Главная Обратная связь

Дисциплины:






Как язык формирует наше восприятие



Шекспир писал: «Что в имени? Как розу ни зови – в ней аромат останется все тот же». Профессор психологии Стэнфордского университета Лера Бородицки готова с этим поспорить. Сосредоточив внимание на различии грамматических родов немецких и испанских слов, Бородицки провела исследование воздействия на нас категории грамматического рода.

 

Возьмем слово «мост». В немецком языке «мост» (die Brucke) – существительное женского рода; в испанском – мужского (el puente ). Бородицки обнаружила, что, если немца попросить описать мост, он использует слова «красивый», «изящный», «грациозный». Испанец же употребит слова «сильный», «прочный», «крепкий». И наоборот: слово «ключ» – мужского рода в немецком и женского – в испанском. Немец при описании ключа употребляет слова «шероховатый», «тяжелый», «твердый», «металлический»; испанец же – «затейливый», «золотой», «изящный». Бородицки даже придумала свой собственный язык («Гумбузи»), приписав словам грамматические роды наобум. Через день после изучения участниками нового языка можно было наблюдать, как на описания существительных влияет приписанный им грамматический род. Исследование Бородицки показывает, что грамматические категории, усваиваемые нами с самого раннего возраста, значительно влияют на наше восприятие мира.

 

 

Так насколько же мы податливы?

 

Если после прочтения этой главы вы все еще сомневаетесь, что наш мозг подвержен огромному количеству воздействий, то читайте дальше. Следующие строки могут стать решающим доводом. Что, если я скажу вам, что на ваши суждения о «плохом» или «хорошем» значительно влияет тот факт, правша вы или левша? И это уже не новость! Недавние исследования показали, что мы склонны делать суждения, основываясь на том, какая сторона мозга является у нас ведущей. Правши выбирают объекты, которые находятся справа, а левши – слева. Но почему? Эти предпочтения «запрограммированы» в нас или формируются с обучением? Ученые Даниэл Кассанто и Эвангелиа Крюсикоу из Новой школы социальных исследований и Пеннсильванского университета решили изучить этот вопрос с помощью ряда экспериментов.

 

Чтобы ответить на первый вопрос (запрограммированы ли в нас эти тенденции?), исследователи набрали тринадцать добровольцев – праворуких пациентов, страдающих церебральными нарушениями, при которых одна сторона тела была ослаблена или парализована. Пять из них остались правшами. Остальные «потеряли» правую сторону и благополучно стали левшами. Участникам показали рисунок, на котором был изображен некий персонаж: он сидел между двумя пустыми коробками и говорил, что любит зебр и думает, что они хорошие, но ненавидит панд и думает, что они плохие (или наоборот). Затем их спросили, какое животное им больше нравится и в какую коробку – правую или левую – они бы положили его. Все праворукие пациенты положили «хорошее» животное в правую коробку. Все левши, за исключением одного, положили его в левую коробку. По-видимому, предпочтения мозга (правая или левая сторона) можно изменять.



 

Но благодаря чему происходят эти изменения – благодаря устройству нервной системы или благодаря обучению? Для ответа на этот вопрос ученые провели эксперимент с 56 здоровыми правшами. Половину из них попросили надеть лыжную перчатку на правую руку, а половину – на левую. Затем их попросили вытягивать домино из коробки – по две за раз, каждой рукой по одной штуке – и симметрично ставить их на стол. Если костяшка домино падала, нужно было поставить ее соответствующей рукой. Другими словами, половину правшей превратили на время эксперимента в левшей. Затем их препроводили в другую комнату и попросили пройти вышеописанное задание с животными. Результат: три четверти участников со свободной правой рукой положили хорошее животное в правую коробку; две трети «временных левшей» – в левую коробку. Понадобилось всего двенадцать минут «обучения», чтобы изменить предпочтения правшей в «левую сторону»!

