Главная Обратная связь

Дисциплины:






Схема вертикального дскаляжа 4 страница



Экспериментальные исследования дали возможность Л. С. Вы-
готскому утверждать, что отношения общности между поня-
тиями связаны со структурой обобщения, то есть со ступеня-
ми развития понятий. Эти ступени были тщательно проанали-
зированы и описаны как синкрет, комплекс, предпонятие,
понятие. На ступени синкрета обобщение идет по признакам,
наглядно воспринимаемым и рядоположенным. Комплекс -
это фаза развития, на которой можно выделить существова-
ние ассоциативного комплекса, комплекса - коллекции, цен-
ного, диффузного псевдопонятия. Они отличаются характе-
ром связи, зафиксированной в названии комплекса. Роднит их
то, что это может быть обобщение на основе разнообразных
реальных связей как разнообразное и фактическое родство
предметов, находящихся в действительном отношении друг к
Другу. Все эти уровни (и последующие тоже) развития поня-
тий были получены Л.С.Выготским на экспериментальном

I Выготский Л. С. Собр. соч.-Т. 2. - С. 248.
294

' Выготский Л.С. Собр. соч.-Т. З.-С. 253.
295


формировании искусственных понятий и сопоставлены с жи-
тейскими фактами.

Псевдопонятия представляют наибольший интерес как
способ мышления в форме (слове), адекватной понятию, но по
содержанию далеко от него отстоящей, то есть по форме это
понятие, а по содержанию - комплекс. Только в подростко-
вом возрасте, по данным Л.С.Выготского, создается ситуа-
ция, когда ребенок уже пользуется понятием, но не осознает
его. Анализ действительности с помощью понятия появляется
раньше, чем анализ самих понятий. Это стадия предпонятий -
оно уже есть по содержанию, по проявлению в практическом
использовании, но его еще нет на уровне словесного опреде-
ления, на уровне абстрактном. Движение от общего к частно-
му и наоборот - это путь, на котором формируются подлин-
ные понятия, позволяющие не только оперировать с сущест-
венными свойствами объекта, но и формулировать собствен-
ную модель по поводу этого оперирования, то есть осуществ-
лять понятийное мышление.

Каждой структуре обобщения в мышлении ребенка соот-
ветствует своя специфическая система общности и отношений
общности общих и частных понятий, своя мера единства аб-
страктного и конкретного, которая определяет движение по-
нятия на той или иной ступени развития значений слов.

Существует, по мнению Л.С.Выготского, своя система от-
ношений и общности для каждой ступени обобщения; соглас-
но этому строению и располагаются в генетическом порядке
общие и частные понятия в зависимости от господствующей
на этой ступени структуре обобщения. На другой ступени
развития меняется система общности и весь генетический по-
рядок развития внешних и высших понятий. Каждое понятие
может быть обозначено бесконечным количеством способов с
помощью других понятий, а это значит, что благодаря мере
общности каждого понятия с другими возникает его возмож-
ность перехода от одного понятия к другим через бесконечно
многообразные пути возможной эквивалентности понятий.



Природа понятия раскрывается наиболее полно в специ-
фических отношениях данного понятия к другим понятиям.
Оно проявляется в отношении к предмету и к значению слова;

в отношении общности; в круге возможных операций. Поня-
тия житейские и научные в свете этих идей принципиально
отличаются отсутствием или наличием системы. Вместе с сис-
темой возникают отношения понятий к понятиям, опосредо-
ванное отношение понятий к объектам через их отношения к
другим понятиям, возникает другое отношение к объекту.

п Г Выготский неоднократно подчеркивал, что в понятиях

яновятся возможными надэмпирические связи, то есть свя-
0 которые отражаются в значении слов, именно они и есть
бобщение. Различная структура этих обобщений означает
пазличный способ отражения действительности.

