Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 21. Предательство



 

 

Как она могла?

Первые пять минут я не мог сдвинутся с места, словно примерз к полу, а лишь стоял и слушал то, как внизу говорит Макс не понимая, что происходит и почему Эшли хочет поехать с ним. Я был напуган тем, что только что случилось, и тем, что сказала мне Эшли, до той степени, что сердце разрывалось на куски. Что она только что сделала с нами своими обвинениями? Я словно опять вернулся на несколько лет назад, когда моя больная девушка обвинила меня в изнасиловании когда мы расстались…но Эшли ничего не знала, раз в таком тоне говорила обо всем. Ее страх истерично влиял на нее, от одного упоминания слова «изнасилование» она вдруг стала похожа на психопатичку. Ужас, словно опять смотрю в глаза Джиллет, и вижу тот же фанатизм!

Когда прошло еще полчаса, я понял, что не могу оставить все так как есть, что должен ее догнать и объяснить все, я не могу потерять ее и все что было между нами. Кинувшись вниз я едва не опрокинул едва ползущего по лестнице вверх Эдварда, но у меня не было времени проверять все ли в порядке, раз он мог причитать и смеяться, значит жив.

Моя машина стояла как раз возле выезда, а ворота Макс не закрыл, и можно было со старта выскочить с подъездной дороги, и при этом я едва не врезался в такси подъезжающее к дому. Наверняка это были Шон и Эйтан, но я не стал останавливаться, даже когда кто-то из них выскочил из машины, и стал что-то кричать.

Я гнал по дороге, предполагая, что Макс не будет ехать с такой же скоростью, как и я, и потому довольно быстро я увидел его машину. Машин было мало, и это давало мне преимущества. Я начал сигналить Максу, чтобы он остановился, и через несколько минут, брат так и сделал.

Макс вырулил на обочину, и встревожено выглянул в окно, как только остановился, я же даже не глуша мотор подскочил к пассажирскому сиденью. Открыв дверь, я схватил Эшли за руку, чтобы она вышла из машины.

- Не трогай меня!! – истерично закричала Эшли, и я только теперь поверил в ее страх передо мной, но сейчас я не мог отступить. Не мог поверить, что та, кого я люблю, действительно люблю, без кого не смогу жить, так как раньше, предает меня этим страхом.

- Эшли, ты должна узнать всю историю, а потом судить меня. – я попытался говорить спокойно, но невольно срывался на крик.

- В чем дело? – Макс перегнулся через колени Эшли и посмотрел на меня. – Что случилось? Вы двое меня пугаете!

- Эшли считает меня насильником, так что брат, прошу, выйди из машины ненадолго. – я был терпеливым, и не стал ничего объяснять Максу. Он был моим братом и мог и так все понять, вряд ли кто-то лучше остальных знал меня и всю историю, что случилась.



Максу не пришлось говорить дважды, но Эшли вцепилась в его руку мертвой хваткой, и не хотела отпускать.

- Я прошу тебя… не оставляй меня с ним…

- Да что с тобой Эшли? – Макс не мог поверить тому что видит, да и я тоже. Сердце разрывалось от вида того, что Эшли ищет укрытие и утешение у другого, и при этом боится меня. Мои пальцы невольно отпустили руку Эшли…понимание начало на меня находить.

Эшли предала меня, и не верила мне, боялась меня. Как ты можешь все разрушить и не верить мне? Как ты можешь бояться меня, когда я так тебя люблю?

- Я повторяю тебе в последний раз – давай я все расскажу тебе, а если ты уедешь…между нами все кончено.

- Я тебе и сама сказала что между нами все кончено, и не стоит повторяться, - прошептала гневно и напугано Эшли, Макс не знал на кого смотреть. Проезжающие мимо машины освещали эту странную картинку, и мне на миг даже стало интересно, что они думают видя нас.

- Потом, когда ты все узнаешь, я не приму тебя назад, ты это понимаешь?

- Я боюсь тебя сейчас больше, чем того, что может случиться в будущем.

- Эшли, да что ты такое говоришь, ты не права…

- Я прошу тебя, Макс, поехали. – Эшли обратилась к нему с таким тоскливым и напуганным голосом, а я знал, какой ранимой может выглядеть она, никто не устоит перед этим, даже я не смог.

