Главная Обратная связь

Дисциплины:






Странный случай психики Билли Миллигана



(Взято из мартовского издания 2010 года)

Эта статья впервые напечатана в выпуске «Ежемесячника Колумбуса» в феврале 1979 года.

Уильям Стэнли Миллиган замолчал перед судом графства Франклин. Прохладный декабрьский ветер мешал говорить. Он рассказал вяло репортерам: «Я не пытаюсь сделать из этого трогательную историю или нечто подобное…» Но он надеялся, что благодаря его делу меньше родителей будут издеваться над своими детьми.

Столь лаконично был подведен итог этой необычной истории. Судья общей инстанции Джей Си Флауэрс только что постановил, что 23-летний Билл Миллиган является невиновным по причине невменяемости в девяти случаях изнасилования, ограбления с отягчающими обстоятельствами и похищении. Несколько часов спустя судья Ричард Меткалф взял на поруки Миллигана, которого доставят в Афинский центр психического здоровья.

Судебное разбирательство человека, которого местные жители прозвали «университетским насильником», чье дело освещалось по всей стране «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост», «Детройт Фри Пресс», журналом «Тайм», каналом CBS и другими СМИ, было на редкость скромным. Суд был решен в кулуарах, стороны обвинения и защиты зачитали заранее заготовленную речь и не вступали друг с другом в прения. Прокурор не опротестовал невменяемость. Адвокаты не отрицали, что Миллиган совершил три из четырех изнасилований, в которых его обвиняли.

Защита настаивала лишь на том, что Миллиган был не обычным насильником/вором/похитителем. Главным аргументом адвокатов, что не оспаривалось обвинителями, было то, что настоящий Билл Миллиган, человек с художественным дарованием и уровнем интеллекта, как у гения, не осознавал, что совершал эти деяния. Вместо этого, согласно заключению психиатров, Миллиган «спал» почти все последние семь лет, а преступления были совершены двумя другими его альтер-эго, которые время от времени «брали контроль над телом в свои руки».

Уильям Миллиган, если верить психиатрам, имел 10 автономных личностей, которые вероятно развились вследствие перенесенного им в детстве физического и сексуального насилия.

Родственник одной из жертв изнасилования назвал теорию множественной личности «полной чушью». Он тихо сидел на судебном заседании, затем проворчал: «СМИ сделали из этого парня народного героя. Это дело Сэма Шеппарда наоборот».

В самом деле судебное разбирательство приобрело такой невероятный поворот, что сами преступления и их жертвы были практически полностью забыты – всех интересовало психическое состояние Миллигана. Родственник одной из жертв не был единственным в своих сомнениях. Многие известные психиатры выражали обеспокоенность как и по поводу понимания общественностью феномена множественной личности, так и, в частности, медицинским освидетельствованием самого Билли, что было использовано для признания его невиновности.



По закону его могли выпустить на свободу (при условии соблюдения ряда других требований), если психиатры признали его полностью психически здоровым. Согласно законодательству, в суде общей юрисдикции должны были пройти слушания по вопросу его психического здоровья: первое скорее всего должно было состояться в марте, через 90 дней после первого слушания. Закон предусматривает еще одно судебное заседание через два года и последующие пересмотры через каждые два года.

Однако, если психиатры в медицинском учреждении, в котором он проходит лечение, убеждены, что он выздоровел, то они могут направить прошение в общегражданский суд. Если они не получали ответ, то они могли его выпустить на свободу. Если же суд назначит заседание, то оно должно пройти в суде по делам о завещаниях, наследствах и опеке, в котором могли принять участие только те психиатры, которые были утверждены непосредственно судьей данного суда. Если и они признают его вменяемым, то его освобождают.

Мыслящие студенты не всегда с этим соглашаются, а дело Миллигана (как и само явление множественной личности) является предметом нешуточных споров среди психиатров.

