Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 22. Шрам боли



 

 

Макс отвез меня прямо к дому, но не стал заходить.

- Не хочу во все это вмешиваться, а если сейчас останусь, то точно не удержусь, иногда я тоже не понимаю Лэкса, потому могу выйти из себя.

- Надеюсь, нам не придется все выяснять с ним при остальных членах группы, - сказала я, готовясь выйти из его машины и не имея сил это сделать. Ничего не изменилось, с того дня как я уехала неделю назад, даже погода была все такая же солнечная, но мне казалось, что небо затянули тучи, на душе стало тоскливо. Я уезжала из-за одного страха, и возвращалась уже с другим.

Сложнее всего на данный момент было выйти из машины и остаться без поддержки Макса и Кори.

- Я мог бы сказать тебе что-то утешительное…

- Только это не тот случай, - договорила я за него, и наконец смогла толкнуть дверцу машины, и из прохлады салона я попала в духоту улицы, но мне нужно было пройти пару метров, чтобы спрятаться от нее в доме. – Спасибо тебе и Кори за все.

- Не за что, я ведь и для брата стараюсь. – Макс помахал мне рукой, и начал сдавать назад, чтобы выехать на дорогу. Я постояла пару секунд смотря на него, а потом решительно втянув воздух пошла к дому. Я не знала, как меня примут остальные, но я надеялась, что мне не придется так же бороться и с ними.

В доме было тихо, так же тихо, как и когда я первый раз переступила порог дома, все то же ощущение пространства и света, только теперь я не могла оценить это. Первый шаг был сделан, и я тут же поспешила наверх в «нашу» комнату, но как только я взялась за ручку, поняла, что дверь закрыта. Это сбило меня с толку.

Поразмыслив пару секунд возле двери, я развернулась и пошла в комнату Макса и Кори, которую они предположительно должны были занимать, и толкнув дверь, застыла. Даже не знаю почему, но я почувствовала себя ужасно, увидев свои вещи в этой комнате. Лэкс уже начал отторжение меня из своей жизни.

Войдя туда, я кинула сумку на пол, и в это время где-то скрипнула дверь, и честно говоря, я очень надеялась, что это не Лэкс, чтобы он не видел сейчас, как жалко я выгляжу, плача при виде своих вещей в этой комнате. На мое счастье это был Шон. Он видимо онемел, увидев меня, и не знал, что ему делать.

- Мы думали, ты завтра приедешь, - тихо проговорил он, приближаясь ко мне. – Ты как?

- Я? – усмехнувшись от его слов, я быстренько смахнула слезы. – Думаю это не тот вопрос, что надо мне задавать. Ведь в итоге плохим человеком являюсь я.

- Ты просто стала на больное место Лэкса. – как всегда Шон был хорошим и надежным другом, и только. Для меня его красивое лицо, не могло значить то же самое, что и Лэкс.

- Я потопталась по его больному месту, не упрощай. – я принялась выкладывать вещи из сумки, чтобы занять руки, и не смотреть на Шона и его сочувствие. Ему наверняка тоже было не просто жалеть меня, ведь он мог надеяться на шанс, который я ему в любом случае не дам.



- Я не упрощаю, все действительно сложно, надеюсь что ты это понимаешь.

- Да, Макс и Кори меня просветили, - я устало взглянула на Шона который сел на кровать возле меня, и перестал делать вид, что занята, ведь это выглядело глупо. – Как он?

- Если думаешь, что Лэкс от отчаяния бегал с топором за журналистами и нами, то ты ошибаешься. Как всегда закрылся в студии и делал вид, что ничего не случилось. Но при этом он похож на зомби…ты кстати тоже. Это какая-то новая диета Эдварда, или ты просто от отчаяния решила заморить себя голодом? Такая худая и страшная ты мне не нравишься.

Я усмехнулась, сложно было не подаваться обаянию Шона.

- Что-то типа того.

