Главная Обратная связь

Дисциплины:






Кемь. Пятигорск. Семипалатинск



Ихнего брата, историка, послушать — так не история, а матерные частушки получаются!

Вы историю названия города Кемь слыхали? Забудьте ее, потому как враки. На самом деле вот все как было:

Очень Царь любил в гости ездить. А чтоб было куда наведаться, он везде своих приятелей расселил. В хороших местах — аж по нескольку человек, чтоб у каждого погостевать, да в приятном месте время побольше провести, да полакомиться: у одного чудо как хорошо хозяйка рыжики солит, у другого зелена вина попиваем вкусного, у третьего — жена затейница, озорная да игривая, у других еще какие забавы водились.

Вот сидит как-то наш Царь да на карту глядит, радуется — друзей-приятелей много, и все в гости зовут. Радуется Царь-батюшка, предвкушает веселье, выбирает местечко позаманчивее. Да все места хороши, везде приятелей полным-полно!

Решил он сосчитать, сколько в каждом месте у него верных друзей, да прямо на карте и писать начал: на Кавказе пятеро. И граф Орлов. Так и начертал: ПЯТЬ и Г.ОР.

Чаще всего по семеро было везде, чтоб ровно неделю гостевать. Вот и в том месте, что нынче Кемь называется, тоже семеро вассалов было. Так и запишем: СЕМЬ. Да ведь здесь и живет разлюбезная наша затейница Екатерина Матвеевна, всемирно известная жена капитана Сухова!

И Царь заторопился в гости. А на карте запись царская осталась: к Е.М.! (То есть быстро и немедленно к Екатерине Матвеевне едем!)

Ну, и как водится, царские записки в штаб попали. А в штабе писарь молоденький, с царскими замашками да привычками карту черкать незнакомый, принял царские каракули за корректуру и внес поправку в государственную карту. И там, где было написано «СЕМЬ», а перед словом восклицательный знак стоял, вот так: «!СЕМЬ», этот писарь как букву К написал. Вот и получилось не СЕМЬ, а КЕМЬ. Это потом уже охальники штабные анекдот придумали матерный, да вот его теперь рассказывают все кому не лень.

Тогда же и ПЯТЬ и Г.ОР. Пятигорском переименовался, и Семипалатинск получился из «Семь ПАЛЯТ!» — так Царь обозначил, что здесь семеро приятелей живут, да еще и фейерверки умеют изрядно устраивать.

Вообще многие венценосные особы в топонимике прославились. Императрица путешествующая тоже после себя оставила массу историй географических, но у нее все больше плотские утехи прослеживаются: где помылась — там Чистенькое, где пообедала, там Вкусненькое. Известно дело дамское — у них телеса нежные и к заботе требовательные!

Самара

Самара — древний город. Он существовал еще задолго до того, как человек летать на самолете научился. Даже до того еще, как этот самолет придумали. Стоял себе город на берегу Волги и назывался совершенно непринужденно и простенько — Кукуйбышев. А потом братья Райт самолет придумали, и полетел человек в небесах аки птица. Сами Райты самолет в небо поднять не умели, но в земле русской случился знаменитый летчик Валерий Чкалов, который взялся их детище в воздух поднять и братьев Райт по России с ветерком прокатить. И была у летчика Чкалова харизма. Это означало, что он обаятельный был и влюблялись в него все девушки с первого взгляда, а всем остальным он просто так нравился.



Вот прилетели Райты с Чкаловым в Кукуйбы-шев как-то раз и приземлились на площади около вокзала. И сразу, конечно, митинг начался. Как вышел Чкалов на трибуну, так сразу все девушки от счастья в обморок упали. Только одна задержалась — самая ученая. Она историю Древнего Египта как «наша Таня громко плачет» знала, она у нее даже от зубов отскакивала! Сверкнула ученая девушка очками и зубами и осведомилась у Чкалова: «Вы, наверное, Ра?»

А Чкалов обиделся, что она не в обмороке, и говорит ей: «Сама Ра!», и ушел с трибуны. И сел в самолет и улетел, махнув серебряным толпе крылом. И оттого, что у него харизма, слова его увековечивали везде, кто как мог. И в Кукуйбышеве тоже так порешили: раз Чкалов крикнул «Самара!», то так город надо назвать, чтоб все знали!

А девушка — да что взять с девушки-то? Она, конечно, с тех пор покой потеряла и все песню поет тонким голосом, ну, вы знаете: «Ой, Самара-городок, беспокойная я, беспокойная я, успокойте вы меня», да все в нёбо глядит. Харизма — штука мощная, против нее не попрешь!

Ленинград

Ленинград — теперь нет такого города. А раньше был, но до этого опять не было. Город вообще-то царь Петр построил и свои именем назвал по справедливости. Но потом революционным матросам тоже захотелось есть ананасы и рябчиков жуй! И они стали город делить с передовыми рабочими и сознательными крестьянами. А чтоб правильно поделить, у них Ленин был. Он наверху, на броневике, высоко сидел, далеко глядел, все видел, все слышал и, что не так, сразу пушечку броневичковую в неправильную сторону разворачивал.

И был у него товарищ по партии, очень ехидный — Сталин. У Сталина были усы и черный глаз. Не любил он Ленина, но против пушечки усы слабоватый аргумент, а вот черный глаз — это как им посмотреть. И посмотрел Сталин на Ленина плохо, и сглазил его черным глазом, и Ленин заболел. Лежит, болеет, морс клюквенный пьет.

Приходит к нему вредина-Сталин и говорит: «Мы с Партией решили, когда ты наболеешься и умрешь, мы Петербург твоим именем назовем — Ленинград будет».

А Ленин картавил изрядно, и вот он картаво так переспрашивает: «Как, батенька, — Ленин' гад?»

— Конечно, гад! — говорит ехидно Сталин. — Не гад, а Ленин'гад! — закричал Ленин и расстроился совсем и умер. Народ, конечно, сразу сочинил стих:

Камень на камень Кирпич на кирпич Умер наш Ленин Владимир Ильич

И на следующий день Петербург переименовали в Ленинград.

Злобный Сталин еще долго хихикал в прокуренные усы, но его самого потом за вредность сначала положили к Ленину в Мавзолей, а потом вообще закопали под забором, хоть и под кремлевским.

А Ленинград побыл еще Ленинградом сколько-несколько лет, и когда великий русский скульптор Церетели около конфетной фабрики в Москве-реке памятник Петру с железной трубой в руке поставил, то опять город на Неве стал Петербургом. Такова историческая логика, а логопед вовремя — это наше все!

Фрязино

Сидел как-то за самоваром великий полководец Иван Сусанин да поглядывал на пышную девицу Зину, которая хлопотала у стола, потчуя гостей. «Ишь ты, фря какая! — думал Иван Сусанин, покручивая ус. — Надо бы на карте пометить, где она живет. Вот отведу поляков тут недалеко по делу, да и вернусь к ее роскошным туловищам», — мечтал Сусанин, рисуя на карте кружочек и выцарапывая гусиным пером аккуратные буковки: «фря Зина».

Наутро ушел Сусанин с поляками в дремучий лес, да и не вернулся. А карта на столе лежать осталась — позабыл он ее, ну и заблудился, конечно.

Так и сгинул.

Карту нашли потом, и название поселения так и осталось «Фрязино». В губерниии Московской принято на «о» города обозначать — Хотьково, Монино, Павшино, вот и Фрязина во Фрязино превратилось.

Такова селяви: сплошная шершеляфамщина!