Экспериментальное исследование развития значений слов
было предпринято Л.С.Выготским с помощью методики
формирования искусственных понятий (разработана им вме-
сте с Л.С.Сахаровым). Метод состоит в том, что искусствен-
ные, ничего не значащие слова приурочиваются к предметам,
имеющим ряд признаков (например «Рас» означает маленькие
и плоские, а «Гацун» - большие и высокие предметы). Испы-
туемому дают фигуры, на каждой стороне которых написано
соответствующее слово. Одну из фигур открывают, и ребенку
предлагают выбрать все фигуры, которые обозначаются этим
же словом. Если выбор неудачен, то опыт продолжают, и ре-
бенку предлагают догадаться, какие еще фигуры могли бы
быть обозначены этим словом.

Опыты показали, что значение искусственного слова на раз-
ных этапах развития ребенка воспринимается им по-разному,
входя в совершенно разные психологические системы.

Мысль и слово, по мнению Л.С.Выготского, не связаны
между собой изначально. Эта связь возникает и меняется по
мере развития мысли и слова. Единство мышления и речи
проявляется в значении слова. Для него обобщение и значение
слова - синонимы, то есть оно одновременно и речевой, и
интеллектуальный феномен. «Значение слова есть феномен
мышления лишь в той мере, в какой мысль связана со словом
и воплощена в слова и обратно: оно есть феномен речи лишь в
той мере, в какой речь связана с мыслью и освещена ее светом.
Оно есть феномен словесной мысли или осмысленного слова,
оно есть единство слова и мысли»'.

Изменения значения слов по мере развития ребенка связа-
но с различными способами функционирования мысли. Зна-
чение слова - динамическое, а не статистическое образование.
Л.С.Выготский неоднократно подчеркивал, что мысль не вы-
ражается в слове, а совершается в нем. Смысловая сторона речи
развивается от целого к части, от текста к слову, а внешняя
сторона речи идет от части к целому - от слова к тексту, к
предложениям. Ребенок первоначально не дифференцирует
словесного значения и предмета, значения и звуковой формы
слова. По мере развития эти два плана дифференцируются, и

' Выготский Л. С. Собр. соч.-Т. З.-С. 297.
297


между ними возникают сложные отношения, характерные для
понятийного мышления. Одновременно с этой дифференциаци-
ей происходит развитие психологического содержания текста --
выделяется не только грамматическое сказуемое, но и логиче-
ское, без которого фразы в тексте становятся непонятными
Говорение - это движение из внутреннего плана во внешний
понимание - наоборот, от внешнего плана речи к внутреннему'
а семантика речи - это только один из ее внутренних планов.

Вливание, переливание многообразного смыслового со-
держания в единое слово представляет собой всякий раз
образование индивидуального, непереводимого значения, то
есть идиомы.

Из-за идиоматического характера семантической внутрен-
ней речи она оказывается практически непереводима на язык
внешней речи, то есть возникают проблемы соизмеримости
идиомы с обычным значением слова, внутренняя речь из-за
этого оказывается непонятной и труднопереводимой на
обычный язык.

Л.С.Выготский подводит итог исследованию процесса
развития в очень короткой фразе: «Отношение мысли к слову
есть живой процесс рождения мысли в слове. Слово, лишенное
мысли, есть прежде всего мертвое слово». Связь мысли со
словом не есть изначальная связь, она возникает в развитии и
сама развивается.

Исследования, проведенные Л.С.Выготским и его сотруд-
никами, позволили ему утверждать, что мышление и речь ока-
зываются ключом к пониманию природы человеческого созна-
ния. Ссылаясь на Л.Фейербаха, он говорит о том, что слово и
есть в сознании то, что абсолютно невозможно для одного че-
ловека и возможно для двоих. «Сознание отображает себя в
слове, как солнце в малой капле воды. Слово относится к соз-
нанию, как малый мир к большому, как живая клетка к орга-
низму, как атом к космосу. Оно и есть малый мир сознания.
Осмысленное слово есть микрокосм человеческого сознания»'.

Л.С.Выготский называл свою теорию и исторической пси-
хологией, и системной, и психологией развития, но, думаю,
сегодня мы еще не можем в полной мере оценить его попытки
ввести в анализ психической реальности понятие о живой мыс-
ли и живом чувстве, живом слове и живых движениях, так как
наше собственное мышление о человеке часто дегуманизирова-
но и обезличено, но, может быть, придут другие времена и...

