Главная Обратная связь

Дисциплины:






Ты всё равно будешь моей 8 страница



- Оставь хотя бы один маленький укус! Я, между прочим, изо всех сил старался, ублажал тебя, а ты видишь какая неблагодарная!

- Нет.

- Какая же ты упрямая, Грейнджер! В постели ты совершенно другая.

- Какая?

Драко ухмыльнулся.

- Сама знаешь!

Гермиона обернулась и взглянула в смешливые серые глаза.

- Нет, не знаю! Какая «другая»?

Слизеринец озадачено почесал в затылке.

- Не знаю даже, как и сказать … Покорная, наверное.

Девушка насмешливо вздёрнула брови.

- Я — «покорная»? Малфой, ты не забыл, случайно, с кем разговариваешь?

- Ну, признай это, Гермиона! Тебе нравится, когда тебя … принуждают.

Гермиона рассмеялась.

- Если тебе приходится принуждать меня, это ещё не значит, что я от этого без ума!

Мужчина закатил глаза.

- Да, теперь ты будешь всё отрицать! Ничего, в следующий раз я тебе это припомню.

Девушка вяло пожала плечами и лениво откинулась на широкую мужскую грудь. Внезапно её мозг пронзила одна неприятная мысль.

- Кстати говоря, Драко.

- Мммм? – лениво отозвался тот.

- Могу я полюбопытствовать, каким образом ты оказался в моём доме в одиннадцать вечера?

- Я бы зашёл пораньше, но, честно говоря, был очень занят.

- Я не про это спрашиваю! Я спрашиваю, с чего тебе вообще вздумалось прийти ко мне домой? А что, если бы Рон был дома?

Малфой пожал плечами, но девушка почувствовала, что он слегка напрягся.

- Я знал, что его нет.

- Каким это образом?

Слизеринец беспокойно заёрзал позади неё.

- Какая теперь разница? – слегка раздражённо отозвался он. – Никто ни о чём не узнал! Кроме того, — тут он попытался успокаивающе похлопать её по плечу, — я ведь появился как раз вовремя, не так ли?

Гермиона резко развернулась и грозно уставилась на мужчину. Тот сидел, голый, с намокшими волосами и так отчаянно старался принять невинный вид, что против воли рассмешил её. Услышав её смех, он облегчённо ухмыльнулся и быстро притянул её к себе. Но гриффиндорка не привыкла так легко сдаваться. Уперевшись руками в его грудь, она попыталась отстраниться, но он лишь сильнее сжал её, наслаждаясь своим физическим превосходством.

- Отпусти меня сейчас же! Я с тобой ещё не закончила!

Слизеринец насмешливо поднял бровь.

- Да что ты? Мы вроде бы ещё и начинали!

Тут она почувствовала его напрягшийся член, уткнувшийся ей в бедро, и неожиданно для себя самой вспыхнула до корней волос.

Малфой хмыкнул, притянул её к себе и с наслаждением вжался во влажное женское тело. Чувствуя, что слабеет, Гермиона взглянула в затуманившиеся серые глаза и тихо сказала:

- Ты не должен следить за мной, Драко.

Мужчина слегка улыбнулся и скользнул руками по округлым женским бёдрам.



- Хорошо, — легко согласился он, нежно сжимая её ягодицы.

Порывисто вздохнув, гриффиндорка недоверчиво покачала головой, но не смогла ничего сказать, так как проворные мужские пальцы скользнули глубже и начали осторожно массировать её между ног.

Приоткрыв глаза и откинув кудрявую голову, она расслабилась, наслаждаясь прикосновениями его рук. Из полураскрытых влажных губ вырвалось прерывистое дыхание. Малфой порывисто прижался к её губам, словно желая выпить её дыхание до дна…

-У тебя такие сладкие губы, — тихо прошептал он, вглядываясь в полузакрытые шоколадные глаза. Потом взял её маленькую руку и провёл ею по своему животу вниз. – Потрогай его…

Слегка задыхаясь, гриффиндорка обхватила потяжелевший пенис рукой, чувствуя стальную плоть под поразительно гладкой кожей. Драко со свистом втянул воздух сквозь сжатые зубы. Потом дотронулся до её волос и сжал, вынуждая взглянуть ему в лицо. Гермиона затрепетала, встретив его твёрдый горячий взгляд.

