Главная Обратная связь

Дисциплины:






Прощайте и придерживайтесь доброго исповедания



Я учу о семи .самых важных понятиях, касающихся веры* Прежде всего, мы выяснили, что каждый верующий обладает мерой Божественной веры — веры, сотворившей миры в начале времен, веры, двигающей горы!

Во-вторых, мы узнали, что ваша вера может расти и развиваться. Но рост вашей веры—это ваша ответствен­ность, а не Бога.

В-третьих, мы увидели, что настоящая Библейская вера исходит из сердца, а не из головы или разума. Потому что человек верует сердцем.

Я также сказал, что в Евангелии от Марка (11:23,24) со­держатся одни из наиболее поразительных высказываний Иисуса о вере, которые Он когда-либо говорил. Но мы не можем изучать крайне важный предмет веры, не изучив контекст, который касается написанного о вере в этом мес­те Писания.

МАРКА 11:22-26

Иисус отвечая говорит им:

Имейте веру Божию. Ибо истинно говорю вам: если кто скажет горе сей: «поднимись и ввергнись в море», и не усумнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет.

Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в мо­литве, верьте, что получите, — и будет вам.

И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согре­шения ваши;

Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не про­стит вам согрешений ваших.

Итак, четвертое важное замечание о вере — это то, что вера не будет действовать, если в вашем сердце кроется непрощение. Иисус сказал в Евангелии от Марка (11:25): «И когда стоите на молитве, прощайте...»

Как я сказал, именно в Евангелии от Марка, главе 11, стихах 23, 24 Иисус дает эти изумительные определения самой сути веры, которые являются очень волнующими, удивительными и поразительными. Это изумительные ут­верждения, однако никто еще не докопался до всей их глу­бины. Но вместе с тем в одном и том же высказывании и в одном и том же духе Иисус говорит: «И когда стоите на молитве, прощайте».

У веры могут быть препятствия

Если вам присущ дух непрощения или же вы живёте в атмосфере непрощения, то ваша вера не будет действовать. Ваши молитвы не будут действовать. Из всех заявлений, которые Иисус сделал о вере (вы можете прочесть их во всех четырех Евангелиях), непрощение является единс­твенным препятствием, о котором когда-либо упоминает Иисус. Поэтому это очень важно.

Я постоянно говорю людям: «Если бы мои молитвы и вера не действовали, то это обстоятельство, то есть непро­щение, было бы первым, на что я обратил бы внимание!» Иными словами, я просто никогда не позволю храниться в моем сердце чему-либо против кого-либо. Я отказываюсь думать плохо о людях. Мне не важно, что они мне сделали или что сказали обо мне, я никогда не позволю этому вли­ять на меня, поскольку, если я допущу это, то оно повлия­ет на мою веру.



Я помню, как много лет назад, будучи молодым бап­тистским проповедником, я являлся пастором обществен­ной церкви. Мы сделали церковь общественной, потому что это была поместная церковь, единственная в том обще­стве, и все посещали ее. Где-то восемьдесят пять процентов из нас были Южными баптистами, а остальные пятнадцать принадлежали другим деноминациям. Лучшие представи­тели общества посещали нашу церковь.

Затем я принял крещение Духом Святым, и мы все ста­ли пятидесятниками. Где-то девяносто три процента людей последовали за мной. А затем, некоторое время спустя, я переехал и принял пасторство в полноевангельской церк­ви, потому что в 1937 году, если человек начинал говорить на языках, то он становился изгоем. Поэтому, пробыв пас­тором этой общественной церкви около трех лет, я принял пасторство полноевангельской церкви.

Спустя три или четыре месяца моего пасторства женщи­на из этой новой церкви пришла к нам в дом, предостав­ленный нам церковью. Когда мы с моей женой разговари­вали с этой женщиной, она сказала:

— Брат Хейгин, у меня есть вопрос, который я хотела бы задать вам.

Знаете, у большинства людей огромное количество воп­росов, поэтому я сказал:

— Вы можете задать вопрос, но я не знаю, смогу ли на него ответить. Если смогу, то отвечу. Если же нет, то скажу, что не могу.