«Множественная личность – лишь фигура речи. Это мистификация», - заявил доктор Томас Сас, профессор психиатрии в Государственном университете Нью-Йорка. Он является автором более дюжины книг и одним из ведущих и известных критиков современной психиатрии. «Сколько лиц у Лоуренса Оливье или Элизабет Тэйлор? Мы все актеры. Но при этом мы один и тот же человек», - говорит он. - «Мы избавились от простых слов «хороший» и «плохой» и заменили их психологическими терминами, которые позволяют избежать наказания за преступление».

Доктор Харви Клекли из Огасты, штат Джорджия, популяризировал понятие множественной личности, когда стал соавтором книги «Три лица Евы», рассказывающей об одной из его пациенток. Но Клекли заявил, что думает, что судебное решение по делу Миллигана может создать «очень опасный прецедент». «Термин множественная личность», - говорит он. – «может означать больше, чем мы понимаем на самом деле». Он настаивает, что лица, страдающие синдромом множественной личности «не должны рассматриваться как отдельные личности, а как ее составные части. Человек, у которого проявляются данные личности, по факту один».

«Есть искушение избежать ответственности», - отмечает Клекли. – «Обычно это похоже на объяснение маленькой девочки, которая взяла без спроса печенье: «Я не брала их, это сделала моя рука».

«Решение суда в какой-то мере неразумно», - говорит доктор Фредерик Коплон, психиатр из штата Массачусетс, который лечил и наблюдал случаи множественной личности. «Оно не должно было ничем отличаться от вердикта тому, кто совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения. По сути это одно и то же. Данное заболевание - всего лишь диссоциативное расстройство. Но личности, которые возникают, являются частью личности больного. Он может не осознавать это и не помнить. Но, если он убил кого-то, значит, внутри него существует опасная личность».

Сас утверждает: «Любой, кто оправдывает обвиняемого по причине невменяемости является соучастником. Но зачастую надо винить и прессу. Прочитайте статью в журнале «Тайм» про Миллигана. Она написана так, словно у него рак или что-то в этом роде, словно это уже неоспоримый факт, а не очередная гипотеза».

«Тайм» и ряд других изданий также писали, словно были в этом уверены, что бывший отчим Билла Миллигана Чалмер Миллиган избивал и сексуально насиловал Билла, когда тот был ребенком. Именно это психиатры рассматривали в качестве главной причины дальнейшего поведения Билла, и оно же сыграло ключевую роль в деле Билла Миллигана в ходатайстве о признании его невменяемым.

На суде письменные показания его старшего брата Джеймса, его матери Дороти Мур и сестры Кэти Джо Моррисон подтвердили слова Миллигана о том, что он подвергался физическим и сексуальным издевательствам со стороны своего отчима в детстве.

Чалмер Миллиган, который живет в Ланкастере, а по ночам работает в «Вестерн Электрик» в Колумбусе заявил: «Они просто лжецы. У меня не было времени делать все эти ужасные вещи».

По версии «Тайм», отчим Билла Миллигана угрожал «похоронить его заживо, если он кому-нибудь расскажет» о частых изнасилованиях. Также говорилось, что его действительно один раз похоронили заживо и «подвесили в сарае за пальцы рук и ног». Чалмер тем не менее настаивал: «Это его мать попросила, чтобы я отвез его туда (на ферму отца Чалмера, где он якобы и насиловал своего пасынка), потому что он не ладил с другими детьми. Я приехал туда просто для того, чтобы подстричь лужайку».

По мнению авторитетных врачей, множественная личность развивается у человека как механизм защиты в экстремальных ситуациях. В случае Билла Миллигана психиатры считали, что невозможность вынести или сбежать от насилия от рук своего отчима вызвало развитие 9 других личностей, в возрасте от 3 до 23 лет, включая 7 мужчин и 2 женщин.

Одним из экспертов по делу Миллигана была доктор Корнелия Уилбур из Лексингтона, штат Кентукки, которая обследовала его в Юго-западном центре психического здоровья. Среди пациентов Уилбур была та, в которой уживались 14 женских и 2 мужских личности, стала героем книги и телевизионного фильма «Сибил».