- Думаю, мне стоит забрать из дому парней, а Лэкса ты знаешь где найти. – с этими словами Шон поднялся с кровати, и секунду помешкав, словно хочет что-то сказать, вышел из комнаты. Я спустилась вниз только тогда, когда услышала шум отъезжающей машины.

Руки стали влажными, даже по спине заструился пот, и я подумала, что стоило переодеться после дороги, или хотя бы сполоснуться, но хорошие мысли как всегда приходят, когда уже поздно что-то делать.

В студии царила тишина, и казалось, там никого нет, что я даже подумала, будто бы осталась в доме одна, и все же прежде чем войти, я постучала. Никто не ответил, а я все равно вошла в комнату, хотя надеялась, что дверь будет заперта. Мне хотелось увидеть Лэкса, ужасно хотелось, но желание отложить тяжелый разговор было сильнее.

Лэкс дремал положив руки и голову на пианино, и эта картинка, словно говорила, что ничего не изменилось пока меня не было. Но одежда на нем была неряшливая, словно он спал в ней здесь, и возможно даже не принимал душ. Я остановилась, так как подумала, что он меня не заметил, но Лэкс вдруг поднял голову и отчетливо сказал:

- Как дела у Кори и Макса? – это прозвучало настолько буднично, что я даже не сразу же нашлась что ответить. Неужели все в порядке?

- Х…Хорошо, - я заикалась говоря это, и все еще не смела двинуться с места.

- Понятно. Хорошо что приехала, нужно готовить программу для выступлений. С завтрашнего дня начинаем снова репетиции. – говоря это Лэкс потянулся поднимаясь из-за пианино, и я лишь теперь заметила, как осунулось его лицо.

- Ты не заболел? – я хотела шагнуть ближе, но Лэкс окатил меня таким ледяным взглядом, что я тут же замерла. Он прошел мимо меня, и я последовала за ним на кухню, не понимая, что происходит.

Там Лэкс спокойно начал готовить себе сандвич, так, будто бы меня здесь и не было, и все что мне оставалось, так это смотреть на него беспомощно. Я не знала как себя вести с ним – ведь я ожидала злости, агрессии, обвинений, всего, но только не этого меланхолического спокойствия, словно мы едва знакомы. Словно мы просто поем в одной группе…

- Думаю в этот раз альбом сделать чуть больше, возможно стоит даже выпустить два диска одновременно, с переработанными песнями, и еще с клипами. Несколько вариантов старых песен, а еще «Дайте снега». Завтра займемся тем, что будем выбирать программу для концертов. Первый официальный концерт в поддержку нового альбома через месяц, до этого несколько мелких выступлений, как презентация тебя в виде новой вокалистки группы. И да…на счет слухов в Интернете, почему ты жила неделю с Кори и Максом – Райли уже дала официальное интервью от группы, о том, что ты ведь близкая подруга Кори, а она плохо себя чувствовала, и нуждалась в твоей поддержке.

Лэкс много говорил, вел себя так, будто бы я лишь теперь пришла в группу, и мы едва знакомы…а я еще думала, что хуже будет, если он станет грубым. Теперь я словно превратилась в невидимку для него.

- Что происходит, Лэкс?

Он приподнял голову от своей тарелки и посмотрел на меня.

- Я надеялся, что тебе хватит ума не задавать этот вопрос.

- Ты будешь себя вести так будто мы чужие?

- Теперь буду. Я тебя предупредил, о том, что будет если ты уедешь…а теперь, все что нам остается, это продолжать работать в одной группе все то время, что у тебя длится контракт. Если ты ожидала, что сможешь снять с себя все обязательства из-за того, что тебе сложно со мной работать, то этого не будет. Я заставлю тебя отработать все до последнего дня. И ничего для тебя не изменится – диета, тренировки, репетиции, и пока это нравится людям, мы с тобой пара. – Лэкс ставал все более отчужденным, когда говорил это, и только при последней фразе, в нем появились хоть какие-то чувства – злость. – Но теперь для меня ты никто, просто еще один член группы.

