Главная Обратная связь

Дисциплины:






Иран в годы I мировой войны



Иран в новое время

 

Иран в XVII – в первой половине XVIII вв. Упадок и гибель династии Сефевидов.

Иран во второй половине XVIII. Утверждение династии Каджаров.

Иран в I половине XIX в. Бабидские восстания.

Превращение Ирана в полуколонию.

Иранская революция 1905-1911 гг.

Иран в годы I мировой войны.

Во времена сефевидского правителя Аббаса I и его первых преемников Иран, выйдя из длительной полосы феодальных усобиц, народных волнений, завоевательных походов, разрушительных внешних вторжений, демонстрировал в I половине XVII в. определённые успехи в хозяйственной сфере, сравнительное социальное и политическое спокойствие, налаживание отношений с соседями, даже первые и в-общем то мирные контакты с европейцами.

Во второй половине XVII всё сменяется упадком. Вторжения афганских и турецких завоевателей привели к опустошению ряда районов Ирана.Завоевательные войны самих иранских феодалов и феодальные усобицы XVIII в. ещё больше ослабили Иран. Вновь на долгие годы на гигантских просторах разносились топот конских масс, лязг оружия, предсмертные крики умирающих, стоны угоняемых рабов, треск сгорающих в огне строений… Сама обстановка облегчала проникновение в Иран европейских капиталистических торговых компаний и укрепление их позиций.

Основную массу населения составляли феодально-зависимые крестьяне (райяты). Формально райяты считались лично свободными наследственными держателями земли. Фактически же, будучи обязаны выполнять различные феодальные повинности, платить налоги по месту жительства и не имея права покинуть его без разрешения, находились на положении крепостных.

Кочевники жили несколько свободнее, чем оседлое крестьянское население. У них продолжали сохраняться патриархальные порядки и традиции, которые в известной мере ограничивали власть ханов. Кочевники платили незначительные налоги, а при условии несения военной службы были совершенно освобождены от них.

Население городков было малочисленным. Они почти ничем не отличались от больших деревень, население их занималось преимущественно сельским хозяйством. Ремесленников было немного. Занятие одним лишь ремеслом не обеспечивало их существования, приходилось заниматься садоводством, огородничеством. В крупных городах (свыше 10 тысяч жителей – их всего 2 десятка) ремесленники объединялись в цехи по роду занятий.

Городское население платило многочисленные налоги и выполняло повинности. Кроме основного налога, ремесленники и купцы платили арендную плату за наём лавок, караван-сараев, высокий сбор за продажу товаров, налог на содержание базарного смотрителя, сторожей, полиции и т.д. Ремесленники и купцы должны были содержать проезжающих послов, чиновников. Очень обременительными были поставки для армии и подарки правителям, работы по благоустройству дорог, мостов, дворцов, мечетей и др.



Сефевидское государство, достигшее своего расцвета в правление шаха Аббаса I, было ещё достаточно сильным до концы 60-х гг. XVII в. Сефевиды ещё вели активную внешнюю политику. Но уже заявили о себе признаки упадка их державы. Что же расшатывало скрепы этого ещё вчера опасного для соседей государственного образования? Устои государства расшатывались главным образом восстаниями в собственно иранских областях и освободительными движениями покорённых Сефевидами народов. Немалую роль сыграло уменьшение размеров шахского домена с связи с передачей части земель в руки феодальной знати, рост сепаратистских тенденций окраинных феодалов, произвол шахских чиновников. Усиливался налоговый гнёт. Постоянно нуждаясь в денежных средствах, правительство увеличило поборы с купечества. Это стало одной из причин сокращения торговли и переселения многих купцов, главным образом армянских, в Россию и Индию. В результате разорения крестьян и мятежных областных правителей доходы государства резко сократились. В шахской казне не осталось средств даже на выплату жалования войску. Обо всех этих сюжетах весьма подробно и образно докладывал российский посол, известнейший в России XVIII в. государственный деятель Артемий Волынский.

В 1701 г. были повышены старые и введены новые налоги. Было предписано повторно собрать налоги за три предшествовавшие года. Эта налоговая кампания провалилась.

Социальная база Сефевидов заметно сузилась. Монархия потеряла поддержку военно-феодальной знати племён. Племенные ханы владели обширными земельными массивами, целыми областями на условиях временного и обусловленного службой держания. Теперь, пользуясь ослаблением центральной власти, они стремились превратить свои владения в полную собственность. Мятежи феодалов, отпадение отдельных провинций – обычная картина политической жизни Ирана в конце XVII – начале XVIII вв.

В оппозиции к Сефевидам было также купечество, доходы которого уменьшились вследствие сокращения и внешней, и внутренней торговли.

Христианское духовенство Армении и Грузии, суннитское духовенство Азербайджана, Дагестана и Афганистана перешло в оппозицию шахской власти, которая проводила политику религиозной нетерпимости, насаждая религиозные воззрения шиитов. Но и шиитское духовенство было недовольно тем, что и его обложили налогами.

Однако основной причиной ослабления Сефевиской державы были многочисленные народные восстания, вызванные невыносимой эксплуатацией, произволом и жестокостью правительства и местных князей. И опять-таки можно вспомнить убедительные свидетельства А. Волынского.

В апреле 1717 г. в Исфагане вспыхнуло восстание в связи с резко поднятыми ценами на хлеб. Восставшие ворвались во дворец, шаху пришлось спасаться бегством. На вассальных территориях государства (Грузия, Азербайджан, Армения, Дагестан, Афганистан, индийский Пенджаб и др.) разливались освободительные движения. Они были направлены против господства иранских феодалов, являлись ответом на усиление экономического, политического и национального гнёта. Эти освободительные движения были неоднородны. В них прослеживаются два течения. К первому принадлежали крестьяне, городские низы, рядовые кочевники, боровшиеся за социальное освобождение. Ко второму – местные светские и духовные феодалы и купцы, защищающие свои социальные привилегии. Освободительные движения народов сплошь и рядом переплетались с сепаратистскими выступлениями феодалов, которые часто оказывались во главе выступлений и преследовали свои цели.

Роковым для Сефевидского государства явилось восстание афганского племени гильзаевв городе и окрестностях Кандагара в 1709 г. Возглавил его глава племени Мир-Вейс. Восстание сначала привело к отпадению Афганистана, и тут же феодальная афганская верхушка бросила все силы против иранских правителей. Исфаган был захвачен, сефевидский хан низложен, правителем Ирана стал выходец из Афганистана упомянутый Мир-Вейс. Так бесславно закончилась сефевидская эпоха в Иране.

На несколько лет Иран оказался под властью афганских завоевателей. Их семилетнее господство сопровождалось кровавыми расправами и ограблением населения. Крестьяне и городская беднота не прекращали борьбы в течение всего их владычества. В конце концов афганцы вынуждены были просто покинуть большинство городов. Дни их владычества заканчивались.

 

* * *

На гребне освободительной борьбы выдвинулся Надир,выходец из одного туркменского племени. Удивительная это была личность. В молодости удачливый атаман разбойничьей шайки, затем - солдат-наймит, далее – феодальный владетель туркменского Хорасана, талантливый полководец и государственный ум. Именно он завершил военную эпопею изгнания афганцев из Ирана, возвёл на престол годовалого сына свергнутого хана и стал при нём регентом.

