Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 18. Все будет просто



Я ожидала, что утром Лэкс будет вести себя не так как вечером, но его поведение превзошло все мои ожидания. Когда утром я вошла на кухню, он зашел следом за мной и на виду у парней, обнял меня сзади за шею, свешивая руки вперед, и будничным тоном говоря:

- Всем привет!

Последовала немая сцена – когда Эдвард хмуриться, Шон отводит глаза, а Эйтан бесстыдно разглядывает нас, словно мы были голыми.

- Вы решили поиграть и для нас в романчик? – осведомился Эйтан, насыпая хлопья в тарелку.

- Нет. Мы встречаемся, - отозвался Лэкс, не слишком-то вежливо толкая меня на стульчик и садясь рядом. Для пущей убедительности, он сопротивляющуюся меня привлек к себе и поцеловал.

- Фу, - замычал тут же Эйтан, - такое чувство, будто увидел, как целуются два парня.

- Как романтично. – простонал Эдвард роняя голову на стол, - как можно с такими счастливыми мордами с утра портить настроение одинокому человеку?

- Ты не расстроен? – осторожно спросила я, ожидая что реакция Эдварда должна быть гневной, ведь это его любимый Лэкс.

- Нет…ну может чуть-чуть, - лицо Эдварда выражало расстроенные чувства, - но это ведь ты, так что я могу пережить без особого горя. К тому же, я уже все свое отревновал к Райли, наверное те чувства уже перегорели.

Мы молча уставились с Лэксом на Шона. Он насторожено глянул на нас, не понимая, чего мы от него хотим.

- Вы что, благословения от меня ожидаете? В устной или письменной форме?

- Контрактом, - сухо пошутил Лэкс, и я толкнул его, потому что мне было жаль Шона. Мне все еще казалось мы не до конца с ним разобрались с тем что было. Но теперь он вряд ли захочет это делать. Я по всем статьям чувствовала себя обязанной Шону. Он был моей жилеткой в которую я могла плакаться, поддерживал меня, никогда не говорил гадостей о Лэксе, чтобы самому казаться лучше, и был честен со мной во всем.

Я боялась только его реакции, когда поняла, что задумал Лэкс, но Шон выглядел спокойным и умиротворенным. Думаю, он всегда воспринимал меня как некую угрозу его спокойствию и образу жизни, а теперь, когда я была занята, к тому же его другом, он уже не посмеет надеться и чего-то ждать. Если так ему было проще, я не хотела больше поднимать эту тему.

Эдвард зачарованными глазами смотрел на то, как Лэкс отбирает у меня с тарелки бекон, а я его за эту щипаю. Складывалось впечатление, что он смотрит мелодраму, которая разыгрывается у него на глазах. Один только Эйтан смотрел на все это с сомнением и здоровым недоверием, словно мы решили обманывать их всех. Очень скоро он все это мне и высказал.

Лэкс пошел наверх переодеть спортивную кофту, когда я пролила на него сок (Ужас, ты когда-нибудь перестанешь приносить неприятности?!), а я ждала его в коридоре, думая о том, как долго смогу позаниматься сегодня, потому что все еще была слабой, но я не хотела сидеть больше дома. Мы ведь можем и просто прогуляться, не так ли? Лишь вдвоем, Лэкс всегда ведет себя наедине намного лучше чем при других.



Эйтан вышел ко мне в коридор, прикрывая двери за шумным разговором Эдварда и Шона по поводу нового стиля разработанного для последнего. Насколько я поняла по крику Шона, Эд предлагал сделать ему несколько выбеленных прядей, и немного подстричь волосы, чтобы они торчали. Ответ был примерно таков: Нет! Ты что с ума сошел, чтобы я выглядел как девушка!!! Еще одень меня в розовый! А лучше сразу же в голубой!

Заметив Эйтана, я перестала с улыбкой пялиться в стену, к тому же лицо Эйтана бело не прост серьезным – скорее суровым.

- Ты уверена в том, что делаешь?

- Нет, конечно же. Это ведь Лэкс, с ним невозможно быть уверенной. – пожала плечами я, говоря все как есть.

Эйтан испустил облегченный вздох, и стал напротив меня.

- Ну по крайней мере ты не ослепшая от любви дурочка. Не то чтобы Лэкс плохой человек, но он очень сложная личность. И в прошлом у него были плохие моменты с девушками, из-за чего он не хотел серьезных отношений.