Это и подобные ему исследования говорят о том, что даже самые базовые суждения формируются у нас под воздействием таких, казалось бы, безобидных факторов, как наше ведущее полушарие. Значит ли это, что мы не можем доверять себе в принятии разумных, здравых решений? Нет. Но это значит, что на наши решения, мнения и суждения влияет гораздо больше разных факторов, чем мы подозреваем. И, как мы увидим далее, это также значит, что наш мозг – переносчик «психосоциальных микробов».

 

 

Глава 11. Как наш мозг «заражается психосоциальной простудой»

 

Трудно преувеличить степень, в которой на нас влияют те, на кого мы влияем сами.

Эрик Хоффер

 

Ты меня чувствуешь?

 

Представьте, что вы пришли на вечеринку с друзьями; все отлично проводят время. Вокруг обычная болтовня, громкая музыка, и расслышать слова собеседника можно, только находясь не более чем в метре от него. Вдруг ваше ухо различает звуки, похожие на чей-то крик. Вы прислушиваетесь и явственно различаете крик из другого конца комнаты – оглядываетесь и видите двух мужчин, все громче и громче кричащих друг на друга. Вы и еще несколько человек приближаетесь к ним, вскоре к вам присоединяются все остальные гости. Кто-то выключает музыку: теперь все внимание сосредоточено на скандале. И тут один парень пытается ударить второго; тот уворачивается, обхватывает первого и оба падают на стол. Стол переворачивается, начинается драка. В конце концов их растаскивают и заставляют уйти – но все знают, что произойдет, когда они выйдут, поэтому толпа выходит за ними на улицу. Драка продолжается. Толпа начинает кричать и подбадривать их: кто-то – за первого парня, кто-то – за второго. Затем кто-то из гостей начинает кричать на других, потом еще кто-то. Вскоре спокойная и дружелюбная компания превращается в «бомбу», готовую в любой момент взорваться. Все это происходит в течение каких-то шести минут. Вечеринка закончена…

Эта «веселая» история является отличной иллюстрацией явления психологического «заражения» – склонности заражаться эмоциями других людей, их мыслями и моделями поведения. «Счастливый» мозг очень легко подхватывает такую заразу и рад передать ее другим. Эта тенденция, как и другие тенденции «счастливого» мозга, одновременно имеет и положительные, и отрицательные стороны. Гнев (в нашем примере гнев, смешанный с истерией) – одна из нескольких психологических зараз. А вот еще некоторые:

• упреки, обвинения;

• стресс;

• страх;

• отвращение;

• беспокойство;

• радость;

• негодование;

• восприятие риска;

• булимия;

• аморальное поведение.

Самое масштабное исследование эмоциональных «инфекций» было проведено с целью понять, как эмоция радости/счастья распространяется в больших общественных группах. Чтобы определить важнейшие характеристики «инфекции» счастья, исследователи использовали фактологический материал за период в 20 лет (результаты объемного исследования сердечных болезней, проводимого в городе Фрэмингем, – Framingham Heart Study ). Прежде всего исследование показало, что эмоция радости может распространяться на людей, отделенных друг от друга тремя ступенями знакомства (например, друг друга вашего друга). Исследователи также выяснили, что люди, которых окружают счастливые люди, в краткосрочной перспективе имеют значительно больше шансов почувствовать себя счастливыми в будущем. Также узнали, что счастье – потенциальная сила, объединяющая людей. Иными словами, счастье в высшей степени заразно, а эффекты этого «заболевания» долговечны – если только на его пути не встают географические факторы (это единственная преграда распространения указанной эмоции).

Другие исследования в этой области затронули тему курения: если вы поддерживаете отношения с курильщиком, то вероятность того, что вы начнете курить, – 61 %. Если друг вашего друга курит, то вероятность того, что вы закурите, – 29 %. Даже если ваш знакомый в третьей ступени (друг друга вашего друга) курит, то все-таки существует вероятность, что вы закурите, и она составляет 11 %.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...