Главная Обратная связь

Дисциплины:






ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ



Понятие "предмет судебной экспертизы" по-разному трактуется в юридической литературе, что прежде всего связано с семантической многозначностью термина "предмет". Так, можно выделить ряд определений, в которых под предметом следует понимать то, что устанавливается в результате познавательной деятельности. К ним можно отнести определение, предложенное А.Р.Шляховым: "Предмет экспертизы - это устанавливаемые на основе специальных познаний фактические данные (факты, обстоятельства)".

А.Р.Шляхов выделил также предмет конкретной экспертизы - "обстоятельства (фактические данные), устанавливаемые на основе специальных познаний по вопросам, которые ставятся на разрешение экспертизы". Д.Я. Мирский, М.Н. Ростов считают, что предметом экспертизы является информация о фактах (фактических данных), получаемая в результате исследования объекта, представленного эксперту следователем или судом. В эту же группу входят определения предмета экспертизы как цели исследования, а также решаемых ею вопросов. "Именно вопросы, - указывает Г.М.Надгорный, - определяют предмет конкретной экспертизы, а совокупность вопросов, решаемых на основе определенной отрасли специальных знаний, - предмет соответствующего вида экспертизы"[36].

Вторую группу составляют определения, в которых авторы под предметом судебной экспертизы понимают то, на что направлена деятельность эксперта. Одно из таких определений сформулировали В.Д. Арсеньев и В.Г.Заблоцкий. Предметом судебной экспертизы, по их мнению, являются "стороны, свойства и отношения объекта, которые исследуются и познаются средствами (методами, методиками) данной отрасли экспертизы с целью разрешения вопросов, имеющих значение для дела и входящих в сферу соответствующей отрасли знания"[37].

В.Е.Корноухов считает, что предметом могут быть объективные связи между оригиналом и отображением, между состояниями одного объекта, при исследовании которых эксперт устанавливает факты, используемые в процессе доказывания как доказательства[38]. К этой группе можно отнести определение Н.А.Селиванова. В нем предмет экспертизы понимается как "факт, который реально произошел (мог произойти) в прошлом, существует (мог существовать) в настоящем, а также закономерности, связи и отношения, обусловливающие данный факт"[39].

Анализ приведенных определений показывает, что они отличаются по содержанию. Это объясняется многозначностью судебной экспертизы (практическая деятельность по решению вопросов, возникающих в судопроизводстве, и исследование, проводимое экспертом) и тем, в каком значении употребляется термин "судебная экспертиза". Он может означать различные уровни научной отрасли знания и практической деятельности, каждый из которых имеет свой предмет[40]. По мнению В.Д.Арсеньева, В.Г.Заблоцкого, понятие предмета может относиться к экспертизе как научно-практической отрасли знания, а также к производству экспертизы по конкретному делу[41]. Г.М. Надгорный выделяет предмет судебно-экспертной отрасли, предмет экспертизы определенного вида и предмет судебной экспертизы как практической деятельности[42]. Думается, что последнее предложение более точно отражает разноуровневый характер изучаемого понятия.



Рассмотрим содержание предмета судебной экспертизы как научной отрасли знания. В этом случае предметом являются закономерности формирования свойств объектов и их изменения в связи с совершением преступления.

Помимо обозначения предмета отрасли, внутри ее отдельных видов необходимо выделить предмет судебной экспертизы как практической деятельности. Данный подход является дальнейшим развитием ранее высказанной точки зрения, что следует разграничивать понятия судебной экспертизы как системы знаний, как процессуального института, регламентирующего порядок использования специальных знаний, и как процессуального действия. Анализ содержания предмета экспертизы как практической деятельности имеет смысл еще и в том отношении, что служит необходимым звеном, связывающим процессуальные основы производства судебной экспертизы с предметной частью знаний и методной.