Железной рукой подавив всякое сопротивление, изгнав последние отряды афганцев, Надир в течение 1732-33 гг. отвоевал у турок те земли, которые турки захватили, пользуясь недавней смутой на иранской земле. Тогда же по ирано-русскому договору Россия вернула или уступила Ирану значительные территории по Западному и Южному побережью Каспия. К началу 1736 г. Надир установил свою власть на всей территории, ранее входившей в состав Сефевидского государства. В том же 1736 г. он короновался шахом Ирана. Этим событием завершился период деятельности Надира, связанный с освободительной борьбой иранского народа против афганских и турецких завоевателей.

Не откладывая дел на будущее, Надир сразу же взялся за обустройство дел государственных. Прежде всего, он ограничил влияние могущественных феодалов, особенно тех из них, кто не входил в состав хорасанской кочевой группировки. Особенно ослабил он экономические позиции каджарской знати, которая не только не помогала, но и мешала ему решать задачи объединения страны.

Взамен титулов и земельных пожалований областных правителей им установили денежные выплаты из областных казначейств. Нижнее же звено управления не претерпело изменения. Чиновники по-прежнему оставались в наследственном владении местных феодалов. За последними оставалась и земля.

Расширилась государственная собственность на землю. За счёт конфискации крупных поместий, изъятия сопротивлявшихся частных имений, а также земель духовных и благотворительных учреждений. Надир-шах ограничивал влияние высшего шиитского духовенства на государственные дела и стремился превратить духовенство в своё послушное оружие.

По утверждению иранских хронистов тех лет, Надир-шах в первые годы своего правления проявлял заботу об улучшении экономического состояния государства, о восстановлении городов и разрушенных ирригационных систем, об оживлении торговли, о заселении пустующих земель. Последующие поколения историков, однако, замечали, что все эти мероприятия были явно недостаточны по своим масштабам, осуществлялись за счёт разорения других областей, что они преследовали ограниченные, главным образом политические и военные, задачи.

Весь период правления Надир-шаха (1736-47 гг.) отмечен непрерывными захватническими войнами. В 1737 г. войска шаха осадили афганский Кандагар. Город был разграблен и разрушен. А попутно – ряд других афганских городов, в том числе и те, которые в те времена входили в состав Могольского государства (Кабул и другие). Затем был предпринят крупный поход в Индостан. Столица индийских Моголов, Дели, подверглась насилиям и грабежам. Захватив огромную добычу (золото, драгоценности, пленные ремесленники, скот), Надир покинул Индию, но по мирному договору присоединил к своей державе северо-западные области Индии.

Далее был предпринят поход в Среднюю Азию. Войска Надира захватили Бухарское и Хивинское ханства. В первой половине 40-х гг. войска Надира находилось в горах Дагестана, где шах пытался свирепыми мерами, а также с помощью подкупов сломить сопротивление местных племён. Шахское войско, основательно потрёпанное в многочисленных стычках с горцами, вынуждено было уйти из Дагестана.

В результате завоевательных походов Надир-шах создал огромную феодальную империю. В неё были включены многие народы и племена, чуждые друг другу по языку и культуре, состоявшие на различных ступенях общественного развития. В состав империи, помимо Ирана, входили Армения, Грузия, часть Дагестана, Азербайджан, Афганистан, Хивинское и Бухарское ханства, значительная часть индийской территории. Некоторые из этих территорий были превращены в провинции державы Надира, другие существовали на правах вассальных территорий.

В целях укрепления империи Надир пытался провести религиозную реформу. Он пытался ввести такой культ, который объединил бы мусульман (шиитов и суннитов), христиан и евреев. Попытка потерпела полную неудачу. Да и вряд ли возможно с помощью религиозного инструментария обеспечить полную внутреннюю стабильность государственного механизма. Куда более надёжными факторами единения являются социальные.

Захватнические войны Надир-шаха обогащали только феодальную верхушку Ирана. В 1739 г., после захвата в Индии грандиозной добычи, шах объявил, что все жители страны освобождаются от налоговых тягот на три года. Указ, однако, остался простой бумагой. Шах содержал своё огромное войско, не прикасаясь к награбленным в Индии сокровищам. Все прежние налоги остались в силе, а в связи с возобновившейся ирано-турецкой войной и увеличены. Чиновники фиска получили приказ взимать налоги и недоимки, не останавливаясь перед самыми жестокими мерами. Даже кочевники поголовно приписаны к податному населению, хотя эти племена не освобождались и от военной службы.

Налоги собирались с помощью войска. Историограф Надир-шаха Мухаммед-Казимписал, что налогоплательщиков подвергали пыткам, ослепляли, обезображивали. «У всякого, кто не доставлял установленной суммы, сборщики продавали жену и детей европейским и индийским купцам».

Результатом роста налогового бремени и усиления феодальной эксплуатации явились многочисленные народные восстания. Поднялись дагестанские, курдские, среднеазиатские племена, кочевники центральных провинций. Подавление восстаний требовало от феодального государства колоссального напряжения и подрывало его силы.

Сокрушительный для империи Надира удар пришёл с западных и северо-западных частей его великого государства. Сигнал подали освободительные движения в Азербайджане и Дагестане. Даже сам Надир с его опытом не смог справиться с этими выступлениями. Афганистан, Средняя Азия и другие завоёванные страны тоже были охвачены непрерывными волнениями. По свидетельству английского купца Джона Хэнвея, области, где прошли шахские каратели являли собой страшное зрелище разрушения и нищеты. Города и деревни были разорены, население их сократилось в несколько раз. Разрушенные и заброшенные поселения стали приютом для разбойников и диких зверей. Все перечисляемые события имели место в 40-х гг. XVII в. Летом 1746 г. вспыхнуло крупное восстание в Курдистане. Надир сам возглавил карательную экспедицию. Историограф Надира сообщил: «Направляясь из одной местности в другую, он повсюду убивал виновных и невинных, знатных и бедных, везде сооружал пирамиды из человеческих голов; не было ни одной деревни, жители которой не испытали бы на себе гнева Надира».

Надир планировал арестовать и предать мучительной смерти курдских вельмож и военачальников. Но последние его опередили. Они убили самого Надира. Бывшие в ханском войске афганцы, захватив часть сокровищ и орудий Надира, ушли в Кандагар и основали независимое афганское государство. Так рухнула наводившая страх на окрестный мир тираническая держава. Рухнула, ибо не имела общей хозяйственной и политической базы, напрочь игнорировала интересы подвластных стран и народов, нетерпимо жестоко управляла и своим народом. Империя раскололась на несколько враждовавших между собой больших и малых феодальных владений.

 

* * *

После убийства Надира не только неиранские территории отпали и стали самостоятельны, но даже и собственно иранские области являли собою картину ожесточённой междоусобной борьбы, которая с некоторыми перерывами продолжалась до конца XVIII в.

Настоящим бичом для населения была рассеявшаяся армия Надира. По стране бродили сотни мелких отрядов и разбойничьих шаек, которые нападали на деревни, грабили крестьян, уводили их в плен и продавали в рабство. Ирригационные сооружения разрушались. Посевная площадь резко сократилась. Неурожайные годы следовали один за другим. Сократилось поголовье скота. Население вымирало от голода, и многие районы совершенно обезлюдели.

Не меньше пострадало и городское торгово-ремесленное население. В последние годы правления Надира городские ремесленники были обязаны работать на его великую армию. У них отбирался весь наличный запас товаров и сырья. В связи с сокращением сельскохозяйственного производства ремесленники лишились некоторых видов сырья (хлопок, шкуры, шёлк-сырец и др.). Торговля, как внутренняя, так и внешняя, почти полностью прекратилась.

