще, с алкоголем надо обращаться на «вы», а не на «ты». Держаться от алкоголя по­дальше. Больному алкоголизмом категорически нельзя выпивать. И не подносите. Капля алкоголя может привести в действие новый цикл болезни. А некоторые жены считают, что после лечения «по праздникам» выпивать можно.

Хорошо бы не просто воздерживаться от алкоголя, а объяснить детям, почему родители так поступают. Воздержание — это пример ответственного отношения к себе, к своему здоровью, к здоровью окружающих. Можно учить детей и ответственному употреблению Ш1КОГОЛЯ. Но это отдельная большая тема — сколько, когда можно выпить без тяжелых последствий.

Мне очень понравилось в письме то, что женщина сожалеет о 15 годах не так прожитой жизни, как она теперь хотела бы их прожить. Только люди с глубоким анализом говорят о потерянном времени. Другие сожалеют о потерянных деньгах, об ухудшении здоровья. Редко кто додумывается, что алкоголь уносит саму жизнь, хорошее качество жизни невозможно при злоупотреблении алкоголем. Ред­ко кто сожалеет о нарушенных взаимоотношениях с людьми в ре­зультате выпивок. Автор письма глубоко пережила все это. И пони­мает, что делал алкоголь в ее жизни.

Поздравляю вас, и не стесняйтесь своей трезвости. Поговорите о себе с детьми. Ваш пример обнадеживает больных. Можно выле­читься и жить трезво!

Здравствуйте, уважаемая Валентина Дмитриевна!

Мне, Ане Г., 27 лет. Вышла замуж 2 года назад, дочке 1 годик. Муж пьет с 16 лет, сейчас ему 25. Сама знала и понимала, за кого выхожу, но все-таки были обещания бросить пить с его стороны и моя вера в эти обещания. Еще надеялась, что остановит ребенок, но все напрасно. Иногда он говорит, что пить бросать у него нет желания.

Реакция на его пьянки разная, ругаю или пытаюсь с юмором к этому подходить, шучу с ним, пыталась неделями с ним не разгова­ривать, и все бесполезно. Для меня самое страшное, что я не знаю, как себя вести в этих случаях.

Давала ему таблетки. Не пил около 4-5 мес, а теперь и эти таб­летки не помогают, надо увеличивать дозу, но их нелегко достать, и мне кажется, что это не выход. Раньше думала, что его родители мне помогут, но напрасно. Они сами не против выпить и ему на­лить, отец у него сильно пил и бил мать. Теперь она вышла замуж 2-й раз, но лучше не стало. Не знаю, на сколько меня хватит с ним жить. Я его сильно любила первый год нашей жизни и по любви за­муж вышла, а теперь таких сильных чувств нет, но хочется еще ро­дить ребенка и страшно, а вдруг будет алкоголиком.

С уважением, Аня. г. Хабаровск.

Комментарий. Поговорим о наивно-романтической вере в лю­бовь ижелание женщин жить в иллюзиях, Это тоже типичная чер­та созависимых. Если муж пьет с 16 лет и его отец «сильно пил и бил мать», на что надеялась Аня? Что произойдет такое чудесное превращение,что он, любимый, бросит пить и станет замечатель­ным отцом и мужем? Так не бывает. Вспоминаю слова одной жен­щины — жительница США, которая была в нашей семейной про­грамме. Она сказала: «А меня муж бил, бил. Бил, бил, 15 лет бил. А я думала, что это нормально, потому что папа маму тоже бил».

Аня, для вашего мужа нормально и пить, и бить. (Если этого не было, то это не исключается). Если до женитьбы человек пьет, то после он будет пить больше. Во-первых, потому, что алкоголизм — всегда прогрессирующее, усугубляющееся заболевание. А во-вто­рых, потому, что маленькие недостатки женихов перерастают в большие пороки мужей. И никакой ребенок его не остановит.

Теперь о ребенке. Очень меня настораживает фраза: «Надея­лась, что остановит ребенок, но все напрасно». Для тех, кто еще на­деется, говорю: это всегда напрасно. Женщина, которая рожает де­тей не ради самих детей, а ради еще какой-то цели, совершает страшный грех. Она использует ребенка как средство, В данном случае как средство против пьянства. Ребенок сам по себе может быть только великой целью, но он не может быть средством, на­пример, отучить от водки, привязать к себе уходящего из семьи му­жа, средством получить квартиру, средством прославиться (когда родители жаждут воспитать не иначе как гения), средством снис­кать уважение в обществе и т.д. Многие женщины заблуждались, думая, что вот рожу сына и тогда он не будет пить. Не вышло и не выйдет. Надо знать природу алкоголизма. Алкоголик пьет потому, что не может не пить. И все уловки жен тщетны. Вот и Аня пишет, что не помогли ни юмор, ни молчание по неделям, ни таблетки. Еще одно подтверждение неэффективности контролирующего по­ведения.