- Я понимаю…но и без него не могу. Я хочу попробовать, надеюсь, это меня не убьет, - я пыталась пошутить, но серьезность Эйтана не всегда располагала к шуткам.

Почесав себя по макушке, он выдал тяжелую улыбку и кивнул головой, словно принимал мой ответ.

- Пусть будет так. Если он тебя обидит, ты ведь знаешь, мы тебя защитим.

- Я надеюсь, что этого не понадобиться, - кивнула с улыбкой я, и в порыве благодарности обняла Эйтана. Он был немного смущен, и начал не слишком рьяно отбиваться.

- Вот накинулась! Отстань, все расскажу Лэксу!

С этими словами он исчез в кухне, а я лишь могла глупо улыбаться, думая о том, что за такое недолгое время мальчики стали моей семьей. Когда стало понятно, что Кори и Макс так и не приедут в Ньюпорт, я начала переживать, что останусь одна, но в итоге оказалось, не было из-за чего бояться. Я никогда не была одна.

Лэкс как пуля слетел со ступенек и вытащил меня на улицу. Было жарко, и я обрадовалась этому теплу, потому что в доме было прохладней.

- Куда пойдем? – спросил Лэкс, и я опять удивилась тому, что его интересует мое мнение. Этот новый Лэкс иногда пугал.

- Не важно, просто пройдемся, - пожала плечами я, и в этот раз сама беря его за руку и таща вперед, как любил делать он.

- Это не похоже на меня, - нахмурился Лэкс, понимая мой прием. – Разве я так с тобой всегда поступал.

- О да, ты как бронетанк пролетал мимо, подхватывал меня и тащил за собой, даже не думая оглядываться.

- Да не может быть! – Лэкса видимо смутило то, что я его критикую. А он к критике не привык, и к отношениям так же, потому тут же надулся и стал похожим на обиженного ребенка.

- Будешь дуться? – поинтересовалась я, за что получила мрачный взгляд.

- Я не дуюсь – мне ведь не 5 лет. Я показываю тебе свои задетые чувства.

- Показываешь, как пятилетний ребенок, - рассмеялась я, и тут же попыталась убежать, но Лэкс был быстрее и проворнее, он перехватил меня за руку, и тут же я оказалась прижата к соседнему дереву.

- Итак, может у тебя еще какие-то есть претензии? – вполне серьезно спросил он, но руки его тем временем совершали медленный путь с моей пятой точки, поднимаясь все выше. Делал он это с таким невинным лицом, что можно было подумать, что это кто-то другой стоит и держит меня.

- Их много, - с трудом проговорила я, видя, что Лэксу нравится то, как участилось мое дыхание, - все так сразу и не вспомнить.

- Давай, вспоминай, до интервью у нас еще несколько часов.

- Ты будешь меня держать еще несколько часов здесь? – возмутилась я, пытаясь оттолкнуть его, но Лэкс только улыбнулся, и склонившись ко мне провел языком вдоль линии скул. Я дернулась от этой ласки, но не потому что не хотела, а потому что мы ведь были на улице. Ну как он мог поступать со мной так? Странный вид наказания за мои слова.

- А что собственно тебе не нравиться? – полушепотом спросил он, и я поняла, что нужно поиграть с ним в его же игру. В ответ я обняла его за шею, и Лэкс тут же стал настороженным.

- Мне все нравится, вполне, - отозвалась я, и крепко присосалась к его ключице в открытом вороте спортивной куртки. Засос вышел что надо, и Лэкс даже вскрикнул.

- Ах ты маленькая метель! – он отпрыгнул от меня потирая шею, но я уже бежала прочь от него смеясь во весь голос.

Лэкс быстро догнал меня и повалил на траву, совсем забывая, что мы находимся близко к пляжу, и множество людей следит за нами. Но я не учла, что он не собирается делать ничего такого – а просто щекотать меня.

Когда я замолила о пощаде, Лэкс тяжело дыша упал рядом, скатившись с меня. он смеялся так, как мне давно уже не приходилось слышать от него.

- Почему ты смеешься?

- Потому что не могу поверить, но дурачиться это действительно весело. – Лэкс говорил так, будто открыл для себя Америку.

- А какие у тебя были отношения раньше?