Уилбур сказала, что за два часа она наблюдала 4 разные личности и самого Билла. С ним лично она побеседовала накоротке. Она вспомнила, что другие личности были обеспокоены желанием Билла покончить с собой. Их пришлось уговаривать «дать Биллу проснуться». Когда это произошло, Уилбур отметила, что Билл бегал по комнате. «Я никогда не видела кого бы то ни было столь напуганного. Он сказал, что каждый раз, когда он приходит в себя, то всегда в беде».

Уилбур отметила, что в случае расстройства множественной личности «всегда наблюдается амнезия». Она говорила, что перед лечением «ядро» или первичная личность помнит некоторые действия других личностей или осознает их присутствие, что «что-то не так».

Но Сас, критик психиатрии, считает, что психические «заболевания» являются реакцией пациента на действия его врача. О Уилбур Сас сказал, что она не выявила эти личности, а придумала их.

Доктор Эмануэль Берман, бывший профессор университета Иешива, который лечил случаи множественной личности и защитил докторскую по теме истории и сущности расстройства множественной личности, а также защитник этого феномена, писал, что иногда «врачи сами неосознанно вызывали проявления, которые якобы наблюдали. Ожидания врача могли неосознанно породить наблюдаемые личности (Сибил можно было отнести к их числу)».

Подобное стимулирование опасно для нестандартного психического расстройства. «Пациент получает от врача своего рода сообщение, в каком ключе ему следует себя вести», - отметил доктор Фредерик Коплон. Доктор Харви Клекли добавил, что «истерический тип личности, как дети. Когда он делает нечто, что привлекает внимание, он старается это подчеркнуть».

По мнению Коплона, пациентка с синдромом множественной личности, которую он наблюдал вместе с Берманом «в итоге сформировала третью личность, потому что она думала, что от нее хотели именно этого».

Клекли также полагал, что «в большинстве случаев множественную личность стимулируют. Драматизм этого расстройства привлекает истерический тип личности. Многие, кто утверждал, что у них данное расстройство, не были слишком убедительны».

Клекли, который получил ряд писем от тех, кто был убежден, что у них это заболевание, отметил, что очень трудно отличить настоящий случай подобного синдрома и фантазии, которые могут быть у людей с истерическим неврозом.

О более сложной и многочисленной структуре личностей, как у Миллигана, Коплон сказал: «что это ничем не отличается от человека, который носит еще одну или две маски».

Он добавил, что «раз уж в каждой личности есть мужское и женское начало, то вполне логично, что у некоторых больных могут развиться личности противоположного пола».

Однако Клекли скептически относился к наличию у человека 5, 10 или 50 личностей. Хотя у Евы при дальнейшем лечении у другого психиатра проявились другие 19 личностей, Клекли заявил, что он и соавтор Евы доктор Корбетт Тигпен «не наблюдали те личности». Почти 25 лет прошло с того момента, когда он лечил ее, однако, Клекли заявлял, что «я никогда не наблюдал больного, у которого было более 3 личностей».

История Билла Миллигана для общественности началась в Колумбусе в 1977 году, когда он был арестован 27 октября 1977 года в причастности к нескольким случаям изнасилования в районе студенческого городка. Три случая, совершенные в течение двух недель до ареста, были до удивления похожими. К девушке подходили в студенческом городке Государственного университета Огайо, под дулом пистолета ее увозили за город и там насиловали. Насильник затем заставлял девушек обналичивать чеки или снимать деньги с кредитных карт.

Жертву потом отпускали, не причиняя вреда, но насильник использовал ее имя или же имя кого-то из своих родственников. Он угрожал расправой, если о нем сообщат в полицию.

Когда полиция проводила обыск в квартире Миллигана 27 октября, были найдены наручники, пистолет, украденная карта «Мастер Чардж» и экипировка для бега. Эти и другие находки связали его с несколькими случаями изнасилования.

