Главная Обратная связь

Дисциплины:






Можно ли эффективно защищаться



от унижающего юмора? Вопрос непраздный для многих людей. Можно. И нужно. Но это непросто, и если природные способности к самонаучению меньше, чем у других, имеет смысл специально заняться этим, прибегнув к помощи психологов. Способов такого обучения может быть разработано много. И мы в клубе общения «Маленький принц» в течение многих лет проводим такое обучение.

Проработав и приняв те нравственные позиции в отношении юмора, которые мы обсуждали, участники в составе уже сформированной как коллектив малой группы сначала выясняют, что в каждом из них есть такого, что могло бы подвергнуться осмеянию. Затем пробуем разобраться, стоит или не стоит устранять это в себе. В принципе лучшая защита от насмешки — перестать быть смешным.Скажем, такая вещь, как очки, по мнению малокультурных людей, смешна, но не отказываться же из-за этого от очков. А вот мужчины, прикрывающие лысину отросшими у висков волосами, могут подвергнуться насмешкам, в то время как просто лысина мало у кого вызывает даже улыбку — дело привычное. Кое-кто после разговора отказывается от такого «естественного» парика. А другим, может быть, надо изменить интонации, замедлить темп речи — это тоже поддается тренировке. Или заменить что-то в одежде, подобрать более правильно косметику. А то, может статься, скорректировать что-то во взглядах на жизнь. И перестать раздражаться по каким-либо поводам. Короче, как уже сказано, не надо быть смешным.

Но вот мы поняли, что нет иного пути, кроме как обоснованно защититься от необоснованного юмора, который с большой вероятностью может быть обращен именно на этот неизбежный недостаток. Группа садится в крут, и планомерно каждый по кругу становится объектом юмора всей группы. Договариваемся не щадить никого. Но ведь все добровольно, и каждого поочередно высмеивают. И каждый имеет право нападать.

В игру включаются смелые. Но и им трудно. Прежде всего человек должен привыкнуть выстаивать под градом насмешек, не прятать глаз, вести себя достойно. Голос негромкий, ритм речи размеренный. И попытаться отбиться. Если не удается это сделать самому, то за тебя отбивается группа. Группа нападает, группа и отбивается. Юмор движется по часовой стрелке, каждый по нескольку раз оказывается под огнем. Такой своеобразный юмористический синхрофазотрон, где «частицы юмора разгоняются и начинают светиться». Сначала ответы неинтересны, но потом, когда появляется некое поле, становится все интереснее. Прежде всего, даже если человек не может придумать ничего для себя, то группа набирает для него отбивки на типичные для него нападки, и ему становится легче жить, так как у него есть заготовки. Но любопытно, что при многократном прохождении юмористической стрелы через человека у него появляется вдохновение и его экспромты становятся все более качественными.



Отбивки должны восстанавливать достоинство и быть соразмерными силе юмористической агрессии партнера. Допустим, можно сказать мягко и без попытки юморотворчества простое «ну, почему вы так со мной?». А можно, чтобы ответ был юмористическим. Причем для сохранения мира сперва с уходом от сражения:

• Я в дуэлях не участвую...

• Отлично, выстрел за мной, но, может быть, лучше вообще разоружиться...

Можно ответить на том же уровне юмористической агрессии.

■ У нас была девушка с прелестным именем Клара (в переводе с латинского — ясная, чистая, светлая). Но «каждый дурак», который с ней знакомился, тут же спрашивал ее... О чем? Совершенно верно, о кораллах, о Карле, о кларнете... Кто как мог. Она себя уже и Парой, называла и Клавой.

Но нет, это та ситуация, когда надо помнить имя свое, не расставаться с ним и достойно ответить, ладно уж, будем так считать, на безобидную шутку безобидной шуткой.

Группа нашла ей отбивку. Когда теперь ей говорили о кораллах, она спрашивала:

— Ну почему вы со мной так не по-колпаковски?

После такого ответа (фразой из другой скороговорки) практически всегда следовала улыбка, и не было никакой напряженности. А тот, кто неуклюже «острил» насчет кораллов, смекал, что и в следующий раз ответят, но вдруг похлеще, и уже не задирался.

А ведь иногда надо и похлеще. У девушки с более привычным именем Таня был молодой, талантливый и нахальный руководитель. Физик, только что окончивший Московский физико-технический институт. Физики же, как известно, шутят. Шутил и он. Постоянно. Люди опасались его шуток, а Таня — так до дрожи в руках. И вот, подавая однажды ему на подпись бумагу, она услышала:

— Танечка, деточка, вы дрожите от страсти ко мне или от страха передо мной?

Шутка стала варьироваться по обстоятельствам, и Таня собиралась было уже менять работу. Пришла же в клуб, в сущности, для того, чтобы найти формы защиты. Группа нашла отбивку. И в следующий раз, когда он спросил, мол, от страха или от страсти, Таня ответила:

— От омерзения.

Больше на эту тему он не заговаривал. Но в связи с тем, что она прошла и другие темы курса «Психотехника общения», она не испортила с ним отношения, а существенно улучшила, причем не только свои, но и других сотрудников.

А вот юноша с не слишком, скажем так, прижатыми к голове ушами. Он хотел уже делать операцию, так как насмешки его одолели. Члены группы оказались не менее безжалостными, чем доморощенные остряки, и дали такие посылы:

• А уши у тебя оттопырены для того, чтобы летать?

• Да нет, скорее — чтобы хлопать ими.

• А ты их долго отращивал?

Но вот жертва немного освоилась. Юноша нашелся сам:

• Что бы я делал без них, ведь надо же улавливать ваш тонкий юмор...

А можнообучить использовать юмор для утверждения своей активной жизненной позиции.В «Маленьком принце» вот что мы делаем в ролевом тренинге. Один играет за водителя такси, отказывающегося везти вас, ущемляющего ваши права. Вы сначала мягко, потом все более жестко проводите с ним разговор. На стадии жесткой конфронтации надо найти юмористическо-сатирические ходы. Если это не получается сразу, то группа вам помогает. И вот:

• Простите, пожалуйста, вы хотите, чтобы я вас довезла за свои деньги туда, куда вам надо, но в мои планы входит за свои деньги доехать туда, куда мне надо.

Запишем. Это можно использовать в аналогичных ситуациях. Так сказать, запатентуем. Но дальше больше. Идут экспромты. Вы на собрании предлагаете выбрать молодых и достойных. Грубое и ярое сопротивление со стороны начальников старческого возраста. Ну что ж, за дело, сатира:

• Друзья, что же получается, у нас не заводоуправление, а деддом.

• Готовьте фрак Воланда, сударь, здесь собрался весь тот свет.

Что, зло? А как же? А не зло было для всего общества, когда главный лидер страны никак не мог выговорить слово «социалистический», а все-то у него получалось «сосиски», но продолжал-таки занимать место и не заниматься делом?.. Сейчас меняется многое. Но появляются новые, совсем иные «веселые» мерзости.

В школе юмора «Маленького принца» проводится тренинг и гуманного юморотворчества, не направленного на партнера. Тренинговая задача — юмор на себя. Но без ёрничества. Или «на нас». Или повеселить безотносительной шуткой. Если это удачно, группа дает условный, но весомый приз. Ну а если вдруг на занятиях по гуманному юмору(а не по конфронтационному защитному) проскочила шутка в чей-то адрес или если ты засмеялся над неловкостью товарища, — тебя сурово накажут.

Через некоторое время в процессе таких занятий человек овладевает юмористической стихией. В то время как прежде она владела человеком. Это знаменует собой иную, более высокую степень личностной свободы.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...