Главная Обратная связь

Дисциплины:






Ты всё равно будешь моей 11 страница



- Ты не можешь заставить меня … — прошептала она, — ты не имеешь права!

Злорадно усмехнувшись, он вытащил из кармана её палочку и сжал в кулаке. Гермиона затаила дыхание, глядя на кусок дерева в сильной мужской руке.

- На случай, если ты всё ещё сомневаешься в моих способностях, моя сладкая…

Она не успела даже вздохнуть, как он стиснул пальцы, и её палочка треснула пополам. Разжав руку, мужчина швырнул бесполезные обломки на кровать. Девушка закричала и накрыла остатки палочки трясущимися руками, не в силах поверить своим глазам.

- Что ты наделал?!! Боже мой, что ты наделал?!! Моя палочка … Моя…

Задыхаясь от рыданий, она скрючилась на постели, прижимая драгоценные обломки к груди, словно живое существо.

- Я ненавижу тебя! Будь ты проклят! Будь ты проклят, Малфой!

Слизеринец утомлённо отмахнулся:

- Да, да … мы всё это уже проходили. Ты начинаешь повторяться.

Он вызвал домовика щелчком пальцев и стянул рыдающую женщину кровати.

- Сейчас ты отправишься домой и соберёшь свои вещи. Домовик тебе поможет. Только, Гермиона, — тут он заставил её взглянуть в свои холодные серые глаза, — без глупостей. Я всё предусмотрел, не думай, что тебе удастся сбежать. Возьми, что считаешь нужным, но маггловские тряпки можешь оставить – ты не будешь больше это носить. Я сегодня вечером буду занят, так что домовик трансгрессирует тебя в одно из моих поместий – ты теперь будешь жить там. Я тебя навещу, когда у меня появится свободное время.

Гиффиндорке хотелось закрыть уши руками и заорать, что было сил, но она лишь взглянула на него и прошептала сквозь слёзы:

- Почему, Драко?

Слизеринец усмехнулся и приподнял дрожащий женский подбородок вверх, разглядывая бледное заплаканное лицо.

- Потому что я люблю тебя, малышка.

Запечатлев короткий поцелуй на дрожащих губах, он развернулся и вышел, оставив ошеломлённую девушку наедине с домовиком.

 

*Название «La Pergola» взято из списка «Топ 50 лучших ресторанов мира».

 

Глава 11.

Домовик трансгрессировал девушку в её квартирку и сразу же принялся за дело.

- Хозяин приказал взять только самое необходимое, мисс. Есть ли что-то, что вы хотите взять с собой?

Гермиона лихорадочно пыталась придумать, как бы избавиться от домовика и остаться одной хоть на пять минут. Этого ей бы хватило, чтобы натянуть какую-нибудь одежду, схватить кошелёк и выбежать на улицу.

-Я сама соберу свои вещи. Возвращайся домой, придёшь за мной через час – я буду готова.

Маленькое существо посмотрело на неё своими круглыми глазами с выражением, которое она бы могла назвать сарказмом.

- Хозяин приказал не оставлять вас одну.



Девушка вспыхнула от ярости, но заставила себя проглотить резкий ответ. Ей нужно было срочно найти выход из сложившейся ситуации, иначе уже через час она будет в малфоевском поместье – а оттуда выхода точно не найти!

- Тогда …эммм… иди в спальню, там стоит мой вещевой шкаф. Упакуй всё, что сможешь. Я пока выберу книги и документы – они мне понадобятся.

- Хорошо, — домовик склонился в поклоне и направился в её спальню так спокойно, словно ничуть не волновался, что пленница сможет найти выход.

Минут через пять Гермиона уже знала причину – дверь и камин были заперты наглухо, шнур домашнего телефона был оборван, а её мобильный пропал. Малфой действительно успел позаботиться обо всём заранее. Сукин сын! Она металась по комнате, словно зверь в клетке, силясь найти выход, но тщетно. Бросившись в кресло, девушка закрыла лицо руками и тихо застонала от отчаянья. Боже, какой же идиоткой она была! И она думала, что любит это чудовище?! Это же не человек, это животное, которому не писаны никакие законы! Как же она докатилась до этого?!