Психическое состояние Миллигана тем не менее вызывало серьезные опасения касаемо того, был ли он в состоянии предстать перед судом. Дороти Тернер, психолог Юго-Западного центра психического здоровья, провела в общей сложности 7 обследований Миллигана с 31 января по 16 февраля. По информации из газет, именно в ходе общения с Тернер и Сэмом Фиа, помощником врача в тюрьме графства, впервые появились альтер-эго Миллигана. Если верить журналу «Тайм», это проявилось после того, как Билл ответил: «Билли спит, Я Дэвид».

С тех пор Тернер отказывалась рассказывать какие-либо детали о том случае, ссылаясь на профессиональную этику. Доктор Стелла Каролин, психиатр Юго-Западного центра психического здоровья, также обследовала Миллигана 16 февраля. Она разговаривала с его матерью и ее новым мужем Делом Муром 9 февраля 1978 года.

Последующий отчет, составленный на основе проведенных бесед, гласил, что «он (Миллиган) не обладал твердым пониманием ни своего положения, ни обвинений, которые были против него выдвинуты. Более того было выявлено, что он не в состоянии общаться со своим адвокатом».

В отчете также было отмечено, что брак матери Миллигана и Чалмера Миллигана был «турбулентным» и глава семейства «много пил, сильно ревновал к своей жене, а также жестоко обходился со своей женой и детьми».

10 марта 1978 года Миллиган присутствовал на встрече с группой представителей со стороны обвинения и защиты, куда входила и доктор Уилбур.

14 марта судья Флауэрс постановил, что Миллиган не в состоянии предстать перед судом. Два дня спустя его направили в больницу Хардинг в Уортингтоне, где его лечил и обследовал доктор Джордж Хардинг, мл.

Помощник прокурора графства Франклин Бернард Явич говорил, что, в соответствии с судебной процедурой, Хардинг «был назначен судом по нашему предложению». Явич отметил, что Хардинг сначала скептически относился к состоянию Миллигана. Он отмечал, что врачу понадобилось много времени для его обследования. «Только через три с половиной месяца он пришел к однозначному заключению».

Пока Миллиган проходил лечение в больнице Хардинга, сообщалось, что все его 10 личностей объединились в одну. И 6 октября 1978 года было объявлено, что Миллиган может предстать перед судом. За свою работу с Миллиганом больница Хардинга получила две с половиной тысячи долларов, которые суд ранее постановил выделить на его лечение. Хардинг, однако, направил в суд счет почти на девять тысяч долларов, но ему возместили лишь первоначально назначенную сумму.

За неделю до слушаний, назначенных на 6 октября, 10 личностей Миллигана стали сенсацией. Основываясь на информации, полученной от его адвоката, пресса начала рисовать зачустую не соответствовавший действительности портрет Билла Миллигана.

Регулярно преподносилось, как факт, что у Билла был уровень интеллекта, как у гения (IQ – 150). Хотя в результатах тестов, проведенных психиатрами, наивысший уровень IQ среди всех личностей Миллигана был 129. Артур, интеллектуал среди всех личностей Миллигана, отказался от тестирования.

И хотя во многом психиатры руководствовались лишь словами Билла, его рассказы о насилии в детстве просочились в печать и преподносились как нечто однозначно имевшее место.

На самом деле весь «образ Билли Миллигана», если бы он был создан пиарщиком, был расценен как невероятный успех. Казалось, будто все были поражены притягательностью истории, ее уникальностью, той драмой, которая разворачивалась в Юго-Западном центре психического здоровья, больнице Хардинга и в итоге в зале суда 9Б с судьей Джеем Флауэрсом.

9 октября, через три дня после того как Миллиган был помещен в тюрьму в ожидании вынесения приговора, его адвокат, государственный защитник Гэри Швайкарт заявил, что из-за стресса, вызванного пребыванием за решеткой, личность Уильяма была вновь расщеплена.

Один эксперт скажет позже: «Он выглядел тем же человеком. Но его слова, все в нем было другим. Он был лишен присутствия духа и напуганным».