- Отношения? Сложные. – однозначно ответил он, я уже думала что не дождусь от него объяснения, и все же Лэкс продолжил. – У меня было их не так много, как тебе наверное кажется, я не был никогда таким ловеласом как Шон, в школе девушки избегали меня из-за моей…мм..мрачности, скажем так, к тому же я не имел свободного времени для такой ерунды. А потом когда занялся вплотную группой, бывали те, с кем удобно было спать вместе, они ничего другого от меня не хотели. Были сложные отношения с одной девушкой, но мне до сих пор не хочется о них вспоминать. Позже я заключил договор с Райли, и мне не зачем было переживать по поводу отношений. Короче говоря, я еще никогда прежде не валялся с девушкой на траве, не водил ее на свидания, не ел мороженого и не засыпал в кинотеатре.

- Это звучит ужасно, - заключила я, и приподнявшись на локтях посмотрела на него. – И тебе никогда не хотелось?

- Как можно хотеть то, о чем не знаешь? Наверное я знал обо всем этом, но не думал что такая жизнь для меня. Два месяца назад, Райли спросила меня, думаю ли я о женитьбе, и я со стопроцентной уверенностью сказал, что если надумаю – то моей женой станет она. Холодная, бесчувственная, так же как и я сосредоточенная на работе. Оказывается это еще не все что может быть нужно.

- А что тебе нужно теперь? – я наклонилась к нему, накрывая нас завесой моих волос.

- Ты, - так просто сказал он и так искренне, что я даже удивилась, почему не зарыдала от умиления. Не каждый день тебе такое говорят, особенно такой человек как Лэкс.

- Странно, ты никогда не говорил мне, что я тебе нравлюсь.

- Ты тоже, но я и так об этом знаю. Я не мог тебе не понравиться – я ведь красивый, пишу замечательные песни, к тому же с умом у меня так же проблем нет. Почему бы мне тебе не нравиться?

- Ну что ж, а вот мне похвалиться нечем – я не могу понять, чем тебя привлекла, – надула губы я, смотря в его синие глаза. Раньше они казались ледяными, но теперь, скорее васильковыми.

Лэкс со вздохом улыбнулся и схватил одну прядь моих волос, пропуская ее между пальцами.

- Хочешь, чтобы я пел тебе дифирамбы?

Я с улыбкой активно закивала.

- Ну тогда…твой смех, твоя улыбка, настойчивость, упорство с которым ты работала. Ты ни в чем не похожа на других девушек, которых я знал. Ты красивая, но ведешь себя так, будто и не знаешь об этом. Талантливая, но не считаешь, что нужно кричать о своем таланте на весь мир. Нет таких людей, которых ты не можешь полюбить – ты любишь всех, Эдварда, хотя он и странный, Эйтана – не смотря на то, что он малообщительный, Шона – даже когда тебе не нравиться, как он поступает с девушками… возможно даже любишь меня, хотя мой характер это большая сложность даже для меня самого.

- Почему возможно, что я люблю тебя?

- А ты меня любишь?

- Пока что нет, - покачала с улыбкой я головой, и Лэкс потянул меня за прядь волос, приближая к себе, чтобы поцеловать.

- Это хорошо, я тебя пока что тоже нет.

А прозвучало это как «да», и потому видимо Лэкс спрятал лицо в ложбинке между моим плечом и шеей.

Валяться с ним на траве и говорить, это было так хорошо, даже лучше чем любой секс на свете, хотя о сексе с ним я пока что не могла говорить. Стоило ли мне надеться, что сегодня ночью что-то произойдет? От одной этой мысли у меня горели щеки.

Когда мы вернулись домой, Эдвард тут же впихнул нас на диван, совершенно не объясняя зачем. Пока из ванной не вышли Эйтан и Шон, и нам все стало ясно. На лице у них была какая-то зеленая маска, а сами выражения лица говорили: только посмейте засмеяться!

Я не выдержала первой, а следом за мной и Лэкс, мы хохотали до слез, тем самым доводя Шона до бешенства. Но смеяться пришлось не долго – Эдвард быстро взялся и за нас двоих. Через полчаса, Эйтан и Шон уже смыли свой страх людской с лица, а мы с Лэксом как идиоты сидели рядом с этой гадостью. Но это тоже было смешно.

До прихода журналистов Эдвард всех нас подготовил на сто процентов – он занялся не только мной, но и мальчиками, а чтобы успеть, пригласил еще одного ассистента, молоденькую девушку, которая работала в городе в одном из салонов. Не знаю почему, но мне не понравилось как Шон смотрел на нее, я конечно же поняла, что это маленькая ревность, но ревность кого: как девушки, или как сестры?