Главаlv

НОРМАЛЬНЫЙ
ЧЕЛОВЕК -
ЭТО...

I Выготский Л С Собр соч -Т 3 -С 301


Пройдемте по миру, как дети,
Полюбим шуршанье осок,
И терпкость прошедших столетий
И едкого знания сок.

Таинственный рой сновидений
Овеял расцвет наших дней.
Ребенок - непризнанный гений
Средь буднично серых людей.

М.Волошин

...И вот на все вопросы о судьбе
дает один ответ туманным словом:

«В тебе, о бывшее дитя, в тебе».

Р.М.Рильке,
из стихотворения «Взрослая»

Во всем мне хочется дойти

До самой сути.

В работе, в поисках пути,

В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,

До их причины,

До основанья, до корней,

До сердцевины...

Б.Пастернак

Название главы предполагает, что речь пойдет о том, что
всем хорошо известно. Большинство читателей наверняка
охотно скажут в продолжение фразы о нормальном человеке,
что это... Я. Каждый из нас чувствует в себе эту качественную
характеристику - нормальность. Мы возмущаемся, когда не
встречаем (по нашему мнению) со стороны других людей при-
знания в нас этой нормальности, страдаем, если выход за ее
пределы нами самими (по собственной инициативе) не обеспе-
чивает желанного сверхрезультата, бываем очень разочарова-
ны, когда наша нормальность, равняющая в наших глазах всех
людей, не приносит никаких ощутимых дивидендов - чувства
общности с другими, защищенности, уверенности и покоя!

Каждый точно знает, какой он нормальный человек, когда
говорит так о себе, и почти ничего определенного не может ска-
зать по этому поводу, оценивая других, даже близких людей.

О чем мы говорим, когда сами употребляем это слово по
отношению к себе? Что пытаемся мы сказать другим людям,
когда обращаем это слово к ним? Почему это бывает так важ-
но для осуществления индивидуальной жизни? Почему об

300

Рис.1

чтом столько написано в научной литературе? Обо всем этом
и пойдет сейчас речь. Сразу договоримся, что глава делится
на две неравные части: первая - бытовое, житейское понятие
нормальности и вторая - научное понятие. Оба они одинако-
во важны для понимания и решения главной проблемы воз-
растной психологии - проблемы психического развития.

Прежде чем перейти к дальнейшему анализу проблем, по-
пробуйте выполнить одно простое задание: нарисуйте, как
умеете, дом.

Нарисовали? Что у вас получилось? Думаю, что практиче-
ски не ошибусь, если скажу, что большинство из вас, незави-
симо от того, в каком доме вы живете, нарисовали милый
деревенский дом с трубой и, возможно, даже с дымком над
крышей. Может быть, вы нарисовали еще и заборчик, кры-
лечко и тропинку к нему. ^ /

А теперь посмотрите на этот рисунок и
ответьте на вопрос: что здесь нарисовано
(рис. I)?

Велика вероятность того, что многие
ответят: «Это телевизор». Но вполне воз-
можны и другие ответы: коробка, робот,
цветок на столе...

Почему мы так похоже отвечаем? По-
чему нет столько ответов, сколько самих отвечающих или
рисующих домик?

Ответ на эти вопросы связан с пониманием происхождения
внутреннего мира человека, свойств этого внутреннего мира.
Одно из таких свойств - организованность. Как и любое явле-
ние, внутренний мир имеет протяженность, а значит, должен
быть организован как во времени, так и в пространстве, причем
последнее здесь имеет особенность - это внутреннее, психоло-
гическое пространство, обладающее собственными свойствами.

Итак, внутренний мир человека. Есть аргументы в пользу
того, что он организуется через освоение человеком материала
культуры и в первую очередь материальной культуры - свойств
предметов, окружающих человека. Эти предметы входят в жизнь
и становятся утварью, неотъемлемой частью жизни. Они ани-
мизируются, приобретают качества как бы одушевленные, так
как в них и через них человек организует свой внутренний мир.