Эксперт, приобретая профессиональные знания, познает предмет отрасли, вида судебной экспертизы, но он не осведомлен в полном объеме о том, что требуется установить при расследовании конкретного преступления и как его заключение будет использовано в частной системе доказательств того или иного обстоятельства. Такое отношение определяется экспертной задачей, сформулированной следователем. В этой связи можно лишь отчасти согласиться с В.Д.Арсеньевым, В.Г.Заблоцким, которые считают, что к предмету конкретной экспертизы относятся вопросы, поставленные перед экспертом следователем или судом, а также решаемые экспертом по своей инициативе, поскольку не только вопросы, но и непосредственные объекты, представляемые эксперту для исследования, определяют предмет экспертизы. Противоречивое отношение между объемом информации, содержащейся в свойствах объекта, и поставленными вопросами порождает уже экспертную ситуацию, которая диктует выбор методики или методик исследования. Таким образом, экспертная задача и является предметом при производстве конкретной экспертизы, а в более сложных случаях предметом комплекса экспертиз или комплексной экспертизы.

При дальнейшем рассмотрении содержания предметной части специальных знаний, кроме анализа предмета судебной экспертизы, необходимо остановиться на раскрытии понятия ее объекта, потому что закономерности свойств объекта лежат в основе как теории судебно-экспертной отрасли знания, так и практической экспертной деятельности. Тем более, что и поэтому вопросу в криминалистической литературе также высказаны конкурирующие точки зрения.

Под объектом судебной экспертизы обычно понимаются источники сведений об устанавливаемых фактах, носители информации, которые подвергаются экспертному исследованию. Данная точка зрения наиболее распространена среди ученых. Спорным же кажется вопрос о том, относятся ли к объекту экспертизы события, факты, явления и другие нематериальные объекты. Одни авторы отвечают на него положительно. Так, В.Д.Арсеньев указал, что в качестве основного объекта судебной экспертизы служат реально существующие (или существовавшие в прошлом) явления, на установление которых направлена экспертиза, а непосредственными объектами экспертных исследований - материальные носители информации о них. Они же по отношению к экспертизе в целом служат объектами вспомогательными. Другие авторы отрицают включение идеальных объектов в понятие объекта экспертизы. Ю.К.Орлов, аргументируя такую точку зрения, отмечает, что в "гносеологическом смысле в качестве объекта познавательной деятельности эксперта может быть любой факт", но необходимо учитывать правовую специфику судебной экспертизы. "Объекты нематериального характера не имеют какого-либо процессуального статуса, и в отношении их не может быть установлен какой-либо процессуальный режим"[43].

По его мнению, процессуальный режим может быть распространен лишь на реально существующие объекты. Против такой трактовки понятия объекта экспертизы выступает Р.С.Белкин, который считает, что события прошлого также могут рассматриваться в правовом аспекте, и напоминает, что общим объектом познания в уголовном процессе является преступление[44].

При анализе изложенных точек зрения отметим, во-первых, недостаточную корректность в обозначении объектов. Например, "событие" можно рассматривать в определенном отношении как "явление", "факт". Более того, понятие "факт" многозначно, и поэтому неизвестно, в каком отношении оно употребляется. В суждениях Ю.К.Орлова понятие объекта судебной экспертизы необоснованно смешивается с понятием вещественного доказательства. Например, объектом судебно-психологической экспертизы являются процессы нормального функционирования психики человека. Естественно, что этому процессу нельзя придать процессуальный статус.

Исходя из этого следует признать более правильной точку зрения тех авторов, которые выделяют понятия родового (видового) и конкретного объектов. Под родовым (видовым) понимается какой-либо класс, категория предметов, обладающих общими свойствами, а под конкретным - определенный предмет, исследуемый в процессе данной экспертизы. Такое разграничение имеет смысл как в теоретическом, так и практическом отношении. Дело в том, что родовой (видовой) объект это совокупность свойств, присущих группе, а закономерности свойств и составляют теорию (теоретические основы) судебно-экспертной отрасли знания, которая входит в объем специальных знаний в связке с предметом, поскольку закономерности свойств могут изучаться (в плане их практического использования) под разным углом зрения с учетом задач, стоящих перед той или иной наукой (что составляет предмет).

Конкретный объект тоже может быть объектом исследования не одной, а нескольких экспертиз, так как он обладает не одним свойством, а многими. Но следователь, исходя из тактической задачи расследования, формулирует экспертную. При этом, основываясь на понятии объекта судебно-экспертной отрасли знания, определяет вид экспертизы (или экспертиз).

Принимая во внимание специфику расследования, нужно согласиться с Г.М. Надгорным, который предлагает перечень конкретных объектов дополнить понятием "производный объект экспертизы"[45]. Данное понятие будет отражать гносеологическую роль производного вещественного доказательства в процессе экспертного исследования.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...