Он тут же отвернулся, чтобы что-то взять из холодильника, но я тут же захлопнула дверцу и встала перед ним лицом к лицу, надеясь увидеть в нем хоть что-то, что даст мне надежду.

- Я все знаю и сожалею о том, что говорила тебе. Ты должен меня понять…в некоторых вопросах, я теряю рассудок, страх все пересиливает. Разве это так сложно понять?

Скулы Лэкса напряглись, глаза ставали все темнее, что вскоре от синего цвета ничего не осталось.

- Я тоже просил тебя выслушать меня, но тебе ведь было так сложно меня понять, не так ли? Если ты так хотела понимания, тебе нужно было все же выбрать Шона, а не меня.

Лэкс попытался оттолкнуть меня от холодильника, но я не уступила, а наоборот протянула руки и обняла его за шею. Хоть ненадолго, мне хотелось прижаться к нему, хотелось почувствовать его, пусть даже он со злостью отбросит меня, но Лэкс просто замер.

- Ты таким способом хочешь все вернуть? Ну хорошо, я могу гарантировать тебе секс, раз тебе так хочется. И все, больше ничего, ты согласна? – постепенно Лэкс ставал грубым, и честно говоря, это было лучше, чем его равнодушие, которое ранило меня сильнее любых слов. Так я хотя бы знала, что ему плохо, и он все еще что-то чувствует ко мне, и что вся эта ситуация так же задевает его чувства.

- А что будешь делать, если я соглашусь. Я ведь понимаю, что нет смысла извиняться перед тобой, ты не примешь моих извинений, даже унижений не примешь, тебе хочется мне отомстить. Если таким способом ты отомстишь и все забудешь, я могу на это согласиться.

Я и Лэкс смотрели друг на друга в упор, пока он жестоко не припечатал меня к холодильнику, намеренно делая мне больно, но я промолчала, и даже не вскрикнула.

- Ну, тогда все будет по моим правилам. – угрожающе сказал Лэкс, и я знала, что так и будет. Когда Лэкс болезненно впился мне в губы, я сначала растерялась, потому что никогда раньше не было такого поцелуя между нами, но я знала, как изменить это. Чтобы Лэкс не пытался мне доказать, я понимала что на самом деле происходит, он так же как и я скучал. В ответ я теснее прижалась к нему боясь отпустить. Я надеялась, что этот поцелуй хоть что-то изменит.

 

 

Я пытался сделать ей больно, как она о том и говорила, но я так же хотел ее поцеловать, с того самого момента как понял, что она в доме. Я скучал больше, чем хотел себе позволить. С того момента как она уехала, мне хотелось стереть ее из сознания, и даже памяти, но разве я мог просто взять и забыть о ней? Разве мог не видеть ее и не думать о ней? Но злость и обида были такими сильными, что и их я не мог игнорировать.

Но как только Эшли начала отвечать на грубый жесткий поцелуй, я забыл, что намеревался сделать. Мне хотелось только обнимать ее и целовать, и больше ничего, хотелось, чтобы между нами все было, как и раньше. Но в голове всплыла та ночь, когда она уезжала и что сказала мне, когда я попытался к ней прикоснуться.

Я тут же дернулся от нее, отцепляя от себя руки Эшли, будто бы мне действительно было противно.

- Нет…я не хочу, не прикасайся ко мне. Я начну чувствовать себя грязным. Ты вроде бы мне нечто подобное говорила? – я намеренно грубо говорил с ней, чтобы ей стало больнее, так же больно, как и мне, когда я услышал эти слова от нее. Тогда мне показалось, она ударила меня, и возненавидела в один миг.

- Лэкс…не надо, я знаю, как была не права, я прошу тебя…

- Ты говорила, что не будешь унижаться, и просить, так не делай этого, потому что меня это злит еще больше. – я оттолкнул ее сильнее, и руки Эшли опустились, и сама она словно съежилась. Мне как никогда хотелось обнять ее, быть с ней, но я не мог, не мог, пока во мне было столько злости на нее. Я боялся, что уже никогда не смогу взглянуть на Эшли и не вспоминать о том, что она мне говорила, и что было той ночью.