- Я хочу, чтобы ты взяла его в рот, — хрипло сказал он, и она тут же вздрогнула, словно эти слова пронзили её насквозь.

Она задёргалась словно от боли и тихо жалостно застонала. В её глазах отразилась беспомощная мольба

- Прошу тебя … — прошептала она почти беззвучно, — скажи это …

Мужчина улыбнулся широкой почти развратной улыбкой и сильнее сжал её волосы, вырывая слабый стон. Потом наклонился над ней и сказал, глядя прямо в умоляющие женские глаза:

- Я хочу, чтобы взяла мой член в рот. Я хочу видеть, как ты сосёшь его своими пухлыми губками. И хочу кончить прямо в твой маленький сладкий ротик. Это ты хотела услышать?

Гермиона беспомощно опустила ресницы, признавая своё поражение. Мужчина резко поднялся из воды и присел на край ванны. Потом притянул её ближе, устраивая между своих расставленных коленей. Она подняла глаза и увидела торчащий набухший член прямо перед своим лицом. Слизеринец стиснул её волосы в кулаке, вынуждая её наклонится ещё ниже, а другой рукой взял свой член.

-Открой рот, – тихо приказал он, — да, вот так… хорошая девочка…

С выражением чистейшей похоти на лице он провёл головкой своего вздыбленного пениса по её лицу, по влажным полураскрытым губам. Потом скользнул внутрь, одновременно притягивая её голову ближе, насаживая её рот на твёрдый разбухший ствол.

- Хорошо, — слегка задыхаясь, сказал он, — чуть шире … да, вот так, ахххх, умничка … моя хорошая девочка… моя маленькая сладкая гриффиндорочка…

Он откинул голову назад и, оперевшись одной рукой о край ванны, слегка приподнял таз и начал двигаться, ритмично погружаясь во влажный женский рот.

Гермиона покорно сидела на коленях меж широко расставленных мужских ног, открыв рот и позволяя слизеринцу делать всё, что ему хочется, позволяя ему трахать её в рот, как ему хочется и трясясь крупной дрожью от самого осознания того, что он делает это с нею. Скользнув рукой между ног, она начала ласкать себя, но пронзившее её ощущение было настолько острым, что она испугалась и отдёрнула руку. В тот же миг мужчина зарычал и больно сжал её волосы, втискиваясь в неё и кончая прямо ей в горло. Боясь задохнуться, она быстро послушно глотала до тех пор, пока он не иссяк. Отодвинув её голову, Малфой вытащил обмякший член и откинулся назад, закрыв глаза и тяжело дыша. Его обычно бледное лицо горело тёмным румянцем, губы пересохли. Гермиона осталась сидеть на коленях, глядя на него широко распахнутыми ошарашенными глазами. Осторожно проведя языком по губам, она слизала капельку спермы, стёкшую в угол рта. И затряслась от сжигающего изнутри неудовлетворённого желания. Внезапно Малфой вздёрнул её наверх и опрокинул животом на край ванны.

- Расставь ноги, — севшим голосом приказал он и опустился на колени позади неё. Она раздвинула ноги и в следующее мгновение почувствовала, что он вылизывает её анус, одновременно погружаясь пальцами в её влагалище. Она сильно дёрнулась, что-то бессвязно вскрикнула и заколотилась на холодном каменном полу ванной. Потом упала в какую-то тёмную густую темноту, заполненную стуком её сердца и терпким солёным запахом пота…

 

 

Глава 8.

