Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава11 ПСИХИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА



Центральной темой первой игры будет обман, пред­ставляемый самыми различными сказочными и реаль­ными персонажами. В сказках всегда обещают манну небесную, успех, обогащение и счастье.

На игровой площадке располагается настоящий ка­мень с известным текстом: «Налево пойдешь... направо пойдешь... прямо...». Каждый выбирает свой маршрут. Тут-то и поджидают первопроходцев Баба-Яга, Кощей Бессмертный и другие подобные персонажи. Всех нужно успешно миновать, не дать себя обмануть, не поддаться на посулы и идти до конца к заветной цели.

Но это еще не окончательная победа, так как пред­стоит пройти через болото, где кишит всякая гадость (это было в игре «Кочки»), встретиться на улице с разными плохими людьми (тоже было).

Центральный эпизод — проникновение в квартиру под разными предлогами плохих людей, прикидываю­щихся кто пожарным, чувствующим дым на расстоя­нии, кто сантехником, кричащим, что сейчас зальет квартиру и весь подъезд, кто «доброй» тетей, принесшей торт от мамы с работы, и т. д. В дверях между двумя комнатами ставятся доверху стулья, через которые вид­но, как в дверной глазок, посетителя. Никто не откры­вает, однако находятся излишне доверчивые дети, поз­воляющие войти, тогда мошенник сбрасывает стулья и кричит: «Ага, попались!» Тут начинается настоящее

сражение-противоборство, но враг в конце концов быва­ет побежден, и все общими усилиями сдают злоумыш­ленника в милицию. Он жалобно просит прощения, но жители отвечают хором: «Суд разберется».

Следует сказать, что в дальнейшем с нашими паци­ентами не было ни одного случая, когда ребенок легко­мысленно пустил бы в дом незнакомых или был бы об­манут на улице, даже если оказался один.

Жизнь продолжается, и игры тоже. Начнем с «Испор­ченного телефона». Все садятся в ряд и передают друг другу «по большому секрету» какую-нибудь историю. Каждый нагнетает драматизм, добавляя подробности, и когда они доходят до последнего в ряду (пациента), то он начинает вскрикивать, подпрыгивать от возбуждения, затем, «очнувшись и придя в себя», говорит во всеуслы­шанье, что это ерунда, глупости, все, что угодно, кроме правды. После чего информация передается в обратном порядке с видоизменениями у каждого участника. Когда она доходит до сидящего, как и раньше, впереди специ­алиста, то он взволнованно и слегка заикаясь, клянется, что будет всю оставшуюся жизнь говорить только прав­ду и ничего больше.

Следует ротация, его заменяет ребенок, из-за которо­го и разгорелся «сыр-бор». Специалист, сидящий в кон­це, отправляет информацию обратно в несколько более позитивном виде. Так что, когда она достигает ребенка, она очищается от негатива и предстает скорее в положи­тельном, чем в отрицательном смысле (до этого было на­оборот).



Затем все садятся в круг и передают друг другу опять же нехорошее — сплетни, подозрения, а то и на­говоры. Принцип игры не меняется: информация идет от специалиста, «задающего тон», к ребенку, находяще­муся в конце.

Следует очередная ротация, ребенок оказывается впереди, а специалист только и ждет, чтобы узнать,

о чем же можно шептаться так долго. «Контролер» и тут присутствует, прохаживается вокруг и слегка постуки­вает по голове тех, кто задерживает процесс.

В завершение наш герой встает и говорит: «Напрасно все думали, что Петя — плохой мальчик: он перестал драться, дергать девочек за косички, подставлять под­ножки, говорить только плохое об учителях и директоре школы, помог старушке перейти улицу и даже стал здороваться». Все выражают радость, восхищение и по­желание, чтобы он оставался в их коллективе хотя бы до окончания такой выдающейся школы.

При участии в игре взрослых они чередуются с деть­ми, «подливая масла в огонь» или, наоборот, его охлаж­дая. Причем в роли первого и последнего участника «ис­порченного телефона» должны побывать все дети.