Она сказала:

— Я знаю, что вы пробыли здесь всего три или четыре месяца, но этого достаточно, чтобы обнаружить некоторые вещи. Я верю в Бога где-то восемь-девять месяцев, поэтому я еще просто младенец. Но моя мать, одна из моих сестер и некоторые другие члены нашей семьи посещают эту цер­ковь уже двадцать три года. Вы уже, наверное, заметили за время вашего пребывания здесь, что нет более верных христиан, чем мама и другие члены нашей семьи. Они ни­когда не пропускают служений.

Я сказал:

— Да.

— Они столь верны вот уже двадцать три года, — про­должила она. — Они всегда дают десятину и помогают поддерживать церковь.

Мать этой женщины была очень духовной. Временами через нее проявлялись различные дары Духа. И буду совер­шенно откровенным с вами, все двенадцать лет, которые я был там пастором, я считал ее одной из наиболее духовных и одаренных людей. Я видел больше проявлений Духа в ее жизни, чем у кого-либо другого, включая восемь из десяти проповедников, которых я знаю. Она была очень посвя­щенной и освященной женщиной Божьей.

Я сказал этой женщине:

— Я согласен с вами, что ваша мать и сестра также, на­сколько мне известно, очень верны. Нет более посвящен­ных людей делу Божьему, чем ваша семья.

Затем я сказал ей:

— Но вы не задали мне вопрос, вы просто рассказали мне о посвященности своих родных, и я согласен с вами.

Она продолжила:

Вы не знаете семью моего мужа, но и его семья посещала эту церковь вот уже двадцать три года. Его мать уже завершила свой земной путь и пошла к Иисусу, будучи уже в пожилом возрасте. Поэтому остальная часть семьи переехала, и вы знаете только Моего мужа.

Затем она сказала:

— Семья моего мужа и моя семья посещают церковь двадцать три года. Моя семья наиболее посвященная, освященная и отделенная. Семья моего мужа спаслась, исполнилась Духом Святым, и они хорошие люди. К примеру, они ни за что на свете не солгут. Но они — одни из самых неверных людей, которых можно встретить в своей жизни. На них нельзя ни в чем положиться, когда речь заходит о какой-то работе для церкви. Они даже служения толком не посещают. К примеру, один из них мог появиться раз в три-четыре недели. Затем опять какое-то время они не ходят. Они ни разу не дали, ни копейки на поддержку церкви, даже когда возвращались (однако ее муж был очень верным в даянии десятины).

Женщина продолжила:

— В то время как можно было подумать, что семья моего мужа уже останется в церкви и полностью посвятит себя Господу, они уходили из церкви и не возвращались какое-то время. Затем, когда уже все привыкли, что их нет и что это к добру, они снова начинали посещать церковь.

Я сказал:

— Вы все еще ничего у меня не спросили.

— Вот мой вопрос, — сказала она. #- Если за эти двадцать три года кто-то в моей семье исцелился, то я не знаю об этом. Нам всегда приходилось обращаться в больницу, переносить операции, или кто-то из нашей семьи умирал раньше времени. (Два члена ее семьи умерли преждевременно.)

— Но в семье моего мужа, — продолжила она, — я не помню ни одного случая, чтобы кто-нибудь не исцелился. Брат Хейгин, вы можете мне это объяснить?

Это был достаточно серьезный вопрос! Я сказал ей: — Сестра, я не знаю, почему один человек исцеляется, а другой — нет. И никто определенно об этом не может знать, если только Бог не откроет это ему. Поэтому на ваш вопрос я не могу ответить ничего определенного, пока Бог не откроет мне это.

Позвольте мне немного отклониться от того, о чем мы здесь говорим. Однажды, когда Господь явился мне в видении, я спросил Его о моей близкой родственнице, которая не смогла принять исцеление, и вследствие этого ей пришлось перенести очень серьезную операцию. В видении Иисус говорил мне о чем-то другом, но затем я спросил Его о родственнице.

