Главная Обратная связь

Дисциплины:






Сережа, насколько работает формула: «Скажи мне, кто твоя публика, и я скажу, какой ты артист»?



- Актер не должен задумываться над этим, он должен играть - и все. Иногда смотришь, что происходит на сцене, жутко становится: хуже, чем на первом курсе актерского факультета, - а зал сходит с ума. И тут говорить о том, допустим, что у этих конкретных зрителей хороший Вкус, не приходится. Но какой бы ни была публика, ее нужно любить.

Наверное, это не всегда получается. Одна известная актриса признавалась, что иногда испытывает к публике чувство ненависти.

- Человек говорит «ненавижу», когда не может с чем-то совладать, когда у него нет сил и эмоций бороться.

Вы часто вынуждены вступать в борьбу с залом?

- Бывает. Например, в Новосибирске, куда я ездил с программой «Ностальгия по «Куклам», ко мне после концерта подошла довольно экзальтированная девушка. «Безруков, я не думала, что вы такой пошлый!» - мелодраматически сказала она. Я попытался ей объяснить, что политики интересны только то­гда, когда они «спускаются» на наш уровень и говорят обычным человеческим языком. Когда они разговаривают тем языком, который мы слышим по телевидению, - это скучно.

Разочаровали зрительницу?

- Надеюсь, что в итоге она все-таки приняла условия игры. Публика всегда должна принимать условия игры. «Ностальгия...» - это же не спектакль, это концерт, шоу, поэтому я старался ориентироваться не на театральных эстетов, а на простых людей. Которые пришли отдохнуть и посмеяться.

Ваших поклонниц журналисты окрестили «безруковка-ми». Есть среди них самые-самые верные?

-Ну, вот есенинские... Есть, например, девушка Оля. Она хо­дит почти на все мои спектакли и потом пишет замечательные стихи:

Стиснув сердце, боль не отпускает,

Холодом седым скользит по коже.

И опять, душою оживая, Я спешу к Есенину Сереже.

Вечно молодой и синеокий...

А за то, что сердцем был безгрешен,

Кем-то подлым, мерзким и жестоким

Был убит цинично и повешен.

Страшно представлять, как жутко били,

Васильковых глаз гасили пламя,

Золото волос в крови топили.

Нелюди с железными сердцами.

В чем виновен? В том, что пел Россию?

Пел о том, что слишком наболело?

Не хватило мудрости и силы,

Подлость разозлила до предела.

И от боли острой, невозможной

Никуда не спрятаться, не деться.

От тоски и памяти тревожной

Никогда душой не отогреться.

 

Это помогает?

- Помогает. Потому что родители родителями, но когда есть люди, которые абсолютно бескорыстно... А проверяются настоящие поклонницы, наверное, знаете чем? Когда у тебя появляется романтическое увлечение, о котором знают все, для поклонниц, имевших на тебя виды, это, конечно, удар. Те же, кому ты был интересен прежде всего как артист, реагируют спокойнее: а неважно, люблю - и все. Когда в прессу впервые просочились слухи, что я женюсь, у меня даже был разговор с батей. Он сказал: «Ты понял, что ты сделал? Наговорил-наговорил во всех интервью... Поклонницы-то - разбегутся».



Разбежались?

- Нет, принимают по-прежнему искренно. Но визга-писка стало меньше. С другой стороны, это очень полезно. Голова-то от успеха начинает кружиться, а тут - бах! - понимаешь, что тебе порой аплодировали не только из-за того, что ты такой замечательный актер Сергей Безруков, а еще и из-за того, что ты был холост и представлял собой, так сказать, «реальное брачное лицо».

Сегодня принято сетовать на деградацию зрительских интересов. Мол, публика перестала приходить в театр за ответами на бередящие душу вопросы, не включается в творческий процесс сценического действия, «не слышит» психологических нюансов, реагирует только на сильно действующие грубые акценты... В массе своей это действительно так. Но многие ли из современных актеров отваживаются утверждать мессианское предназначение искусства? Многие ли тратятся так, будто каждый выход на сцену - последний в их жизни?

Не все спектакли и не все роли Сергея Безрукова одинаково ценны по своему художественному уровню. Но по степени самоотдачи и глубине погружения в материал он по-прежнему выделяется на фоне других. По-прежнему, потому что уже его первые шаги поражали техническим совершенством и пугающим вдохновени­ем, что рождало смутное беспокойство, неясно было: куда - выше?.. Оказалось, можно и выше, и виртуознее, и точнее. Даже в пределах одной роли, исполняемой несколько сезонов кряду.

Видимо, поэтому и публика, приходящая «на Безрукова», явно не из числа деградировавшей. Среди вопросов, которые задают актеру на творческих вечерах, постоянно мелькают те, что выходят далеко за рамки суетности и моды:

«Пожалуйста, расскажите подробнее о своей работе в театре. Есть ли у вас любимая роль?»

«Уважаемый Сергей, хотелось бы узнать ваше мнение о душе, о смысле жизни, о вечности».

«Очень просим, почитайте что-нибудь из Есенина».

Да, отношения актера и публики строятся не на рассудочных основах. Но популярность популярности рознь. Приятно, когда широкое признание и любовь у зрителей находит талант трепетный и своеобычный. Приятно, что торжествует чувство справедливости - минуя временные сенсации и поветрия, люди отдают должное тому, что истинно и непреходяще.

Конечно, и критика, и зрители обожают «открывать» таланты. Яркий актерский дебют обязательно сопровождается многочислен­ными рецензиями, фотографиями, интервью. Но вспыхивают новые «звезды» и «звездочки» - и внимание к вчерашнему дебютанту ослабевает, несмотря на то, что его последующие работы порой бывают и сильнее, и пронзительнее предыдущих. Подобное «охлаждение» испытал даже великий Смоктуновский. Рассказывают, что после премьеры «Иванова» во МХАТе, где Иннокентий Михайлович блестяще сыграл заглавную роль, он спросил критика Свободина: «Будете писать о моем Иванове?». И тот ответил: «А что о тебе писать - о тебе уже все написано...»

Сергею Безрукову еще предстоит пройти через это. Но думаю - уверена! - обязательно останется часть публики, которая будет следить за его творчеством всегда.

 

Ноябрь 2000 года

 

 

Автор выражает благодарность

за помощь в работе над книгой

Наталии Михайловне и Виталию Сергеевичу

Безруковым, Олегу Павловичу Табакову,

Николаю Федоровичу и Андрею Клещевым,

Ольге Викторовне Эрзютовой.

Атом солнца – Н. Новгород: РИ «Бегемот», 2001

– (Кумиры XXI века)

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...