Абрамцево

Есть прекрасный уголок на Валдайской возвышенности — он же знаменитая усадьба художников. Там и Савва Мамонтов гостевал, и Третьяков в свою коллекцию картинки присматривал. Да вы знаете — Абрамцево знаменитое. Почему Абрамцево — дык это история простая: художники картины свои хотели подороже продать, потому и рамы заказывали затейные — с резьбой да позолотой. Приезжают к ним Савва Мамонтов с Третьяковым и просят: «Продай, брат, нам картинку вот эту завалящую за три рубля».

А художник упирается: «Нет, господа хорошие, картина без рамы никуда! Обрамить надо! И не за три рубля, а за триста три я вам продам ее!»

«Вот ешкин кот! Лишь бы абрамить!» — в сердцах плевался знаменитый коллекционер Третьяков, не разобравшись в терминологии. Он решил, что это слово происходит от «Абрам», намекая на выгодные сделки, на которые все Абрамы большие доки.

«Поехали, друг мой, в Плес, ну их к бесам, этих абрамцевских! — утешал приятеля добряк Савва Морозов, не успевший еще растратить свои миллионы на революционных матросов. — Там на Волге утес, диким мохом оброс — его как раз Левитан нарисовал намедни. Картинка маслом! И никаких Абрамов, разве что сам Левитан, да и тот — Исаак!»

А про художников что скажешь?

Это только в сказках художники нищие да голодные. Вот, например, художник Ярошенко, который прачек рисовал да нищих, — он в Китай-городе, в Подкопаево, домик имел крошечный — три этажа — да сад-палисад. Нижний этаж ресторация занимала, посереди сам жил в трехстах метрах, а верхний ярус студентам сдавал. Бедняга. У него и в Кисловодске именьице небольшое было — сейчас там его мемориальный музейчик небольшой трехэтажный имеется. Конечно, бедный, вон у царя целый громадный Зимний дворец — куда как больше московского да питерского домов ярошенковских! А нищих он классно рисовал! Со смаком!

 

из книги

ПУТЕШЕСТВИЙ

Мантру Путешествий волшебную знаете?

Знаете наверняка, только вы всегда думали, что это детская считалочка, а это самая настоящая волшебная Мантра Дальних Странствий:

Опа-опа-опа Америка — Европа Индия — Китай А ну-ка вылетай!

Лодочка в Китай

Из рябинового дерева

Кружевные остова

Я привязываю к лодочке

От жилетки рукава

От цветных окошек шторочки

От собак соседских лай

Моя шелковая лодочка

Увезет меня в Китай Преамбула: мне захотелось сделать что-то необычное и непрактичное — уже меня замучили всякие обязательства и нужности с полезностями. Хочу баловства!

Составила список баловства доступного — самым привлекательным получился китайский язык. Вот уж что мне наверняка не пригодится, но интересно до жути — как они сами себя понимают? Неужели все эти картинки можно выучить, и если это возможно, то как же, интересно знать, устроены у китайцев мозги — наверняка как-то иначе. И уж если я разберу хоть десяток таких картинок, то пусть меня научат еще и рисовать их кисточкой.

Я видела как-то на выставке в Манеже одного очень гордого собой юношу, который с видом снизошедшего к людям божества чертал кистью какие-то закорюки, называя их разными именами — Счастье, Удача, Спокойствие, Мир, Вселенная...

Я представила себя в таком же сосредоточении и с таким же важным видом — картинка мне понравилась, и я решила — еду в Китай!

Два дня ушло на поиски, а затем события понеслись: я списалась с Аныпанским университетом, договорилась о занятиях, соблазнила двух попутчиц — Чеширку и Марину-Асти на это приключение, и мы полетели.

Это все казалось шуткой и неправдой: вот сейчас в аэропорту скажут: поиграли, и хватит, ваши билеты не настоящие, идите домой. Но все складывалось, как пазлы — кривулька к кривульке без зазора, и получалась целостная и достоверная картина, и вот я ощупываю себя: где я? — а я, оказывается, в Китае!

Итак, что я себе выбрала: китайский язык, каллиграфия, китайская живопись. Это обязательная программа для головы. Для тела — китайский точечный массаж, знаменитая китайская зарядка утром в парке, где занимается вся страна, желательно тайчи или хоть ушу, китайские бани и купания и прогулки в горах.

И для души — весь богатейший колорит этой чудесной страны!

И вот что получилось:

Не спится мне — луна — увы и ах!

Я — Цун Мин Мао

в шелковых штанах

я с зонтиком-бумажным-кружевным

Я щебечу

с улыбкой на устах

смотрю сквозь зонт

на дымный горизонт —

там горы — сосны — небо — облака

и медленно течет

река... ястрекозукружевнуюглазастуювпламенилото снарисовала...

явнебожителитольколишьвзмахомрукипошут илапопала...

Будданефритовыйплавитлюбовьюнебеснойго рыпокрывало...

яповселеннойскольжусловнокруглаябусинка цветакоралла...

тушью ли? кистью ли? вяжется? истина?

Иероглифы

украсили лицо

Я выхожу на чайное крыльцо

водой горячей грею нежный чай...

Молчи...

не отвечай...

Самолет Москва — Пекин

Декорации: небо, ночь, самолет, зал прилета, выход в город...

Летать хорошо. Особенно когда знаешь, куда надо долететь. А если не знаешь, то кто-то встретит тебя в аэропорту и проводит до места. Нас встретит Лена. Она будет стоять в толпе встречающих, держа над головой аккуратненький плакатик «Лисси», и взволнованно высматривать нас в толпе пассажиров, прилетевших ранним утром в Пекин.

А пока мы на высоте 11 600 метров спим в огромном самолете, похожем на летучий кинотеатр. Не препятствую стюардессе принести мне шипучей воды!

Но, видимо, сама она не препятствует себе отдыхать, потому что ночь, и поэтому мне приходится играть в путника, измученного жаждой.

Пончик, ты пожелал нам безоблачного пути — докладываю: мы летим уже пять часов, но пока не встретили ни одного облачка!

Мне повезло сегодня — я услышала свои «Правила Игры» из уст соседа по самолету. Правда, в несколько вольном изложении. Дяденька встал в проходе, икнул (это происходило уже после того, как развезли аперитивчик, который дополнил возлияния дьютифришные) и громогласно изрек:

Жи-ши пишется с буквой «и».

А ЖЫ-ШЫ — с буквой «Ы»!

И меня от хохота порвало на тысячу смеющихся хомячков! Я час, наверное, не могла успокоиться — все хикикала, представляя себя в школе, бодро рапортующей это абсолютно верное правило нашей строжайшей Вере Сергеевне, и ее вытянувшееся от изумления лицо! Как обидно, что я сама такое в школе не сочинила! А потом был обед, во время которого наши подгулявшие соседи, которые сидели прямо за нами, явно перестарались с выпивкой, и у них случился приступ ненормативной лексики. Причем затяжной. Я-то наивно предположила, что они сейчас выразят свое мнение по поводу каких-то навредивших им граждан и успокоятся. Но, обложив по батюшке, по матушке и по двоюродной тетке всех знакомых и малознакомых, подгуляки принялись за женщин — какие все бабы... и... и как их... — и так далее. Финала этой сцены не предвиделось, слушать их было весьма противно, пришлось отвлечься от волшебных бесед и переключиться: дарить наши волшебные подарочки. Блондинка (универсальный мальчуковый подарок) вызвала бурю негодования, драгоценности материальные их тоже не заинтересовали, коньяк я дарить остереглась — а ну как их развезет на еще большие непотребства, и тогда я подарила им МОРОЖЕНОЕ! Громадные порции — разноцветное, политое шоколадом и сиропом, подтаивающее по краям, прям целые тазы и ведра мороженого! Мальчики сразу притихли — наслаждение их накрыло! Асти (Марина) заметила вмиг наступившую тишину и посмотрела на меня: твоя работа? Я кивнула: «Мороженое едят!»