На следующий день Гермиона первый раз в жизни опоздала на работу. Она проснулась часов в восемь утра в чужой постели совершенно разбитая и опустошённая. С трудом выбравшись из тёплых мужских объятий, она со стоном поднялась с кровати. Всё тело болело, ныл каждый крохотный синяк и укус на её коже. Малфой проснулся и недоумённо посмотрел на неё.

- Зачем ты встала? – сипло спросил он.

- Сегодня понедельник, Драко. Мне на работу пора.

- К чёрту работу. Возвращайся обратно в постель, мы же в три легли.

Девушка отрицательно покачала головой и наклонилась, чтобы поднять с пола своё покрывало.

- Не могу. Я и так уже опоздала.

Приподнявшись на локте, слизеринец наблюдал, как она завёртывается в покрывало и ищет свою палочку.

- Ты не забудешь выпить противозачаточное зелье?

Гнрмиона раздражённо дёрнулась.

- Да не волнуйся ты так, Малфой! Что, думаешь, мне так хочется залететь от тебя? У меня и так проблем достаточно.

Хмыкнув в ответ, Драко растянулся на постели и блаженно вздохнул. Гриффиндорке внезапно захотелось запустить в него стоящей на тумбочке лампой.

- О, чёрт! – тихо выругалась она.

- Что такое?

- Я же палочку дома оставила! Как мне теперь обратно попасть?!

- Не волнуйся, трансгрессируешь вместе с моим эльфом.

Он хлопнул в ладоши, и в следующее же мгновение появился домовик.

- Тансгрессируй мою гостью домой, — приказал Малфой, и домовик тут же покорно склонился. – Я тебе позвоню, хорошо? – спросил Драко, обращаясь уже к завёрнутой по самые уши в покрывало Гермионе.

- Только не на работу! – буркнула та в ответ и сжала в ладони протянутую ладошку эльфа.

- Хорошо, — ухмыльнулся в ответ слизеринец, и в следующее мгновение она уже была у себя дома.

Наспех умывшись и натянув одежду на ноющее тело, она быстро трансгрессировала прямо в своё отделение, хотя это было запрещено правилами безопасности госпиталя. Жизельда сидела за своим столом и что-то строчила. При появлении девушки она подскочила от неожиданности и опрокинула кружку с кофе на лежащие на столе бумаги.

- Гермиона! – вскликнула она, быстро поднявшись из-за стола, — ты в своём уме?! У меня чуть инфаркт не случился!

- Прости, я так жутко опаздывала, что решила наплевать на правила. Ты же знаешь, как Большой Бен бесится, когда кто-нибудь пропускает утренние собрания! А мне ещё по пациентам надо пробежаться! – взглянув на настенные часы, она поняла, что на всё про всё у неё осталось не больше десяти минут и тихо выругалась.

Жизельда изумлённо подняла брови и с любопытством оглядела запыхавшуюся коллегу.

- Не волнуйся, я уже посмотрела твоих пациентов, они в относительном порядке.

«В относительном порядке» означало, что никто за ночь не умер, что было хорошей новостью.

Гермиона с благодарностью посмотрела на женщину.

- Спасибо! Прочти, что опоздала, у меня выдался жуткий уик-энд!

- Всегда пожалуйста! – с лёгкостью отозвалась коллега, — а теперь нам лучше поторопиться – большой Бен ещё больше бесится, когда мы опаздываем на собрания.

Когда они оказались в лифте, Жизедьда не сдержалась:

- Так у тебя что-то случилось? – с любопытством спросила она.

Девушка вздохнула и слегка пожала плечами.

- Мы с Роном расстались.

- Да ты что?!

Она шокировано смотрела на неё.

- И ты так легко говоришь об этом?

Гермиона раздражённо отмахнулась.

- А что мне остаётся делать? Я уже достаточно наревелась за выходные, больше не хочу.

Коллега сочувственно потрепала её по плечу.

- Ну, ну успокойся. Неужели совсем расстались?

- Думаю, что да, — глухо ответила гриффиндорка и поджала губы.