Позже у меня не было времени об этом думать. Эдвард сделал из меня нечто милое, красивое и невинное, одев в белый брючный костюм, и заплетя волосы в французскую косичку. Это был летний костюм – плиссированная юбка из светящегося материала, и кофточка, хотя я не знала точно как она должна называться – она полным рукавом шла на одно плечо, а на другое спускалась шифоновыми волнами, а у горловины застегивалась на несколько пуговичек. Вещь была точно дизайнерской, и Эдвард то и дело причитал, что я рождена носить такие вещи. Не то чтобы я сомневалась в этом, но в такой одежде я начинала себя чувствовать воспитанницей монастыря. В любом случае, Лэкс посоветовал мне вести себя скромно, мило и сдержанно, потому что таковым будет теперь мой имидж.

Лэкса он одел в противовес мне во все черное – рубашка, галстук, узкие брюки и кожаную безрукавку, с косым срезом вместо воротника. Его волосы он уложил сам, оставаясь в этом деле по-прежнему собственником, и вскоре шевелюра Лэкса стала кучерявой и уложенной аккуратными волнами. Мне понравилось, как он выглядел с этой прической – не таким надменным.

Шон был одет в светло-серый костюм, так как Эдвард решил все выдержать в строгом стиле, и его волосы аккуратно были убраны назад, как часто это любил делать Лэкс. И мне понравилось, что он продел в одно ухо длинную серьгу, это был словно акцент на то, что он не такой уж хороший парень. Эйтан же был в костюме цвета слоновой кости, с жилеткой на голое тело, и цепочкой на шее вместо галстука, а так же в шляпе. До полного образа ему не хватало только трости.

- Будь сейчас здесь Макс, я бы одел его в красное, ммм…как замечательно мечтать о подобном.

- Он не приедет, у Кори на днях будут роды, - отозвался Лэкс закрыв устало глаза. Он слишком вымотался за последние дни, особенно пока ухаживал за мной. Я бы хотела погладить его сейчас по голове, но боялась ярости Эдварда за испорченную прическу, над которой он так старался.

Я подумала о Кори с тоской, мы несколько дней назад созванивались, и я рассказывала ей о наших лже-отношениях, совершенно ничего не поведав, о том, что чувствую к нему по-настоящему, и теперь мне было немного стыдно за это. Пусть она наконец родит, и тогда я смогу ее обрадовать, но пока что не стоит так волновать роженицу.

Вскоре приехала первая группа – журналист и фоторепортер, я конечно же знала, что это был за журнал для которого они писали статью, но от волнения забыл начисто. Я могла лишь тупо улыбаться, и вытирать вспотевшие руки об обивку дивана. Лэкс сказал чтобы я не волновалась, даже когда начнут расспрашивать о наших отношениях, и чтобы была такой как всегда. Но это легко сказать человеку, который за свою жизнь дал уже сотню интервью, а для меня это был первый опыт.

Мужчина репортер с каким-то очень странным именем, вел себя мило и непринужденно, и даже если заметил мою скованность, ни как это не показал.

- Итак, вас зовут Эшли Винет, и вам 21 год, все верно?

Я кивнула головой, понимая, что в горле стал сухой ком.

- И вы из Монтаны?

- Да. Даже не знаю теперь что вас рассказывать, вы знаете обо мне очень много, - постаралась пошутить я, но вызвала только сдержанную улыбку остальных, и смешок у Лэкса.

- Мне хотелось бы узнать, каким образом вы попали в группу?

- Прошла кастинг,- при этом я покосилась на Лэкса, а он глазами мне показал, не рассказывать как это кастинг прошел.

- А узнали вы о нем…?

- От своей подруги – Кори Бельфлер…то есть теперь Кори Сендел, мы с ней из одного города. Я уже давно занимаюсь музыкой, и она решила что мой голос может понравиться Лэ…подойти группе.

- И так и случилось? – репортер заложил ногу на ногу, и обхватил одно колено рукой держа при этом свой блокнот.

- Отчасти так и было.

- Почему отчасти?

Я поняла что ляпнула лишнее, но на выручку пришел Шон.

- Ну, знаете, после Кори нам было трудно принять такое, потому мы раздымывали некоторое время.