Многие города, задавленные налоговым прессом, обезлюдели и перестали быть центрами хозяйственной деятельности. Жители городов покидали свои жилища и переселялись в Турцию и Россию. В 1772 г. в Исфагане, который при Сефевидах по численности населения соперничал с Константинополем (500-600тыс.) осталось всего 40 тыс. жителей. Не менее удручающую картину являли и другие города. История донесла до нас немало сведений об убийственных в их жестокости фактах иранского прошлого. Особенно сильно пострадали армянские торговцы. Почти все они лишились своих имуществ. Многие из тех, кто не успел бежать, были убиты или проданы в рабство. Например, в городе Хамадане было несколько тысяч армян, осталось всего 300. В городе Казвине из 12 тыс. домов не разрушенными осталось не более тысячи.

Политическая обстановка в Иране тоже оставалась чрезвычайно напряжённой. На престол был возведён Алиль-Хан. Он издал указ об освобождении населения от государственных налогов. Сбор недоимок за прошлые годы был прекращён. Кроме того, новый шах приказал вернуть земли прежним владельцам. Но на престоле просидел всего один год. Был свергнут и убит своим братом Ибрахим-ханом.

В последующие годы за иранский престол боролось несколько претендентов. В 60-х гг. XVIII в. на двадцать лет утвердился Керим-хан Зенд. В период его правления в стране наступило относительное спокойствие. Он положил конец междоусобной борьбе. Его полководцы вели войны лишь с внешними врагами. Наиболее крупным военным событием была успешная война с Османской империей.

Керим-хан добился и некоторых успехов в преодолении хозяйственной разрухи внутри страны. Он издал указ о сокращении государственных налогов и уменьшении феодальных сборов с крестьян. Сельское хозяйство понемногу начало восстанавливаться: крестьяне возвращались в покинутые деревни, возводить новые ирригационные сооружения, исправляли разрушенные; несколько расширились посевные площади. После глубокого упадка поднялись ремесло и торговля. В столицу по приказу Керим-хана со всей страны были собраны лучшие мастера. До сих пор в Ширазе (столице того времени) сохранились возведенные тогда дворцы, мечети, мавзолеи, базар).

Керим-хан вёл борьбу с разбоями на торговых путях и пытался расширить внешнюю торговлю Ирана предоставлением некоторых льгот иностранцам. Современники отметили, что Керим-хан не любил европейцев, но в интересах развития внешней торговли пошёл на уступки англичанам, заключив с ними торговый договор.

Передышка, полученная Ираном в правление Керим-хана, была кратковременной. После его смерти (1779 г.) правители сменялись один за другим. Резко активизировались племена каджаров, руководимые Ага-Мухаммедом. После ряда военных походов он сверг недолговечную династию Зендов и провозгласил себя ханом. Так утвердилась в Иране династия Каджаров, правившая страной в течение всего XIX в. и в первые десятилетия XX в.

 

* * *

К концу XVIII вв. – началу XIX вв. Иран был ослабевшим и раздробленным феодальным государством. Более половины населения собственно Ирана составляли различные иранские племена, свыше четверти – азербайджанцы. Кроме того, в Иране проживали туркмены, арабы, курды и др. Около трети населения вело кочевой образ жизни.

В основе господствовавших феодальных отношений лежала феодальная собственность на землю. Как, допустим, в Индии верховным собственником всей земли, воды, скота, инвентаря считался шах. Однако фактически в распоряжении шаха находился лишь его домен, доходы с которого шли на содержание двора, войска, центрального правительственного аппарата. Большинство же земель было ленными владениями феодалов (правда, владение ленами в начале XIX в. всё меньше связывалось с несением военной службы шаху). По сути дела к такой же категории относились и земли кочевых племён. Ими распоряжались племенные ханы. Довольно значительную часть земель составляли вакуфы. Формально они принадлежали мечетям и святым местам, но фактически были собственностью духовенства.

Помимо этих основных форм земельных владений, существовали ещё земли в частной собственности помещиков, иногда – купцов. Собственность на эти земли не была связана с какими-либо вассальными обязанностями по отношению к шаху. В отдельных случаях даже встречалась крестьянская частная собственность на земельный участок.

На земельных владениях всех категорий крестьяне подвергались тяжёлой феодальной эксплуатации. Действовало правило, по которому крестьянин мог оставить себе лишь пятую часть собранного урожая (остальное – плата за землю, воду, рабочий скот, семена). Кроме того, существовали ещё и иные налоги в пользу государства и хана-помещика.

Формально крестьянин считался свободной личностью. Но долговая кабала, недоимки, неограниченная власть ханов делали его закрепощённым и лишали возможности уйти из привычной сферы производственной деятельности. Бежавших крестьян силой возвращали на старые места. Жестокая эксплуатация отнюдь не способствовала прогрессу сельского хозяйства.

Как и в других странах Азии крестьяне зачастую сочетали земледелие с домашним ремеслом (ткачеством, производством ковров и т.п.). В иранских городах имелось развитое ремесло, сохранившее средневековую, т.е. цеховую организацию. Существовали и мануфактуры с применением наёмного труда. Часть продукции (ткани, ковры, изделия из железа и меди) вывозилась за границу. Довольно развита была и внутренняя торговля. Ею занимались мелкие и средние купцы, объединённые в гильдии. Как видим, налицо известные предпосылки для развития капиталистических отношений. Но раздробленность страны, частые ханские мятежи, произвол феодальных правителей были факторами, тормозившими развитие нового.

Мы уже отмечали, что в результате длительной междоусобной борьбы различных ханских группировок в конце XVIII в. в Иране утвердилась династия Каджаров. Иран делился на 30 областей, которыми управляли сыновья и родственники шаха. Правители областей были почти самостоятельными князьками. Они собирали в свою пользу налоги и пошлины, некоторые даже чеканили монету. Нередко между ними вспыхивали конфликты и вооружённые столкновения из-за спорных территорий. Большую роль в политической жизни играло мусульманское духовенство. В большинстве своём иранские мусульмане-шииты. Они отрицали святость Сунны и не признавали халифов (в то время это имя носили турецкие султаны, объявившие себя главой мусульманства).

Суд носил религиозный характер. Малейшее сопротивление жестоко каралось, причем самым распространённым наказанием было выкалывание глаз. И особенно тяжелым было положение порабощённых стран. Например, Грузии, которая буквально истекала кровью под ударами иранских сатрапов.

Таков был внутренний уклад в Иране, когда и на его долю выпали первые серьёзные контакты с европейскими державами. Хотя голландская и английская Ост-Индские компании ещё в XVII в. создали свои фактории на побережье Персидского залива, а в начале XVIII в. торговые договоры с Ираном заключила Франция, Иран не играл ещё важной роли в колониальной политике европейских держав. Но с самого начала XIX в. он оказался втянутым в орбиту агрессивной политики Англии и Франции. В те годы Иран привлекал европейцев прежде всего как важный стратегический плацдарм в острой борьбе, которую они вели между собой в Азии. Кроме того, Иран уже начал интересовать английскую буржуазию как рынок сбыта товаров.

В 1800 г. англичане добились подписания выгодного для себя политического и торгового договора с Ираном. Шах обязался оказать Англии военную помощь в случае англо-афганского столкновения и не допускать в Иран французов. В свою очередь англичане обещали снабжать Иран оружием в случае военных действий против Франции или Афганистана. Договор давал англичанам важные торговые привилегии. Английские купцы получили право свободно, не платя налогов, селиться во всех иранских портах и ввозить английское сукно и металлические изделия.