После того как сложилось человеческое общество, развитие
психики каждого человека стало определяться действием обще-
ственно-исторических законов. Все достижения в развитии
внутреннего мира человека стали передаваться от поколения к
поколению в особой - предметной - форме. За предметом

301


скрывается овеществленный труд, который кристаллизован в
этом продукте. Продукт труда - как бы другое состояние ак-
тивности человека, превращенная форма этой активности.

Овладение этим продуктом и есть для каждого из нас при-
своение определенных человеческих способностей. Так, ос-
ваивая в раннем детстве ложку, мы стали пользоваться ею в
соответствии с человеческой способностью действовать этим
предметом. В любой из внешних вещей, будь то ложка или
система родного языка, мы имеем перед собой опредмечен-
ные, ставшие в какое-то время вещами, человеческие способ-
ности. Для того чтобы ребенок мог научиться пользоваться
ими, необходимо раскрыть ему те свойства, которые являются
сутью, составляют содержание психической способности.
Ребенок осваивает эти свойства вещей через взаимодействие
со взрослыми. Ему надо присвоить сущность вещи, сделать ее
своей формой активности. Предстоящий ребенку мир культу-
ры наполнен предметами, сущность которых ребенку пред-
стоит освоить. Этот мир упорядочен общественными форма-
ми: языком, нормами употребления вещи.

Нормы и правила, способы действия с предметами относи-
тельно постоянны - разные в разных культурах и существенно
меняющиеся со временем. Вспомните хотя бы, как менялось
отношение к женскому брючному костюму: только для доро-
ги и для спорта, на все случаи жизни, опять более умеренное
отношение и ограничения, и снова - на все случаи...

Дело не только в моде. Сама мода является одной из норм,
одной из вещей, которую надо освоить человеку, чтобы жить
в мире культуры. Правила и нормы есть во всех сферах ак-
тивности человека: от внешне обезличенной, деловой жизни
до интимных отношений между любящими людьми. Незнание
этих правил не только ставит человека в неловкое положение,
оно делает в известном смысле невозможным движение в сво-
ем собственном мире, так как просто неизвестно, в каком
направлении можно и нужно двигаться. В этом случае помо-
гают нормы отношений между людьми, они являются спаси-
тельными якорями, которые помогают человеку удержаться в
шторме собственных же мыслей и чувств. Какие это нормы?
Например, такие: «Культурный человек мало говорит о делах
своих ближних, иными словами, не сплетничает. Если нам
навязывают подобную тему, лучше отвечать: "Полагаю, что
это нас не касается". Если сплетничают о нас, не следует вовсе
обращать на это внимание. Объяснения, опровержения, осо-
бенно "на всякий случай", никогда себя не оправдывают. Ведь
часто бывает, что свою правоту вы доказываете человеку,

302

который до сих пор не слышал о вас ничего дурного. Однако
сказанное вами же невольно настораживает, и может сло-
житься мнение, что за слухом что-то кроется. Сплетня, как
только ею пренебрегают, погибает естественной смертью»'.

Казалось бы, в такой области, как восприятие свойств
предметов, действие общекультурных норм будет прояв-
ляться минимально. Как показывают исследования Коула и
Скрибнера, влияние культуры отчетливо проявляется в вос-
приятии даже такого свойства предмета, как размер. Из-
вестно, что все здоровые люди оценивают'размер предмета в
зависимости от расстояния до него. В то же время человек, у
которого не было возможности воспринимать открытое
пространство на больших расстояниях (ребенок, выросший
в джунглях), не может оценить размеры предметов с учетом
изменения их при удалении.

Подобные факты можно найти в разных областях челове-
ческой деятельности. Общеизвестно, например, что одни и те
же жесты у людей разных национальностей имеют разное
значение. В той ситуации, где русский кивает головой в знак
согласия, болгарин покачает головой по-иному. Японцы,
говоря о себе, показывают на нос, а не на грудь, как это де-
лают русские. Высунутый язык у народов европейских стран -
это знак поддразнивания, а в древнем Китае он означал угро-
зу, в Индии - гнев, у народов майя - мудрость.

Нормы проявляются не только во внешнем поведении че-
ловека, они определяют и его мышление. Это качественно
другие нормы, но они тоже зависят от культурных условий, в
которых живет человек: именно эти нормы влияют на отно-
шение человека к истине, к самой проблеме ее существования,
именно они влияют на поиск истины.