Я сделал несколько шагов назад, прозревая все больше и больше, и понимая что это действительно конец. Она меня боится и ненавидит, и я не мог на это смотреть.

- Поезжай Макс…мне больше нечего сказать ей…- я все еще не взял себя в руки, но быть спокойным для меня не составляло труда. – Езжай осторожно, и позвони как только родится ребенок.

Я сам захлопнул дверцу машины, не отрывая глаз от затылка Эшли, так как она продолжала держаться за Макса, не смотря на меня. Когда спустя минуту взревел мотор машины Макса, я вдруг совершенно ничего не почувствовал. Внутри образовалась пустота с которой я не мог управиться. Я так же продолжал стоять следующие несколько минут, понимая, что это глупо, но ноги пока что не слушались меня.

Прошлое внезапно подняло свою голову, и сколько бы раз я не пытался отрубить ее, она снова вырастала, как у мифического чудовища. Я просто не думал, что однажды Эшли, тихая и невинная, может предать меня больнее, чем все люди которые предавали меня до нее. Влюбиться в нее…как я мог забыть о том, что люди предают?

 

 

Мы уже полчаса ехали в полной тишине, и Макс явно не знал, стоит ли ему хоть что-то сказать, а может он просто давал мне время. Потому что как только мы отъехали от Лэкса так, чтобы он не мог нас видеть, я попросила его остановиться, и рыдала у обочины, а Макс мог лишь стоять возле меня и ничего не говорить.

- Эшли…- видимо Макс решился на какие-то слова, но я тут же подянал руку, и перебила его.

- Ничего не говори…я знаю, что он твой брат, но сегодня я ничего не хочу слышать о нем. Ты даже не представляешь в чем дело!

- Думаю немного представляю…

- И все же, я просто не могу слушать это сегодня, хорошо? Я чувствую, что сейчас вот-вот задохнусь…и слова мне не помогут.

- Но действовать так решительно…ты не права в этом. Если ты не вернешься сейчас, Лэкс осуществит свою угрозу о разрыве. Ты должна знать, он не прощает такого.

- Я тоже не могу простить…

Меня била дрожь, я была вся на нервах, и всю дорогу пока мы ехали, я разрывалась от чувств. Мне было больно, страшно, я не понимала, что со мной происходит, и что на самом деле будет в будущем, я знала лишь одно, что правильно сделала уехав. Чтобы не случилось потом, останусь ли я в группе или нет, но я не жалела о том, что уехала.

Возможно алкоголь сыграл основную роль, но я словно горела изнутри, разрывалась на куски и в голове гудело от всех мыслей, что теперь жалили меня.

Когда мы приехали в дом, который снимали Кори и Макс в Бостоне, он помог мне отнести чемодан, и впервые проявил настойчивость, сказав чтобы я оставалась дома и отдыхала, а он едет в больницу к Кори. Если я завтра не изменю решения, то тогда и пойду к ней, а если она захочет поехать назад, он найдет того, кто ее отвезет. Но я решительно отказалась уезжать до конца недели, если конечно он не против, моего присутствия в доме.

Когда я это сказала, Макс устало вздохнул, и протер глаза, ведь была середина ночи и он очень устал, а тут еще я доставляла ему проблемы.

- Эшли…Кори будет рада, что ты тут, она этого очень хотела, и мне будет легче справляться с ее приступами гнева, ты ведь знаешь какая она…но для тебя было бы лучше разобраться со своими проблемами.

- С ними я разберусь когда вернусь через неделю к группе…если еще буду состоять в ней…

- Думаю что будешь, чтобы не случилось Лэкс заставит тебя отработать по контракту все…но то что между вами произошло…честно говоря Лэкс еще никогда не вел себя подобным образом. Ты для него много значишь раз он совершил подобный поступок.

- Не говори мне об этом сейчас. Я устала…и вообще не хочу в эту неделю слышать имя Лэкса, пусть он твой брат, но я все равно прошу тебя об этом.

- Хорошо. Но я действительно боюсь, что потом ты можешь пожалеть обо всем что случилось.

С этими словами Макс отнес мой чемодан в свободную комнату, и оставил, заверив, что постарается с утра заехать за мной, чтобы переодеться самому, и забрать с собой в больницу.

Когда он ушел, я думала, что не смогу заснуть в незнакомом чужом доме, буду прислушиваться к его шорохам, и думать о Лэксе, но как только я легла на кровать, все словно стерлось и я заснула.