В начале XIX в. немалой остроты приняли противоречия между Ираном и Россией. Причины таковы. В 1801 г. Грузия присоединилась к России. В русское подданство перешёл ряд ханств Дагестана и Азербайджана. Среди правящих кругов Ирана сильны были реваншистские настроения, чем незамедлительно воспользовались Англия и Франция, они буквально натравливали Иран на Россию.

В 1804 г. началась русско-иранская война. Шах потребовал у англичан обещанной помощи. Однако Россия в то время была союзницей Англии против Наполеона. В этих условиях Англия опасалась открыто помогать Ирану против России. Ситуацией воспользовалась французская дипломатия. Был подписан ирано-французский договор, по которому шах обязывался прервать все отношения с Англией, склонить Афганистан к совместной войне с Англией, оказать французам всемерную помощь в случае их похода через иранскую территорию на Индию, открыть все порты Персидского залива для французских военных кораблей. Французским купцам предоставлялись самые широкие привилегии. В свою очередь Франция обязалась реорганизовать на европейский лад иранскую армию.

Однако с подписанием Тильзитского мира Россия стала союзницей наполеоновской Франции. Тут же в Иран прибыли две английские дипломатические миссии (из Дели и Лондона). По новому англо-иранскому договору шах обязался порвать всяческие отношения с Францией, а Англия – ежегодно, пока продолжается война с Россией, выплачивать Ирану крупную денежную субсидию. Иран заполучил оружие и английских военных специалистов.

Между тем затянувшаяся война закончилась поражением Ирана. В 1813 г. был подписан Гюлистанский мирный договор. Иран признал присоединение Грузии к России, а также включение в состав Российской империи Дагестана и Северного Азербайджана. Россия получила исключительное право иметь военный флот в Каспийском море. Русские купцы могли свободно торговать в Иране, а иранские – в России.

Английская дипломатия и после этого не смирилась, всё так же подталкивая Иран к реваншу. Она добилась подписания с Ираном нового договора, буквально осыпав шаха своими обещаниями. Вскоре власти Тегерана потребовали пересмотра Гюлистанского договора и возвращения азербайджанских ханств. В 1826 г. началась новая война, которая привела к поражению Ирана. Туркманчайский договор включал в состав России Восточную Армению. Подтверждалось исключительное право России иметь военный флот на Каспии. Русские купцы получили право свободно торговать по всему Ирану. На них распространялось право экстерриториальности и консульской юрисдикции.

Туркманчайский договор положил конец русско-иранским войнам. Он, как вы заметили, включал в себя и статьи, которые закрепляли неравноправные отношения и обязательства сторон. Влияние России в Иране значительно возросло. Политика НиколаяI поставила в сложное положение первого русского посла в Иране А.С. Грибоедова. Тегеран не мог найти деньги для выплаты контрибуции. Николай I давил на своего посла. Этим воспользовались англичане и представители иранского духовенства, развернувшие травлю русского посла. Толпа фанатиков 11 февраля 1829 г. разгромила русское посольство в Тегеране и растерзала Грибоедова. (Правда, пытливый читатель может встретить и другое. Отдельные историки замечают, что и Грибоедов не всегда руководствовался нормами высокой дипломатии, допускал немало спеси и высокомерия. Попробуйте разобраться сами).

Недавние утраты иранские власти решили компенсировать захватом афганского княжества Герат. Англия уже строила планы захвата всего Афганистана, поэтому заняла антииранскую позицию, даже пригрозила войной и разорвала дипломатические отношения. Под угрозой военного столкновения Иран пошёл на уступки. В 1841 г. был подписан очередной англо-иранский договор. Он предоставил англичанам право экстерриториальности и освобождение от уплаты внутренних пошлин. Англия, а затем и другие европейские страны получили привилегии, которыми пользовалась Россия по Туркманчайскому договору. Но Англия, самая развитая в то время промышленная держава, в гораздо большей степени могла их использовать для экономического порабощения Ирана. Англо-иранский договор открыл иранские рынки для вторжения британского капитала и положил начало превращению Ирана в полуколонию

Экономический и политический упадок Ирана в XVIII в. облегчал вторжение колонизаторов. В свою очередь вторжение иностранного капитала ещё больше обостряло кризис феодального Ирана. Иранское ремесло и домашняя промышленность не выдерживали конкуренции английских фабричных товаров. Тысячи людей теряли работу и разорялись. Вымирали зачатки мануфактурного производства. Иностранные торговые фирмы душили местную торговлю. Возросла потребность ханов в деньгах. Часть феодальных повинностей в деревне стала взыскиваться в денежной форме и в увеличенном размере. Крестьяне толпами бежали в города. Усилились разложение и продажность феодального государственного аппарата. Всюду царили взяточничество и коррупция.

Всё это усиливало возмущение в различных слоях иранского общества, особенно на нижних его этажах. Народ ответил революционным выступлением, которое вошло в историю под названием бабидских восстаний.

 

* * *

Выступление бабидов развернулось под религиозным знаменем. В начале XIX в. в стране сложилась мусульманская секта шейхитов. Её последователи верили, что скоро должен явиться мессия – Махди, «чтобы установить на земле справедливость после того, как она будет переполнена несправедливостями и притеснениями». А перед этим появится человек, через которого находящийся в потустороннем мире Махди сообщит людям свою волю. Этот человек будет играть роль ворот (по ирански «баб»), соединяющих Махди с людьми.

В 1844 г. некий Али-Мухаммед, выходец из семьи торговцев, провозгласил себя Бабом. Он издал книгу «Откровение», написанную в подражании Корану. Она стала священной книгой бабидов.

Баб утверждал, что каждой эпохе истории человечества соответствует своя религия, изложенная пророками в соответствующих священных книгах. Такими священными книгами были Библия, Евангелие, Коран. Теперь наступила эпоха новой религии и новой священной книги. Однако представители власти и высшее духовенство не хотят расстаться со старыми порядками, поэтому земля переполнена «несправедливостями и притеснениями». Баб призвал создать на основе новой религии священное царство бабидов, утверждая, что первоначально оно будет создано в Иране.

Это будет царство равенства всех людей, равноправия мужчин и женщин. Все иностранцы, все иранцы, не принявшие новой религии, должны быть изгнаны из «священной страны», а их имущество конфисковано и разделено. Ряд предложений Баба был адресован купечеству (обязательная уплата долгов, признание ростовщичества справедливым делом, право выезда для торговцев из царства бабидов, введение единой денежной системы т.п.).

Баб и его сторонники пытались склонить на свою сторону самого шаха, высшее духовенство, но оказались за решёткой. После этого они обратились непосредственно к народным массам. Проповедью равенства, призывом к созданию общества справедливости бабувисты завоевали симпатии ремесленников и крестьянства. Эта сторона бабидской пропаганды отражала общий протест народных масс против угнетения и обездоленности. Некоторые из бабувистов стали выпячивать антифеодальные, демократические элементы учения основоположника. Так выходец из крестьянской семьи мулла Мухаммед – Али учил, что с наступлением бабидского царства иранцы будут свободны от выполнения феодальных повинностей и уплаты налогов. Он звал к отмене частной собственности и установлению общности имуществ.

Первые раскаты бабидских восстаний прогремели в 1848 г. на северо-западе страны. Вооруженные бабиды ушли в горы, неподалеку от города Зенджан создали мощную крепость и стали осуществлять планы «царства справедливости». Во главе движения стоял упомянутый мулла Мухаммед-Али.