Внезапно она выпрямилась, пронзённая неожиданной мыслью. Её старый мобильный! Бросившись к столу, гриффиндорка распахнула нижний ящичек и чуть не вскрикнула от радости – её потрёпанный старый мобильный лежал там целый и невредимый! Он был в рабочем состоянии, просто после нескольких лет использования приобрёл неприглядный вид. Трясущимися руками она включила телефон. Экран остался тёмным. На мгновение её сердце остановилось.

«Нет, нет! Пожалуйста! Работай! Включайся, чёрт тебя подери! … Ох, нет! Он же разряжен!»

Её охватила паника – это был её последний шанс на спасение. Если она не найдёт зарядку…

Телефон был старой версией её нынешнего мобильного, так что зарядка подходила к обоим. Кинувшись к розеткам у тумбочки, на которой она обычно заряжала мобильный, она вскрикнула от радости – зарядка была там, воткнутая в розетку и готовая к использованию. Услышав, что звуки из спальни внезапно стихли, она быстро засунула телефон в карман халата и обернулась. Домовик стоял у двери, подозрительно глядя на неё.

- У вас все в порядке, мисс?

- Да! Я… мммм…просто не пришла в себя ещё. И я ничего не ела весь день. Приготовь мне яичницу с гренками и кофе, пожалуйста, а я пока приму душ.

- Если вы подождёте минут десять, мы сможем отправиться в поместье, где вас будет ждать хороший ужин и горячая ванна.

Гермиона покрылась потом. Десять минут! У неё есть всего лишь десять минут! Резко выпрямившись, она сурово глянула на домовичка.

- Я не хочу ждать! Я голодна! Иди в кухню и чтобы когда я выйду из душа, обед был готов! Ты же не хочешь, чтобы я пожаловалась на тебя твоему хозяину?

Этих слов было достаточно, чтобы заставить маленькое существо повиноваться. Испуганно поджав уши, домовик быстро поклонился и бросился на кухню, не говоря ни слова.

Гермиона схватила зарядку, быстро прошла в ванную комнату и заперла за собой дверь. Включив душ на полную мощь, она подбежала к розетке, дрожащими руками вставила зарядку и подключила к ней телефон.

- Пожалуйста …. Прошу тебя, работай! Работай!

Через время, показавшееся ей вечностью, экран засветился, и от облегчения она чуть не осела на пол. Не теряя больше ни минуты, Гермиона набрала по памяти номер Гарри и, закусив до боли нижнюю губу, стала напряжённо вслушиваться в звонки. Что, если он не ответит? Что она тогда будет делать?! Кому звонить?

- Пожалуйста, Гарри, ответь! Пожалуйста! Ты мне нужен!

Когда на другом конце раздался знакомый хрипловатый голос, она не сдержалась и расплакалась прямо в трубку.

- Алло? – недоумённо спросил мужской голос, — кто это?

- Гарри, это я! – прорыдала в трубку девушка, — Гарри, мне нужна твоя помощь!

- Гермиона??? Что случилось? Почему ты плачешь?!

- Мне некогда объяснять! Помоги мне! Я хочу, чтобы ты трансгрессировал ко мне домой прямо сейчас, пожалуйста! У меня здесь домовик Малфоя, я без палочки, мне нужна твоя помощь сейчас же!

- Домовик Малфоя??? Что, чёрт … Я сейчас буду!

В трубке зазвучали короткие гудки, и девушка осела на пол, не доверяя больше своим трясущимся ногам. В дверь коротко постучали.

- Мисс, ваш обед готов. У вас всё в порядке?

- Да! Я …я сейчас выйду! Иди, собирай мои вещи!

Услышав удаляющиеся шаги домовика, она открыла дверь и выбежала в гостиную. В следующее мгновение раздался характерный громкий хлопок, и посреди комнаты возник черноволосый волшебник.