Существование норм мышления помогает людям понимать
друг друга в сходных ситуациях действия, и в то же время
именно существование этих норм рождает особое человече-
ское поведение - рождает смех. В.Я.Пропп в своей классифи-
кации видов смеха показывает, что есть особые виды смеха
которые просто требуют осознания норм: так, насмешливым
называется смех, в основе которого лежит отношение челове-
ка к различным нормам физического строения тела или нор
мам поведения. Сам комизм как явление основан на несходст
ве укладов жизни разных народов, он только резче подчерки
вает существование этих норм. В этом состоит причина, поче
му иногда так бывают смешны иностранцы - они вызываю"

' Камычек Я. Вежливость на каждый день. - М., 1975.
303


смех только тогда, когда резко выделяются своим поведением,
одеждой, произношением на чужом языке. Чем резче различия, тем больше оснований для комизма.

В.Я.Пропп отмечает, что есть своеобразные нормы откло-
нения от нормы, которые вызывают смех. Так, ничто пре-
красное не может быть смешным, смешно отступление от него.
А вот физические недостатки человека как отклонение от физи-
ческой нормы вызывают смех в том случае, если они таковы,
что их вид и наличие не вызывают жалости или сочувствия'.

Положение об историческом характере процессов мышления, подтвержденное богатым экспериментальным материа-
лом современной психологии, показывает зависимость разви-
тия психики человека от особенностей культуры. Это дает
основания говорить об известном сходстве форм и содержа-
ния мышления людей, живущих в одних и тех же исторических
условиях. Сходство это будет проявляться в усвоении норм
действия с предметами, норм общения и абстракции, зафиксированных в языке.

Нормы, которые мы усваиваем, пронизывают всю нашу
жизнь. Восприятие цвета основывается на знании эталонов
цвета: семь основных, а остальные - дополнительные, кото-
рые подчиняются предметным эталонам (цвет морской волны,
цвет лимона и тому подобное). Только в том случае, когда
трудно найти какой-то предметный эквивалентный эталон,
появляется серо-буро-малиновый или «цвет наваринского пламени с искрой», но в этом случае всем понятно, что непонят-
но, о чем идет речь. Так, например, во многих случаях обоб-
щение, объединение предметов крестьянами-испытуемыми
осуществлялось не по принципу общего свойства, а по прин-
ципу действия в одной ситуации. За словом у них стояло не
отвлечение или обобщение, а воссоздание реальной, практической ситуации.

При переходе к новым формам общественных отношений,
где возникла необходимость овладения теоретическими зна-
ниями (пусть первоначально и очень простыми), структура
психических процессов существенно изменилась. Основное
направление изменений связано с появлением не только воз-
можности действовать на основе заданной ситуации, но и
выходить за ее пределы. Появляется новое планирование своих действий, новые цели и новые побуждения к действию.
Люди с элементарным образованием еще не владели расши-
ренным значение^ обобщенных слов. Они обобщали только

по какому-то четкому признаку, но это уже не было ситуативное обобщение, как у неграмотных крестьян.

В исследуемых условиях непосредственная практическая деятельность людей является важнейшей, определяющей их
психическое развитие. В этом случае формально-логические
операции, на основе которых осуществляется подведение
предметов под определенную логическую категорию, не счи-
тались существенными. Наибольшее значение имели операции
анализа свойств предмета при введении его в практическую, наглядную, конкретную ситуацию.

Слово, язык в ситуации мышления выступает как средство,
позволяющее увидеть в предметах те или иные свойства. И не
просто увидеть, а увидеть через призму знаний, обобщений,
стоящих за словом. Слово, его значение являются определенной
мерой, эталоном, нормой обобщения. При освоении этой нормы человек приобретает и определенный способ мышления.

Останавливаясь на различии в мышлении грамотных и не-
грамотных узбеков, А.Р.Лурия характеризует использование
в мышлении слов следующим образом: «Слово, осуществ-
ляющее в теоретическом мышлении функции абстрагирова-
ния и координирования предметов в понятии системы, служит
средством воспроизведения наглядно-действенных ситуаций и установлению связи между предметами, входящими в нагляд-
но-действенную ситуацию»'.