Мы захихикали, а через двадцать минут тишины снова подпрыгнули на месте! Наши мальчики чихали! Чихали громко и вдохновенно, с постаны-ваниями и кряхтением — они разбудили весь са-

в5 молет. Надо было срочно что-то делать: чем снять виртуальную простуду от ведра воображаемого мороженого???

Универсальный рецепт — горячее красное вино, — но это нашим пьянчужкам не годилось — они бы опять начали буянить. Покумекали с Асти, и получилось: малиновый чай — вот что надо было! Именно так: малиновый чай и по ведру пустырника! Через три минуты пьянчужки дружно сопели — спали!

А по-другому и быть не могло — мы ж волшебники!

А потом все было, как задумано: аэропорт, встречающие, и Лена с табличкой «Лисси» выглядывала нас среди пассажиров. Вот так мы приехали в Китай.

На каких-то перекладных мы добрались до гостиницы, где предполагалось провести время до вечера, чтобы уехать на ночном поезде в Аншань. Пекин после Москвы показался баней — влажный, жаркий, безветренный, с затянутыми густой дымкой горизонтами.

Прогулка по городу получилась знаковая: на Ванфудин у храма нас поймали студенты-художники и увели смотреть свою выставку-продажу, которую они привезли в Пекин из Харбина. Им нужны были зрители, а нам Вселенная подбросила возможность посмотреть, зачем же мы сюда приехали и чем мы будем заниматься. Выставка оказалась весьма познавательной: много было учебных работ традиционной китайской живописи, и я увидела таких креветочек — просто класс! Немедленно пообещала себе научиться рисовать таких же — прозрачных, капризно изогнутых, с потрясающей графикой усов, которые настолько украшали хрупкие создания, что креветки выглядели как фантастические цветы.

Живопись масляная была вся передрана с Интернета, я многие работы видела на сайтах, торгующих копиями картин.

Отбившись от предложения приобрести креветок в вечное пользование, мы гуляли дальше. У собора фотографировались свадебные пары — царские одежды, романтические позы — смотрелось все на фоне древних камней очень красиво и символично.

Сфотографировались сами, правда, без помпезности, отчего выглядели гораздо бледнее.

Ванфудин вроде нашего Арбата. Он задумывался, как Улица Художников, а на самом деле — туристская тропа, куда автобусами народ привозят на прогулку и за покупками. Ни одного художника мы не видели, путеводитель все наврал.

Но в Пекине я нагуляюсь, когда буду возвращаться, поэтому я плюхаюсь спать в гостинице, пока все разглядывают город, и сонная уже гружусь в поезд, и наступает маленькая ночь, за которой Аншань

В Аншане нашей мамой была Лена. Она нас поила-кормила-гуляла и все рассказывала и показывала. Сама она из Воронежа, но уехала в Китай к мужу, и теперь их трое — родился маленький русский китайчик Ванька. Мой друг.

Лена работает в университете — организует прием и обучение иностранцев. Это мы иностранцы. С нами параллельно несколько человек занималось, но у всех разные запросы: кто язык приехал учить, кто просветляться, двое молодцов из Хабаровска приехали тайчи изучать продвинуто, чтобы у китайского мастера.

Лена водила нас знакомиться с китайской кухней, о которой я рассказывать не буду — для этого отдельная книга понадобится. А вот что она нам еще показала.

 

Баня

А выглядит, как хорошая гостиница.

Высокий узкий господин засуетился, закричал что-то, тут же набежала куча девиц, отняли обувь, дали в руки маленькое полотенце и повели гуськом в раздевалку. Очень удобные номерки от шкафчика, только сам шкафчик свой не откроешь — как в банке: замок срабатывает, если два ключа, поэтому подходит строгая, но справедливая старшая по гардеробной и прикладывает свой ключ (электронные ключи в нашей бане) к кнопочке замка, только тогда — милости просим раздеваться.

Банное отделение, по нашим меркам, очень маленькое, но красоты неописуемой. Отделка императорская просто! Пол такой красоты, что я забыла, зачем пришла! Кафель красный с золотом — лотосы и короны. Громадный круглый зал, в который выходят четыре душевые кабинки, еще четыре каменных трона, каждый перед громадным зеркалом от пола до потолка, и раковины совершенно царские здесь же. От раковины золотой змеей душ ползет, чтобы, сидя на троне, поливаться.

Купаешься и смотришь на красоту свою дивную. Мыло-шампунь-уход за кожей и волосами, мочалки всякие, зубные щетки и паста — все входит в стоимость и стоит громадной кучей у каждого места — любо-дорого! Качество, кстати, прекрасное! Разве что щетки зубные одноразовые — но выбор громадный — хоть по размеру, хоть по цвету, хоть по мягкости — целое ведро щеток.

Ну, допустим, зубы-то можно и дома почистить! Лена протестует: а как же те, кто в баню ночевать пришел? Оказывается, вот как тут устроено: можно в баню прийти, намыться-накупаться и остаться отдыхать до утра. Кто в гостиницу не хочет идти — вот прекрасный вариант ночевки: в бане есть комнаты отдыха, кафе, работает это заведение круглосуточно. Потирушки

Такие специальные тетеньки в черном белье, которые делают из тебя ангела. Когда накупаешься-наплещешься под душем, посидишь в парной (неубедительная, кстати сказать, парная — типа турецкой, но особо не напаришься — довольно прохладно), вот тут тебя приглашают в отдельную кабинку на лежачок мягкий. И ты попадаешь в волшебные ручки, на которых специальная пер-чаточка мягкая, на которой шкурка наждачная как будто. И тебя этой шкуркой, как пригоревшую кастрюльку, отшкуривают. Приятно необыкновенно. Только смешно!

Тетенька, которая меня до блеска начищала, жаловалась Лене, что со мной неинтересно — ничего не счищается, то есть продукту из меня никакого не выходит, и запаха нет. И чем я питаюсь? Да всем, отвечает Лена, только мясо не ест, и молока не пьет, и рис любит.

Вздохнула тетенька и сказала, что это я у нее экстремальный клиент, вроде как привидение, потому что с нормальных людей шкурку она снимает, и не одну. А с меня вот не получилось... Но зато я целый час гордилась своей исключительностью!

Все полотенца, которыми мы пользовались, — нам подарили. Такой вот странный китайский банный обычай. Тайчи

Декорации: громадный городской парк, раннее утро. В середине парка примерно, среди деревьев, на утоптанных площадках, очень много народа. Разные группы, и все делают разнообразную зарядку.

Произносится не так, конечно. Когда мы в парк пришли и сказали «тайчи» — нас не поняли. Надо было, во-первых, «тай-тси» сказать и на звуке «и» улыбнуться в сто зубов, тогда правильно получается. Вот мы когда так сделали, нас все граждане, которые в парке занимались такой практикой, окружили и стали ободрять. Язык жестов — великая вещь!

Уже через три минуты было понятно, что эта гимнастика чрезвычайно полезная вещь, что она сделает из нас человеков очень быстро, что мы похудеем и помолодеем. По нашим меркам, сократиться следовало бы только мне, но по китайским стандартам я была просто запредельный слон, а Асти и Чеширка, несмотря на свои миниатюрные размеры, — просто на грани пристойного!