Игру с таким же успехом можно назвать «Слухи», «Сплетни», «Наговоры». Темы могут быть самыми разно­образными: почему дети плачут, боятся, плохо учатся, не слушают родителей, ябедничают, становятся сильны­ми и т. д. Чтобы в голове не было путаницы, после каж­дой темы устраиваются подвижные игры в течение не­скольких минут.

Во всех случаях подобные игры развивают воображе­ние, способствуют большей гибкости при принятии ре­шений, адекватности самооценки и формированию более адекватного чувства вины.

Реализация столь широкомасштабных задач требует достаточно большого опыта специалиста. Это психотера­певтическая режиссура высшей степени, подразумеваю­щая развитое воображение, гибкость и художественное (образное) видение мира. Левополушарный технокра­тизм, как и абстрактные аберрации здесь недопустимы, ибо убивают спонтанность и творческое мышление.

Все излагаемые ниже игры носят не статичный, как «Испорченный телефон», а динамичный характер. В иг­ре «Невыполнимое задание» тон задает специалист,

приказывая стоящим в разных концах игрового помеще­ния сделать то, чего не может никто, тем более ослаб­ленные еще до рождения, нервные и всего боящиеся де­ти (подзадоривание), например: стремглав взбежать на третий- этаж, набрать ведро воды из единственного рабо­тающего крана и потушить пожар (горящую свечку), затем ликвидировать все последствия аварии и построить новое здание. Причем на все это отводится более чем ог­раниченное время. Ответы на эту абсурдную ситуацию могут быть разными: бросаться немедленно все выпол­нять одному, позвать на помощь или отказаться вообще, пока не прояснится ситуация.

В другом варианте нужно приготовить все уроки за 20 минут и тут же все их рассказать любознательной и очень принципиальной комиссии, состоящей из родите­лей, «попечительского совета», знакомых и друзей семьи, а также не совсем молодых бабушек и дедушек.

«Дразнилки» (издевки) — игра, кажущаяся простой только на первый взгляд. Нужно найти недостатки у ко­го-то, «перемыть косточки», принизить, покрыть позо­ром на всю оставшуюся жизнь. Вариантом будет игра «Почему ты не рыжий?», где нужно вовремя возразить, найдя наиболее приемлемый ответ, вроде «А почему ты не негр?», «Такой родился, а тебя покрасили», «Каждый имеет свое мнение» и т. д.

Очень «своевременная» игра «Шантаж». Роли изве­стны — вымогатель, жертва, близкий друг и доблестная милиция. Организуется двустороннее движение. В роли светофора выступает специалист, стоящий на стуле с зе­леной, желтой и красной кеглями. В игре принимают участие все дети, студенты, курсанты, родители. Внача­ле все идет как надо, затем «светофор» ломается и начи­нается невообразимое. Все носятся, сталкиваются. Про­хожие должны проскочить мимо машин, но больше не везет машинам — они задевают друг друга, ударяются. Из дорогой иномарки выбегает весьма несимпатичного

вида мужчина и начинает требовать возмещения мо­рального и физического ущерба. При отказе платить он угрожает судом, тюрьмой с конфискацией имущест­ва. Показывает в качестве вещественного доказательства царапину, существующую уже несколько лет, берет рас­писку и, «включив счетчик», начинает с угрозами звонить домой, приставать на улице. Заглядывает и участковый, которому нужно, чтобы все было в порядке. В этой неприятной ситуации пострадавшему следует найти вы­ход — возразить, подать заявление в милицию о вы­могательстве, найти адвоката и зафиксировать угрозы на аудио- и фотопленку, но не поддаваться и не давать себя использовать в качестве источника доходов для раз­ного рода психопатических личностей. В игре, безу­словно, все это упрощается, главное, набраться сил и пре­одолеть несправедливое давление.