Что делать Ане, я не знаю. Я хочу только ей сказать, что такое алкоголизм и что такое ее собственная созависимость. А она пи­шет: «Для меня самое страшное, что я не знаю, как себя вести в та­ких случаях». Разве это главное? Главное, что жизнь Ани не при­надлежит ей самой, а брошена на обслуживание алкоголизма мужа. Аня, сколько других хороших для себя дел вы могли бы сделать, ес­ли бы псе те силы, которые вы потратили на борьбу с пьянством, вы бы употребили на себя, на своего ребенка? Куда силы уходят?

В письме есть фраза: «Думала, что его родители мне помогут». Аня хотела образовать семейную коалицию, объединение из родственников и бороться уже не только своими силами, но с под­креплением. Думаете, тогда бы они победили алкоголизм? Ниче­го подобного. Образование коалиций в семье добром не заканчи­вается. Коалиция предвещают войну. В семье, где есть коалиции (мать с дочерью против отца, свекровь с сыном против невестки и т.д.), нет мира, и плохо живется всем членам семьи, но особен­но плохо детям.

Вы, Аня, взрослые люди с мужем. Решайте свои проблемы один на один. Не втягивайте в борьбу других.

Хотите рожать ребенка? Это ваше личное дело. Но у этого ре­бенка не будет отца, даже если вы не разведетесь. Отец будет жить в обнимку с бутылкой, а на ребенка его внимания не хватит. Риск заболеть алкоголизмом, если это будет мальчик, очень высок — около 60% вероятности. Дед, отец были больны алкоголизмом, по­чему же он не заболеет? Его риск повышается еще и в связи с тем, что мать его страдает созависимостью и ничего не хочет знать о своем страдании. Все силы матери притянуты к алкоголизму мужа, сама она у себя не в фокусе. Посмотрите на свекровь. Часто семей­ные сценарии повторяются. Если вы излечитесь от созависимости, то ваш повторный брак может быть (может и не быть) более здоро­вым, чем первый.

Валентина Дмитриевна! Здравствуйте!

Случайно прочитала статью в «Работнице» и решилась вам на­писать. Я — врач-терапевт, но уже потеряла всякую надежду и не знаю, как помочь своему мужу — он алкоголик.

Мы женаты 17 лет, у нас растет прекрасный сын — 14 лет. Мо­жете понять, как я боюсь за судьбу единственного сына, хотя очень много с ним беседую, особенно после очередной попойки отца, но душа неспокойна.

Муж выпивает давно, очевидно, начал выпивать еще до женить­бы, но последние годы он резко покатился вниз. Трезвых дней ста­новится все меньше, самое большее 5 дней. На 1 -2-й день после по­пойки он болеет — выраженный синдром похмелья, 3-4-й день его все раздражает, он становится злым и, как правило, на 5-й день он выпивает. Но чаше он выпивает уже на 3-й день. Пьет по 3-5 дней подряд, пьет любые спиртные напитки, нормы нет, иногда в алко­гольном виде бывают галлюцинации (с кем-то разговаривает, кого-то гонит от себя), долго не может уснуть, в этот момент он стано­вится страшным.

Я пыталась с ним спокойно беседовать, объясняю ему, что он те­ряет уважение сотрудников, что это уже болезнь, что необходимо лечиться, просила не пить, но лечиться он не хочет (считает, что все в пределах нормы), и слышу одни обещания — «брошу сам».

Все, кто знает нашу семью, удивляются, как я с ним живу, со­ветуют разойтись и поберечь себя. Но я не хочу развода — он хо­роший человек, муж, неплохой отец, умный, но гибнет из-за ал­коголя. Мне его жаль, но как помочь, я не знаю, на уговоры не поддается.

Отец мужа и тетка по линии отца пьют, мой отец и бабушка по линии отца были алкоголики. Я к спиртному равнодушна, но за судьбу сына очень боюсь. Очень вас прошу, посоветуйте, что долж­на сделать, чтобы спасти мужа, уберечь сына. Помогите! Заранее вам благодарна. Г.В., Саратовская область.

Комментарий. Позвольте вопрос как терапевту. Если у вас на глазах больной теряет сознание, вы будете его уговаривать лечить­ся или предпримите ряд решительных врачебных действий, каким научены? Когда муж в психозе (вы описали то, что психиатры на­зывают абортивный делирий), у вас есть все основания вызвать скорую психиатрическую помощь и поместить его в психиатричес­кую больницу.

Спасательство бессмысленно при хронической болезни (алко­голизм), но оно имеет смысл в остром состоянии, каким является психоз. Нет специальных действий, как спасти мужа, уберечь сы­на. Но есть действия, бессмысленные при алкоголизме, и действия разумные.