Погалдев вокруг нас минут пять, китайские люди угомонились, и мы приступили к занятиям. Под музыку перед нами двигался преподаватель, а мы повторяли его движения. Обезьянские наклонности, как я правильно полагала всегда, развиты во мне чрезвычайно хорошо! Уже через несколько движений в мою сторону посыпались комплименты: и спинку-то я правильно держу, и ножкой так, как надо, делаю, и шаги у меня в нужную сторону и правильной ширины! Я загордилась чрезвычайно и, конечно, сбилась с ритма, перепутала руки, махнула не той ногой и шлепнулась. Но восторга не утратила, хотя дальше занималась, уже не выпендриваясь.

И вот так мы целый час кружились медленно, как будто танцевали, а потом началось второе отделение — с мечами.

Мечей нам помахать не выдали, и, когда мечи все разобрали, нам показали, что для нас на сегодня достаточно. Это было весьма справедливо, потому что с мечами движения были уже довольно сложные, и мы им не только весь строй разрушили бы, но и получили наверняка сами по ушам мечами, хоть и не острыми, но весьма увесистыми.

С этого дня каждое утро мы ходили сюда на зарядку и очень быстро освоились. Одна добрая женщина, тоже инструктор тайчи, собрала еще пяток начинающих и устроила нам дополнительные занятия для новичков, чтобы мы скорее наверстали эту науку, и мы уже через недельку несильно портили картинку, а иногда даже и украшали (мне так хочется думать).

Зарядку мы через пару дней разнообразили купанием в пруду. Это, конечно, отдельная песня! Отзанимавшись час или полтора тайчи, мы вприпрыжку мчались на пруд — метров триста от нашей площадки. В полчаса можно было уложиться с купанием. Водичка была мировецкая — градусов 25 — 27, теплейшая, пахла чистой рекой и свежестью. Спуск в воду был единственный, и мы около него разоблачались и прыгали в пруд. В первый же день наше появление произвело настоящий фурор. Было похоже на то, что аншаньцы до сего момента были искренне уверены в том, что купаться, плавать, входить в воду и выходить из нее умеют только они. Иначе никак не могу объяснить то изумление, в которое привели их наши купальные действия.

Когда Чеширка ловко поплыла, пересекая пруд энергичным стилем, граждане вообще со всего парка сбежались смотреть и провожали нас потом чуть не до самого выхода.

Надо сказать, что приезжали на зарядку и возвращались домой мы на такси. Такой вот парадокс, но иначе мы не успевали бы к десяти на занятия, а ведь нужно было еще и приготовить хоть минимально уроки.

А после занятий я через день ездила в город на массаж.

 

Массаж

Декорации: небольшая комната, три лежака для массажа. Над ними железная рама для массажиста здесь массаж спины делают ногами преимущественно, лишь перед тем, как перевернуть тебя, мастер что-то доделывает руками. Но первое впечатление было сильное!

Ведьма скакала по моей спине на помеле реактивном, не иначе. Сначала она топтала мне поясницу, и это было терпимо и даже приятно — теплые мягкие ладошки ног согревали и разминали мою материальную часть. Но потом началось небольшое гестапо: она подогнула пальцы на ногах и этими крючками стала копать — глубоко ли спрятан мой позвоночник. И сначала я еще контролировала: вот она подогнула только большие пальцы — и получились крючья, потом в дело пошли и остальные пальчики, и она уже впивалась мне в спину дисковой пилой небольшой. Но потом у нее откуда-то появились шипы в пятках, и я уже не знала, сколько крюков и шипов впивается мне между ребер, но спина хоть и стонала, но ей явно нравилось это издевательство.

А ведьма между тем бойко трындела с напарником, обсуждая свою шкодную кошку, которая сновала между пыточными станками и даже подлезала под мой, пытаясь лизнуть меня в нос. Этот китайский вместе с пальцами входил в мою голову и застревал там какими-то странными клочьями: мао — тинь-тьяо — шишима («ши ши мА» — «что это?» — уже машинально переводила голова), и я подгоняла: «запоминай, голова, забивай, добрая женщина, мне свой китайский в голову, пусть твои слова там приживутся, и я, может быть, хоть чуточку начну понимать эту галиматью!»

 

БУ

Бубука — слово-то китайское! Кого у нас называют букой и бубукой: того, кто НЕТкает на предложение поиграть, погулять, покушать и прекратить ворчать. Наш человек гундосит: «нееее-ет!», а китайский человек говорит: «бу!» Вот он и есть бубука — или нетнетка, если по-русски переиначить. Но произносится «бу» очень мягко, скорее «пу» получается, а не «бу».

Как я стала Небожителем

Декорации: репетиционная база пекинской оперы в Аншане. Небольшой кабинет администратора, затем репетиционный зал труппы.

Мы ходили на экскурсию в репетиционный зал пекинской оперы, и нам там легкомысленно обещали показать, как гримируются актеры. Я такую возможность упустить, конечно, не могла и немедленно попросила настойчиво, что меня тоже надо загримировать — для полноты ощущений, потому что мы, художники, кожей должны прочувствовать событие. От таких слов они охму-рели окончательно (особенно переводчик) и разрешили меня тоже раскрасить.

Позвали самолучшего гримера (он же актер, он же художник, лауреат международных премий художников-гримеров, и прочая, и прочая, и прочая...), совершенно очаровательный мужик, лысый, сияющий, как солнце, все лицо из улыбки состоит, — короче, я отдалась в эти руки немедленно!

Принесли альбом с образцами масок — а там их сотни две — и предложили выбрать. Я сначала в красотку хотела преобразиться, но они уж очень одинаковые: выбеленное лицо, розовым-лотос-ным тени от бровей до середины щеки, угольные брови и выражение лица более или менее злобное. Есть еще такие же, только розовым цветом посреди лба от бровей до волос лепесток лотосовый сделан — ну чуть поинтереснее, не более.

А вот мужчинам свезло так свезло!!! Раскрашены так — индейцы отдыхают! И все разные, и много! Я решила — пропадать, так с музыкой: буду мужчиной немножко — театр же! Играть так играть! И стала себе образ правильный выбирать.

Перелистывала альбом минут двадцать, пока не наткнулась на смешного мужичка: у него во весь лоб лицо нарисовано — голова на голове, вернее, голова добавочная, а она мне ой как нужна!!! У меня китайский язык в моей голове не помещается, поэтому мне эта дополнительная мощность — просто подарок небес!

Я радостно пальчиком в картинку тыкаю, а мой улыбчивый мастер киснет на глазах — оказалось, один из самых сложных гримов. Но отступать ему некуда, и он принимается за дело. Отважный дядя! Больше часа надо мной колдовал, а я следила за выражением лиц нашей группы, которые менялись каждую минуту, по мере исчезновения меня и появления НЕБОЖИТЕЛЯ. Потому что именно Небожителя образ я себе выбрала! В дверях гримерки толпились сотрудники театра — переживали за своего собрата. А я примеривала новый образ — в небожителях я еще не обреталась. Переводчик тихонько рассказывал, что это озорной, добрый, очень подвижный и вечно смеющийся персонаж, а у меня складывался образ: что-то среднее между мной и Карлсоном. Кажется, опять получился правильный ТЫК (помните наш Подвиг: «Мусса пальцем в небо — ТЫК, ей удача с неба — ПРЫГ!»). Теперь получилось, что «Мусса в книжку пальцем — тык», но попала ведь, ешкин кот!

Не спрашивайте меня, что я чувствовала, когда мастер, отступив на пару шагов, с удовлетворением осмотрел меня и вытер руки — «готово!», и мне поднесли зеркало. Это не передать словами!!!

Вот фотки на обложке посмотрите, тогда поймете сами.