Имущество собравшихся в крепости объявлено общим достоянием. Все бабиды обязаны были работать на строительстве укреплений, изготовлять оружие, выполнять другие работы. Питались из общего котла. Окрестные крестьяне поставляли бабидам продовольствие, лошадей, коров, овец, фураж. Вскоре во многих районах Ирана начались волнения. Ханы и духовенство из городов и поместий бежали в горы. Правительственные войска блокировали очаг восстания, но долго не могли добиться успеха. Только после того, как у восставших иссякли запасы продовольствия, они сдались под обещание сохранить им жизнь. Но все были вероломно перебиты шахскими войсками.

После этого начинается второй этап бабувистского движения. Оно охватило многие провинции, в т. ч. и в центральном Иране. Но особенно упорным было движение всё же на северо-западе, а центром борьбы продолжал оставаться город Зенджан. Стремясь пересечь дальнейшее распространение бабидского движения, правительство расстреляло находившегося в заключении Баба. Но и это не остановило движения. Только к концу 1850 г. после упорного сопротивления восстание было подавлено. По стране прокатилась волна массовых казней.

Бабидские восстания были антифеодальными выступлениями крестьян, ремесленников, мелких купцов. В известной степени присутствовал и антиколониальный элемент. Но в отличие от китайского восстания тайпинов, от народного восстания в Индии бабидские восстания не вылились в крестьянскую войну. В них участвовало лишь крестьянство главным образом пригородных районов некоторых провинций.

Наряду с прогрессивными требованиями, облечёнными в религиозную форму, в учении бабидов были и реакционные моменты, типичные для религиозных сект с их фанатизмом и упованием на лучшее будущее в потустороннем мире. Любопытно, что один из учеников Баба (кстати сын шахского министра) Бехаулла, так сказать «очистил» бабидское учение от его антифеодальной направленности. Больше всего он призывал к созданию космополитического мирового государства. Но даже этот «подредактированный» бабувизм был запрещён.

Под непосредственным влиянием народных восстаний некоторые представители господствующего класса пытались с помощью реформ ослабить глубокий кризис, переживаемый Ираном. Инициатором реформ был великий визир Амир Низам. Он был организатором и руководителем борьбы с бабидами и расправы с ними. Но одновременно обратился и к реформам. Целью реформ было укрепление власти центрального правительства, создание сильной армии, способной решать внешние задачи и охрану трона. Он был решительным противником усиления английского влияния в Иране, стремился покончить с феодальным сепаратизмом и ханскими мятежами.

Амир Низам смещал строптивых губернаторов, боролся с казнокрадством, значительно сократил число чиновников, урезал доходы отпрысков шахской семьи. Он призывал к расширению торговли и развитию местной промышленности. Чтобы покончить с помещичьим произволом, он разработал проект реформы, которая установила бы размеры крестьянских повинностей в пользу ханов.

Обнаружилось, однако, что сторонники реформ составляли незначительную часть господствующего класса. Большинство феодальной знати и духовенства выступило против. В итоге Амир Низам был снят со своего поста, а затем по приказу шаха казнён. Попытка реформ закончилась поражением, а для инициатора – трагической смертью. Всё вернулось к прежнему состоянию.

Заметно усилилась активность Англии и России в Иране. Обострялось и англо-русское соперничество. Во время осады Севастополя иранское правительство двинуло войска и захватило Герат. Англия тут же объявила Ирану войну, её войска заняли ряд опорных пунктов на побережье Персидского залива и двинулись к центру страны. Учитывая поражение России в Крымской войне, английские колонизаторы надеялись потеснить Россию и силой оружия подчинить себе весь Иран. Но народные восстания в Китае и Индии сорвали эти планы.

По англо-иранскому договору Иран навсегда отказывался от притязаний на Герат и другие области Афганистана и обязывался в случае конфликта с Афганистаном прибегать к английскому посредничеству. Англия в свою очередь обещала вывести войска из южного Ирана.

Как видим, и это подтверждают многочисленные факты из политической, военной, экономической истории, в начале второй половины XIX в. Англия и Россия располагали в Иране важными экономическими и политическими позициями. Иран начинал превращаться в зависимую страну.

 

* * *

Процесс утраты Ираном своего исторического лица ещё больше ускорился в последней трети XIX в. Опираясь на неравноправные договоры, капиталистические страны постепенно расширяли эксплуатацию народов Ирана, рассматривая эту страну как выгодный рынок сбыта для своих товаров, как прибыльный объект своей там хозяйственной деятельности.

В те десятилетия XIX в. важным орудием эксплуатации страны иностранным капиталом стали навязанные Ирану концессии. Англичане только за 10 лет заключили с правительством шаха четыре конвенции о строительстве через иранскую территорию телеграфных линий, которые должны были обеспечить связь Лондона с Индией. Эти линии стали инструментом дальнейшего расширения влияния Англии. Английский обслуживающий персонал пользовался правом экстерриториальности. На телеграфные станции распространялись привилегии места убежища (бест), которыми раньше располагали мечети и иностранные посольства. Вскоре и в северных провинциях появились телеграфные линии, сооружённые русским капиталом.

Под иностранный контроль перешли и важнейшие средства сообщения. Англичане построили и контролировали несколько шоссейных дорог в южном и центральном Иране. Английская компания получила концессию на организацию судоходства по единственной в Иране судоходной реке Карун. В свою очередь российские предприниматели контролировали шоссейные дороги, соединившие города северного и центрального Ирана с русской границей, и пароходное сообщение по южному побережью Каспийского моря.

В высшей степени показательна и убедительна англо-русская политика в походе к железнодорожному строительству в Иране. Англичане опасались, что создание трансиранских магистралей позволит России в случае конфликта перебросить русские войска к Персидскому заливу. Русские же капиталисты полагали, что железные дороги позволят англичанам обосноваться на северных рынках Ирана. Как однажды заявил известный российский финансист и предприниматель Рябушинский, самой надежной гарантией от английской товарной экспансии является иранское бездорожье. В результате в 1890 г. Ирану было навязано соглашение, по которому он обязался воздерживаться от строительства железных дорог.

Иностранный капитал стремился превратить концессии в средство полного подчинения Ирана. Вот показательный пример. Шах предоставил владельцу известного английского телеграфного агентстваРейтеру 70-летнюю концессию с монопольным правом на строительство дорог, ирригационных сооружений, разработку минеральных и лесных богатств, строительство фабрик и т.п. К Рейтеру должно было перейти управление иранскими таможнями. Предоставление подобной конвенции вызвало в Иране широкое возмущение. Протестовала и Россия. Концессию Рейтера пришлось аннулировать. Но иностранный капитал не отказался от заманчивых концессий в Иране. Русский промышленник Лианозов получил право эксплуатации рыбных промыслов на юге Каспия. Английская компания Тальбота – монопольное право на скупку, обработку и продажу табака по всей стране. Шахское правительство иногда под небольшие суммы предоставляло самые неожиданные концессии. Так бельгийцы получили монопольное право на организацию игорных домов, а французы – на проведение археологических раскопок.

Иран попал и в сети финансовой зависимости. Уже названный англичанин Рейтер получил концессию на организацию Имперского банка Ирана. Этот банк получил монопольное право на выпуск банкнот, на его текущий счёт поступали все государственные доходы и таможенные сборы, он контролировал и определял курс иностранной валюты. Экономическую жизнь северной части Ирана контролировал Учётно-Ссудный банк Персии, основанный российским предпринимателем Поляковым. К концу столетия в финансовом закабалении Ирана стали играть ещё и кабальные займы, предоставленные шахскому правительству Англией и Россией. Завершался процесс полуколониального закабаления Ирана. Страна превращалась в аграрно-сырьевой придаток, в сферу приложения капиталов Англии и России.