- О, Господи, мне так жаль, Гермиона! Может тебе лучше взять отпуск?

- Нет. В отпуске мне будет только хуже. Кроме того, надо будет найти адвоката и всё такое. Так что я должна быть здесь.

- Если всё-таки решила разводиться, лучше начать всю эту кутерьму сейчас, тогда года через два будешь свободна, – предупредила Жизельда, — и это в лучшем случае!

-Ты шутишь? – изумлённо спросила Гермиона, — ДВА года???

- В лучшем случае! – серьёзно подтвердила коллега.

Гриффиндорка покачала головой.

- Я слышала, что у нас бракоразводные процессы длительные, но чтобы настолько…

- Скажи спасибо и на том! Лет тридцать назад это вообще было невозможно. А ты…

Но тут лифт остановился, и они вышли в заполненный колдомедиками холл.

- Ладно, — быстро шепнула она Гермионе, — потом договорим.

Та кивнула в ответ, и они поспешили к своим местам.

После собрания Гермиона проверила своих пациентов и сделала необходимые назначения. В одиннадцать поступило сразу четверо новых больных, пострадавших от чёрно-магического артефакта неизвестного происхождения. Сам артефакт был доставлен через час мракоборцами. Жизельда была на собрании заведующих отделений, которое проводилось в кабинете Большого Бена каждый понедельник, так что девушке пришлось самостоятельно разбираться и с больными, и с мракоборцами, и с истерической толпой голосящих родственников, нахлынувших словно потоп. На мгновение ей показалось, что её разрывают на части, и что вот сейчас она не выдержит и сама завопит в голос. В час дня ей наконец удалось присесть и выпить чашечку кофе. Жизельда вошла в кабинет как раз когда она делала себе вторую чашку.

- Сделать тебе кофе? – спросила Гермиона.

- Да, пожалуйста, — ответила та и раздражённо швырнула пакет с бумагами на стол. Потом плюхнулась в кресло и устало потёрла лоб рукой.

- Что-то случилось?

Жизельда фыркнула в ответ, словно рассерженная кошка:

- Этот старый идиот все соки из меня выжал! Мерлин, почему так получается, что все главврачи такие придурки?!

- Что на этот раз?

- Представляешь, он, видите ли, считает, что у нас в отделении низкий процент выздоровления больных. Сказал, что мы портим ему показатели. Болван. Он когда последний раз был здесь? Никогда! Он представления не имеет, что здесь творится каждый день! На пациентов ему плевать, главное – подавай хорошие показатели! Ухххх, старый жирный болван!

Протянув рассерженной коллеге большую кружку сладкого горячего кофе, гриффиндорка успокаивающе похлопала её по руке.

- Да ладно тебе, не обращай на него внимания. Он таким был, таким и останется.

Жизельда раздражённо рванула верхний ящичек стола, вытащила большую плитку молочного шоколада и откусила большой кусок.

- Хочешь? – спросила она Гермиону с набитым ртом.

Та хмыкнула и отрицательно покачала головой. Потом села за свой стол и открыла первую историю. Минут на десять в комнате повисла тишина, прерываемая лишь довольным причмокиванием и шуршанием бумаги.

- Ахххх, — блаженно вздохнула Жизельда и довольно похлопала себя по животу, — как мало нужно для счастья – всего лишь минутка тишины и плитка шоколада!

Потом взглянула на прилежно работающую гриффиндорку, поморщилась и вздохнула:

- Блин, ненавижу понедельники! Работать вообще не хочется, а мне ещё дежурить сегодня!

Гриффиндорка понимающе вздохнула.

- Гермиона?

- Мммм?

- А знаешь, я опять беременна.

Девушка наконец-то оторвалась от работы и удивлённо взглянула на коллегу.

- Вот это да! Поздравляю!

- Спасибо. И на этот раз у меня, кажется, будет двойня. Правда, срок ещё совсем маленький.