Добавлю, что гримера моего зовут Юу Ай Чюн, а небожитель имя имеет двойное: Тю Линь Шен, он же Ноу Тьен Кхун.

Да и сама я тоже — Цун Мин Мао.

Но это еще не конец истории. Продолжение вот какое. Сборы небожителя

Как меня одевали — я поняла всех невест прошлых веков.

Такое одевание — прямо событие!

И что интересно — одеватели на тебя не смотрят — они только за рождением образа наблюдают, а ты для них перестаешь существовать.

Вот как только на меня красные шелковые штаны надели с вышитыми волшебными цветами, я сразу для них перестала существовать — меня не было.

Был небожитель, которого следовало нарядить по достоинству.

И его обрядили для начала в чудные шелковые вышитые сапоги на каблуках наоборот.

Сапоги шелковые, а подошвы под пяткой сантиметров 5 — 6 толщиной, а под пальцами — 8 — 10. Потому что так красивее. Не знаю насчет красоты, но стоять в них смиииишно, а ходить просто невозможно — как кузнечик — коленки назад выгибаются. Очень странная осанка получается. Хотя со сцены, возможно, это и красиво — фигура натянутая получается, как тетива. Сама подошва сделана из миллионов рисовых шкурок, плотно спрессованных и прошитых вручную кожаной нитью сыромяткой. Практически невесомая. Потом такой балахончик на пояс — прикрывает ноги по бокам красивыми вышитыми лепестками. Потом какой-то шарфик в восемь сложений — узкий и так повязан, что голову уже особо не повернешь — только вперед смотришь гордо, ни набок, ни склонить головушку не получится.

Потом халат до полу с разрезами по бокам, в которые эти лепестки и видны. На халате — килограмм золота, наверное, если не больше.

Потом шапка роскошная с помпонами меховыми — писк просто! Вот вернусь домой — обязательно себе такую же шапочку сооружу! Ох, как я в ней выскочу, как выпрыгну! Ой, пойдут ваши клочки по нашим закоулочкам!

К шапке крепится борода на проволочном каркасе. Борода роскошная: черная как смоль, из конского волоса, косички местами заплетены, которыми положено небожителю кокетничать, зажимая их игриво в пальцах и помахивая кончиками.

К левому плечу кошачий мягкий белый хвост приделан неизвестно зачем, но смотрится красиво. Правда, его самый кончик под бороду пристегнули.

А на шапку, когда все детали костюма собрали, прикрепили два фазаньих пера длины неимоверной — больше метра. И вот в таком виде повели меня по коридорчику в репзал — танцевать.

Мой гример, он же артист этого театра, поучил меня танцевать танец небожителя. У меня, наверное, хорошо получалось, потому что радовались все — а в репзале человек сорок было. Даже завистливые взгляды молоденьких актрисок я уловила. Еще бы — такой успех!

Слава небожителя

Умываться я отказалась категорически. Я хотела еще полюбоваться на себя в зеркало, пофото-графироваться, да еще с таким личиком в обычной одежде — зрелище еще то! Я не могла себе позволить так быстро закончить этот праздник!

Понятное дело, домой мы ехали на такси. И я, естественно, на первом сиденье. Уверяю вас, только благодаря фантастической выдержке и невозмутимости аншаньских водителей в городе в этот день не было катастроф и аварий. Потому что при взгляде на меня лица у всех были впечатляющие! Во всяком случае, на всем пути я наблюдала китайцев с квадратными глазами!

В холле мы встретили ректора, который был в изумлении и потрясении и попросил не уходить хотя бы двадцать минут! Он мечтает сфотографироваться со мной и еще какими-то людьми — ведь ТАКИХ студентов у них в университете не было никогда (знай наших!).

Прибежали действительно через двадцать минут какие-то люди, фотограф с ассистенткой, и мы в веселой суматохе фоткались, наверное, целый час. А потом выяснилось, что ассистентка фотографа на самом деле — корреспондент городской газеты, и на днях мы прославим университет и прославимся сами! Так и произошло — газета вышла через день. И мы стали звездами! Нас узнавали все, улыбались, хвалили и рассказывали нам, кто мы такие и зачем приехали. О, блаженный миг славы! У меня явно осанка изменилась с тех пор!

Китайский язык

Языку нас учила Света Тан. Она в России русскому училась, а теперь учит русских китайскому. Ее терпение и доброжелательность — просто выдающиеся!

Это она мне имя выбрала — Цун Мин Мао — Умная Кошка.

У меня очень туго запоминались слова, и я спросила Свету, как будет «кошка-дура» по-китайски. Она заинтересовалась, зачем мне такое, и запротестовала, когда узнала, что я буду так себя называть, пока всех слов, положенных по программе, не выучу.

— Нет, — сказала она, — ты Умная Кошка. Zong Ming Мао. Цун Мин Мао.

Вот так у меня появилось китайское имя.

А ее зовут Света Суп (than — суп).

Теперь поговорим по-китайски?

В китайском языке произносится полтора десятка слов одинаково, вот хуа какая-нибудь или ши. Значений слова шив словаре — сорок штук. Поди догадайся, как тебя поймут! Положено говорить слово в четырех интонациях (плюс одна нулевая), но все говорят как хотят — все по-разному. Как ни странно, но понимают друг друга. Хотя все время переспрашивают. Разговор уличный похож на беседу двух тормозов — нам Лена переводила:

— Ты рыбу ел?

— Рыбу.

— На ужин рыбу ел?

— Да, на ужин.

— Рыба какая?

— Хорошая рыба, вкусная.

— Ты часто рыбу ешь?

— Часто. А ты?

— И я рыбу люблю.

— Ты какую любишь?

И так бесконечно. И оба довольны беспредельно, что понимают друг друга.

Китайский язык несложный — вот только челюсть болит и в области диафрагмы напряжение.

Но паре слов я вас сейчас научу, даже произношение верное поставлю.

Надо сказать букву «ы» и при этом максимально выдвинуть челюсть нижнюю вперед. Еще больше выдвиньте. И вот когда совсем выдвинули — то еще больше выдвиньте.

Вот отсюда начинается Кин-дза-дза по-китайски!

В таком положении челюсти произнесите коротко и убедительно:

— Хы!

— Гы!

Вы полагаете, что вы просто так тыкали? Нетушки! На самом деле вы сказали «Пить и есть!» Вот в ресторан так можно прийти и сказать, и вас сразу к столам поведут, потому что поймут правильно.

Таким же макаром и звуки ЖИ-ШИ произносятся.

Мы когда в самолете летели, я фразочку услышала: «жи-ши» пишется с буквой «и»...

А «ЖЫ-ШЫ» — пишется с буквой «Ы»! Мужик пьяный стал во весь рост и изрек. Я чуть с креслица не выпала от хохота, думала — шутка такая. А оказалось — это он произношение тренирует.

* * *

«КУ» у них тоже есть. С четырьмя интонациями — как положено. По-нашему, по-пацакски!

* * *

Если не знаешь что сказать — скажи «тьен» — обязательно что-то правильное получится. * * *

Карандаш по-китайски — би, а кисточка — старый би.

Наверное, древние китайцы в эпоху словообразования писали палочками, заточенными, как карандаш. А палочки от долгого употребления размахрились на концах, и получились кисточки.

Поэтому новый карандаш так и назывался «карандаш», а получившуюся кисточку китайцы, не мудрствуя, назвали — старый (то есть бывший в употреблении и ставший оттого лохматым — по сути, кисточкой).