Наутро я чувствовала себя паршиво – болело и тело и душа, меня словно порвали на кусочки. Как мог человек, которого я люблю оказаться таким?

Но следующие три дня я практически не думала об этом, потому что Кори родила, и мне приходилось быть с ней практически все время. У нее было несколько разрывов, и ей наложили швы, а потому она не могла вставать, и такая сиделка как я ей пригодилась. Кори не знала, почему я оказалась тут, видимо Макс за всеми волнениями забыл об этом, а может не хотел ее волновать. И я молчала, так как не могла пока что происшедшее с кем-то обсуждать. Не знаю почему, но каждый вечер когда я оказывалась одна, то смотрела на телефон в надежде увидеть пропущенные звонки или смс от Лэкса, надеясь…даже сама не зная на что надеюсь.

Потому я изматывала себя поручениями Кори, выбирала с Максом одежду и все остальное для малышки, покупала одежду для Кори, белье которое будет удерживать первое время ее живот, и все что нужно женщинам после беременности. Все забывалось пока я могла держать малышку на руках, возле нее я словно ставала другой Эшли, но это чувство проходило, как только я клала девочку в кроватку или отдавала Кори.

На третий день моего пребывания здесь я случайно застала разговор Макса с Лэксом, отдаленно услышав голос Лэкса по телефону, я чуть не рванулась и не отобрала у Макса трубку, но вовремя сдержалось. Страх и воспоминания меня тут же отрезвили. Я тихо ушла из коридора, пока Макс меня не заметил, и заставила себя не подслушивать их разговор, и не вслушиваться, смогу ли снова услышать голос Лэкса. Ведь не смотря на то, что я была напугана случившимся, я скучала за ним, больше чем могла себе раньше вообразить. Я все еще любила его, даже после того, что узнала, и теперь я постепенно начинала думать, стоило ли сжигать все мосты, и почему я его не выслушала.

Дни проходили как в тумане, потому что я не могла на чем-то действительно сосредоточиться, даже на своих мыслях, а только улыбалась если мне что-то говорили или спрашивали. Я боялась того, что скоро неделя закончится и мне нужно будет вернуться, посмотреть в лицо Лэкса…и понять, что я люблю его настолько сильно, что могу все ему простить.

Даже собираясь с утра в больницу и одеваясь, я чуть не задыхалась от боли, потому что даже одежда напоминала о Лэксе, о том, как он составлял для меня комплекты на каждый день.

Телефон упорно молчал…хотя не так, мне позвонили уже все, и Эйтан, Эдвард и даже Шон, хотя ему было тяжело утешать меня или что-то узнавать, потому как я догадывалась он будет только рад если наши отношения развалились.

На пятый день Кори выписывали из больницы, и я приехала вместе с Максом в больницу, чтобы помочь ей одеться, и во всем остальном.

- Не хочу, чтобы Макс видел мое уродливое тело, пока я не верну ему форму,- говорила она, предыдущим вечером, и потому я захватила все необходимое для нее.

Пока мы были с ней в душе, я едва не зарыдала, ведь это напомнило мне о том, как Лэкс лечил меня, а потом мыл. Но я сдержалась, потому что не могла же я начать рыдать при Кори.

- Ты когда в последний раз ела? – спросила меня она, когда я помогала ей вытираться и одеваться, и как всегда была несколько угрюмой.

- С утра, - отозвалась я с улыбкой, лишь не уточняя утро какого дня это было. Здесь я почти не хотела есть, перекусывала тогда, когда и Макс, но больше чем на четверть порции меня не хватало. Макс с недовольством смотрел на это, но у него было и так много проблем с Кори, чтобы еще и моими заниматься. Он лишь раз высказался по этому поводу, сказав, что если я не буду есть, он вызовет сюда Лэкса, и сама поможет затолкать меня в машину. Честно, на секунду я была готова его умолять сделать это – позвонить Лэксу и вызвать сюда, но такая слабость продолжалась лишь мгновение.

Я ела, когда и Макс, хоть и неохотно, но думала лишь о том, когда же пройдет боль. Я даже начала думать, что если я вернусь через неделю, все вдруг разрешится каким-то способом, и мы будем вместе. Но боль, пройдет ли она?