- Откуда ты знаешь, что будет двойня? – с любопытством спросила Гермиона.

Женщина слегка пожала плечами.

- Просто знаю.

Гриффиндорка понимающе кивнула. Жизельда действительно просто знала. Она знала, когда нужно позвонить домой, потому что дети расшалились, знала, что нужно привести в порядок бумаги перед неожиданной проверкой и знала, когда можно взвалить на Гермиону дополнительную работу, а когда – нет. Сначала девушка довольно скептически относилась к предсказаниям коллеги, но со временем научилась ей доверять.

- Так ты скоро выйдешь в декрет?

- Ну, не так уж и скоро. Придётся пождать несколько месяцев… Но знаешь, я не просто в декрет выйду, я вообще уйти собираюсь.

Гриффиндока шокировано посмотрела на неё.

- Ты серьёзно??? А как же работа? Как отделение?

Жизельда равнодушно отмахнулась.

- Ничего не случится с этим чёртовым отделением, не рухнет без меня. Муж у меня хорошо зарабатывает, и я сама довольно-таки много накопила. Четверо детей – это, всё-таки, не шутки!

- А кто вместо тебя будет?!

- Кто-кто … Ты, конечно! Кто же ещё?

Гермиона застонала:

- Ой, нет! Только не это! Ты же знаешь, что я это терпеть не могу!

- Ну, а что делать. Другого выхода нет – никто, кроме тебя, за это не возьмётся. Но посмотри на это с другой стороны – ты у нас будешь самой молодой заведующей отделения за всю историю больницы!

- Невелика честь, — мрачно отозвалась Гермиона и зарылась обратно в истории.

Жизельда ухмыльнулась и занялась наконец работой, оставив девушку в покое.

К шести вечера гриффиндорка прибыла домой и тут же заказала себе вкусный ужин. С удовольствием поужинав, она сделала зелёный чай с лимоном и открыла коробку шоколадных конфет. Устроившись в любимом кресле, она открыла книгу, запихнула в рот конфету и отхлебнула горячего чая. Из радио журчала тихая музыка, конфеты были вкусными, а книга - интересной. Никто не отвлекал её и не досаждал глупыми вопросами и раздражающими звуками.

«Хмммм, — подумалось девушке, — оказывается, в одиночестве есть свои приятные стороны!»

Только она решила сделать себе ещё одну кружку чая, как в сумке зазвонил её мобильный.

Поморщившись, она решила проигнорировать звонок, но потом всё-таки встала и начала рыться в сумке. Найдя телефон, она увидела, что звонит Малфой и нахмурилась.

- Что? – недовольно спросила она в трубку.

- Я тоже по тебе соскучился дорогая! – ответил ей жизнерадостный мужской голос. – Как ты себя чувствуешь?

- Нормально.

«А чёрт, я же противозачаточное зелье забыла выпить! » - неожиданно вспомнила Гермиона.

- Как прошёл день?

- Нормально.

- А почему ты такая злая?

Гриффиндорка раздражённо вздохнула и закатила глаза.

- Малфой, я усталая и невыспавшаяся. Если у тебя есть, что сказать мне, говори сейчас или я ложу трубку.

- Мерлин, — протянул насмешливо голос, — не удивительно, что Уизли дал от тебя дёру! Даже мне с тобой трудно справляться!

Гермиона стиснула зубы.

- Малфой …. – угрожающе начала она, но он тут же прервал её:

- Ладно, ладно! Я просто звоню спросить какие у тебя планы на выходные?

- Ты звонишь в понедельник спросить меня о планах на выходные?

- Да. Решил позвонить прежде, чем ты найдёшь какого-нибудь маггла! Может, встретимся в пятницу вечером или в субботу?

- Я подумаю.

- Так в пятницу вечером или в субботу?

- Господи, Малфой, я же сказала, что подумаю! Я не располагаю своим временем так же свободно как ты! Кроме того, я не помню когда у меня дежурства на этой неделе.

- В среду ночь и в воскресенье сутки.