Такой же немудреный вид имеет и времясчис-ление. Никаких глупостей — январей, февралей и мартобрей — нет. Равно как и дней недели. Все гораздо проще: первый месяц, второй месяц, третий месяц. И если вы хотите определиться во времени, вы так запросто и говорите: сегодня два ноль ноль семь год, восемнадцатый день девятого месяца, второй день недели, вечер.

Наша лаоши-учительница Света сетовала, как ей тяжело русский язык было учить — столько слов добавилось: месяцы, дни недели, а еще ведь падежи, которых в китайском нет. Вернее, есть — целых два: именительный и другой. И слово по падежам не изменяется — только добавляется в конец слова частица «И», и это значит, что слово зависимое получилось. Это здесь болгары подсмотрели для своего языка удобство: у них точно так же с падежами: в конец «другого» падежа ставится частичка «та». То есть вот пылесос, например, будет «прахосмукачка», а если им, допустим, с балкона размахивать, то у нас «кем, чем — пылесосом», а в Болгарии — «прахосмукачката». Короче говоря, «та» добавил, и делай со своим пылесосом, что душе угодно и рассудок позволяет.

* * *

Слов, конечно, у нас много — Света права! — а у самих букв-то сколько! Не иероглифов, а именно букв. Китайский язык латиницей пишется — «пхенин» называется, только «х» еле слышно в этом слове произносится. А из каждой гласной пять делается — в зависимости от того, какую козявочку над ней поставить.

Козявочек четыре: ударения — правое и левое, галочка и тире. В зависимости от этого характер произношения нашей буквы. Когда ударения — гласная (не слово!) произносится либо вопросительно, либо приказательно, а если тире — то просто скучным голосом.

Если галочка стоит, то нужно голосом ямку сделать, вот как мы произносим «да», когда завистливо тянем: «Да-а, тебе хорошо-о!» А если над буквой ничего не стоит — это пятый вариант, — значит, она произносится быстро и незаметно, как будто мы ее едва заметили.

Вот такие интонации.

С согласными в китайском языке гораздо легче: половина их, как бы ни писалась, — произносится как «Т» или «ТЬ», остальные как «X». Ну, есть еще парочка-троечка самостоятельных — Л, М, Н, Ж. И все, остальные — как я сказала — Т, ТЬ и Х.

И вот этим набором попытайтесь говорить с выражением!

Я разговариваю.

Беседа в такси: я всегда сижу на переднем месте, с водителем. И, понятно дело, беседуем. Поскольку я в состоянии сказать только то, что мы сегодня изучали, часто беседа начинается весьма изящно.

Я:

— Ни хао! — Хочу сказать что-нибудь прият ное и добавляю с радостной улыбкой: — Нин куэй син!

Водитель вдруг глядит на меня каким-то особенно честным взглядом и говорит:

— Минг. Во син Минг.

Я интересуюсь у Чеширки, что это он мне, интересно, ответил? И Чеширка, хихикая, отвечает:

— Что ты его спросила, то он и ответил.

— А я вроде сказала что-то о погоде?

— Нет, ты спросила, как его фамилия. Он тебе говорит, что он — Минг.

Мдя. Голова уже столько информации съела, что выдает ее, не сортируя. Да и настолько сам стиль языка отличается от нашего, что привыкнуть к этому сложно.

Из-за того, что в языке нет вопросительных интонаций, когда ты задаешь вопрос, ты и сам не всегда понимаешь, что спрашиваешь. Это мы выделяем интонацией вопрос, и даже если ты ни слова не понимаешь, ты с уверенностью поймешь, спрашивают тебя или приказ отдают. А здесь сообщаешь что-то ровной интонацией, а оказывается, ты вопрос задал. Или наоборот, по музыке речи ты вроде бы спрашиваешь, а оказывается, ты о себе рассказываешь.

А если ты добавишь в свои китайские слова вопросительные нотки, то получится, что ты говоришь совсем не то, что хотел сказать.

Вот такой пример: сказать «ши» с вопросительной интонацией — это будет «десять». А если «шикнуть» приказным тоном, то это будет «примерка». А можно еще три интонации использовать — и все это будут разные значения.

* * *

О пользе программы «Сделаем из Тушки Фигурку»

У нас вчера каллиграфия началась. Наш лао ши на доске написал сначала элементы, а потом с десяток иероглифов. И ходил между столами, хихикал, глядя на наши пыхтения. И потом сказал: вы картинки срисовываете, а не иероглифы пишете.

Ю7 И еще через двадцать минут: а вот она, пожалуй, все-таки иероглифы пишет! — это про меня. Я страшно раздулась от гордости — и первая мысль: это потому, что я рис кушаю!

Так что всем, собирающимся в Китай, настоятельно рекомендую рис заранее начать кушать — с каллиграфией проблем не будет!

Да и фигурку подтянете — а то с размерчика-ми здесь беда: наш 44-й считается уже пограничным — дальше идут «жиртрестки» 46-го размера, а потом — слоны, и на них одежды нет. Я пол-Китая обегала, пока себе курточку нашла.

Соблазны пищевые здесь громадные, а для такой любопытной варвары, как я, — просто неотвратимые!

Кстати — о раздельном питании: его здесь нет и в помине! Китайцы едят много и сразу такую свалку! Овощи, мясо, фрукты, грибы, рис, соевый сыр, горох, рыбу, морских и прочих гадов, еще кучу всего — и все это в одну трапезу может быть.

И с перебором веса их здесь практически нет никого.

И прыщавых тоже нет.

НО: мяса едят очень мало, а рис присутствует в каждой трапезе, ну разе что в чайной церемонии его нет.

Так что мотайте рис на ус.

* * *

Как мы были у врача

У нас была экскурсия в аптеку. Я себе змейку крошечную купила, морского конька и какой-то корешок — буду делать змеиный супчик. Залью все водкой, и получится волшебное зелье — потом придумаю, для чего. И так моему организму в той аптеке понравилось, что решил он расстрадаться, чтоб ему настоящего лекарства дали. Ну и конечно, тут же слопал что-то непрограммное, отчего жестокий панкреатит случился.

И вот повели меня опять в аптеку — потому что там китайский доктор принимает. Доктор пульс щупает и сразу все про тебя говорит. Вот он про меня и сказал: съела что-нибудь. И лекарство начал выписывать — четыре столбика по шесть иероглифов — красоты необыкновенной!

Я сразу себя такой важной почувствовала, такой значимой! Потом эту бумажку мы в тот отдел отдали, где всякие корешки-коньки и змейки — и нам сказали через два часа прийти.

И начали из ящичков всякие диковинки доставать и на специальных весах-палочках мерить.

И намерили целый мешок всего.

Мы пошли пить чай, а когда вернулись — то было чему удивиться: за это время все травки-корешки сварили, по пакетикам разлили и каждый пакетик запаяли — и дают целый мешок горячих пластиковых пакетиков — по одному на прием два раза в день — потом доктору показать себя.

Я с нетерпением (да и очень противная эта штука — панреатит — больно очень) мчусь домой — попробовать зелья. Пить надо горячим — но оно и остыть не успело. И вот в стаканчик переливаю — как раз полстакана получилось — и пью...

Болезнь моя прошла вмиг просто!

Это такое горькое оказалось лекарство, что живот решил выздороветь моментально, лишь бы его больше не кормили подобными зельями!

Но я суровая — пью микстурку, как доктор прописал, чтоб запомнил вредительский живот, как на аптеки заглядываться!

* * *

О китайских добрых молодцах

Девушки на форуме интересуются — найдется ли жених в Китае, если за таковым туда ехать? Найдется, даже искать особо не буду — в Китае полмиллиарда свободных мужчин и плюс матриархат: то есть подходи к каждому третьему — не ошибешься — он холостой и хочет жениться. Тем более что занятые дома сидят, на хозяйстве, — матриархат же!

