Главная Обратная связь

Дисциплины:






Другой вид контроля



 

До сих пор все, что мы обсуждали, относилось к ограничениям, которые мы налагаем на себя (или к их отсутствию), но существует ведь и еще другой тип самоконтроля, который мы применяем, даже не осознавая этого. Но для начала небольшая история.

Элтон – филантроп, занимающийся сбором денег в поддержку детских больниц по всему миру. Иногда он работает с местными агентствами, разрабатывая бизнес-планы для постройки новых больниц, зачастую в странах третьего мира, где существует острая необходимость в медицинской помощи. Иногда он работает непосредственно с потенциальными спонсорами, помогая им найти больницы, нуждающиеся в поддержке, и организует процесс передачи и применения денежных средств. За последние пятнадцать лет или больше он помог собрать почти миллиард долларов для детских больниц в пятидесяти странах. Благодаря ему более ста тысяч детей смогли получить жизненно необходимую медицинскую помощь.

В работе Элтону приходится сталкиваться со сложными этическими вопросами. Некоторые инвесторы заинтересованы не столько в поддержке детской медицины, сколько в получении благосклонности со стороны местных властей, которые в свете осуществляемых инвестиций зачастую «закрывают глаза» на сомнительные предприятия, в которые вовлечены эти инвесторы. Иногда благосклонность заключается в понижении налога, изменении некоторых норм и правил или, в самых крайних случаях, полном игнорировании откровенно незаконной деятельности. Филантроп обычно в курсе всего этого, и иногда ему приходится разрешать сложные этические дилеммы. Он понимает, почему получает от инвесторов средства. Он может отвергнуть эти «нечистые» деньги – отменить сделку или отказаться в ней участвовать. Но он этого не делает. По его мнению, все находится в балансе. Если бы он не участвовал в сделках, то детские больницы не были бы построены. Если он игнорирует незаконные действия, то ничего страшного, потому что он все-таки тратит деньги на благородное дело.

Образ мышления и поведение Элтона – яркий пример того, что психологи назвали «эффектом моральной саморегуляции». Чтобы нивелировать свои неэтичные поступки (или полное бездействие), человек склонен идти на «этическую хитрость» – совершать «балансирующие» благородные поступки. Когда мы совершаем такой «правильный» поступок, мы ощущаем нечто вроде морального очищения. Когда же мы ничего не делаем или же предпринимаем что-то аморальное (потому что нам кажется, что на нашем «моральном счету» достаточно хороших поступков), это называется моральным лицензированием.

Вспомните, к каким уловкам прибегает индустрия экологически чистой продукции. Зачастую людей побуждают покупать экологически чистые продукты, вызывая у них чувство вины. Наверняка вы видели объявления в отелях с просьбой повторного использования полотенец. В данном случае клиент отеля не получает никакого вознаграждения, кроме морального удовлетворения: «я делаю что-то для защиты окружающей среды». Но это удовлетворение компенсирует чувство вины за то, что дома он придерживается далеко не «экологичного» поведения. Тем временем, отель получает выгоду от снижения расходов, что и является основной целью таких уловок. (Замечу, что я не пытаюсь дискредитировать все кампании в защиту окружающей среды; это просто хороший пример того, как работает моральная саморегуляция.)



Действие этого эффекта так же малозаметно, как и фоновый шум, – это происходит сплошь и рядом. Нужно всегда помнить, что такие механизмы, как моральная саморегуляция, используются нами, чтобы чувствовать себя в своих действиях более непринужденно. Балансировка делает наш мозг «счастливым», а ощущение непринужденности – особенно вкусное угощение для нашего мозга.

Мы вернемся к механизмам самоконтроля чуть позже, а сейчас давайте обратимся к такому понятию, как сожаление – одному из наиболее важных, но неправильно понимаемых нами чувств.

 

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...