Гермиона осталась стоять с открытым ртом.

- Откуда, чёрт возьми, ты знаешь?!

Межчина хмыкнул в трубку.

- Да вот, только что проверил твоё расписание на месяц. Слушай, а почему у тебя больше дежурств, чем у твоей заведующей?

Гриффиндорка яростно стиснула трубку и пожалела, что Малфой не находится на расстоянии выстрела от неё.

- Откуда у тебя моё расписание???

- Это не важно. Так … я думаю, что лучше в пятницу вечером, не так ли? В субботу тебе нужно будет хорошо выспаться. Хорошо?

- Хорошо??? Хорошо! Я приду, но только для того, чтобы оторвать твою башку, Малфой!

Слизеринец весело рассмеялся в трубку:

- Что же, вечер пятницы обещает быть занятным! Я уже не могу дождаться! Спокойной ночи тебе, моя сладкая.

Буркнув что-то в ответ, Гермиона вернулась в кресло и рассерженно открыла книжку. Потом вытащила горсть конфет из коробки, запихнула в рот и начала с наслаждением жевать. Да … Жизельда определённо права: минутка тишины и чуточку молочного шоколада. А может и побольше, чем «чуточку» …

 

В среду произошло нечто неожиданное. В десять утра секретарша Большого Бена обзвонила все отделения и сообщила о внеочередном собрании в полдень. Так как полдень был временем ланча, известие было воспринято без особого восторга.

- Надеюсь, у них есть на то особая причина, иначе я за себя не отвечаю!

Гермиона насмешливо посмотрела на раздражённую коллегу.

- И что ты сделаешь? — полюбопытствовала она.

- Встану и уйду! И пошли они все к такой-то матери.

Тут дверь открылась, и в комнату влетела Эби – молоденькая врач-ординатор из соседнего отделения. Эби была маленькая, пухленькая и вечно восторженная, но сейчас она прямо таки подпрыгивала на месте от возбуждения.

- Вы слышали, что нас собирают в двенадцать?

- Тут попробуй не услышать! – проворчала Жизельда, уткнувшись в свои бумаги.

Эби громко хихикнула и хлопнула в ладоши, словно пятилетняя девочка, получившая вторую порцию мороженного. Жизельда нахмурилась.

- А вы знаете ПОЧЕМУ?

- Нет.

- Ну вы даёте! Вся больница на ушах стоит, а вы не знаете!

- У нас нет времени сплетни распускать – здесь дел невпроворот.

Эби покраснела и обиженно надулась, но встретив обнадёживающий взгляд Гермионы тут же воспрянула духом.

- К нам приехала делегация из Штатов, представляете?! Пять человек! Из Нью-Йорка!

Услышав про Нью-Йорк, Гермиона непроизвольно выпрямилась. В памяти всплыли тёплые карие глаза и широкая улыбка Макса, а также тошнотворное чувство стыда и вины.

- Что они здесь делают?

- Я не знаю! Но мне кажется, нас созывают именно по этому поводу! Я наткнулась на них в главном холле минут двадцать назад. Две женщины и трое мужчин. А один такоооой симпатяшка! Он взглянул на меня и улыбнулся, мне кажется, я ему понравилась!

Тут она замолкла и мечтательно вздохнула.

Жизельда закатила глаза и раздражённо захлопнула папку.

- А тебе не кажется, что ты должна быть у себя в отделении, а? Помнится, когда Я была ординатором, у меня времени на то, чтобы перекусить не было, не говоря о том, чтобы слоняться по больнице без дела и надоедать всем!

Не ожидавшая столь резкого упрёка Эби залилась ярким румянцем.

- Ну и ладно! – обиженно буркнула она, — я и так шла к себе, просто по дороге решила забежать к вам, новость рассказать, а вы вот какие!

Обиженно поджав пухлые губки, она выскочила из кабинета, хлопнув дверью.