Другим вариантом игры в шантаж для школьников будут поборы в школе под всякими, в том числе выду­манными предлогами. На родительском собрании, про­водимом чуть ли не каждую неделю, перед родителями (дети и остальные взрослые) предстают директор школы (отец), завуч (мать) и классный руководитель (специа­лист). Они торжественно заявляют, что нет другой такой школы, где бы так любили детей, даже двоечников, раз они хотят исправиться. Но чтобы счастье светилось во всех окошках школы и даже в подвале, нужно совсем не­много — ну, скажем, оборудовать в нем фитоцентр, со­лярий, экзотическую живность развести. Взнос «в счас­тье» может быть любым, но не менее... На следующем собрании выдвигаются «гениальные» идеи — поставить на крыше солнечные батареи, ветряную мельницу, чтобы избежать перебоев с электричеством, а заодно и спутни­ковую антенну. Дальше — больше: приобрести персо­нальные автобусы марки «мерседес», вооружить всех охранников пулеметами Калашникова, проверять отпе­чатки пальцев и обследование радужной оболочки глаза

перед входом в школу, а еще лучше обнести ее высоким забором с видеокамерами, построить оранжерею и раз­бить зимний сад, да мало ли чего не сделает руководство школы для счастья детей, а заодно и педагогов...

Между тем среди родителей нарастает ропот, выявля­ются злостные неплательщики, им грозят отчислением детей из школы, на место которых желающих более чем достаточно. Нужно прийти к разумному компромиссу, и ребенок, как и родитель, принимает в этом посильное участие.

Только отвели родители ребенка в детский сад, как сразу же вокруг начинают виться, как комары или назойливые мухи, некоторые не очень послушные дети. Он уж их точно послушается. Оттесняют его в дальний угол, щиплют, толкают, смеются, видя, как он пугается, сникает, просит пощады. Его положение в группе неза­видно — только в роли изолированного или изгоя (от­вергнутого). А что же «воспитательница»? Она долго пьет чай, разговаривает с коллегами о смысле жизни или постоянно занята чем-то. Стало быть, с воспитательни­цей говорить бесполезно, у нее уже душа зачерствела, да и силы нужно сохранить для собственных детей, мужа и родителей.

Но мы можем скорригировать тревожно-мнительное отношение родителей, чрезмерную опеку, дать большую самостоятельность ребенку, заодно уменьшив его невро­тическую привязанность, с помощью игры на преодоле­ние препятствий, физических и спортивных занятий. Вся программа психотерапевтических игр помогает уст­ранять страхи, вырабатывает уверенность в себе и гиб­кость в поведении.

Затем «внедряем» ребенка в среду мучителей. Он ста­новится одним из них (его же жерственность изображает другой ребенок). Итак, бывший страдалец начинает под­рывать устои «террористической группы», предлагая уви­деть положительные стороны очередной жертвы. Затем

указывает на недопустимость такого отрицательного от­ношения. В группе начинаются «разборки». На сторону «правых сил» переходит все большее число плохо себя ведущих детей. В конце концов «группа» разваливается и уже не может терроризировать новичков.

Подобный сценарий может быть опробован и в школе. Во всяком случае, он действует так же эффективно, как и в детском саду.

Последняя игра рассматриваемого цикла — «Дости­жение цели». Это завершение, кульминация всего прой­денного, усвоенного, достигнутого. Мальчики прыгают на батуте, достигая определенной высоты, проползают меж­ду стульями, висят и подтягиваются на турнике, залеза­ют на деревья (лестницу), прыгают в высоту через верев­ку, устанавливая личный рекорд, перепрыгивают ров (все со страховкой специалиста), одерживают победу в сра­жении, рисуют по заданию, играют на музыкальных ин­струментах, решают задачи на олимпиаде и т. д. Все это проходит уже без прежнего страха и неуверенности в се­бе. Понятно, что при этом учитываются возможности ре­бенка. Главное — претворение желаний в жизнь, успех, развитие собственной компетенции, веры в свои силы и возможности. Для девочек игра «Достижение цели» строится с учетом их психологии — это может быть аппликация, раскрашивание, танцы, музыка и т. д.

Занятия по психологической защите занимают два часа. У старших дошкольников цикл разбивается на два самостоятельных занятия. Игра проводится с 5 лет, вер­хняя граница — по крайней мере 15 лет.

Глава12





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...