- Гарри! – воскликнула Гермиона вне себя от облегчения, и бросилась к мужчине.

- Гермиона, что здесь происходит?

Позади послышались быстрые маленькие шажки, и гриффиндорка испуганно спряталась за спиной Поттера.

- Скажи ему, чтобы убирался прочь!

Увидев домовика, Гарри тут же выставил свою палочку.

-Что домовик Малфоя делает в твоём доме? – спросил он бывшую сокурсницу через плечо, не сводя глаз с перепуганного существа.

-Я тебе потом объясню, Гарри, — простонала она в ответ, — просто заставь его исчезнуть и наложи запрет на трансгрессию!

Одним из талантов Поттера было умение не задавать лишних вопросов.

- Убирайся! – коротко кинул он домовику.

Тот поджал ушки от страха:

- Я не могу ослушаться приказания хозяина! Хозяин будет очень зол!

-Что тебе было приказано сделать?

Эльф покачал головой:

- Я не могу говорить об этом.

- Он приказал похитить меня, чёртов ублюдок! – взвизгнула Гермиона из-за плеча мужчины, трясясь от негодования.

Гарри ошеломлённо дёрнулся, но палочки не опустил.

- Похитить тебя? На кой чёрт ему это понадобилось?

- Я тебе всё расскажу, Гарри, но пусть этот сначала уберётся!

Гриффиндорец посмотрел на домовика устрашающим взглядом и кинул:

- Иди к своему хозяину и скажи, что Гарри Поттер помешал тебе исполнить его приказ. Если у него есть какие-то претензии, он знает, где найти меня.

Домовичок склонился с выражением облегчения на мордочке и исчез с лёгким хлопком. В следующее же мгновение Гарри наложил запрет на трансгрессию. Потом обернулся и взглянул на девушку.

- Так. Теперь объясни мне, что происходит.

Гермиона сидела на своей маленькой кухоньке, сжимая в руках кружку горячего кофе и стыдясь поднять глаза на сидевшего напротив мужчину. Она рассказала ему значительно преуменьшенную историю своих взаимоотношений со слизеринцем, опустив детали, которые были слишком уж личными. Но судя по лицу Поттера, эти детали ему удалось додумать самому.

- Ты злишься на меня? – тихо спросила она. – Я знаю, что злишься. Прости меня…

Гарри покачал головой.

- Тебе не в чём извиняться передо мной, Герм — я уже давно вырос из школы. Но я действительно злюсь, что ты позволила этому зайти так далеко.

- Я пыталась прекратить это! Но Драко … я эммм … имею в виду Малфой может быть до жути упрямым!

- Упрямым? – саркастично переспросил Гарри, — он не упрямый, он двинутый! Я работаю с ним в одном из наших проектов. Ему если что взбредёт в голову, это конец – пока своего не добьётся, не успокоится. Мне кажется, ты сама не понимаешь, в какое дерьмо вляпалась.

- Поверь мне, это я уже поняла, — глухо ответила девушка. – Он пытался похитить меня, Гарри! Он сломал мою палочку у меня на глазах! Если бы я не вспомнила про свой старый мобильный, это был бы конец!

Поттер слегка поморщился – как и все мужчины, он не любил, когда женщины начинали драматизировать.

- Сомневаюсь. Мне кажется, он хотел подержать тебя взаперти на время своей помолвки, чтобы избежать скандала. Малфой может и двинутый, но не совсем сумасшедший.

Гриффиндорка вздрогнула – столь простое и логическое объяснение почему-то не пришло ей в голову. Несмотря на всё сумасшествие ситуации, ей хотелось думать, что Драко решился на столь отчаянные меры из-за нежелания расставаться с ней. Собрав остатки и без того достаточно потрёпанной гордости, она выпрямилась и заставила себя посмотреть на друга.

- Какими бы ни были его мотивы, он зашёл слишком далеко. И я не знаю, что мне теперь делать, Гарри. Я … я боюсь его…

Лицо гриффиндорца смягчилось, и он успокаивающе потрепал подругу по руке.