- Хочешь или нет, но теперь будет все как я и сказал, и у тебя нет выбора – будешь делать, что скажу, потому что у тебя подписан контракт. И вскоре между нами почти все закончится, когда я разорву наши «отношения»…фанатки будут рады. И я тоже. Моей самой большой ошибкой было поверить тебе, ты, как оказалось ни чем не отличаешься от других девушек.

Сказав это, я поспешил уйти отсюда, как можно дальше, чтобы не видеть ее. Расслабиться я смог лишь закрыв дверь своей комнаты, в прошлом «нашей» комнаты. Опершись на дверь, я так и остался там стоять, даже не знаю, сколько времени прошло, а я все стоял, но легче не становилось. Мне было больно, но не потому что все так происходило, а потому, что я так поступал с ней, и ничего не мог с собой сделать. И это было ужаснее всего. Смогу ли я закончить эти отношения когда-нибудь, если при одном взгляде на нее, я уже ни о чем другом и думать не могу.

Невинные глаза Эшли, молящие меня о прощении, это то ее оружие, против которого я не мог устоять, просто она пока что об этом не знала. Эшли даже представить себе не могла, кем стала для меня…я раньше никого так не любил, ни за кого так не боялся, и ни чьи слова еще не приносили мне такой боли, как ее. Но если я не смогу забыть обо всем, то разве смогу продолжить отношения с ней? Нужно избавляться от чувств к ней.

 

 

Я вернулась в комнату подавленной и расстроенной, потому что сцена на кухне выбила меня из колеи. Знать, что я по-прежнему нужна Лэксу, но при этом он отчаянно будет сопротивляться мне, такие знание могли лишь доставлять боль. Не знаю, сколько я так просидела на своей новой кровати, пока в дверь не постучали. Я знала, что это не Лэкс, он не бывал столь культурным, потому могла не напрягаться.

- Войдите.

Голова Эдварда появилась в проеме, а потом и все его тело оказалось в моей комнате, на его лице было написано такое чувство вины, что я невольно улыбнулась.

- Занята?

- Нет. Проходи.

Эдвард прошел во внутрь и несмело опустился на кровать возле меня, при этом делая вид, что оглядывается вокруг.

- Как ты?

- Ты уже второй кто говорит мне об этом за сегодня.

- Прости меня…все случилось из-за моего длинного пьяного языка.

Я ничего не могла ему сказать, потому что в чем-то он был прав, но ведь и я была хороша, ведь могла просто выслушать Лэкса. Оглядываясь назад, на то что случилось, я не могла понять, почему была такой истеричкой. И почему слова Эдварда так повлияли на меня.

- Хочешь сделаю тебе педикюр…маникюр? Ногти в ужасном состоянии, и твое настроение тоже. – Эдвард опустился передо мной на одно колено и принялся разглядывать мои ногти на ногах. Мне стало щекотно, когда он взял меня за ногу.

- Ты всем предлагаешь такое поднятие настроения?

- Лишь тебе…и Лэксу, - скомкано сказал он, не смотря на меня.

- И что тебе ответил Лэкс?

- Я думал, что он убьет меня, - честно сознался Эдвард, и мне стало его жаль. Я погладила Эдварда по голове и он к моему удивлению начал плакать. – Он зол на меня, потому что понимает, по чьей вине все случилось, но при этом очень старается сдержаться, чтобы не злиться на меня. Лучше бы он злился!

- Ты не виноват…рано или поздно я бы узнала обо всем, и опять бы повела себя как истерическая дура. Это я была не права, с самого начала, потому что не доверяла ему.

Эдвард еще некоторое время поплакал в моей комнате, и мне приходилось успокаивать его, вместо того, чтобы сосредотачиваться на своих проблемах, и это было даже не плохо.