Эта же закономерность проявляется и в восприятии фор-
мы: в незнакомых предметах мы пытаемся увидеть знакомые
геометрические фигуры или известные предметы. Облака по-
хожи на замки и верблюдов именно потому, что мы знаем,
пусть и отдаленно, очертания этих предметов.

Даже в области воображения можно найти нормы – правила построения воображаемых образов. Самое простое из них -
агглютинация. Она предполагает «склеивание» различных, в
обычных условиях несоединимых частей, качеств, свойств
(русалка, кентавр, избушка на курьих ножках). Или другое
правило - гиперболизация, то есть сознательное преувеличе-
ние или преуменьшение каких-либо свойств предмета, или
изменение количества его частей, или их совмещение: многорукие богини, драконы с семью головами, мальчик-с-пальчик,
Бибигон и человек-гора, собаки с глазами как мельничные
жернова и тому подобное. Заострение, подчеркивание какой-либо черты - тоже правило построения образа воображения.

' См.Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. - М., 1976.
304

1 Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. -
М., 1974.-С. 105.

305

Так появляются карикатуры, метко выделяющие какую-то черту человека или предмета.

А вот если человек нашел, выделил и использует только
черты сходства, то можно говорить о схематизации и типиза-
ции - новом правиле построения образов воображения. Оно
наиболее ярко проявляется в литературе и искусстве, когда в
конкретном факте, образе, действии воплощаются существен-
ные или всеобщие черты явления, человека, предмета, всего космоса, всей природы.

Естественно, что человек усваивает те нормы и правила,
которых придерживаются люди - люди из его группы. Естест-
венно, что такая группа только относительно изолирована от
других групп, от всего человечества. Но у каждой группы есть
свои нормы и правила, отличающие ее от других. Именно
существование этих правил делает жизнь группы возможной и
непохожей на жизнь других групп, именно эти правила обеспечивают взаимопонимание, облегчают устанавливание кон-
тактов в совместной деятельности, позволяют достичь общей
цели. Однако отношение человека к нормам, существующим в
его группе, должно предполагать и наличие других норм,
которые могут и не совпадать с теми, что присутствуют в его
референтной (наиболее значимой) группе. Мы оказываемся в
смешных ситуациях, когда оцениваем других людей подобно героям Карела Чапека:

«Воробей:

- Чтобы жаворонок был прав? Исключено. Правда одна, и
она - воробьиная.
Крапива:

- Сад пришел в запустение? Я бы не сказала.
Карп:

- Ни одно живое существо не может жить, погруженное в
воздух».

Нормы пронизывают наше поведение. Но кроме организации последнего они выполняют еще одну функцию - функцию
контроля. Отчасти поэтому так неуютно чувствует себя человек
в мнимом одиночестве сурдокамер, когда за ним неотступно
наблюдает глаз исследователя. Контроль, когда он внешний,
когда он присутствующий, не тебе самому принадлежащий,
отчасти похож на дамоклов меч. Тяжело и неуютно чувствует
себя человек, когда его постоянно одергивают, бесконечно поправляют и поучают. Такой же дискомфорт испытывает человек под постоянным давлением «надо», «надо», «надо». Неда-
ром это один из источников неврозов, разрушающих представ-
ление человека о себе и своих возможностях.

306

Осваивая мир, человек моделирует его во внутренней мо-
дели своего психологического пространства, которое органи-
зовано конкретными условиями жизни, предметами, которые человек присвоил, сделал своей утварью. Как происходит
такое присвоение? Это один из интереснейших и мало изучен-
ных в психологии вопросов.

Известно, и мы уже отмечали это, что нормы общекуль-
турного поведения начинают определять процесс познания
человеком как своего внутреннего мира, так и мира внешнего.
Надо сказать, что порой очень трудно провести грань между внутренним и внешним мирами. Они как бы перетекают один
в другой, не имея четких границ. Так, например, при воспри-
ятии предмета трудно отделить видимое в предмете и знаемое
о нем - то знаемое, которое влияет на видение.