- Ааа, понимаю, после одного человека, трудно решить подойдет ли иной человек, с совершенно отличающейся внешностью. Честно говоря как по мне, вы слишком красивы, чтобы петь в группе – вам никогда не предлагали сниматься в кино?

- Нет, как-то не было таких предложений, - зардевшись, отозвалась я, и заметила как при этом у Лэкса заходили желваки. Осторожно сжав его локоть, чтобы это так не бросалось в глаза, я попыталась успокоить Лэкса. что это на него находит – разве остальным нельзя замечать мою внешность?

- Поверьте – это огромное упущение мира киноиндустрии. – репортер явно льстил мне, и я подумала, что это не спроста, так оно и вышло. – Тогда можно узнать, когда же начались ваши отношения? Не прошло и пары недель, с того времени, как на официально страничке группы появилось объявление о новой солистке, а репортеры уже узнали о ваших отношениях с фронтменом группы. Это была любовь с первого взгляда?

Я густо покраснела, и мне потребовалось несколько минут, чтобы придумать ответ.

- Думаю нет, так уж получилось…в какой-то момент я поняла, что все не просто так между нами…даже не знаю как вам это объяснить. Словно ты в новом свете видишь давно знакомого человека.

- Тогда если вы не против, наши читатели хотели бы узнать, когда был ваш первый поцелуй?

Мне пришлось задуматься, и припомнить это время, и оказалось что впервые мы целовались на пляже.

- Не могу сказать вам точную дату, но это случилось на пляже…знаете как бывает – романтика, песок, шум волн…Лэкс умеет быть романтиком, - это было явное издевательство над Лэксом и я кинула в его сторону кокетливый взгляд. Он ответил мне улыбкой, которая обещала наказание за такую наглость.

- Не хотелось бы обижать мистера Сендела, но у него давно сложился образ эдакого…мрачного принца, если знаете, потому слыша слова о романтике. Мне трудно поверить что вы говорите именно о нем. – да уж, репортер явно не зря ел свой хлеб. Пусть он писал для молодежного журнала, но дураком точно не являлся.

- Да, он мрачноват, даже не собираюсь спорить, но могу сказать вам от всего сердца, что у него есть много скрытых достоинств.

- Как то, что он пришел вам на помощь, когда в городе на вас напали?

Моя улыбка побледнела, и стало трудно дышать, но все же мне пришлось взять себя в руки, а как иначе.

- Да, например этот случай. А так же то, что когда я плавала, у меня прихватило судорогой ногу, и он едва умея плавать, спас меня. И так же то, что пару дней назад я серьезно простудилась, и Лэкс выхаживал меня. Думаю это красноречивее любых слов, рассказывает о том, каким человеком является Лэкс.

Когда я упомянула, что Лэкс едва умеет плавать, он посмотрел на меня недовольным взглядом, но в целом видимо ему понравилось, что я хвалила его. Остальные при этом рассматривали потолок, и скрывали улыбки, пока я расписывала достоинства Лэкса, и смешили меня при этом.

- А как вы прокомментируете статью в одном журнале о том, что год назад на вас уже нападали?

Слова репортера не только у меня одной вызвали бурную реакцию. Шон вскочил на ноги, Эйтан поднялся вперед, а Эдвард, вскрикнув прижал ладонь к губам, словно только что увидел привидение. Я же перестала улыбаться, и вжалась в диван, от мысли, что мне придется об этом рассказывать. Один только Лэкс остался спокойным. Он сел зеркально, как и репортер, а тон его голоса стал деловитым.

- На этот вопрос могу ответить и я, - все что написано журналистом из того журнала – ложь. А ее распускали завистники из школы искусств, где училась когда-то Эшли. Можете не обращать на это внимания. Мы не хотели бы на такой лживой и грязной истории делать пиар, превращая Эшли в жертву. Все о чем я мечтаю на данный момент, чтобы нашим поклонникам понравился наш новый альбом, и то, как через пару недель мы выступим с новой солисткой и новыми песнями на концерте в Бостоне.

Слова Лэкса видимо убедили репортера, но не остальных из нашей группы, они в некотором смысле смотрели на меня обвиняюще, потому что я им не рассказала. Но это ведь не веселый эпизод из детства, которым стоит хвастаться. Что мне нужно было сделать, подойти к ним и сказать: эй, парни. А хотите посмеяться? А меня чуть не изнасиловали и еще жестоко побили! Так мне нужно было им об этом рассказать. Или же сделать это, чтобы они тоже считали меня жертвой?