Позднее зашел Эйтан, он не стал говорить со мной о нашей с Лэксом ситуации, а просто принес свой ноутбук, чтобы мы могли посмотреть фильм. Время от времен он бегал вниз и приносил еду и напитки, словно понимал, что я не хочу сегодня спускаться вниз. Мне было приятно, что у меня есть компания и я могу не думать о проблемах, что только начинали назревать. И еще я была рада, что Шон так и не пришел. Невыносимо было мне, но он рядом со мной тоже бы мучился. Я это прекрасно понимала, чтобы не происходило в моей жизни, да и Шон видимо тоже. Иногда я уставала быть ему благодарной.

И чем больше дней проходило, тем четче я понимала, что это действительно конец.

Репетиции проходили так, как и говорил Лэкс. И если у меня иногда не было сил даже встать с кровати, у него словно появился дополнительный живительный заряд энергии, и я даже начинала его ненавидеть за это. Он не смотрел на меня, а когда смотрел, то будто бы не видел, и я не знала, что мне делать. Говорил со мной Лэкс только тогда, когда ему было необходимо, но при этом все вокруг замерзало, и даже остальные застывали вокруг нас.

Мы как сумасшедшие готовились к записи и к альбому. И вот настал день, когда мы уезжали из Ньюпорта, чтобы поехать в Бостон, откуда и должно было все начаться. Еще месяц назад, я бы ждала этого дня, но сегодня мне было действительно страшно и плохо. Если бы ничего не произошло, у меня была бы поддержка Лэкса, мы бы все еще были бы вместе. А теперь я одна, совсем одна. И то что парни поддерживают меня, мне не слишком то и помогало, потому что нельзя было разрушать группу из-за наших отношений.

Там впервые я познакомилась с Бином, нашим продюсером, и это была не та встреча, о которой будешь мечтать всю жизнь. Он оказался малоприятным человеком, но с бульдожьей хваткой, как о нем выразился Эйтан. Низкого роста, слегка лысеющий, но прикрывающий это париком, а еще на нем был дорогой костюм, который выглядел как будто снятый с чужого плеча. Но я уже плыла по течению, и ни на что не обращала внимания, даже на появление Райли, потому что она делала вид, что едва знает Лэкса, а он ее.

Мы разместились в еще одном съемном доме, наподобие того, в котором жили Кори и Макс, и переезд в Бостон дал мне возможность посещать их, а еще Милли с мужем, но вдруг я поняла, что больше не могу ходить по улицам, как раньше. Меня начали узнавать.

В первый раз такой моей прогулки, я отделалась легким испугом от нападения каких-то девиц, кричащих мне, что они больше подходят Лэксу, чем я. В следующий раз меня обступили школьницы не старше 13 лет, прося дать им автограф, и чем дольше мы жили в Бостоне, тем чаще люди стали обращать на меня внимания. Последовав совету Кори, я стала носить солнцезащитные очки на пол лица, и кепку, но все равно это не обманывало всех подряд – меня узнавали на улице, в магазинах, даже в аптеке уже не молодая женщина сказала, что знает кто я такая, потому что ее дочь очень любит группу «Предательство». Да, это наверное был мой самый первый действительно странный автограф на пачке тампонов. Но самой большой проблемой было то, что я не могла постоянно ходить пешком как в Ньюпорте, а пользовалась общественным транспортом, и уж там быть не узнанной было очень проблематично.

В один из дней после не слишком то удачной репетиции я поспешила домой к Кори и Максу, я могла бы поехать и с ним, так как со времени нашего поселения здесь мы репетировали всем составом. Но у Макса были еще дела, и я не стала напрашиваться лишь бы уехать подальше от Лэкса и его отстраненности. Иногда мне было страшно, потому что я была словно прозрачная, как привидение, потому что Лэкс говорил со мной вежливо и отстраненно, но не смотрел на меня, а если смотрел, то так, будто я не существую.

Сегодняшняя репетиция не стала исключением, и из-за этого мое настроение портилось, я отвлекалась, Лэкса же это выводило из себя и он орал на всех, но со мной единственной говорил так, будто я была слабоумным ребенком. Я не могла так долго это выносить.