Когда мы ехали в машине Макс говорил с Кори, они обсуждали имена, и думали над тем, кто будет крестными родителями, я же с улыбкой слушала их и завидовала тихо. Страх и боль сильнее взяли грудь в тиски.

Что же мне делать?

В тот день, когда малышка уснула, мы смогли с Кори расположиться на балконе, и немного отдохнуть. Макс ненадолго уехал в город, чтобы решить вопрос с крещением в одной церкви, потому что они не хотели откладывать это напоследок.

- Ну а теперь рассказывай что произошло, привидение ты мое? Думаешь я не вижу, что с тобой происходит? Просто мне было не до того, чтобы разбираться в твоих проблемах, пока моя нижняя половина в шрамах и швах. Сегодня я добрее, потому и хочу знать.

- Ничего не произошло. – отозвалась я, щуря глаза от солнца, и не смотря в сторону Кори. Следовало ожидать, что человек, с которым я выросла не поймет, что со мной что-то происходит.

- Ври больше. Я пыталась расспросить Макса, а он сказал что это твои проблемы с Лэксом, и он не хочет туда влезать.

- Ну вот тебе и ответ.

- Так, я 6 часов тужилась, у меня швы на одном месте, и еще я ходила в туалет трубочкой, так что не стоит со мной так говорить! – возмутилась Кори. – Я стала мамой, и еще я до сих пор с ужасом вспоминаю, что такое роды, так что не стоит меня злить…еще молоко пропадет.

- Не знаю, что тебе сказать…я действительно не знаю.

- Говори как есть, а я сама решу.

Кори все еще выглядела измученной, но когда она поняла что может влезть в мои проблемы, ее глаза фанатично засветились. Вот бывают же такие люди, которые любят так манипулировать другими людьми.

- Я узнала, что он был обвинен в изнасиловании, - прошептала я, едва сдерживая тяжелый вздох.

- И? – Кори явно не поняла, что такого в моих словах.

- Ты не знаешь, что было со мной? Разве не знаешь? Как ты можешь так говорить? – я даже подскочила на стуле, и не верящими глазами смотрела на свою подругу. – Его обвинили в изнасиловании, он не словом не сказал мне об этом… да и никто из вас так же. Зная, что у него куча денег, я думаю, что он просто откупился.

- Ты что дура? – Кори приподнялась на кресле и посмотрела на меня так, будто бы я сказала ей, что встречаюсь с Эдвардом. – О чем ты говоришь? Или ты не знаешь всего?

- Чего именно? Я знаю, в чем его обвинили, о чем мне еще знать, - горько отозвалась я, начиная злиться на подругу. Если даже она меня не понимает, что тогда мне делать?

- Значит не знаешь? Только не говори мне, что ты обвинила во всем этом Лэкса в лицо? Что ты натворила?! – Кори вдруг стала действительно встревоженной и напуганной, что это передалось и мне, и я даже не знала как реагировать на ее слова.

Не смотря на жару и духоту, по моему позвоночнику словно пробежал озноб. В чем дело, если даже Кори так напугана моим поведением? Закинув ноги на кресло, я обняла себя за колени и посмотрела на Кори, думая что именно ей рассказать. Возможно я упустила несколько деталей, но в целом рассказала все, как и было, и по мере того, как менялось лицо Кори мне ставало все страшнее.

- Что же ты наделала, - качая головой сказала Кори и откинулась на спинку стульчика. Если перед этим она была веселой, и готовой в бой, чтобы разобраться с моей проблемой, теперь она стала какой-то сухой и отстраненной.- Он тебя не простит. Для него твой поступок, это предательство, а его Лэкс никогда не прощает. Разве ты никогда не задумывалась, почему группа так называется? Ведь ты пошла в эту группу, и даже не поинтересовалась?

- Нет, как-то даже в голову не приходило.

- Какой иногда тупой ты можешь быть, - Кори подперла голову рукой, и мне стало совершенно не по себе, потому что Кори это человек действия, а теперь она была похожа на странную копию себя.

- Да в чем же дело объясни толково, - не выдержала я. Глубоко дыша, я пыталась успокоиться, но чем дольше Кори тянула с ответом, тем хуже мне ставало. Какая-то паника нахлынула на меня после ее слов.