Китайские мужчины — совершенно спокойные, неагрессивные, работящие, послушные. Это на дороге очень проявляется: движение здесь практически без правил (нас, китайцев, много — всех не передавишь!). Так вот когда на нас по встречке несется десяток машин, водитель и глазом не смигнет — притормаживает, лавирует, при этом не меняя выражение лица, и не то что не матерится, а даже и бровью не ведет.

Это я рядом сижу и ору, и нервничаю, и кулаком в окно — а водила только посмеивается и спрашивает: мейкгуорэн? элосирэн? (американка? русская?). Хотя уже не спрашивают — весь город знает, что мы русские и приехали живопись изучать и язык.

Продолжу: матриархат, он и в Китае матриархат. Жена звонит домой мужу и сообщает: вернусь в 10 — приготовь мне поесть и детей уложи — это в порядке вещей.

Иероглиф «мужчина» состоит их двух частей — «пахать» и «тяжело». И хотя почитаем в семье старший сын — наследник рода, ему как раз и отводится самая тяжелая роль — и род сохранить в достоинстве — и пахать, пахать, пахать...

Женщицы более агрессивные, крикливые, бесцеремонные — это очень заметно. Говорят, что им не в диковинку выяснять отношения рукоприкладством — но нам такое не встречалось и, надеюсь, не встретится.

ПОЭТОМУ, КТО ХОЧЕТ МУЖА ПОКЛАДИСТОГО И ДОБРОГО — ЭТО К НАМ, В КИТАЙ.

Но лично мне такого не надо. По выражению «Книги перемен», это не жизнь получится, а получится «Молния попадает в ил». Об кого же я когти буду точить, если сопротивления никакого?

* * *

Кто ты, бледнолицый брат?

В Аншане иностранцев-европейцев практически нет. Поэтому всех нас знают наперечет, а после того, как мой портрет в гриме Небожителя появился в городской газете, нас знают все. И где бы мы ни появились, сразу слышим знакомые слова: элоси, чунгхуа, мосыкырен. Элоси — это Россия. Рэн — это человек страны, гражданин. Эло-сирэн — россиянин. Чунгуорэн — китаец, мейк-гуорэн — американец. А «чунг» — китайский, «хуа» — живопись. Мы же приехали заниматься китайской живописью, и вот теперь это знает весь город. Вернее, крохотный городишко на севере Китая. Всего миллионов пять или шесть населения.

А загадочное «мосыкырэн» — это вы уже догадались — москвич. Вот так Москва по-китайски — Мосыкы. Франция — Фагуо, Германия — Дегуо, «гуо» — это государство. Ко всем странам в названии такая приставка положена, кроме России. Мы особенные — это даже каждый китаец знает!

* * *

Имечки здесь все переделают. Особенно те, которые на «ша» заканчиваются. «Ша» означает — дурак. Поэтому Паши, Саши и Наташи — вызывают радостный смех при знакомстве. «Та» — она. «Ша» — дура. Наташа — сами понимаете — имечко для Китая неуместное. Хотя и у них словечки есть — я по первости аж подпрыгивала!

Таксисту говоришь — отвези меня к городскому парку. А он смотрит честными глазами и говорит ясным голосом: «Похуй!» И еще что-то добавляет. А это он, оказывается, «не могу» сказал и причину объяснил. А я краснею как балда!

* * *

Нефритовый Будда

В Аншане прямо в горе нашли громадный камень — чистый нефрит, одним куском. Просто драгоценная находка. Нефрит в Китае почитаем, камень богов, здоровья, долголетия и мудрости. Китайцы даже подушки нефритовые делают, и что самое интересное — и спят на них!

Но этот выдающийся камень углядел какой-то просветленный китаец, и увидел он изображение Будды, замаскированное под обычную гору. Гору раскрыли, и камень предстал во всей красе, прямо в черте города!

И тогда собрались лучшие камнерезы и скульпторы и изваяли Будду, громадного и разноцветного, потому что нефрит — очень богатый по цвету камень, а не только зеленый или белый. Он и розовый, и коричневый, и желтый, и лиловый и куча еще разных переливов цвета. Поэтому Будда получился нарядный и сиятельный! ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ — это правда! Он уже в Книге рекордов Гиннесса.

И когда камень обработали, стали вокруг него строить храм. В храме есть небольшая фотовыставка, рассказывающая историю создания храма. Этот храм встроен в комплекс городского парка, стоит на горе и виден издалека. Красоты и ухоженности необыкновенной! А с западной стороны, под стеной, небольшой пруд, заросший розовыми лотосами, среди которых видны целые стада алых рыб. И всегда на берегу сидят люди, созерцающие эту красоту.

В храм мы пошли рисовать. Но времени на это не хватило — я сделала всего десяток набросков, а остальное время я пила глазами все окружающее пространство и напиться не могла!

Сам комплекс сделан, как и все подобные сооружения здесь, по определенной схеме: ты поднимаешься по склону к главной святыне, проходя через дворцы и ворота, которые тоже содержат изображения каких-то богов, Будд, драконов и львов.

Очень мне понравились золоченые фигуры двенадцати животных — тех, кого мы называем, когда встречаем Новый год, — тигр, кабан, петух, обезьяна и др.

Они в человеческий рост сделаны и стоят в галерее лицом на улицу. И все зацелованные до блеска, в лапах какие-то символы у каждого, и вот эти символы засыпаны деньгами, и любая складка на одеждах, любой выступ на скульптуре — все ломится от обилия монет. Я тоже взятки рассовала всем зверям, и своему Тигру особенно.

Эти же звери всегда есть на крышах храмовых построек — очень интересно смотрятся: они чередой как будто сходят с каждого утла крыши, а поскольку крыши всегда многоярусные, они населены множеством существ.

Крыши вообще, как мне показалось, — любимое творение китайских зодчих. Сами строения очень затейливые — все покрыты резьбой и росписью, но под крышами творится нечто фантастическое!

Там какие-то сложнейшие конструкции, переплетенные врезанными сквозь стропила драконами, и все это раскрашено в райские совершенно цвета, и можно одну крышу изучать столько же, сколько весь храм.

Посреди храмовой большой площади — сложная скульптура, состоящая из слонов, черепах, и поднимающаяся кверху каким-то символом мне незнакомым, и вся из белого мрамора. (Мрамор, кстати сказать, почему-то не полируют.) Я не поняла, почему ноги у самого большого слона красные, и только ближе когда подошла — это полоски красной ткани толстым слоем уже навязаны вокрут каждой ноги, и ты понимаешь, что за каждой тряпочкой — человеческая молитва. Потом, в горах, путешествуя по буддийским храмам, мы увидим еще и «замковые» деревья совершенно фантастические — когда дерева не видно из-за обилия замков, замочков и громадных амбарных запоров, которыми увешано дерево от ствола до самой тоненькой веточки.

* * *

Как же я с собой дружу — Аж в Китай себя вожу!

Перемена Участи

Это я про имя. В Китае любое имя можно на их язык по звучанию перевести и соответствующие иероглифы подобрать. И тогда ты разгадаешь тайное китайское значение своего имени. Но из-за того, что звучание одно, а на это звучание иероглифов — море, то можно долго это значение вычислять. Как, оказывается, все непросто!

В первом чтении Зоя моя оказалась — «ищущая зуб». Похоже на правду — зубы занимали в моей жизни не последнее место, и образ зубного врача знаком мне, как некоторым — Дед Мороз, только не такой любимый. Но теперь я этот зуб, кажется, нашла: потому что Зоя — это «самая любимая». Это уже наш лао-ши сказал, который нас живописи учил.