Я очень усердно молился и использовал всю имевшуюся у меня веру, чтобы она приняла исцеление. Я спросил Иисуса:

— Почему она не получила исцеление и теперь ей нужно ложиться на операцию? Ведь она была рожденной свыше, исполненной Духом, очень посвященной христианкой.

Господь Иисус ответил мне:

— Это между Мной и ею. Это вообще не твое дело.

Именно так Господь и ответил. Он сказал: «Это вообще не твое дело».

Понимаете, мы всегда пытаемся вмешиваться не в свое дело. Но Господь сказал: «Это Мое дело и ее дело, а не твое».

Затем Иисус сказал мне:

Ты когда-нибудь читал в Моем Слове, что «Сокрытое принадлежит Господу, Богу нашему, а открытое нам и сы­нам нашим до века...»?

— Да, это Второзаконие (29:29), — ответил я.

—Хорошо, — сказал Он. — Причина, по которой не исцелилась твоя родственница, остается сокрытой между Мной и ею. Если бы Я хотел, чтобы ты знал, Я бы сказал тебе. А если Я не говорю тебе, тогда даже и не думай об этом. Даже не касайся этого в своих размышлениях. Но то, что открыто тебе, то проповедуй. Иди и проповедуй ис­целение, как ты проповедуешь об этом, потому что это правильно. Но если люди не исцеляются, даже не думай об этом. Даже не касайся этого в своих мыслях. Это вообще не твое дело. В любом случае ты не исцеляешь, ты просто проповедуешь об исцелении.

С тех пор, если люди не получают исцеления, я даже не думаю об этом. Именно так велел мне поступать Господь, поэтому я так и делаю.

Женщине, спросившей меня, почему члены ее семьи никогда не исцелялись, я ответил:

Я не знаю, почему одни люди исцеляются, а другие — нет, пока Господь не откроет мне это. Но я знаю несколько основных правил, изложенных в Слове Божьем. Поэтому, даже не зная семью вашего мужа, я мог бы сказать, что им присущи две важные характеристики. Я бы сказал, что они скоры на покаяние и прощение и они скоры верить.

У меня не было особого откровения об этом, но я знаю Библию. В девяти из десяти случаев вы всегда найдете от­вет в Слове, а не через особое пророчество или Слово от Господа.

Когда я сказал это, ее глаза округлились до размера блюдец! Она сказала:

— Брат Хейгин, вы попали прямо в точку!

— Нет, — сказал я. — Не я попал в точку, это сделало Слово. Я взял это из Слова.

Она сказала:

Я считаю, что семья моего мужа — самые скорые на прощение Люди, которых я когда-либо видела в своей жиз­ни. Если бы у них появилась мысль, что они ранили или обидели вас чем-то, то они тут же покаялись бы и попро­сили вас простить их. И сделали бы это искренне.

Они также могли продолжительное время не посещать церковь, а затем прийти на собрание, выйти и покаяться, искренне принять Слово Бога и быть благословленными больше всех остальных, кого я когда-либо видела в моей жизни.

Но если взять мою маму и остальную нашу семью, продолжила она, — то скажу вам честно, мы с трудом кого- либо прощаем. Это присуще всей семье. О, конечно, в кон­це концов мы простим, потому что знаем, что мы долж­ны это сделать, так как об этом говорит Библия, Но мы держимся до последнего. А когда необходимо уверовать во что-то, то для нас это самое сложное, что только может быть.

Это было бы смешно, если бы не было так печально.

Я сказал:

— Вы сами ответили на свой вопрос.

— Она подтвердила:

Полагаю, что так.

Наш основной текст главы гласит: «И когда стоите на молитве, прощайте...» (Мар. 11:25). Если вы хотите, чтобы ваша вера действовала, — прощайте.

 

Вы можете прощать

— Да, — сказал кто-то, я верю в это, ладно, но я не могу это делать.'