Гермиона осуждающе посмотрела на коллегу, но та лишь саркастично вздёрнула брови.

- Зачем ты так с ней?

- Она – та ещё дрянь, вот увидишь. Суёт везде свой нос, сплетни распускает. Терпеть таких не могу!

Гермиона пожала плечами и вытащила ланч из сумки.

- Давай-ка перекусим пока не поздно. Кто знает, насколько это собрание затянется.

Жизельда кивнула и взмахом палочки включила кофеварку.

- Интересно всё-таки, что американцам здесь понадобилось? – задумчиво спросила она, — она нас вообще-то недолюбливают.

Гермиона хмыкнула и проглотила кусок сэндвича.

- Это мы их недолюбливаем, а они к нам спокойно относятся.

- А ты когда-то была в Штатах?

- Нет.

- Я тоже, — коллега глубоко вздохнула, — вот рожу детишек и обязательно всей семьей отправимся путешествовать. А то так до старости доживу, и ничего кроме собственного носа не увижу!

Решительно кивнув головой, она развернула свой сэндвич и принялась есть.

Вопреки их ожиданиям, собрание оказалось относительно коротким. Большой Бен быстро представил собравшимся коллег из нью-йоркского госпиталя имени Сары Гуд*, после чего передал слово Кливленду Брауну* — высокому темнокожему американцу, возвышавшемуся над ним словно башня. Вышеназванный госпиталь был известен всему миру успешным совмещением маггловской и магической медицины и нестандартными подходами к диагностике и лечению магических заболеваний. Коротко кивнув Бену головой в знак благодарности, Браун без особых предисловий перешёл сразу к делу:

- Здравствуйте. Как вам уже было сказано, меня зовут Кливленд Браун. Я являюсь главным научным сотрудником исследовательского центра госпиталя имени Сары Гуд. Мы проводим исследования в области патофизиологии магических болезней и разработки новых методов лечения. Думаю, вы уже знаете, что наш центр являемся единственным в мире госпиталем, в котором успешно применяется магически усовершенствованная медицинская технология магглов. В США, также как и в Англии, применение магии к изобретениям простецов запрещено законом, но в отношении госпиталя имени Сары Гуд было сделано исключение, так как мы специализируемся исключительно на наиболее тяжёлых случаях, известных магической медицине. Наши нестандартные методы повсеместно критикуются, но результаты говорят сами за себя – за прошлый год значительное улучшение в состоянии тяжелобольных пациентов было отмечено в пятидесяти восьми процентах случаев. Как мне известно, средняя цифра по Европе не превышает пятнадцати процентов. Мы решили, что пришло время поделиться нашим опытом с европейскими коллегами и организовали полуторагодичные курсы усовершенствования на базе нашего госпиталя. Сразу оговорюсь, что пока у нас нет возможности принять на обучение более трёх врачей, поэтому отбор будет очень строгим – мы примем только лучших. Отбор кандидатов будет проводиться на оговорённых заранее условиях, со списком требований вы можете ознакомиться на официальном сайте госпиталя имени Сары Гуд. Если у кого либо из вас есть желание принять участие в нашей программе, а также если вы соответствуете всем требованиям, перечисленным в списке, вы можете переслать свое резюме по и-мейлу либо по почте. Если мы найдём вашу кандидатуру подходящей, вам будет назначено интервью, на основании которого будет принято окончательное решение о принятии или непринятии вас в программу. Мы оставляем за собой право не объяснять причины отказа. Более подробную информацию вы можете получить на нашем официальном сайте. В окончании хочу сказать, что мы придаём большое значение развитию связей между нашими странами, как на профессиональном так и на культурном уровне и будем более чем рады разделить наши знания и опыт с зарубежными коллегами. Если у вас появятся какие-либо вопросы, вы можете задать их на нашем форуме. Благодарю за внимание.