- Успокойся. Я разберусь с этим.

- Как? Ты думаешь, ты можешь каким-то образом повлиять на него?

- На Драко? Нет. На Люциуса – да.

- Что ты имеешь в виду? — изумлённо спросила девушка.

- У меня есть кое-какой компромат на Малфоя. Он сейчас заделался большим политиком, — тут Поттер презрительно усмехнулся, — и ему вряд ли захочется, чтобы всплыли кое-какие детали его прошлого.

Гермиона нерешительно покачала головой.

- Сомневаюсь, что Люциус имеет влияние на Драко. Мне кажется, Драко полностью независим от него.

- Чистокровные волшебники не бывают полностью независимыми от семьи, Герм. Дело тут не в деньгах, а в воспитании. Малфой никогда не пойдёт в открытую против отца, особенно ради …, — тут мужчина запнулся и смущённо замолчал.

Гриффиндока горько усмехнулась.

- Особенно ради своей любовницы, это ты хотел сказать?

Поттер пожал плечами, словно говоря: ты сама это сказала.

- Хорошо, но почему ты так в этом уверен?

- Мне приходится работать с чистокровными. Я их уже успел изучить вдоль и поперёк. Ладно, — Гарри поднялся и взглянул на девушку сверху. – Пора собираться, Герм. Поживёшь на площади Гриммо, пока я не разрулю всю эту ситуацию. Идёт?

- Идёт, — тихо ответила девушка и поднялась из-за стола.

 

 

Они прибыли на площадь Гриммо, когда уже стемнело. Гермиона ожидала увидеть знакомое с детства тёмное мрачное здание, поэтому порядком удивилась, обнаружив, что Гарри полностью поменял интерьер дома и произвёл некоторые технические усовершенствования. Они с Джинни жили там какое-то время, пока не накопили денег на более подходящее жильё.

- Домовика нет, прости, — сказал Поттер, занося её чемодан в одну из спален, — так что тебе придётся делать всё самой. В холодильнике есть кое-какие продукты, но завтра я тебе занесу все, что нужно. Интернет почему-то ловит только на чердаке – так и не доходят руки разобраться с этим. Из дома пока не выходи, договорились?

- Хорошо, — тихо ответила гриффиндорка, — но как же моя работа?

- Позвони и отпросись на неделю. Придумай что-нибудь. Кстати, у тебя какая палочка была?

- Виноградная лоза и жила дракона, 10¾ дюйма.

- Завтра-послезавтра попытаюсь достать такую же, но не обещаю.

Гермиона кивнула и быстро утёрла рукой навернувшиеся на глаза слёзы. Потом подошла к Гарри и обняла его, уткнувшись в широкое плечо.

- Спасибо тебе. Ты – настоящий друг, Гарри, я не знаю, как и благодарить тебя. Прости, что втянула тебя в это.

Поттер смущённо кашлянул и неловко потрепал подругу по волосам.

- Не извиняйся, Герм. Мы же друзья, я бы никогда не оставил тебя в беде. Ты же знаешь.

- Да, я знаю… — прошептала девушка, — Гарри …

- Что?

- Не рассказывай об этом никому, даже Джинни. Я … Мне так стыдно…

- Могла бы и не говорить, — хмыкнул мужчина, осторожно отстраняя женское тело от себя. Одно мгновение он с любопытством рассматривал её лицо, словно видел его впервые. Потом неожиданно щёлкнул её по носу, словно двенадцатилетнюю девчонку.

- Выше нос, подруга! Мы и не из таких неприятностей выпутывались!

Гермиона растянула губы в улыбке и проводила мужчину до двери. Потом повернулась и посмотрела на пустую гостиную. Неделя. Неделя наедине с собой, со своими мыслями и уязвлённой гордостью. Она бы предпочла четвертование.

 

На следующий день Гарри занёс продукты, а также сообщил, что ему удалось заказать ей такую же палочку. Он заскочил к ней в середине своего перерыва на ланч, поэтому очень торопился. Уже у двери он обернулся и сказал:

- Да, знаешь … Ко мне сегодня Малфой заходил.