Психологи установили, что нормы, осваиваемые челове-
ком, свернуты в его внутреннем мире, обобщены. Они вос-
производят существенное в предмете познания, позволяют обобщить и сообщить в слове основное, закономерное, сде-
лать это закономерное предметом своей мысли.

Кроме функции организации познавательной деятельности
у внутренних моделей человека - в его психологическом про-
странстве - есть еще одна важная функция: они обеспечивают
протекание во времени всех психических процессов, причем во
всех возможных измерениях времени - в прошлом (организуют память), в настоящем (обеспечивают усвоение) и в будущем
(способствуют предвидению, предвосхищению).

Когда человек обращается к этой функции внутренних мо-
делей, он часто не отдает себе отчет о тех механизмах, кото-
рые помогают ему вспомнить, спланировать, поставить перед
собой цель. В большинстве случаев модели автоматизированы
и «срабатывают» в силу их организации извне. Так, ребенку купили груши, а он вспоминает, что видел груши на дереве в
саду у бабушки. Воспоминание организовано встречей с ре-
альным предметом во внешнем мире, во внешнем пространст-
ве, тогда более вероятна встреча с ним в пространстве психо-
логическом. Однако не менее вероятны ситуации, когда пси-
хологическое пространство и его организация становятся предметом самонаблюдения. Очень часто это выражается в
предстартовых состояниях спортсменов, когда нужно моби-
лизовать силы для воспроизведения отработанной в прошлом
модели действия, когда нужно сообщить этой модели ускоре-
ние и охранить от возможных внутренних и внешних помех.

Психологическое пространство человека и внутренние моДели различных действий, присутствующие в нем, передаются

307

человеку вместе с передачей знания. Однако психологическое
пространство и внутренние модели отличаются от породив.
шей их реальности. Они, возникнув, обладают свойствами
обеспечивающими их передачу и самостоятельное (без внещ
них опор) существование. Такое свойство психологического
пространства и внутренних моделей исследовано и описано в
работах Ф.Горбова, который показал, что эта реальность
передается через неконтролируемые человеком средства воз-
действия на другого человека, да и на самого себя.

Если вы и не болельщик, то наверняка вам приходилось на-
блюдать болельщиков и видеть, как случайно пришедшие на
стадион люди заражаются их состоянием. Это пример не только
образования внутренней модели, но и переноса ее на других
людей. В данном случае перенос осуществляется без контроля
без оценки модели воспринимающим ее человеком. Интересны
в этом смысле факты внушения и самовнушения как вынужден-
ные действия, как действия, в которых внутреннее оппонирова-
ние, критическое отношение к модели действия отсутствуют.

Думается, что эти факты - известные как факты поведения
в состоянии гипноза - могут быть проанализированы с точки
зрения наличия или отсутствия в психологическом простран-
стве человека характеристик, связанных с его энергетически-
ми проявлениями. Когда мы говорим, что некто силен или
слаб духом, то наличие энергетических возможностей челове-
ка связывается не с силой его мускулов, а с другими парамет-
рами, которые не всегда можно дифференцировать. Опишем
их в обобщенном виде как свойства моделей быть устойчи-
выми или изменчивыми, как организацию психологического
пространства с ориентацией на меру устойчивости и изменчи-
вости. Вопрос о происхождении меры - один из самых инте-
ресных и практически не исследованных в психологии. Он
предполагает понимание и переживание ценности индивиду-
альности человека как воплощения в этой индивидуальности
универсальной человеческой сущности - той сущности, кото-
рая открывает человеку в сознании универсальность его мира
через устанавливание метафорического подобия всего со всем.
В этом состоит свойство каждого из нас быть подобным всему
живому и в то же время не повторять никого и ничто. Трудно
об этом говорить прозой, обратимся к поэзии, ибо именно в
ней человеку открывается его универсальность и его неповто-
римость. Наверное, поэтому поэзия не может быть буднич-
ной, она требует для рождения и восприятия ее особого на-
пряжения, связующего универсальное и единичное в единое
целое - поэтический текст:





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...