Шумные улицы несколько выветрили из моей головы плохие мысли, но печаль оставалась, куда ей было деться, если я только то и делала что думала о Лэксе. Я не могла поверить, что он меня не простит, и никогда не сможет простить. Разве можно так из-за одной моей ошибки, все стереть – то что было между нами не должно просто так пропасть. И все что я могла сделать, так это проявить терпение. Терпеливо ждать, когда Лэкс решит забыть о той ночи и той недели, когда меня не было. Ждать и надеться, а еще терпеть, но я уже устала от всего этого.

Несколько недель, а мне кажется что мы вечность уже не были близки, стали как чужие. Еще я боялась того, что Лэкс решится на месть близостью – придет ко мне однажды в комнату, и я не откажусь, а на следующий день мы опять будем чужаками. Я ужасно боялась этого, но сны мучили порой сильнее любой реальности, потому что там, во сне мы могли быть вместе, я могла прижиматься к нему в любой момент, поговорить, услышать его мнение, поцеловать.

Думая об этом я едва не пропустила свою остановку, по крайней мере на меня никто не обратил внимания в автобусе, так как он был переполнен. Когда я вышла, до дома Кори оставался какой-то квартал и тут началось. Я случайно задела плечом парня, и извинилась разворачиваясь и попутно поправляя очки которые сползли, а он меня узнал.

- О! Вы ведь Эшли из «Предательства»!

С таким же успехом он мог мне цель повесить на лбу. Тут же прохожие стали останавливаться, а я застыла, не зная что делать.

- Да нет, вы ошиблись, - попыталась уладить ситуацию я, но это вышло так неуверенно и неумело, что меня и не стали слушать.

- Дайте автограф!

- Что в тебе нашел Лэкс?!

- А ты только с Лэксом!??

- Бросай Лэкса и начинай встречаться со мной!!

Меня словно парализовало когда руки с блокнотами, просто какими-то бумажками, чеками и даже продуктами потянулись ко мне, прося дать автограф. Я попыталась ответить нескольким и уйти, но это оказалось сложнее, потому что толпа стала плотной, и я чуть ли не задыхалась. И в то время, когда мне казалось, что я не смогу отсюда вырваться, сильная рука потянула меня на себя, пробивая путь сквозь толпу, а затем затолкала в машину. Авто двинулось с места прежде, чем я поняла, кто это был. А когда поняла, то не знала, что мне делать – радоваться ли, или же расстроиться.

Это был Лэкс, и по его лицу я поняла, что он в бешенстве.

- Разве я тебя не предупреждал, чтобы ты одна не ходила в город?! Ты еще даже представления не имеешь что такое популярность!

Я тяжело дышала, сглатывая слезы, только не понятно отчего – то ли из-за испуга, то ли из-за его беспокойства. Мне было радостно, что он не проехал мимо, и не оставил меня здесь одну.

- Как ты тут очутился?

- Я еду к Кори…и заметил толпу, и мне хватило доли секунды, чтобы понять, что только один человек может вызвать столько неприятностей.

Мне стало неловко от его слов, но он был прав, я постоянно доставляла ему неприятности, и сегодняшний день не стал исключением. Сначала репетиция, а теперь вот это происшествие.

Прошло несколько минут, когда я поняла, что мы едем не к Кори.

- Куда мы едем, дом Кори в другой стороне, - тихо сказала я, не веря тому, что может это начало примирения.

- Мне необходимо с тобой поговорить. Так не может продолжаться и ради группы я должен это сделать, как бы не хотел.

Холодный ветерок пробежался по моей шее, и скользнул за пазуху. Я догадывалась, что это может быть, и так же боялась. Наверное Лэкс решил убрать меня из группы, чтобы я не доставляла ему проблем и волнений. И опять слезы на глазах, и уже из-за другой причины. Но я промолчала, потому что не знала, что сказать ему.

