Главная Обратная связь

Дисциплины:






К–2: ТУПИК ЭВОЛЮЦИИ ИЛИ ВЫСШАЯ СТУПЕНЬ?



"Для сердца — не для оваций — На два голоса петь..."
А.Вознесенский

Двухместную лодку с каячной посадкой гребцов можно называть и двухместным каяком, и байдаркой — суть ее от этого не меняется. Когда-то они были очень популярны среди наших туристов, но постепенно их вытеснили другие суда, и сейчас их можно видеть только на самых простых маршрутах. Случайно ли это? И какое отношение это имеет к каякам?

Для сплава на байдарке (будем называть ее так) всегда были, есть и будут необходимы две непременные вещи: эффективная работа каждого гребца в отдельности и слаженная работа обоих гребцов вместе. (Едва ли можно усомниться, что это же относится и к другим многоместным судам.) Но научиться управлять лодкой, плавая исключительно на байдарке, невозможно, как минимум, в силу следующих причин:

  • С точки зрения обучаемого, байдарка — это "черный ящик" с двумя или тремя входами (сам обучаемый, капитан и поток) и одним выходом, причем обучаемый может контролировать только один вход из трех. Более того, он, как правило, помещается на переднем сидении и не видит ни положения всей лодки в потоке, ни действий капитана. Таким образом, он лишен возможности не только управлять двумя другими входами "черного ящика", но даже наблюдать за ними.
  • Тяжелое, инертное судно сглаживает и усредняет все воздействия на него, и проследить за результатом каждого конкретного действия гребца очень сложно.
  • Капитан вольно или невольно берет основную часть управления лодкой на себя и машинально исправляет большую часть ошибок обучаемого (хотя бы потому, что переворачиваться им приходится вместе). Объяснять обучаемому все его ошибки в реальном времени принципиально невозможно, а после сплава — бессмысленно. Большинство тонких эффектов вообще невозможно точно описать словами — обучаемый должен почувствовать их собственным телом.

В такой ситуации для обучаемого оказывается практически невозможно разобраться во взаимосвязях между своими действиями и движением лодки. Таким образом, он обречен вечно оставаться на уровне начинающего гребца и не имеет никаких шансов повысить свое мастерство.

Нетрудно понять, что второе условие успешного сплава — слаженность экипажа — недостижимо без первого. Сплав на многоместном судне — не менее, а более сложное дело, чем сплав на каяке или каноэ-одиночке. Помимо того, что каждый гребец должен правильно выполнить свою часть работы, все они связаны друг с другом определенными ограничениями: все их действия должны быть согласованы по замыслу и очень точно синхронизированы во времени. Эффективно работать при таких ограничениях намного сложнее, чем управлять одноместной лодкой, где гребец зависит только от самого себя. Только очень наивный или очень некомпетентный человек может надеяться освоить вторую ступень — групповую технику экипажа — не преодолевая предварительно первую, основную, ступень — индивидуальную технику гребца на одноместной лодке. Никакие попытки составить сильный экипаж из двух слабо подготовленных гребцов не могут привести к успеху. Столь же невозможно освоить индивидуальную технику, плавая на многоместном судне. Самостоятельно выйти из этого порочного круга не может ни байдарка, ни катамаран, ни рафт, ни любое другое изделие, придуманное туристской фантазией.



С другой стороны, для каякера, успешно овладевшего индивидуальной техникой, двухместная лодка — логичный, хотя и совершенно необязательный, вариант дальнейшего совершенствования своего мастерства. Для успешного сплава на байдарке необходимо обратить внимание на те же два обстоятельства:

Индивидуальная подготовка гребцов. У обоих членов экипажа она должна быть достаточной для прохождения выбранного маршрута или порога. Как и в любой сложной системе, возможности всей системы определяются возможностями ее наиболее слабого звена; применительно к данному случаю, это означает, что маршрут не должен превосходить технические возможности менее опытного гребца (матроса).

Слаженность действий гребцов. Основная часть управления лодкой выполняется на уровне низших двигательных рефлексов, а не на уровне сознания. Поэтому заведомо бесполезно согласовывать действия гребцов с помощью словесных команд. Но, с другой стороны, совершенно очевидно, что если оба гребца действительно управляют лодкой, то они должны делать это согласованно. За исключением телепатической связи, единственный способ для этого — определить роль одного из гребцов как ведущего, а другого — как ведомого. Секрет слаженной работы состоит в том, что ведущим должен быть менее опытный гребец. Общая схема управления лодкой выглядит следующим образом:

  • Капитан словесными командами указывает глобальные маневры лодки ("После треугольного камня встаем в улово") или вариант выполнения маневра ("Эти валы проходим лагом"). Желательно при этом воздерживаться от употребления нецензурных выражений, поскольку матрос может быть дамой.
  • Матрос выполняет свою часть маневра независимо от капитана.
  • Капитан использует свой запас мастерства для того, чтобы подстроить свою часть маневра под работу матроса. Из всех возможных вариантов своих действий он выбирает тот, который должным образом дополняет данные действия матроса, и точно синхронизирует свои действия с действиями матроса. Именно для этой цели капитану более естественно находиться на заднем сидении, откуда он может видеть действия матроса и положение всего судна в потоке. Однако при правильно подогнанных упорах опытный гребец вполне может в достаточной степени чувствовать движение лодки без помощи зрения. В таком случае он может исполнять роль капитана, находясь на переднем сидении.

Следует еще раз подчеркнуть, что роль ведомого гребца более сложна, поскольку практически всю работу по согласованию действий выполняет именно он — помимо своей собственной части маневра. Если возложить ее на менее опытного гребца, он просто не сможет справиться с этой задачей в таком темпе, который будет навязывать ему капитан; одновременно, уделяя слишком много сил согласованию действий, он не сможет правильно выполнять свою собственную работу. В результате управлять лодкой будет фактически один капитан — что, как правило, и происходит.

Примером управления лодкой по приведенной схеме может быть эскимосский переворот, описанный в третьей главе. Другой, наиболее очевидный и наиболее наглядный пример — это элементарная прямая гребля на гладкой воде: капитан вынужден подстраиваться под ритм матроса, чтобы их работа не превратилась в драку веслами.

Таким образом, техника сплава на двухместной лодке представляет собой вполне естественную надстройку над техникой одиночного гребца, и при последовательном освоении сначала индивидуальной техники, а потом — слаженности действий экипажа в целом позволяет управлять лодкой типа К–2 почти столь же эффективно, как и К–1. Правда, при этом сохраняются некоторые принципиальные недостатки, присущие байдарке — динамические, конструктивные и организационные. Однако основная проблема байдарки — несогласованная работа гребцов — при таком подходе оказывается вполне разрешимой. Вероятно, именно поэтому двухместные лодки, особенно игровые, сейчас быстро приобретают популярность за рубежом. Едва ли можно сомневаться, что только широкое освоение серьезной каячной техники может стать первым шагом к возрождению двухместной байдарки и в нашей стране.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...