Выше отмеченное сказалось и на политической жизни. Шаха больше всего беспокоила военная организация. Иран по сути дела не имел боеспособной армии. Армия находилась в жалком состоянии, солдаты месяцами не получали жалование. Офицерские должности – передавались по наследству. По просьбе шаха русские офицеры сформировали персидскую казачью бригаду – единственную боеспособную часть иранского войска. Наряду с русскими офицерами появились офицеры инструкторы – австрийцы, немцы, французы, итальянцы.

В государственный аппарат хлынули иностранные советники. В министерстве почт и телеграфа заправляли англичане. Во главе всего таможенного ведомства стоял бельгиец. На высоких государственных постах стояли люди, предложенные русским послом. В южных районах так же поступали англичане. Они сами заключали соглашения с местными ханами, выплачивали им денежные субсидии и снабжали оружием.

Постепенно складывался союз иностранных империалистов с местными феодалами. Шах, министры, губернаторы, феодальная знать становились проводниками политики иностранных колонизаторов. К началу ХХ в. завершился процесс постепенного превращения Ирана в полуколонию.

В той или иной степени всё это затронуло жизнь разных слоёв населения. Большинство населения по-прежнему было занято в сельском хозяйстве. В связи с превращением страны в поставщика сырья значительно увеличился удельный вес экспортных культур – хлопка, табака, фруктов, опийного мака. Начала складываться односторонняя специализация некоторых районов. Усиливался товарный характер аграрного производства. Часть старой феодальной знати не смогла приспособиться к новым условиям, теряла землю. Но усиливались и богатели помещики новой формации, сумевшие приспособить своё хозяйство к нуждам рынка. Они скупали земли разорившихся ханов, прихватывали и шахские, а тем более – крестьянские.

Включение сельского хозяйства Ирана в систему мирового капиталистического рынка привело к резкому усилению феодальной эксплуатации крестьянства. Возросли размеры арендной платы. Издольщики попадали в кабалу к ростовщикам. Население иранских деревень косил и голод и болезни. Страдали городские ремесленники. Не выдерживали иностранной конкуренции предприниматели, мелкие и средние купцы.

Растущие надежды и бедствия масс усиливали возмущение против колонизаторов и феодальной эксплуатации. Одним из проявлений этого возмущения был т.н. «табачный бунт» 1891 г. в связи с отмеченной выдачей концессии англичанину Тальботу. Дело дошло до боестолкновения, имелись убитые и раненые. Испугавшийся шах аннулировал табачную концессию.

Общее недовольство политикой властей охватило и ещё малочисленную национальную буржуазию, из рядов которой формировалась новая интеллигенция, интересующаяся историческим опытом европейских стран. Появились и первые пропагандисты буржуазно-национальных идей. В первую очередь следует назвать Мальком-хана, который проповедовал идеи национальной самобытности Ирана, права иранцев самим решать свою судьбу.

Одновременно весьма широкое распространение получают идеи панисламизма, т.е. идеи объединения мусульманских народов в единую исламскую империю во главе с одним верховным халифом. Персидские панисламисты выступали против порабощения страны иноземными колонизаторами, но делали это с позиций т.н. «феодального национализма».

С этим словосочетанием, с этим лозунгом вы уже знакомы, но позволю себе ещё раз обратить на него ваше внимание. «Феодальный национализм» - явление часто встречающееся в новой истории стран Востока. «Феодальный национализм» – это сложный комплекс идей, лозунгов, преследующих цель законсервировать традиционные, вчерашние формы жизни. Он исповедует жёсткие социальные перегородки, вопиющее бесправие одних и вседозволенность для других. Его видение устоев общества таково: сохранить освященные религией нормы бытия, кастовое (как в Индии) или кланово-племенное (как во многих землях Средней и Центральной Азии) деление общества, социальная и политическая придавленность основной массы тружеников, процветание и безусловное удовлетворение запросов дворянства, придворной аристократии, высшего слоя духовенства.

Завершим данный сюжет краткой фразой: Мир демократии в Иране пока был крайне слаб, не был сплочён единой целью и волей.

 

* * *

Засилие иностранных колонизаторов было в Иране большим, чем в других полуколониальных странах Азии. Дальше, чем в Китае или Турции зашло экономическое и политическое подчинение страны. В начале ХХ в. иранское правительство подписало с Англией и Россией новые соглашения о кабальных займах, отменило пошлины на английские и русские товары, предоставило новые концессии. Англичане вынудили шаха предоставить английскому подданному, австралийскому финансисту д Арси концессию на монопольную эксплуатацию нефтеносных районов всей страны, за исключением пяти северных провинций. На её основе позднее была организована Англо-иранская нефтяная компания, ставшая главным орудием колониального порабощения Ирана. В начале ХХ в. сложилась реальная угроза раздела Ирана между Англией и Россией, превращения его из полуколонии в колонию.

В связи со строительством Багдадской железной дороги повышенный интерес к Ирану стал проявлять германский капитал. В городах открывались немецкие торговые фирмы. Германские монополии, поддержанные своим правительством, стремились потеснить англо-русский дуэт.

Империалистический гнёт был серьёзным препятствием на пути национального развития Ирана. Другой, ещё более тормозящий фактор – феодальный гнёт и произвол абсолютистской каджарской династии. В исторических условиях того времени дело национального обновления могла взять в свои руки пусть и немногочисленная национальная буржуазия. Политические устремления буржуазии выражали представители в общем-то немногочисленной интеллигенции, получившей европейское образование. За границей иранскими эмигрантами издавалось несколько оппозиционных газет. В начале века в стране возникают небольшие организации и группы, ставившие своей целью свержение шахского правительства и установление конституционного правления. Но в Иране пока не было объединяющего их политического центра, а тем более массовой политической партии, как это имело место в Китае, Индии, Турции.

В политических событиях последующих лет активно участвовало духовенство. Многие его представители выступали вместе с либеральными помещиками и либеральной буржуазией. Такая позиция части иранского духовенства объясняется рядом причин. Высшее духовенство стремилось сохранить и усилить свои позиции в управлении страной, довольно многочисленные слои служителей бога были связаны с буржуазией. Что касается самого многочисленного слоя – низшего духовенства, - то оно тоже было задавлено нуждой и произволом.

Роль внешнего толчка для антифеодального, антимонархического выступления иранского народа стали известные события в сопредельной России. Русская революция, поколебавшая царизм – эту, как ранее казалось народам Востока, несокрушимую силу, - вдохновила их на революционные выступления против своих феодальных монархов и их чужеземных покровителей. Это влияние раньше всего проявилось в Иране.

Давно уже тысячи иранских отходников работали на нефтяных предприятиях Баку, на строительстве шоссейных дорог в Средней Азии, в портах и рыбных промыслах Каспийского моря. Они несли на родину вести о происходящих в России событиях. Некоторая часть иранской интеллигенции, особенно – учившейся в России, испытала даже влияние закавказских социал-демократов.

Уже в декабре 1905 г. в Тегеране состоялись массовые демонстрации. Демонстранты требовали отставки правительства, увольнения главы таможенного ведомства бельгийца Науса, создания специального органа (Дома справедливости) для разбора жалоб населения. Шах обещал выполнить эти требования, но в то же время начал проводить и репрессивные акции.