Не обращая внимания на поднявшийся в зале ропот, американец сошёл с трибуны и присоединился к своим коллегам. Большой Бен грузно взгромоздился на возвышение и от имени всей больницы поблагодарил Брауна. Собрание было распущено, и возбуждённо переговаривающиеся врачи покинули залу. Гермиона держалась рядом с Жизельдой, решительно прокладывающей себе путь в потоке белых халатов и прислушивалась к гулу голосов вокруг.

- Сайт? Что ещё за сайт? Я чё-то не понял, где найти этот «сайт»?

- Это маггловская штука такая, ин-тер-нет называется. Я видела один раз. Коробка такая, с экраном и кучей кнопок.

- Маггловская коробка?! Они что думают, что мы тут разбираемся во всех этих маггловских штучках???

-Да ну их, этих американцев! Вишь чего выдумали – лечить колдунов изобретениями простецов! Мозги у них набекрень, вот что я думаю!

Гермиона усмехнулась последней реплике. По её собственному мнению, американские врачи двигались в правильном направлении, но возможно они не учли факта поразительной изоляции европейских магов от маггловского мира.

В конце концов они добрались до своего отделения.

Жизельда тут же плюхнулась в свое кресло и взялась за прерванную работу, а Гермиона прошлась по отделению и проверила работу ординаторов и медсестёр, потом вернулась в кабинет и тоже принялась за бумаги.

- Так что ты думаешь об этом? – спросила её заведущая, не поднимая носа от исписанных страниц.

- О собрании? – рассеянно спросила Гермиона.

- Ага.

- Даже не знаю, что и думать, честно говоря. Надо сначала просмотреть, что вообще включает эта программа, и какие требования они выдвигают к кандидатам.

- Я наслышана про их центр, так что уверенна, что программа хорошая. А какие бы они требования они не выдвигали, ты им подойдёшь.

Девушка удивлённо посмотрела на коллегу.

- Почему ты так уверена?

Жизельда пожала плечами.

- Просто знаю.

- Ну не знаю… звучит, конечно, заманчиво, но полтора года…

- А что тебе терять? Ты молода, детей у тебя нет, с мужем разводишься. Ничто тебя здесь не держит!

Гермиона почувствовала глухое раздражение. Жизельда ей нравилась, но иногда она умела быть поразительно бестактной. И кроме того любила давать непрошенные советы.

- Я подумаю. Не уверенна, что мне вообще захочется участвовать в этом.

Жизельда оторвалась от работы и с изумлением посмотрела на неё.

- Ты шутишь? Такая возможность один раз в жизни выпадает! Жить полтора года в Нью-Йорке и работать во всемирно известном центре! Да ты представляешь, как это отразится на твоей карьере?! Не будь я беременна и с кучей детей, я бы любому горло перегрызла за место в этой программе!

- Я подумаю.

Заведующая недоумённо покачала головой.

- Ладно, дело твоё. Я бы на твоём месте всё же отослала бы им своё резюме. Не примут, так и чёрт с ними. А если нет – отказаться ты всегда успеешь, если захочешь.

Вечером Гермиона внимательно просмотрела всю информацию на официальном сайте госпиталя имени Сары Гуд. Список требований казался внушительным, но она действительно проходила по всем пунктам. Описание самой программы было очень интригующим. Огромное количество лекций и семинаров, а также практика в самой больнице и в научно-исследовательском центре. Помимо этого предоставлялась бесплатная квартира и стипендия, превосходившая её зарплату! Девушка изумлённо подняла брови – звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой! Порывшись в магическом интернете, она начала потихоньку понимать суть происходящего. Судя по всему, учёные госпиталя создали и запатентовали огромное количество магически изменённых маггловских медицинских технологий, но прибыли от своих изобретений получали немного, так как другие страны ими не пользовались. Возможно, они хотят расширить свой рынок, создав похожие центры в Европе. Но для начала, нужно было подготовить людей, которые смогут всем этим пользоваться. Гермиона насмешливо хмыкнула, вспомнив слова Брауна о развитии культурных и профессиональных связей. Ага, как же!





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...