Гермиона испуганно распахнула глаза:

- Драко???

- Ага. Явился прямо в испытательный центр в полдесятого.

- И что случилось?!

Поттер пожал плечами:

- Я его отвёл к себе в кабинет, поговорили.

Гриффиндорка раздражённо нахмурилась – даже в таких ситуациях мужчины умели оставаться поразительно немногословными!

- И что?

- Он злой был, как чёрт. Хотел знать, где ты находишься и всё такое.

- И ты сказал???

- Что я дурак, что ли? Я посоветовал ему оставить тебя в покое и сказал, что ты не будешь устраивать скандалов по поводу его помолвки.

- А он что?

Гарри опять пожал плечами:

- Да фиг его знает. Мне кажется, ему не хочется, чтобы Люциус узнал обо всём. Так что возможно обойдёмся без старого козла.

Гермиона опустилась на подлокотник кресла, не замечая, что нервно грызёт ноготь большого пальца. То, что Малфой был зол, её не удивило. Но заявиться вот так просто к Поттеру на работу было чрезвычайно глупо с его стороны! А Драко глупостей обычно не совершает. Что, если Гарри ошибается? Что, если Малфою на самом деле наплевать на мнение отца?

- Успокойся, Герм, — сказал Поттер нетерпеливо. - Потерпи ещё пару дней, всё будет в порядке, я обещаю.

- Хорошо, Гарри. Беги на работу – тебе ещё перекусить надо.

- О.К.! До завтра.

- Пока.

Ситуация действительно разрешилась довольно-таки быстро. Уже в среду она получила звонок от Гарри, который сообщил ей, что Малфой пошёл на компромисс. Он оставит Гермиону в покое, если Люциус останется в неведении об их отношениях и если она, Гермиона, не будет «делать никаких глупостей».

- Он так и сказал? – с болью спросила девушка.

- Ага. Ты же не будешь, да?

- Я не понимаю, о каких глупостях идёт речь, — устало ответила она. — Если он боится, что я начну делать публичные заявления или что-то в этом роде, то может быть спокоен – мне это нужно не больше, чем ему.

- Вот и отлично. Ты всё же посиди пока на площади Гриммо до пятницы на всякий случай, хорошо?

- Хорошо, — глухо сказала гриффиндорка в трубку, — спасибо тебе за всё, Гарри.

- Не за что, Герм. Я завтра заскочу к тебе.

- Тогда до завтра.

Девушка положила трубку и обессиленно откинулась в кресле. Почему так хочется плакать? Даже не плакать, а реветь, как белуга, до потери голоса. С ней ведь всё будет в порядке, на следующей неделе она сможет выйти на работу, и всё пойдёт по старому, всё будет хорошо … Но где-то в глубине души она знала, что нет, не будет. Можно скрыть боль и горечь от других, но от себя-то их не скроешь. Боже, какой же наивной дурочкой она была! Влюбилась в этого холодного слизеринца, о чём-то мечтала на что-то надеялась… А он так легко выбросил её из своей жизни, словно ненужную тряпку.

Он… стыдился её. Гермиона закрыла лицо руками и тихо застонала. Мерлин, он стыдился её. Как же больно было думать об этом! Малфой наступил на горло своим принципам, только потому, что боялся огласки. Он не боялся потерять её, он просто не хотел, чтобы кто-либо узнал о его отношениях с нею. Потому что она былагрязной. Магглорожденной. Грязнокровкой.

Утерев бегущие по лицу слёзы, она поднялась и стала мерить комнату шагами, словно это могло унять грызущую изнутри боль. Неужели она думает, что сможет вот так просто выкинуть всё из головы и спокойно жить себе дальше в своей квартирке, ходить на работу, встречаться с друзьями… А он женится на этой роскошной француженке, и забудет о ней, Гермионе, как о страшном сне. Нет. Она этого не выдержит. Ей нужно бежать отсюда. Бежать от этих воспоминаний и от этой боли. Она переедет в Европу или в Азию, в Австралию, куда угодно, лишь бы подальше!