Он наши имена на иероглифы перевел, для то го чтобы мы смогли свои работы подписать по всем правилам каллиграфии.

И я думаю, что если покопать словарь, то можно и еще что-то найти для Зои.

А все эти метаморфозы оттого, что ТО, ЧТО СЛЫШИТСЯ, — ПИШЕТСЯ СТА РАЗНЫМИ СПОСОБАМИ, если не больше.

Это я упоминала — сто разных «ши» и «тьен».

Они все произносятся ШИ и ТЬЕН, значат при этом совершенно разное и пишутся тоже по-разному иероглифами — только так их и различить можно.

А есть такие, которые и звучат, и пишутся, и иероглифы одинаковые — и отличай их как хочешь. Это специально так устроено — для путаницы.

* * *

Зарисовка такая: сдавали выпускную работу по китайской живописи.

Я хотела куст пионов рисовать, а над ним сороку, а под ним цыплят, под кустом кошка прячется, и впереди камни, а вдали горы.

Бумажка рисовая у меня 140x60, самую большую взяла, с меня ростом почти.

Нарисовала сначала сороку. А как пионы размечать стала, лао-ши чуть в обморок не упал — сразу налетел, как коршун, отнял и пионы, и цыплят, кошку вообще запретил и сказал, что тут только цветики сливовые теперь можно, и чтоб я свои замашки бросила масляноживописные. И от 80 процентов работы избавил.

А я уже избоялась вся, что не получится (ну не умею я цыплят рисовать!) — а оказалось, что ничего рисовать-то и не пришлось. Коряжистую сливовую растению я с полпинка рисую — вот мои арт-семинаристы это знают — я мастер коря-жек, даже супермастер!

* * *

Вечером в центр поехали. В такси садимся, Иришка (она у нас главный языковед) таксисту говорит: нам к Горе Героев — по-китайски, разумеется. То есть все чин-чином — шан (гора) и ле ши (герои) — она наизусть знает все наши адреса.

Таксист сидит с круглыми глазами (китаец) и головой мотает — не понял.

Тогда Иришка ему ладошки домиком ставит и говорит:

— ГО-РА, ПО-НИ-МА-ЕШЬ???

Он опять не понимает. Тогда я грозить начинаю:

— Счас фамилию спрошу! И «кем ты работа ешь?», мы уже учили как спросить.

Дядя уже чуть не плачет, но не понимает. Тогда мы ему уже вдвоем говорим по-нашему, по-китайски: езжай прямо!

Он задрожал, но поехал. Едет, а сам глаз с меня не сводит. Я Иришке говорю:

— Зря я на первое сиденье сажусь — от меня у водителей, кажется, паралич мозгов наступает. Тогда она водителю пальцем в спину тыкает и говорит чисто конкретно по-русски:

— Гора Героев, понял?

И водитель тут на нее взгляд перевел и вдруг закивал-заулыбался: шан-шан, говорит по-своему, знаю, этот шан чедао, ага!

Красота — страшная сила! А если я кудрей навью — что же будет-то!!!

* * *

Водители местные картографию не разумеют. Мы карты купили и компасы, чтобы в городе не плутать и, если заплутал, с таксистом объясниться — а у них с географией беда: как только карту видят, сразу паниковать начинают, на глаза себе показывать — типа: видеть не хочу вашу карту, я только на глазок умею кататься.

А произношение наше резко, видимо, от местного отличается, потому что правильно буквы говорим, а они не хотят понимать, интонации им недоступны наши.

И вот вчера выходим на большую дорогу с картой, на которой кружочек стоит. И без всякой даже надежды говорю: «Не препятствую, чтоб водила умел на карту смотреть и не шарахался от нее!»

Останавливается первый, карту смотрит и вдруг — не путается! И даже нас везет куда надо. Что значит — вовремя спохватиться и вспомнить, что ты волшебник! * * *

Сегодня мы заказываем печати ониксовые — вы наверняка видели на репродукциях китайской живописи — такие затейные квадратики красные — вот я свою ЗОЮ и припечатаю — прямо волшебный процесс в чистом виде — получится перемена участи классическая — но все в рамках одного имени — вот это мы еще не делали!

То есть имя я не меняю, а меняю его значение — и начинаю новую жизнь!

* * *

Сегодня день счастливый — выдали наши ДИПЛОМЫ! Да какие!!!!

Я чуть не расплакалась от гордости за себя — ТАКЕННЫЙ дипломчик получить! Просто произведение искусства дипломного!

Теперь у меня есть две настоящие именные печати каменные — для того, чтобы на живописи такие красивые квадратики красные и овальчики ставить, чаша с красным воском и диплом!

Взаправдашний китайский художник!

От раздувшейся самооценки скупила нечаянно полмагазина кистей и рисовой бумаги. Мастихинов цапнула — запас на три года. Хорошие попались, только неполированные — но их довести можно. Дома таких классных я давно уже не вижу. * * *

Мне сегодня ректор университета на память подарочки подарил, и в их числе — маленький терракотовый воин. Мое волшебное войско растет!

Кузькина мать на него с сомнением смотрит, но кажется, что он ей небезразличен.

* * *

Сегодня день печальный — собираем чемоданы. И в них, понятно дело, ничего не лезет!

Напрягаю всю силу инженерной мысли, но мысль упорно твердит: «Мама, мы одним чемоданом не обойдемся».

Ложусь сказочно спать — утро вечера мудренее...

Вдруг за ночь чемодан подрастет?

Снится всю ночь какая-то небесная река, драконы золотые, шелковые облака...

А чемодан, кстати, не подрос почему-то. Намерение, что ли,слабовато?

* * *

А это уже Пекин

Здесь я гуляю с подругой Викой. Она китайский знает лучше китайцев — синхронный суперпереводчик и удачливый бизнесмен. Она живет в Китае уже десять лет. Мы познакомились на фо руме нашем и вот теперь встретились живьем. Ну и как вы полагаете — когда встречаются два Волшебника — что происходит? Правильно, происходят волшебные подвиги!

Сегодня мы были на выставке Мировых Цивилизаций. Ее в Пекин итальянцы привезли — от древних египтян и шумеров до Эллады и Рима. Саркофаги, фараоны, вазы, мрамор — ожившая история искусств перед глазами, вот она красуется.

Я, откровенно говоря, не любитель древностей, но интересна сама выставка — очень классное помещение, великолепно продуманные витрины и освещение, — хожу, любуюсь. И вот мы видим статую небольшую — примерно метр высотой — Эскулапио, приятель! Вот он, прародитель всех врачей! Стоит себе с одухотворенным лицом в горделивой позе: одна рука со свитком — он ее снизу показывает — вроде как здесь вся теория у него, а вторая рука вверх — с банкой — там у него, надо полагать, лекарство приготовлено — практика, значит.

Я не могу такой шанс упустить и немедленно принимаю такую же позу — глубокая и точная подстройка в нашем деле — первейшая вещь! Умница Вика даже не стала спрашивать, чем это я занимаюсь, ей одного взгляда на меня было достаточно, чтобы понять, что мы лечимся ОТ ВСЕГО, она немедленно тоже руками нужные жесты и осанку соответствующую эскулапит, и мы застываем на несколько секунд. И немедленно застывает с нами рядом в полном недоумении охрана. Вроде и упрекнуть нас не в чем, но и непорядок — так вот стоять. Но ничего не сказали, только смотрели с подозрением. Потом, правда, до самого выхода так за нами и ходили. А мы, проведя оздоровительный сеанс, двинулись дальше.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...