Бессмысленным является ваше безразмерное терпение, оно только поддерживает алкоголизм мужа. Бессмысленны ваши длин­ные назидательные беседы с сыном на темы алкоголизма. Бес­смысленно бояться, страхи только притягивают те события, каких мы боимся. Но я понимаю, откуда берутся ваши страхи и с уваже­нием отношусь к вашим страданиям. Тем не менее, здесь сострада­нием не поможешь.

Имеет смысл обратить внимание на себя, на признаки своей созависимости. Пересмотреть свои ценности. Не путать жалость с любовью. Почему это вам его жаль, а себя не жаль? Правда, если вы будете только жалеть себя и ничего не делать для своего духовного роста, вы станете носительницей психологии жертвы. А тогда уже нет никакой надежды ни для вас, ни для сына, ни для мужа. Хоро­шо бы почувствовать себя достойной личностью и принять то, что фактически стало вашим решением. Это ваш осознанный выбор провести всю жизнь рядом с тяжело больным алкоголиком (может быть, ваша врачебная профессия отвечает такому призванию) или вы считаете, что ваши силы необходимо тратить на что-то другое. Выбор за вами.

Хватит жить в иллюзиях. Алкоголизм — тяжелое заболевание, и дальше будет хуже, а не лучше. Мне кажется, если поставить во­прос ультимативно: либо лечись, либо погибай, но без меня —то он сделает свой выбор. Пока что он ничего не хочет решать. Он при­вык, что за него решали мама, жена, еще кто-то. И пока вы ищете пути помощи, вы продолжаете делать не свою, а его работу.

Имеет смысл сыну говорить о хороших качествах отца: «Да, твой отец болен алкоголизмом. Он больной человек, но не плохой чело­век» и далее все хорошее, что вы о нем знаете. Говорить: «Не пей, а то будешь такой, как отец», значит, повышать риск алкоголизма у сына. Хуже всего вообще никак об этом не говорить и не показывать сыну ваше отношение к происходящему. Тогда будет процветать од­но из ядовитых правил дисфункциональных семей «Не говори», «Всеми силами поддерживай секрет семьи». Ребенку очень тяжело держать какой-либо секрет семьи. Должен быть кто-то, с кем мож­но обсудить серьезную проблему. Ваша профессия позволяет обсу­дить проблему отца именно как болезнь, а не как порок или сла­бость воли.

Имеет смысл для спасения сына на собственном примере пока­зать, как человек может сам о себе заботиться, что бы ни происхо­дило вокруг, как человек (т.е. вы) может отвечать за качество своей жизни и за свой выбор. Поменьше решайте вопросов за сына, поз­вольте ему решать свои вопросы самому. Отвечайте за свою жизнь, и сын будет ответственным за себя. Это и есть профилактика алко­голизма, который известен как болезнь безответственности.

Что касается его алкогольной наследственности, то я бы как-нибудь вскользь, а не в виде лекции сказала сыну, что к алкоголиз­му существует наследственное предрасположение, это доказано, и знающие люди в этом не сомневаются. Тут и спорить нечего. Но никто не рождается с готовым алкоголизмом или с готовым влече­нием к алкоголю. Пока не пил, не хочется водки.

Дети больных алкоголизмом — это люди высокого риска забо­левания. Для них одно спасение — не начинать пить. И жизнь бу­дет такая, какую человек сам захочет иметь. Вот и все предосторож­ности. Не будет потребления алкоголя — не будет и алкоголизма. Наследственность иначе не проявляется, как во взаимодействии с внешней средой. Научите сына говорить «нет» тому, что ему угро­жает. Будьте терпеливы, когда он проявляет непослушание, упрям­ство. Возможно, он говорит вам «нет». Это ценное качество — уметь отстаивать себя, собственную позицию. Послушание хорошо лишь отчасти. Сплошное послушание означает, что человек рас­творился в требованиях других, за себя постоять не может. Жизнь всегда будет пьяная, и ему в жизни необходимо уметь сказать «нет» алкоголю.

Передайте сыну эту мысль с уважением к его умственным спо­собностям, он поймет. Оставьте выбор за сыном. Вам остается по­том только молиться, чтобы сын сделал правильный выбор. А если продолжаете бояться, то работайте со своим страхом. Выше в кни­ге есть специальные упражнения для отработки чувств.

Главное профилактическое средство для сына — любовь обоих родителей. Дайте ему знать о своей любви, почаще используйте лексикон ответственного родителя (выше в книге он приводится). Если это возможно, попросите мужа почаще выражать любовь к сыну. Не высказывайте сомнений в отцовской любви к сыну.

Существуют специальные группы самопомощи для детей под­росткового возраста, родители которых страдают алкоголизмом. Это группы «Алатин». Вы скажете, что их нет в вашем городе. Но их можно организовать. Это группы самопомощи, и специалисты не требуются. Интересуйтесь, расспрашивайте других людей, читайте литературу об «Алатине». Могу посоветовать и свою книгу «Если папа пьет...»— М. «Знание». — 1992. — 128 с.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...