- Я начну с самого начала, и расскажу тебе то, что знаю от Макса, потому что Лэкс никогда не говорит об этом. И еще, думаю, после моего рассказа, тебе стоит собирать вещи и возвращаться к Лэксу, как можно скорее.

Я молчала, потому что не могла ничего сказать, в ожидании все тело и мысли замерли.

- Это случилось в колледже, тогда их группка только начала существование, и назывались они по-другому – что-то глупое и незапоминающееся, и конечно же они тут же стали самыми популярными в колледже. Девушек вокруг них было видано не видано, но если все с кем-то встречались, только Лэкс держался особняком. Пока вдруг не появилась одна, настойчивая, утверждающая, что любит его больше всего на свете. Не помню точно, но Макс говорил, что она его практически преследовала, и думаю, он просто сдался под натиском этого. Они начали встречаться, все было хорошо, по словам Макса Лэкс был счастлив, и ему нравилось то, что было между ними. Но чем популярнее они ставали, тем больше менялась та девушка – сначала ее раздражало то, что с ним говорят девушки, потом что его просят дать автографы, потом если вдруг ему звонили, она устраивала истерики. Все ставало хуже и хуже, и она начала опять свое преследование, а Лэкс это терпел, даже тогда, когда ему об этом говорили все.

Однажды она устроила истерику и драку на концерте, начав раскидывать в стороны от Лэкса фанаток. В тот раз, Лэкс наконец понял, что это уже не нормально, и зашло слишком далеко. Он расстался с ней, но девушка и не думала оставлять его в покое, она стала появляться везде, где был он, так, словно они и не расставались.

Лэкс попробовал поговорить с ней спокойно, и все объяснить, и кажется это помогло, на некоторое время она пропала. Парни успокоились, группа ставала популярней, и им предложили контракт. Но тут вдруг она вернулась опять с новыми силами, и все что было раньше, повторилось с удвоенной силой, но теперь она еще и стала угрожать ему. Появились ночные звонки, она преследовала его, и даже нападала на тех девушек, с которыми видела его. И чтобы ему не говорили парни он не хотел обращаться в полицию, потому что все еще помнил о том, что она нравилась ему…думаю возможно он любил ее. И все же однажды он не выдержал – перехватил ее возле дома, а может студии, и все высказал, сказав, что она ведет себя, как больная, и такое поведение не нормально.

После этого она обвинила его в изнасиловании. Тут же за него взялась полиция, Макс говорит, что в то время думал что группе конец, а значит и мечтам Лэкса. Но как пришлось до разбирательства, все знакомые дали показания о ее поведении, Лэкс отдал письма, были найдены списки ее звонков ему, среди ночи и так, а так же его электронную почту. Когда же решили проверить ее душевное состояние, оказалось что она действительно страдала какой-то болезнью, не буду врать, не помню как называется. И ее отправили на принудительное лечение, и Лэкс как оказалось был уже не первой ее жертвой в подобном маниакальном преследовании. Макс говорил мне, что это отбило у Лэкса всякое желание к серьезным отношением, на очень долгое время, пока он не встретил тебя. Для него поведение той девушки стало огромным предательством, и потому название группы изменилось, но боюсь, что твое поведение ударит по нему сильнее. То, что ты его повторно объявила насильником, может многое изменить в его отношении к тебе, понимаешь?

Я ничего не могла сказать, лишь пыталась вдохнуть поглубже, в горле стояли слезы и слова, и мне было плохо, вот и все что я понимала. Ведь Лэкс предупреждал меня, что когда я все узнаю, то захочу вернуться, но он не примет меня назад. Что я наделала? Вела себя, как и та психопатичка, не хотела его услышать, даже когда он приехал за мной, догнал нас, ведь это так не похоже на Лэкса. Неужели он так любит меня, что готов был даже на такое, ведь Лэкс не тот человек, который побежит за кем-то.

Я не знала, что мне делать, все страхи вдруг показались такой ерундой, а моя огромная ошибка, в том что не поверила ему, не выслушала – я вела себя эгоистично и перепугано, а ведь Лэкс никогда не был плохим человеком, и я это всегда знала. Так почему повела себя так?

- Ты еще здесь? – рассудительно спросила Кори, так словно спрашивает, пойду ли я в магазин.

- Я…понятия не имею что мне делать теперь…ведь это же Лэкс. Мы не говорим о каком-то простом человеке, а о Лэксе, которые не прощает так просто…он ведь не сможет меня простить, не так ли?