Вдохновлённая внезапной мыслью, девушка остановилась и затаила дыхание. А как же та программа в Нью-Йорке?! Боже, она и думать забыла о ней! Это именно то, что ей сейчас нужно! Она переедет в Нью-Йорк, будет жить в этом огромном шумном городе, работать до потери пульса и сможет выбросить этого проклятого слизеринца из головы точно также как и он вышвырнул её из своей жизни!

Бросившись к лэптопу, Гермиона быстро нашла страничку официального сайта больницы имени Сары Гуд и перешла в раздел «Программы повышения квалификации». И тут же разочарованно нахмурилась – программа для врачей из Европы была приостановлена. Как странно! Закусив губу, девушка пробежалась глазами по страничке, но внятного объяснения так и не увидела. Найдя контактные телефоны, она быстро набрала номер, боясь передумать. Ответа пришлось ждать почти десять минут. Наконец раздражающая музыка в телефоне прекратилась, и она услышала женский голос с сильным американским акцентом:

- Кафедра повышения квалификации госпиталя имени Сары Гуд, чем могу помочь?

- Здравствуйте. Меня зовут Гермиона Грейнджер, я работаю заведующей отделения пострадавших от особо тяжких заклинаний в больнице Святого Мунго, Лондон. Я звоню по поводу программы повышения квалификации для европейских врачей. Могу я узнать, почему программа была приостановлена?

- Прошу прощения, как Вы сказали, Вас зовут?

- Гермиона Грейнджер.

- Гермиона Грейнджер? Та самая?!

Девушка смутилась. Что значит «та самая»?

- Что Вы имеете в виду?

- Вы та самая Гермиона Грейнджер которая воевала с Гарри Потерром против Волан де Морта?

Гриффиндорка почувствовала, что начинает краснеть. Она и представления не имела, что их история известна в США!

- Ну, да … та самая, — смущённо промямлила она в трубку.

В ответ раздалось чисто американское «Уаааауууу».

- Послушайте, — заговорила начавшая терять терпение Гермиона, - так я могу узнать насчёт программы?

- Честно говоря, я не располагаю сведениями насчёт причин приостановки программы, миз Грейнджер. Но я могу связать вас с заместителем мистера Брауна, если хотите.

- Я была бы Вам очень благодарна.

- О.К.!

В телефоне опять зазвучала музыка, и девушка быстро отодвинула трубку от уха. Интересно, не будь она Гермионой Грейнджер, стали бы её связывать непосредственно с заместителем Брауна? Верится с трудом.

Минут через пять в трубке раздался приятный мужской голос.

- Дэвид Бейли слушает.

- Здравствуйте, мистер Бейли. Меня зовут Гермиона Грейнджер, я работаю в больнице Святого Мунго в Лондоне. Я послала вам своё резюме в тот же день, когда услышала о программе от мистера Брауна. Могу я узнать, по какой причине программа была приостановлена, и собираетесь ли вы возобновить её в ближайшем будущем?

- Я прекрасно помню ваше резюме, миз Грейнджер – оно действительно было одним из первых и, честно говоря, я был впечатлён, читая его.

- Благодарю Вас, — ответила польщённая гриффиндорка.

- Но, говоря по правде, я удивлён. Дело в том, что мы выслали Вам приглашение на интервью почтой и по и-мейлу, но ответа не получили. Мы позвонили Вашему начальству, и нам было сказано, что Вы сняли свою кандидатуру с участия в программе.

Гермиона стояла, словно громом поражённая.

- Я никогда не получала от вас никаких писем, мистер Бейли! И уж точно не снимала свою кандидатуру с участия в программе!

Бейли казался озадаченным.

- Должно быть, произошла какая-то ошибка, миз Грейнджер, другого объяснения я не могу найти.

Гермиону затрясло от ярости. Зато она могла!

- Тем ни менее, я рад, что Вы позвонили. Я сообщу мистеру Брауну о случившемся недоразумении, и мы посмотрим, есть ли возможность принять Вас в программу.