Одна женщина сказала мне:

— Брат Хейгин, я хочу, чтобы вы изгнали из меня этого старого духа непрощения. Я держу обиду на одну женщину из нашей церкви, но, как я ни пыталась, мне не удается простить ее. Кажется, я не умею прощать.

— Хорошо, — сказал я, — я хочу задать вам вопрос, сестра. Вам когда-нибудь приходилось прощать за что-нибудь вашего мужа?

О, да, — сказала она. — Мне неоднократно приходилось прощать его, да и ему меня тоже.

Я спросил:

Получается, вы можете прощать мужа? Я думал, что вы не умеете прощать.

Она рассмеялась и сказала:

— Вы знаете, я могу, я могу это делать!

Я сказал:

— Конечно. Если вы можете простить одного человека, то можете простить и другого.

Друзья, это так просто. Довольно часто мы без необходимости все усложняем. Например, заметьте, что Иисус сказал: «когда стоите на молитве, прощайте...» (Мар. 11:25).

Это означает, что вы можете прощать. Иисус не стал бы вам говорить делать что-либо, если бы вы не могли это сделать. Если бы Он сказал вам делать что-то, чего вы не можете сделать, то тогда Он был бы несправедлив. Но это не так.

Видите ли, довольно часто люди просто не хотят решать проблемы. Они хотят, чтобы кто-то другой сделал это за них, хотя на самом деле это их ответственность.

Однажды после собрания, которое я проводил, жена служителя сказала мне:

— Брат Хейгин, вашими проповедями и учениями вы меня совсем запутали.

Нет, сестра, — сказал я. — Я не запутал вас. Вы были запутаны, когда я приехал сюда, а свет Слова Божьего просто показал это.

Знаете, вы можете взять фонарик и пойти в подвал или на чердак, где вы храните старые вещи. Там повсюду может быть пыль и грязь, но вы же не говорите при этом: «Посмотрите, что натворил этот фонарик!» Нет, эта пыль была там все время — не фонарик нагнал туда пыль. Фонарик просто показал ее.

Жена этого служителя сказала:

— Я просто в ужасном состоянии.

— Почему? — спросил я.

— Потому что я не могу простить свою свекровь, я просто ненавижу ее. Я ненавижу мою свекровь.

Я сказал;

Вы не можете простить ее?

— Нет, — ответила женщина. — Не могу.

Она продолжила:

— Брат Хейгин, вы упомянули место Писания, которое говорит: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1 Иоан. 3:15).

Затем, когда вы сказали «ненавидящий брата своего», вы добавили «это означает и свекровь, и тещу».

А теперь я даже не знаю, спасена я или нет, потому что ненавижу свою свекровь.

Я позволил ей немного больше рассказать о своей про­блеме, прежде чем помочь ей.

Я сказал:

— Согласно Писанию, если вы ненавидите свою свек­ровь, то вы не спасены. Вот так все ясно и просто.

— Господи, — сказала она. — Я теперь даже не знаю, что делать, потому что во мне затаился дух непрощения. Я просто не могу простить ее и ненавижу ее. Я в ужасном состоянии.

Я мог понять, почему все так случилось, поскольку я был знаком с ее семьей. Муж этой женщины был единст­венным мальчиком в семье. У него было две или три сест­ры, а его папа умер, когда он был совсем маленьким ребен­ком, приблизительно пяти-шести лет.

Поэтому мать и его сестры вырастили этого мальчика. А затем, из-за того что он был единственным мальчиком, когда он стал мужчиной, все эти женщины продолжали ру­ководить им. Но когда он женился, его жена тоже захотела иметь право голоса в его жизни. Поэтому и возник конфликт.

Теперь, когда этот мужчина женился, его жена хотела говорить ему, что делать, но его мать все еще продолжала руководить им. Поэтому он, как говорят, оказался между двух огней. Я мог понять, почему ситуация оказалась такой сложной.

Но я также знал, что в сердце эта женщина не питала не­нависти к свекрови. Она была спасена и исполнена Духом Святым. Просто она позволила дьяволу управлять своим разумом и плотью.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...