Фотограф сделал несколько наших снимков с интервью, в дополнение к тем фотографиям, что уже имелись. И к моему счастью на смену им, тут же появилась еще одна женщина репортер – она была из женского журнала, и потому ее вопросы были только относительно любовных романов всех участников группы.

Нала она с Шона, заставляя его признаться, нет ли в его сердце сейчас какой-нибудь девушки. Мы оба с Лэксом напряглись, когда он сказал что есть, но эта любовь невзаимная, потому он будет двигаться вперед.

- Ах, как жаль вас, и все же наши читательницы, а ваши поклонницы будут рады это услышать.

- Ну хоть кто-то порадуется, - с очаровательной улыбкой отозвался Шон, и надменно выгнул бровь смотря на Лэкса. тот ответил ему надменным взглядом и сжал мою ладонь – не хватало только, чтобы они как орангутанги бегали здесь и били себя в грудь, забрасывая друг друга бананами. Я пригрозила Шону пальцем, когда этого не видела репортерша, а он в ответ лишь рассмеялся.

К Эйтану у женщины было больше вопросов. Когда он собирается закончить образование? Когда думает жениться? И каков его образ идеальной женщины.

- Она не требует, чтобы я много говорил, и умеет печь пиццу, как Эшли.

- Так почему же вы не влюбились в Эшли?

- Она много говорит и у нее плохой вкус на мужчин, - с ленивой улыбкой отозвался Эйтан, поддерживая свой образ весельчака. При этом он подмигнул репортерше, и кажется, она смутилась.

Лэкс тоже рассмеялся словам Эйтана, а я задумалась о том, что наверное иногда действительно много говорю. Раньше Эйтан на этот мой порок не жаловался.

Когда дело дошло до нас с Лэксом, я чувствовала себя уже намного комфортнее, имея представление о том, как это будет. Во второй раз мне было проще расслабиться, когда задавались личные вопросы.

- Нам бы хотелось узнать, почему вам понравился именно Лэкс? Ведь в группе кроме него есть еще два холостых парня, и как на меня, они ни в чем не проигрываю Лэксу.

Я мило улыбнулась ей, и сплела свои пальцы с пальцами Лэкса.

- Разве это магазин, в котором я могла бы разглядывать их как продукты? Я не выбирала его специально, так случилось – однажды я поняла, что мне нужен он, а Эйтан и Шон стали мне лучшими друзьями. Есть еще Эдвард, но его я обожаю просто так, - я подмигнула Эду, но не стала вспоминать о его нетрадиционной ориентации, потому что не знала, понравиться ли ему это.

- И у вас не было чувств к другим участникам?

- Почему не было, они и сейчас есть, - удивилась я, потому что я ведь ясно дала понять, кем считаю парней. – Шон скорее мне ближе по духу, он шальной и очень добрый, а Эйтан как родной брат, я иногда не понимаю его, но от этого меньше не люблю. Просто Лэкс заставил мое сердце биться быстрее…хотя думаю с самого начала все дело было в его песнях. Наверное, еще не зная его как человека, я влюбилась в автора тех песен.

- Понятно. Вы сроднились как творческие личности, это объединяет вас, не смотря на разные характеры. Я вообще удивлена вам, потому что это мужской коллектив, и видно что вы добрый милый человек, разве вам не сложно без женской компании?

- У меня есть две лучшие подруги с которыми я созваниваюсь постоянно, но в целом я всегда дружила с мальчиками, так как меня вырастил дядя. Так что жить с моими мальчиками, это то же самое, что и быть дома.

Эдвард уже рыдал на своем кресле, а Эйтан с отвращением на лице пытался его утешить, скорее всего, он просто не понимал, как это сделать.

- Простите, если это будет не скромный вопрос, но почему вас вырасти дядя?

- Боюсь мне сложно ответить на него. Да и это не важно, дядя был для меня и отцом и матерью, он моя семья.

- Понимаю, но вам не приходилось сложно, ведь не было женщины которая вам бы рассказала о том, как быть девушкой?

- Было конечно, зато я выросла не тщеславная, я так думаю. Дядя постоянно твердил мне, что не важно, красивая ты или нет, главное какой ты человек. а будь со мной мама, она бы каждый день твердила мне какая я красотка, и я стала бы капризной.