Реакция населения столицы была по–восточному своеобразной и немедленной. Были закрыты базары и лавки, а несколько тысяч человек в знак протеста сели в бест в саду английской миссии. Большая группа духовенства, присоединившаяся к движению, демонстративно покинула Тегеран и ушла в город Кум. Помимо требования сменить правительство были выдвинуты и новые: ввести конституцию и созвать меджлис (парламент). Движение распространялось на другие города. Войска открыто сочувствовали народу. Всё это заставило шаха пойти на уступки. Правительство отправлено в отставку, к власти пришли политики известной либеральной ориентации.

Воспользовавшись временным затишьем, реакция пыталась сорвать введение конституции в действие. Придворная бюрократия убеждала шаха не утверждать положения о выборах в меджлис. Эти манёвры реакции вызвали новую волну возмущения. Особенно сильные волнения вспыхнули в Тебризе, где к этому времени уже существовала первая в стране социал-демократическая группа. В сентябре 1906 г. в Тебризе была объявлена всеобщая забастовка, закрыты базары. Из представителей купечества, духовенства и помещиков создан первый в Иране энджумен (революционный комитет), который фактически установил свой контроль над действиями шахских властей. Позднее эти самые энджумены будут функционировать по всей стране, но с более демократическим составом участников.

9 сентября 1906г. шах утвердил положение о выборах в меджлис. Оно устанавливало двухстепенные выборы по куриальной системе, которая не предусматривала участие в них рабочих. Зато создавались специальные курии для членов правящей династии, для титулованной знати, для руководителей провинций и областей… В связи с высоким имущественным цензом крестьяне, городская беднота, большинство мелких ремесленников и торговцев не получили избирательных прав, как не получили их и все женщины страны.

7 октября 1906 г. открылся первый иранский меджлис. Он осуществил некоторые прогрессивные мероприятия: установил минимальные цены на хлеб, начал обсуждать проект организации Национального иранского банка в противовес английскому и русскому банкам. Но в первую очередь меджлис занялся подготовкой текста конституции.

В начале 1907 г. на престоле утвердился новый шах, человек консервативного настроя. Начались проволочки с введением конституции. Это вызвало массовые движения в Тегеране, Тебризе, Исфагане, других городах. В условиях столь широкого недовольства реакция отступила. Шах согласился на введение конституционного строя. По конституции власть шаха ограничивалась меджлисом, которому принадлежало право утверждать все законы и бюджет страны и контролировать их исполнение. Предоставлять концессии, получать внешние займы, заключать договоры и соглашения с иностранными государствами правительство могло только с согласия меджлиса. Предусматривалось и создание верхней палаты – сената.

Принятием основного закона завершился первый период революции. Либеральные помещики, духовенство, крупные купцы и предприниматели, выступая за конституционное устройство, шли вместе с мелким и средним купечеством, с ремесленниками, к которым примыкали городская беднота и рабочие.

В 1907 г. возрастала активность демократических слоёв населения, которые начали выдвигать свои собственные требования, добивались изгнания реакционно настроенных должностных лиц и т.д. В стране стало подниматься антиимпериалистическое движение. В ряде городов начался бойкот английских учреждений, возникли волнения на приисках английской нефтяной компании. Сначала в северных, а потом в центральных и южных областях развернулось движение крестьян. Они отказывались платить налоги и подати, выполнять феодальные повинности, грабили усадьбы, захватывали помещичий скот. Начались первые в истории Ирана забастовки рабочих и служащих. Бастовали строительные рабочие, телеграфисты, типографские рабочие. Возникли первые профсоюзы.

По всей стране создавались разнообразные энджумены (революционные комитеты). Во многих городах они установили контроль за деятельностью административных органов, осуществляли судебные функции, вводили твёрдые цены на хлеб, открывали школы, библиотеки, читальни. Широкое развитие получила демократическая пресса.

В разных районах, особенно на севере, возникали тайные общества моджахидов («Борцы за правое дело») с явно социал-демократической ориентацией. На своём съезде они приняли программу, которая предусматривала введение всеобщего, прямого, равного избирательного права и тайного голосования, свободу личности, слова, объединений и стачек; конфискацию земель шахских и выкуп ханских земель и раздел их между крестьянами; 8-часовой рабочий день, всеобщее обязательное и бесплатное обучение и т.п. Моджахиды активно участвовали в организации вооружённых добровольческих отрядов федаев («жертвующих собой»). Федаи станут главной вооружённой силой революции.

Под давлением демократического движения меджлис в 1907 г. принял решение сократить пенсии феодальной аристократии и цивильный лист шаха, отменил феодальный институт земельных пожалований, принят закон о борьбе против взяток и провёл некоторые другие прогрессивные мероприятия. Однако помещичье-буржуазное большинство меджлиса ко всему этому относилось резко враждебно. Часть духовенства, либеральных помещиков и буржуазии стала быстро скользить вправо, в сторону реакции.

В этой обстановке шах создал новый правительственный механизм, выдвинув на первый план откровенных реакционеров. Начались проволочки с подписанием указа о «Дополнениях к основному закону», которые предусматривали принципы равенства граждан перед законом и политические свободы, предусматривалась организация светских судов наряду с духовными (шариатскими) и т.д. Возмущения и протесты народных масс заставили шаха подписать «Дополнения». Они составили вторую, наиболее важную часть иранской конституции.

Развитие событий в Иране серьёзно встревожило империалистические правительства Англии и России. С самого начала они взяли курс на «обуздание» революционного процесса в подвластной им стране. В начале 1907 г. английский посланник в Тегеране предложил, чтобы правительства Великобритании и России составили совместный план «финансовых или военных мер на случай, если защита жизни и собственности европейцев сделала бы принятие этих мер абсолютно необходимым». То есть он откровенно призывал правительства к совместной интервенции. Между Англией и Россией налицо были серьёзные противоречия в том регионе. Немалое число британских лордов прикрывало свою политику в Иране антирусской пропагандой, фарисейским сочувствием к иранской конституции, к демократическому движению, а в действительности Англия с самого начала перешла к военным средствам, высадив в зоне Персидского залива свои войска. Этот «друг иранской свободы» сразу сделал ставку на теснейший союз с реакционными иранскими феодалами, консервативной политической элитой, чтобы сохранить в стране господство феодальных отношений, чтобы ещё больше усилить зависимость Ирана от Англии.

Российские власти тоже не питали никаких симпатий к иранской революции. Но известные нам события (поражение в японской войне, революция у себя дома) помешали правительству Николая II сразу предпринять жёсткие и масштабные антииранские акции.

С началом революции в Иране, там резко усилилась активность Германии. С целью маскировки своей экспансии немецкие политики и монополисты охотно заявляли, что они не вмешиваются в иранские дела и заинтересованы только, «в мирных экономических контактах». При этом германские дипломаты и многочисленные агенты стремились использовать в своих интересах возмущение иранского народа колонизаторской политикой Англии и России.

Враждебность к революционному демократическому движению иранского народа, стремление подавить его сблизили английское и царское правительства. В немалой степени англо-русскому сближению способствовало резкое обострение в тот период англо-германских и германо-русских империалистических противоречий.

31 августа 1907 г. было подписано англо-русское соглашение о размежевании сфер влияния в Иране, Афганистане и Тибете. Северный Иран признавался сферой влияния России, Юго-восточный – английской сферой. Между ними простиралась нейтральная зона. (Мнения самих иранцев никто и не спрашивал!). Подписание англо-русского соглашения завершило образование Антанты – военного союза Англии, Франции и России. Вместе с тем это было соглашение, направленное против иранской революции, соглашение о совместной, общей колонизаторской политики в важном районе Востока.

