Главная Обратная связь

Дисциплины:






Синхронизация беспокойства



 

Психосоциальные инфекции распространяются благодаря тому, что мы, люди, социально взаимозависимы. Мы не только явно воздействуем друг на друга, но и распространяем влияние посредством «эмоциональной синхронизации». Для наглядности представьте стайку птиц: вот они сидят на земле и клюют корм. Вдруг что-то пугает одну из них, и вся стая взлетает, устремляясь в одном направлении. Вышеописанная история о вечеринке, вышедшей из-под контроля, – яркий пример такого взаимодействия. Беспокойство распространяется в группах людей по определенному сценарию. В любой группе всегда будут люди, более других склонные к беспокойству. Но исследования утверждают: если группа находится под влиянием факторов, вызывающих беспокойство, то все члены группы в конце концов будут испытывать беспокойство в равной степени, независимо от того, насколько хорошо они контролируют себя в эмоциональном плане.

Дэвид Эйлам, исследователь в Университете Тель-Авива, изучил, как группы мышей-полевок реагируют на опасность, исходящую от сов-сипух. Исследователи очень любят проводить эксперименты на мышах, так как они явно демонстрируют социальные отклики, характерные и для людей. Когда сипухи летают над клетками с одиночными мышами, беспокойство каждого животного повышается в равной степени (оно измеряется с помощью специальных поведенческих тестов). В группе все животные проявили одинаковую степень беспокойства. Но когда Эйлам объединил две группы полевок с разными уровнями беспокойства, то беспокойство распространилось на всю группу, и абсолютно все полевки проявили очень высокую степень нервозности.

Эйлам полагает, что такие поведенческие тенденции приносят особенную пользу общественным животным в период кризиса. Это может объяснить, почему люди массово обращаются в религию после глобальных катастроф. По словам Эйлама, это помогает индивидам, наиболее склонным к беспокойству, не «переходить черту».

 

Остерегайтесь обвинений!

 

Упреки, обвинения – особенно заразная инфекция. Это явление прекрасно проиллюстрировано в одной из серий «Сумеречной зоны» (примерно 1959 год) под названием «Монстры на Мэйпл-стрит». Действие разворачивается ночью на тихой провинциальной улочке. Неожиданно происходит нечто, похожее на падение метеоритов, – на всей улице вышибает пробки, и она наводняется обеспокоенными людьми. Затем возникают сомнительные новости о появлении на Мэйпл-стрит инопланетян-гуманоидов. Вскоре начинают происходить странные вещи: в одном доме включается и выключается свет, какая-то машина вдруг самостоятельно куда-то едет. Соседи начинают подозревать друг друга в том, что они инопланетяне. Один обвиняет другого. Истерия быстро распространяется, и в конце концов кого-то ошибочно принимают за инопланетянина и убивают. В это самое время на ближайшем холме сидят два инопланетянина и, наблюдая за происходящим, поражаются, как легко можно манипулировать человеческими эмоциями.



Этот сюжет, хотя и сильно утрированный (но мастерски поданный создателем «Сумеречной зоны» Родом Серлингом), ярко иллюстрирует нам, как быстро в обществе распространяются обвинительные настроения, попутно разжигая еще и другие негативные эмоции. Наука подтверждает вышесказанное. Ученые из Университета Южной Калифорнии и Стэнфордского Университета предложили наглядную аналогию: публичные обвинения «поражают» людей так же, как свиной грипп. Проведя ряд экспериментов, исследователи доказали, что наблюдение ситуации, в которой кто-то обвиняет другого, существенно увеличивает вероятность того, что этот человек начнет винить других в своих неудачах, даже если ситуации различны. Распространение «инфекции обвинения» тесно связано с защитой собственного имиджа. Авторы исследования полагают, что, когда мы наблюдаем, как кто-то оправдывается, мы тоже подспудно начинаем стремиться к защите своего имиджа. В этом исследовании степень распространения «инфекции» уменьшалась, когда участников просили написать список своих положительных качеств (список выступал «противоядием» для обвинений). Чем более уверенными в себе становились участники (чем больше «противоядия» они принимали), тем меньше они чувствовали необходимость в защите своего имиджа.

Ну, достаточно об обвинениях. Какова же обратная сторона «эмоциональной монеты»?

 

Подцепить «болезнь» эмпатии

 

Все больше и больше исследований говорят в пользу того, что нашему мозгу довольно трудно разграничить наблюдение за действием и участие в этом действии. Эмпатия – тоже своего рода «инфекция» – частично базируется на нашей способности испытывать чьи-либо эмоции на себе посредством компенсаторного опыта, «влезать в чью-то шкуру». Я всегда вспоминаю это, когда вижу падающего комика. Проникаясь его смущением, я будто сам стою на сцене под равнодушными взглядами зрителей. Когда мы заражаемся чьими-то эмоциями, с нами происходит нечто подобное. Мозг старается преодолеть нашу изолированность от происходящего. Исследования показали, что мозг способен откликаться на переживания близких людей в такой степени, что позволяет человеку чувствовать их боль как свою собственную.

Психологи из Йельского университета и Университета Калифорнии, Лос-Анджелес, исследовали это явление в интересном ракурсе: они хотели выяснить, может ли демонстрация кем-то большой степени самообладания повлиять на наше собственное самообладание? Участников попросили либо пронаблюдать подобную ситуацию «вживую», либо просто прочитать о таком случае. И наоборот: либо пронаблюдать, как кто-то демонстрирует отсутствие самообладания, либо прочитать описание такой ситуации.

Каковы же были результаты? Участники, наблюдавшие ситуацию вживую, не смогли показать такую же степень самообладания, как те, кто просто прочитал об этом. Другими словами, пребывание «в шкуре» того человека как бы морально истощило их, будто они сами участвовали в той ситуации. С другой стороны, те участники, которые просто читали описание ситуации, продемонстрировали повышение своей способности к самоконтролю. Те, кто читал об отсутствии самообладания, не выказали никаких признаков повышения этой способности у себя. Чтение оказало усиливающее воздействие, но не компенсаторное (как наблюдение ситуации).

Различия результатов указывают на ширину психологической дистанции. Наблюдение уменьшает ее. Чем меньше дистанция, тем больше компенсаторный эффект. Чтение предоставляет возможность увеличить психологическую дистанцию (человек, о котором вы читаете, не находится непосредственно перед вами), что уменьшает компенсаторный эффект.

Результаты этого исследования будут полезны на практике. Например, если группа людей работает над проектом, а некоторые ее члены демонстрируют крайнее усердие, то остальные члены группы испытают на себе компенсаторное энергетическое истощение. На энергетический потенциал группы оказывают влияние действия всего двух ее членов. Другой пример: для таких профессий, как полицейский, врач и т. п., способность проявлять самообладание является ключевой. Поэтому абсолютно ясно, что возникновение у представителя такой профессии компенсаторного энергетического истощения может привести к нервному срыву и психологической катастрофе.

Ну и в завершение скажу вот что. Мне кажется, что слово «само обладание» почти в половине случаев применяется неправильно. Социум гораздо сильнее воздействует на наш само контроль, чем мы предполагаем. С другой стороны, регуляция психологической дистанции (весьма непростая задача) – это и есть истинное проявление самообладания. Перевешивание «весов» дистанции в одну из сторон приводит к тому, что мы можем стать либо слабовольной эмоциональной «тряпкой», либо «доктором Споком».

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...