Кори смягчилась, но у нее хватило совести отвести глаза, когда она подтверждающе покачала головой.

- Он не прощает так просто, но я думаю…нет, я догадываюсь что в отношении тебя он не сможет долго злиться, если ты вернешься, если попросишь прощения…но не жди скорого восстановления в роли его возлюбленной. Честно – готовься к худшему. Так мне сказал Макс, что если ты решишь вернуться назад, тебе стоит готовиться к худшему. Как бы Лэкс тебя не любил, он эгоист и за свои страдания наверняка захочет тебе отомстить, и при этом поступит совершенно не осознанно. Он как ребенок, должен будет так поступить с тобой ради своего успокоения.

Я слушала Кори, и понимала что это так. Не будет сказочной картинки того, что я возвращаюсь назад, а Лэкс терпеливо ждет меня. Он злится, почти ненавидит, возможно его мучает то, что я ему говорила. Ну почему я совершаю такие ошибки, когда вроде бы уже изучила его?

Медленно поднявшись с кресла, я поплелась в свою временную комнату, чтобы собирать вещи, но правда была такова, что узнав все, я стала чувствовать себя еще хуже, чем раньше. Была лишь тоска, боль, а теперь появилась безысходность. По окончанию недели, даже не узнав ничего, пусть даже Лэкс был бы виноват, я все равно захотела бы вернуться к нему. Теперь одного моего желания будет не достаточно – все теперь будет зависеть от Лэкса, а я выучила его уже достаточно, чтобы не сомневаться в словах Кори относительно его поведения и прощения. Сердце сжималось в преддверье чего-то действительно ужасного, хуже, чем-то о чем я раньше думала и чего боялась. Теперь я понимала, что Лэкс может никогда меня и не простить, и я вряд ли смогу заслужить его прощение, объяснив все, чего так боялась. Кто-то другой мог бы меня понять, но не Лэкс, он не поймет причин моего страха, моего недоверия, нового предательства, которого он не мог от меня ожидать. А что за слова я ему говорила, когда ехала! И он все равно еще не сдавался, хотя это и не было в его характере.

Когда я собралась, домой вернулся Макс, и увидев мою сумку тут же понял в чем дело.

- Я ведь пытался тогда тебе в машине сказать…- начал было он, но видимо вид у меня до того был жалкий, что он понял, не стоит травить мне душу. – Неважно уже.

Я попрощалась с Кори и малюткой, и пообещала, что приеду как только смогу, Кори же заверила что это будет очень скоро, так как я стану крестной мамой. Эта новость приободрила меня ненадолго.

В машине мы с Максом некоторое время помолчали, но я ожидала, что он все же решится высказаться.

- Как бы тебе сказать…в этом случае я на стороне Лэкса, не права была ты, вела себя как истеричка, но я вижу, что ты хороший человек, и еще понял за те два дня, что ты значишь для Лэкса. Но он не простит тебя, только потому что ты наконец все узнала, в его понимании ты должна была доверять ему до конца, чтобы не узнала. Ты была обязана расспросить его, прежде чем обвинять…он теперь будет бояться тебя, думая, что ты как и та девушка со странностями. Как вообще тебе могло прийти в голову такое, я не понимаю…но и осуждать не собираюсь. Зная Лэкса могу тебе лишь посочувствовать. И еще, я смотрел с утра новости в Интернете, пресса уже знает, что ты эту неделю провела у нас в доме, и потому фанаты решили, что вы поссорились…готовься к тому, что Лэкс решит разорвать ваши «отношения для публики». Если он это сделает…

- Тогда ничего уже не вернуть, так? Я тоже об этом думала, - горько отозвалась я, потому что Макс лишь выразил в словах то, о чем я лишь догадывалась. Если Лэкс разорвет наши отношения публично, мне не на что надеться, но пока мы считаемся парой…думаю я смогу постараться заслужить его прощения. Единственное что меня пугало, так это возможность того, что Лэкс будет ко мне жесток…а это поставит под сомнение мое пребывание в группе.

Пока что я готовилась к худшему, к тому, что больше никогда не смогу обнять или поцеловать Лэкса, и он больше не будет смотреть на меня с нежностью. Все будет так же, как и в первый день, когда я его встретила.

 

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...