Эдвард уже рыдала вслух, отчего журналистка решила поскорее собираться прочь, и я надеялась, что у нас будет время, чтобы успокоить Эдварда, но как только она открыла двери, появилось еще трое человек. Пришлось вывести Эдварда прочь, и дать ему успокоительное, за это время парни угостили журналистов парочкой новостей о песнях и альбоме.

Когда я вернулась, интервью брали у Шона. Вопросы были все те же, но видимо у него пропало настроение злить Лэкса, и потому он просто ответил, что пока место в его сердце пустует, и девушки нет. Так что поклонницы могут надеяться на него.

Эйтан сказал, что еще не может полностью забыть одну девушку, и ждет что ему повстречается та, которая поможет забыть.

Меня спрашивали о том, насколько сложно было влиться в коллектив, и петь в рок-группе, так как по их сведениям я была певице популярной музыки.

- Это не так уж сложно, особенно если любишь песни этой группы. Я уже давно восхищалась Лэксом как сочинителем, и это было словно воплощение мечты, когда он начала писать песни специально под мой голос.

- Значит, вам нравится быть частью группы?

- Определенно. Это тоже самое, что получить целую семью в подарок к замечательным песням.

- Ну ведь не только семью, и любовь, не так ли?

- Да…о любви говорить пока рано, но я получила еще один бонус, когда мы с Лэксом стали встречаться, - я уже устала все время брать его руку, так, чтобы репортеры могли оценить этот жест.

- Вы довольно заметная пара теперь, и думаю что вам, как человеку еще не привыкшему к вниманию СМИ, все это очень тяжело. У вас не бывает ощущения, что приходится делать некоторые вещи напоказ?

- Было первое время, теперь стало легче. Мне конечно же не нравится, что нас преследуют фоторепортеры, но такова ведь жизнь артиста, с этим ничего не поделаешь.

- Расскажите о самом романтическом поступке Лэкса в ваших отношениях?

Я задумалась и мы уставились с Лэксом друг на друга, видимо оба обдумывая этот вопрос.

- Думаю, когда он предложил мне встречаться, - и это было вчера, не добавила я вслух.

- И как это было?

- Ну мне бы хотелось оставить такие детали только для нас двоих.

- Это звучит очень мило, - один из журналистов, прям как Эдвард закатил глаза, и я подумала, а не той же он ориентации? – Можно тогда узнать, что именно в Лэксе вас привлекло в первую очередь?

- Глаза. У него очень красивые глаза, с редким синим цветом.

- А как же все остальное?

- Ну из остального его ладони и пальцы, мне всегда нравились пианисты, - рассмеялась я настойчивости с которой журналисты явно хотят выведать интимные подробностями.

- Ну и наконец непристойный вопрос, ответ на который я конечно же не ожидаю получить – вы были уже близки?

Тишина в комнате стала звенящей, и почему-то при этом я посмотрела не на Лэкса, а на Шона – он явно был расстроен, услышав такой вопрос. И только затем глянула на Лэкса, и поняла, что от него не ускользнуло мое беспокойство за Шона.

- Вы правильно поняли, я не буду отвечать на ваш вопрос, но для читателей могу сказать, что Лэкс пока что лучший из тех мужчин кого я встречала в своей жизни.

- Ох, милочка, с такими словами не далеко загреметь под венец, - пожурил меня пальчиком нетрадиционный журналист, и сам рассмеялся своей шутке.

- Надеюсь это случиться не слишком скоро, я ведь только начинаю карьеру, к тому же вы можете отпугнуть от меня Лэкса такими словами.

На веселой ноте мы проводили с Лэксом журналистов к дверям, и опустошенно вздохнули, когда тех не стало на нашем дворе. Почему-то настроение которое с утра было таким веселым, вдруг испортилось. Лэкс стал напряженным и отдалился от меня, Шон как только мы вернулись, сбежал к себе. Эйтан переодевшись пошел гулять. А Эдвард спал в комнате.

Когда Лэкс ничего мне, не говоря, ушел в студию и закрылся, я поняла, что он обижен тем, что заметил.

Все должно было быть сегодня хорошо, но так не было. Как мне теперь объяснить Лэксу, что не любовь заставляет меня беспокоиться за Шона, а чувство вины, счастливого человека, перед несчастным.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...