- Но разве она не приостановлена? – удивлённо спросила девушка.

- Только для врачей из Европы.

- Но почему?!

- Ну, — Бейли хмыкнул в трубку, — я не могу обсуждать это с Вами, могу лишь сказать, что мы не совсем верно оценили уровень коррупции в европейских медицинских учреждениях.

 

Бушующая от ярости Гермиона появилась в больнице Святого Мунго сразу же, как получила новую палочку. Плюнув на все правила, она трансгрессировала в приёмную Большого Бена и не обращая внимания на протестующую секретаршу, ворвалась прямо в кабинет босса.

Бен сидел за огромным роскошным столом и с умным видом читал лежащий перед ним документ. Когда гриффндорка хлопнула дверью, он подскочил на стуле и поражённо уставился на взъярённую подчинённую.

-Миссис Грейнджер?! Что вы себе, чёрт возьми, позволяете?!

Гермиона так быстро подскочила к столу, что он в испуге отдёрнулся, вылупив на неё свои маленькие поросячьи глаза.

- Это ВЫ что себе позволяете, мистер Хиггенс??? Я звонила в больницу имени Сары Гуд, они сообщили, что звонили Вам по поводу моего интервью, и Вы сказали, что я сняла свою кандидатуру! Я хочу знать, какого чёрта Вы солгали им!

Большой Бен громко засопел, поднялся со своего огромного кожаного кресла и упёрся руками в стол.

- Вы переходите все границы, Грейнджер. Я не обязан ничего объяснять Вам.

Девушку обожгло злостью, и она выставила против него свою палочку, стиснутую в трясущейся руке.

- Что? – прошипела она, — Вы снимаете меня с программы без моего согласия, и считаете, что ничего не обязаны объяснить мне?! Да я Вас в порошок сотру! Вы не имели никакого права! Я так этого не оставлю, Бен! Я обращусь к министру магии и, если понадобиться, найму адвоката! Я мокрого места от Вас не оставлю!

Бен яростно раздул ноздри и стал медленно наливаться кровью.

- Да как ты смеешь, маленькая дрянь! – выплюнул он сквозь зубы. – Давай, иди к министру, получишь там от ворот поворот в два счёта! Думаешь, я чьи приказы тут исполняю?!

- Что??? – Гермиона изумлённо смотрела на грузного мужчину, — с какой стати министру интересоваться такими мелочами?! Что Вы мне мозги пудрите!

- Там и пудрить нечего, если ты считаешь это мелочами, Грейнджер! Да ты представляешь, какие деньги здесь крутятся?! Этот вопрос на уровне Европейского Совета решался к твоему сведению! Ты знаешь, сколько наших больных уплывает в Штаты на лечение? Нет? Так я тебе скажу – почти половина! А это, денежки, Гермиона! Денежки, которые могли бы быть нашими! Совет собирался построить один единственный центр на всю Европу и закупить оборудование у американцев, пока они не забраковали кандидатуры наших врачей!

- Они не забраковали МОЮ кандидатуру! – закричала Гермиона прямо в лицо боссу, — только Я почему-то ничего об этом не знала!

- Мы нашли лучшую кандидатуру!

- Да что ты? И кого же, можно узнать?!

- Теодора Нотта!

- Что? – от изумления гриффиндорка выпучила глаза, — Теодора Нотта?

- Да! Он — отличный колдомедик!

- Да он же телевизор от компьютера отличить не может, и вы собирались послать его в центр, где врачи работают на маггловских технологиях??? У вас что, мозги совсем набекрень поехали?!

- Ты думаешь, я этого не понимаю? — заорал Большого Бена. – Я, по-твоему, дурак? Я получил приказ, Грейнджер!

Гермиона отдёрнулась, поражённая внезапной мыслью и сжала зубы, с ненавистью глядя на босса.

- Ах, значит он – отличный колдомедик? Именно поэтому вы предпочли его мне, а Бен? А может, это потому, что он чистокровный, а я — нет?