Казалось, что дело шло к назначению новой даты слушания. Но Миллигану предоставили ряд привилегий в тюрьме, а 23 октября его направили в Центральную психиатрическую больницу Огайо. Неделю спустя была неудачная попытка перевести его в психиатрическую клинику при Государственном университете Огайо. 30 октября Флауэрс подписал постановление на перевод его в то учреждение, и тамошние доктора очевидно согласились принять его. Но чиновники не были уверены в правильности этого решения. Они оправдывались наличием проблем в плане обеспечения безопасности и явно не горели желанием приютить преступника известного как «студенческого насильника».

Регресс Миллигана добавил интриги процессу. Кто появится на слушании? Будет ли это сам Билл Миллиган или одна из его личностей?

Этот и другие вопросы были очень пикантными, поэтому их было достаточно, чтобы привлечь репортеров из отдаленных концов страны. Когда Швайкарта спросили, помогло ли предыдущее и новое освещение его дела в СМИ, он проявил себя мастером недосказанности: «Ну, не думаю, что оно как-то навредило».

Судебное заседание должно было изначально начаться в девять утра в зале заседаний 7Б с судьей Флауэрсом. Но затем его перенесли в комнату 9Б, которая могла вместить до 70 человек. Намного раньше фотографы и прочие журналисты столпились в холле перед комнатой под номером девять, надеясь первыми заполучить эксклюзивные кадры.

Внутри репортеры вяло просматривали утреннюю прессу, обменивались слухами и делали догадки, когда же начнется заседание. Все косились на дверь, которая вела в комнату с ярко-желтыми стенами, где должен был находиться Уильям Миллиган.

Без особого рвения ее охраняли одетые в черные рубашки помощники шерифа. Редкие шуршащие звуки, доносившиеся из их раций прерывали разговоры репортеров, которые становились все громче, поскольку ожидание затягивалась.

Но едва только стрелки прошли отметку в десять часов, как в зал вошел Флауэрс. Практически одновременно с этим привели Миллигана и усадили его рядом со своими адвокатами Джуди Стивенсон и Швайкартом.

Швайкарт, выпускник 1974 года юридической школы университета Кэпитал и одноклассник Стивенсон, казалось, был рожден для профессии государственного защитника. Он был полнейшей противоположностью прокурорам Явичу и Терри Шерману. Потертые коричневые ботинки Швайкарта больше подходили для пеших прогулок. С бородой, стиль которой было сложно описать, темными волосами, которые неровно падали на лоб, ниспадали до воротника, где начинали завиваться. Каким-то образом одно его ухо было не прикрыто шевелюрой, словно, чтобы лучше слушать заседание… и оно постоянно двигалось.

После пары коротких вопросов Флауэрс постановил, что Миллиган понял последствия, которые его ожидали в случае, если он откажется от суда присяжных. Более важное, но менее ожидаемое решение последовало за этим. Было решено судить Миллигана по законодательству, которое действовало на момент совершения им преступлений.

Новый закон, который вступил в силу 1 ноября, внес изменения в процедуру слушаний, смягчающие обстоятельства и заключения под стражу в процесс судебных разбирательств, в которых преступник признается невменяемым. Согласно нему, защита должна доказать невменяемость при помощи более весомых доказательств. В старом законе стороне обвинения в большей степени приходилось доказывать, что обвиняемый не невменяем.

Явич отметил: «Да, мы могли найти психиатров, которые бы засвидетельствовали, что он психически здоров. Но все, что требовалось защите – просто поднять вопрос о невменяемости. Суд уже показал направление, в каком дело будет рассматриваться. Вопрос заключался в том, сражались ли мы уже в битве, которую заведомо проиграли? К тому же я не мог не отметить профессионализм отчетов психиатров. И наши свидетели [жертвы изнасилований] не желали давать показания, если бы процесс широко освещался СМИ. Я думал, что мы уже выяснили правду, а больше ведь ничего не нужно на суде, не так ли?»

Через 15 минут Флауэрс объявил перерыв, чтобы дать время напечатать пункты соглашения между сторонами. Заседание возобновилось в 11:30.