Мы остановились и я только тогда поняла куда он меня привез. Это был главный парк Бостона, и не смотря на то, что был разгар рабочего дня, здесь кружило и отдыхало много народу. Лэкс поставил машину, недалеко от входа, и сам выбрался наружу, не забыв при этом накинуть на голову капюшон и надеть очки. Я последовала его примеру, но перед этим проверила в зеркале заднего вида, насколько сильно растеклась тушь – но оказалось, совсем не видно что я плакала, тушь Эдварда творила чудеса.

Я последовала за ним к одной из лавочек, но мне совсем не хотелось садиться, хотя и пришлось. Сердце сдавило отчаяние, да только что я могла сделать. Я ведь знала, что ни мольба, ни просьбы, а тем более упрашивания на Лэкса не подействуют.

- Думаю, нам стоит хотя бы попытаться наладить рабочие отношения, - как только я села сказал Лэкс, и это так буднично прозвучало из его уст, что я даже вздрогнула. – Наши неудачные отношения плохо влияют на группу, и мне это не нравится. Давай постараемся все забыть, и делать вид, что ничего не было. Непродолжительное время нам еще придется играть пару, и это все и так усложняют. А я уже устал от таких мучений.

- Тогда почему не можешь простить меня? – едва дыша отозвалась я, пряча руки в карманах джинсовой куртки. На улице не было холодно, но руки стали ледяными.

Лэкс насмешливо посмотрел на меня, и тогда я действительно поняла, что все подходит к концу. Я и Он – этого в скором времени уже не будет, так как отношения продолжали видимо жить лишь в моем сердце. Но как так случилось, что Лэкс все быстро забыл? Я просто не могла поверить и принять этот конец.

- Потому что мне этого больше не надо, - запросто отозвался он, и вскочил бодро на ноги. – Итак, надеюсь теперь у нас будут лишь деловые отношения. Поскорее забывай все. Через три дня концерт, и ты должна подготовиться ко всему – интервью, фотосет, концерт – все это отнимает силы.

Я задержала дыхание, иначе боюсь что начала бы кричать и рыдать, сердце вдруг разорвалось на куски от вида этого хладнокровного Лэкса, и я подумала, что лучше бы он меня выгнал. Быть с ним лишь деловыми партнерами…интересно, как долго я смогу жить и терзаться всем этим? Наступит ли день, когда я так же как и Лэкс, смогу спокойно говорить о наших отношениях, забыть их просто?

- Отвезти тебя к Кори? Хотя и так знаю о чем она захочет поговорить – они двое хотят чтобы мы стали крестными родителями Линдсей, и надеюсь ты согласишься не смотря на то, что случилось между нами. Через пару лет все забудется, так что отказываться не из-за чего.

Мне нужно было несколько секунд, чтобы взять себя в руки, прежде чем ответить ему, если не так же холодно, то почти равнодушно.

- Да…ты прав. Через пару лет все забудется.

Не знаю, то ли Лэкс не ожидал от меня такого ответа, а может было еще что-то, но он явно разозлился, и вся холодность вмиг слетела с его лица. И не смотря на то, что он мне говорил на той лавочке, в последующее время он все так же продолжал себя вести, а иногда и более грубо.

И пусть концерт был уже близко, и я дрожала только от мысли, что нужно будет выйти на такую огромную сцену и взять на себя столько ответственности, я не могла не думать о том, что он мне говорил. Как бы там ни было, я все еще не могла поверить, что это действительно конец всему. Я ждала какого-то особого знака, что больше не нужна Лэксу, только не знала, что это будет, и будет ли вообще. Во мне оставалась надежда, что мы все же еще будем вместе. И эту надежду давал мне Лэкс, каждый раз ведя себя неестественно со мной, или же злясь, если я разговариваю с Шоном.

За день до концерта я решила, что это еще не все, и что слова Лэкса меня не убедили. А пока что пусть самым важным будет концерт – я должна показать ему, какой сильной могу быть, и играть в его игру.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...