- Это тут не причём, — буркнул Бен, утомлённо усаживаясь обратно в кресло.

- Да ну? Я давно заметила, что у нас чистокровные на всех высоких постах! Удивительно ещё, что Вы назначили меня на место заведующей! Чёрт возьми, Бен, вам от самого себя не тошно?

- Придержи язык, девчонка! – прогремел мужчина. – Я – подчинённое лицо так же, как и ты. А в отношении тебя, Грейнджер, у меня вообще был отдельный разговор с министром!

- О чём вы говорите?!

Бен снова засопел и откинулся на спинку кресла.

- Я не знаю, в какое дерьмо ты вляпалась, дорогуша, но за тобой следят, причём уже давно. Мне было приказано отсылать твоё расписание по определённому адресу, а также постоянно приходили указания насчёт тебя. Как будто у меня других проблем нету!

Гермиона замолчала. Значит, её догадки насчёт Малфоя были верны — он действительно пользовался своим влиянием, чтобы подстраивать её работу под себя! Ублюдок!

- Вы не имели права так поступать со мной, Бен.

- У меня не было выбора. У меня семья, Грейнджер! Мне нужна эта чёртова работа!

Помолчав, он с надеждой спросил подчинённую:

- Ты теперь уволишься?

Гермиона злорадно усмехнулась:

- Чёрта с два вам! Я добьюсь, чтобы меня приняли в эту программу, чего бы мне это не стоило!

 

Глава 12.

Гермиона открыла дверь маленькой нью-йоркской квартирки, которую делила с одной из своих коллег и поставила пакеты с продуктами на пол. Входная дверь открывалась сразу в крохотную кухоньку, совмещённую с гостиной. Спальни было две – та, которая была поменьше, принадлежала Гермионе. Ванная комната, конечно же, была общей. Когда девушка увидела квартирку в первый раз, она была шокирована – ей ещё никогда не приходилось жить в настолько ограниченном пространстве. Но с тех пор прошло более шести месяцев, и она уже успела привыкнуть. Госпиталь имени Сары Гуд предоставлял работающим по программе врачам бесплатное жилье, но оно находилось на Лонг- Айленде, в то время как сама больница была расположена на Манхэттене, так что девушке пришлось немало постараться, чтобы найти жильё по подходящей цене неподалёку от работы. На её удачу, одна из врачей искала сожительницу, и Гермиона ей подошла.

Коллега сначала показалась девушке немного эксцентричной, но, несмотря на это, они довольно-таки хорошо сошлись. Возможно, причиной тому было то, что Гермиона проводила на работе дни и ночи, появляясь дома только в те вечера, когда у неё не было дежурств. Она начала программу позже, чем другие врачи, так что ей пришлось многое навёрстывать, в том числе посещать лекции, предназначенные для интернов, на которых она чувствовала себя довольно неловко, поскольку многие из них знали её в лицо и не упускали случая попросить сфотографироваться с ними или получить автограф. Нагнав коллег по необходимому количеству теоретических часов, она тем ни менее продолжала работать всё в том же бешенном ритме. С утра у них были лекции и семинары, во второй половине дня они работали в госпитале или в исследовательском центре и четыре раза в неделю оставались на ночные дежурства. Гермиона выбирала самые тяжёлые дежурства, а свободные вечера проводила зарывшись в библиотеке. Также она записалась на онлайн курс медицинского менеджмента, преподаваемого на одной из кафедр Нью-Йоркского института Магической Медицины, что не входило в её программу. Через некоторое время она стала замечать, что её поведение раздражает многих из её коллег, но ей было плевать. Она должна была работать, чтобы добиться цели, которую поставила перед собой полгода назад, в спешке покидая родную Англию.

Воспоминания всё ещё жгли её изнутри, не давая расслабиться ни на минуту. Чёрт её раздери, если она не будет лучшей на этом курсе! Они пожалеют, что посмели пренебречь ею! Что посмели выбрать другого, только потому, что тот был чистокровным!





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...