Наконец, ближе к полудню, обе стороны прочитали соглашение. Хотя защита не отрицала, что Миллиган был причастен к трем случаям изнасилования из четырех, но настаивала на его непричастности к изнасилованию женщины 29 августа 1977 года. Швайкарт заявил, что ни одна из личностей Миллигана не помнила о подобном происшествии. В этом случае (первый пункт обвинений) женщину посадили в машину на пересечении улиц Нотен и Норт Хай, в ней ее силой заставили заняться оральным сексом. Позднее женщина не опознала Миллигана, сказав, что он «был похож на насильника».

Неоспариваемые изнасилования вызвали ряд неудобных вопросов. Согласно психиатрам, они были совершены Адаланой, лесбиянкой, жаждавшей любви. Ограбления были делом рук Рейджена. Деньги затем отдавались Артуру, который оплачивал счета.

Но по меньшей мере одна жертва отметила, что в ходе изнасилования, изменения в личности насильника не происходили и что преступник не говорил с акцентом (как Рейджен). Выходило, что личность, которую она описала, не подпадала ни под одно описание личности, которую выявили психиатры.

Несколько раз в ходе изнасилований Миллиган заявлял, что его зовут Фил и особый акцент делал на том, что он еврей.

Согласно отчетам психиатров, кровный отец Билла был евреем, его мать католичкой, а Чалмер – протестантом, который запрещал иудаизм и католицизм в своем доме. Этот запрет, вероятно, и повлиял столь негативно на Билла. Однако, если верить доктору Хардингу, ни одна из личностей Миллигана не говорила о своих религиозных взглядах.

Миллиган также говорил своим жертвам, помимо прочего, что он был членом радикальной группы «Синоптики» и только что убил трех человек, что он направляется в Алжир и что он страдает болезнью Хантингтона. Еще одна жертва сказала, что он говорил, что вел двойную жизнь. Под одной личиной он представлял из себя богатого бизнесмена, который водил Мазерати и у которого был большой особняк в 5 километрах от моря. Он также сказал одной из жертв, что если ее спросят, кто на нее напал, то она должна была сказать полиции, что это был Шакал Карлос, небезызвестный террорист, который причастен к международным происшествиям, включая убийство израильских спортсменов на Олимпиаде 1972 года.

Защита Миллигана строилась на показаниях его брата, матери и сестры, которые подтверждали случаи физического и морального насилия со стороны его отчима. Билл, чей взгляд часто блуждал по залу, казалось, начал трястись и накрыл голову ладонью, когда начали озвучивать случаи сексуального насилия.

Защита не предоставила никаких медицинских или школьных бумаг в качестве подтверждения случаев физического насилия. Но оно включало показания учителей и психиатров о странном поведении Билла. Среди них было задание «продолжить предложение», заполненное Биллом-школьником. Швайкарт зачитал несколько жутковатых строк: «Я не могу… ничего сделать. Мои нервы… на пределе. Я ненавижу… многих людей».

И, конечно же, адвокаты предоставили оценки психиатров. Уилбур заявила, что «синдром множественной личности является неврозов, а не психозом» (Обычно считается, что психоз более серьезное заболевание). «Но психическое здоровье – юридический термин, а не медицинский».

Человек с расстройством множественной личности не обязательно сумасшедший. В книге «Сибил» Уилбур говорила своей пациентке: «У вас расщепление не шизофренического типа, а диссоциативного. Никогда не называйте себя сумасшедшей, вы в здравом уме».

Все отчеты психиатров гласили, что юридически Миллиган невменяем.

После 12:30 судья Флауэрс вынес приговор. Миллиган был признан невиновным по причине невменяемости. После внесения изменений законом от 1 ноября 1978 года лечение подобных подсудимых проходило в том же порядке что и принудительная госпитализация. Слушания и лечение не должны были стать предметом общественного достояния.

Психиатры (некоторые по крайней мере) говорили, что был большой шанс, что Билли Миллигана «вылечат». Один из них говорил, что в понимании психиатрии «вылечен» - понятие хрупкое: «Нельзя никогда сказать наверняка, пока не поместишь его в те же обстоятельства и не посмотришь, что из этого выйдет».

Джон Махер, штатный писатель ежемесячника Колумбуса.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...