Англо-русское соглашение укрепило силы иранской контрреволюции. К Тегерану стали стягиваться верные шаху воинские части и контрреволюционные вооружённые добровольческие формирования. В конце ноября 1907 г. шах ультимативно потребовал, чтобы меджлис запретил деятельность энджуменов. Это вызвало негодование населения. На защиту меджлиса стали федайские отряды. Тембризский энджумен послал в столицу и в другие города телеграммы с требованием низложения шаха. На этот раз попытка контрреволюционного переворота провалилась. Однако либералы, располагавшие большинством в меджлисе, пошли на сделку с шахом. Соглашение было скреплено клятвой на Коране. Шах поклялся соблюдать конституцию, а депутаты меджлиса – «не подрываться под престол».

Между тем энджумены и другие революционно-демократические организации продолжали вести борьбу за углубление революции. Особенно энергично стали они действовать в Тегеране. В свою очередь и шах готовил новое наступление на революцию. В июне 1908 г. он под охраной казачьей бригады покинул столицу, превратив один из загородных дворцов в штаб-квартиру контрреволюционного заговора.

Стало очевидным, что готовится новый удар против конституции и энджуменов. Последние призвали народ к отпору. Формировались новые федайские отряды. Тебризские федаи готовились к походу на Тегеран. Либеральное же большинство меджлиса вело непрерывные переговоры с шахом, призывая народ к спокойствию.

22 июня 1908 г. шах объявил Тегеран на военном положении и назначил военным губернатором столицы командира казачьей бригады царского полковника Ляхова. На другой день воинские части и артиллерия окружили здание меджлиса и казармы федаев. По приказу Ляхова был открыт артиллерийский огонь. Горсточка защитников меджлиса, деморализованная призывали его руководителей к спокойствию, была разгромлена. Шах объявил о роспуске меджлиса и энджуменов. Левые депутаты меджлиса и руководители энджуменов были казнены или брошены в тюрьмы. Эти события активно поддержали Англия и Россия.

Но контрреволюционный переворот 1908 г. не был концом революции. Напротив. Он послужил сигналом к новому подъёму революционной борьбы, центром которой стала Азербайджанская провинция и город Тебриз.

Демократов Тебриза возглавляли командиры федайских отрядов Саттар и Багир. Саттар, родом из крестьян, стал признанным вождём тебризских революционеров. В европейской прессе его называли «азербайджанским Пугачёвым» и «персидским Гарибальди». Другой выдающийся руководитель тебризских революционеров, Багир, был рабочим-каменщиком. Они дали отпор попытке уничтожить федайские отряды Тебриза. Большая часть города осталась в их руках. Для управления городом был избран новый энджумен.

Уже первые успехи тебризского восстания имели огромное значение для дальнейшего развития иранской революции. В ходе боёв с реакцией росла численность федайских отрядов, возглавляемых Саттаром и Багиром; она достигла 20 тысяч человек. К началу осени 1908 г. они освободили весь Тебриз. К ним присоединились большинство городов и многие сельские районы Азербайджана.

Своей главной целью тебризские революционеры считали восстановление конституции и выборы нового меджлиса. Пожалуй, впервые азербайджанские демократы заняли ясную позицию по национальному вопросу. Отдельные участники восстания выдвигали требование национального равноправия.

Обороной Тебриза ведала военная комиссия во главе с Саттаром и Багиром. Гражданскую власть осуществлял энджумен. При нём были созданы управления финансов, народного образования, полиция, судебная палата. Принимались меры к пресечению спекуляции и к улучшению положения населения. Но опять-таки мы вынуждены отметить, что и тебризские революционеры не выдвинули лозунга и программы антифеодальной аграрной революции и тем самым не смогли обеспечить себе активной поддержки со стороны крестьянства.

К началу 1909 г. возобновились атаки шахских войск на Тебриз, но они успешно отбивались повстанцами. Войска контрреволюции блокировали город. Начался голод. Упорная борьба тебризцев вызвала растущую тревогу в Англии и России, которые теперь стали на путь открытой интервенции. Англичане захватили ряд провинций на юге. Русские войска под предлогом защиты иностранных подданных и необходимости обеспечить доставку продовольствия населению осаждённого города перешли границу и вступили в Тебриз. Пока они не решились открыто выступить против Саттара и Багира, которые оставались в Тебризе до марта 1910 г. Но оккупация города российскими войсками положила конец тебризскому восстанию. Под давлением царского командования энджумен распустил значительную часть федаев.

И тем не менее восстание в Тебризе не прошло бесследно. Уже с начала 1909 г. в стране наблюдался новый подъём революции. Он характеризовался значительно большей активностью народных масс. Однако только в Азербайджане руководящее положение заняли представители революционной демократии. В других районах страны в этот период руководство движением сумели захватить либеральные круги. Позиция этих кругов постоянно колебалась в зависимости от реальной политической ситуации.

В январе 1909 г. вспыхнули волнения в Исфагане. К сторонникам революции и конституции присоединились бахтиарские племена. Фактическим правителем города и всей провинции стал бывший бахтиарский племенной хан.

В феврале началось восстание в Гиляне, в руки восставших перешла столица провинции Решт. Решающую роль в гилянских событиях сыграли рабочие, мелкая буржуазия, городская беднота. 1 мая 1909 г. в Реште состоялись массовые демонстрации и митинги. Однако к власти пришли представители помещиков и крупной буржуазии, во главе, правда, стоял крупный гилянский помещик, находившийся в оппозиции к шаху. В марте 1909 г. сторонники конституции захватили власть в ряде южных городов. С каждым днём всё более напряжённой становилась обстановка в Тегеране.

Весной 1909 г. соотношение сил изменилось в пользу революции. Отряды гилянских федаев выступили из Решта в военный поход на Тегеран. Почти одновременно с юга, из Исфагана, выступили отряды бахтиар. Если рядовые кочевники-бахтиары искренне сочувствовали лозунгу восстановления конституции, то ханы надеялись обеспечить себе участие в управлении страной. К военному походу подталкивали бахтиарских ханов и субсидировавшие их англичане, уже, похоже смирившиеся с обречённостью диктатуры Мохаммеда-Али-шаха. 13 июля объединённые силы гилянских федаев и бахтиар разгромили казачью бригаду и при содействии населения заняли столицу. Теперь в бест пришлось сесть шаху Мохаммеду-Али. Он нашёл убежище в помещении русской миссии.

Вступление революционных войск в Тегеран было кульминационным пунктом развития революции. Чрезвычайный верховный совет из руководителей федайских и бахтиарских отрядов, части депутатов первого меджлиса, представителей духовенства объявил о низложении Мохаммеда-Али и вступлении на престол его 14-летнего сына Ахмеда. Восстанавливалась конституция.

Каких-либо серьёзных, радикальных общественно-политических преобразований не последовало. Правительство надолго ввязалось в переговоры с экс-шахом. Он отказывался покинуть страну, пока не будет установлена удовлетворяющая его аппетиты пенсия, пока не будут оплачены все его долги. Лишь осенью 1909 г. он выехал в Россию.

В ноябре 1909 г. открылся второй меджлис. Он был избран по менее демократическому избирательному закону. В Тегеране в выборах участвовало всего 4 процента населения. Большинство избранных считало революцию законченной. Второй меджлис не сыграл той прогрессивной роли, как первый. Не было правительственной стабильности. Одно было ясно: готовился удар по федайским отрядам.

Весной 1910 г., выполняя ультимативное требование России и Англии, правительство предложило Саттару и Багиру немедленно со своими отрядами прибыть в





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...