Главная Обратная связь

Дисциплины:






Понятие и юридическая природа правовой системы Евросоюза



 

1. Хрестоматийным или малозначащим может показаться на первый взгляд утверждение о том, что, прежде чем пытаться проникнуть в суть и содержание того или иного исследуемого явления, необходимо изначально определиться с тем, каковы его природа и понятие, какое смысловое значение придается данному явлению и отражающему его понятию.

Однако это далеко не так, ибо в каждом отдельном случае вопрос о понятии и природе исследуемого явления, будучи исходным по своему характеру и значению, неизменно приобретает первостепенное значение и выступает на первый план. Основная причина этого заключается в том, что без предварительного решения данного исходного вопроса невозможно удовлетворительное решение всех других неразрывно связанных с ним вопросов.

Правовая система Европейского союза в этом смысле не является исключением. Для того чтобы глубоко и всесторонне изучить феномен, именуемый правовой системой Евросоюза, следует прежде всего определиться с его понятием и природой.

Анализ существующей отечественной и зарубежной литературы, посвященной изучению различных сторон жизнедеятельности Евросоюза и его правовой системы, показывает, что в настоящее время нет недостатка в исследованиях, касающихся понятия и природы рассматриваемого явления*(158).

Однако при этом имеют место, особенно в отношении того, что касается определения понятия правовой системы Евросоюза, как минимум два круга теоретически и практически значимых проблем.

Первый из них, довольно традиционный применительно не только к правовой системе Европейского союза, непосредственно связан с существованием множественности самых различных, порою противоречащих друг другу, представлений об исследуемом объекте и невозможностью приведения их к общему знаменателю.

За послевоенные годы в правовой и других сферах жизни западноевропейского общества, констатируют западные исследователи, возник целый ряд самых различных по характеру, но весьма схожих между собой - "до конфуза" (confusingly) - по своему названию правовых феноменов. Одних только областей права, именуемых "европейским правом" существует не менее четырех. Это и система правовых норм, содержащихся в Европейской конвенции по правам человека, и право Европейских сообществ, и право, действующее в пределах Европейской экономической зоны, и, наконец, - право Европейского союза*(159).

На возникшую в послевоенный период и существующую в правовой сфере объединенной Европы вплоть до настоящего времени терминологическую путаницу в названиях далеко не одинаковых по своему объему и содержанию правовых массивов неоднократно обращалось внимание не только в зарубежных, но и в отечественных исследованиях.



Так, в частности, подчеркивая, что хотя термин "европейское право" еще не стал "общеупотребительным, но получает все более широкое распространение"*(160), отечественные ученые по примеру своих зарубежных коллег не без оснований указывают прежде всего на то, что данный термин и соотносящееся с ним понятие далеко не всегда употребляются однозначно. А именно: в одних случаях европейским правом именуется "совокупность национальных правовых систем, несмотря на их весьма существенные, порой принципиальные различия"*(161). В других случаях термин "европейское право" используется для обозначения той совокупности международно-правовых норм, с помощью которых опосредуются и регулируются отношения, возникающие между европейскими государствами в самых различных областях. В данных случаях термин "европейское право" применяется, как нетрудно понять, для обозначения региональной или "даже субрегиональной международно-правовой системы", опосредующей самые различные отношения, возникающие между европейскими государствами.

И, наконец, в третьих случаях термин "европейское право" широко используется для обозначения всей совокупности правовых норм, с помощью которых регулируется весь комплекс разнообразных отношений, возникающих в пределах европейских интеграционных объединений, "в рамках Европейских сообществ и Европейского союза". При этом особо отмечается, что право сообществ и право Европейского союза - во многом совпадающие, но не идентичные понятия"*(162).

Аналогичные проблемы, связанные с использованием одного и того же термина и понятия для обозначения различных по своему объему и характеру правовых массивов, возникают не только применительно к "европейскому праву", но и в отношении некоторых других терминов и понятий, "обслуживающих" право интегрированной Европы, включая "правовую систему Европейского союза"*(163), которая в одних случаях идентифицируется, судя по рассуждениям авторов, как правовая система объединенной Европы, в других рассматривается в виде европейского права, а в-третьих - как право Европейского союза и право каждого составляющего его сообщества*(164).

Наличие множественности представлений о правовой системе Евросоюза и многочисленности противоречащих друг другу определений ее понятия несомненно затрудняют процесс глубокого и всестороннего познания исследуемой правовой материи. Но, говоря об этом, следует вместе с тем обратить внимание на то, что многие из них, адекватно отражая те или иные стороны правовой системы Евросоюза, носят не субъективный, а объективный характер, порожденный сложностью, многогранностью и внутренней противоречивостью самого предмета познания.

Второй круг проблем, касающихся понятия правовой системы Европейского союза и ее применения, непосредственно связан с необходимостью и практической значимостью разграничения данного понятия с другими сопредельными с ним однопорядковыми понятиями и недопущения их смешения между собой.

Речь при этом идет прежде всего о соотношении понятия правовая система Евросоюза с такими однопорядковыми понятиями, как система права данной наднациональной организации и система законодательства.

Согласно издавна сложившемуся и многократно подтвержденному юридической практикой понятийному аппарату система права применительно к национальной системе рассматривается, как известно, в виде обусловленной экономическим и социально-политическим строем общества внутренней структуры права, выражающей внутреннюю согласованность и единство юридических норм и "одновременно их разделение на соответствующие отрасли и институты"*(165).

Система законодательства, проявляющаяся в виде внешней формы права, трактуется как совокупность существующих в пределах той или иной государственно-правовой или надгосударственной системы нормативных правовых актов.

Что же касается правовой системы, то она как "предельно широкая, собирательная система, отражающая всю правовую организацию данного общества" применительно к национальному государству определяется, по сложившемуся представлению, в виде "внутренне согласованных и взаимосвязанных юридических средств", с помощью которых государство оказывает нормативно-правовое воздействие на общественные отношения*(166).

По своему логическому объему и содержанию правовая система как явление и правовая категория охватывает собой не только систему права и систему законодательства, но и всю остальную часть юридической надстройки того или иного общества. А именно - правовую культуру, правовую идеологию, различные формирующие и "обслуживающие" право в разных сферах жизни общественные институты, правосознание и все иные сугубо правовые феномены.

Исходя из неразрывной связи государственных - правообразующих, правоохраняющих и правоприменяющих - структур, с одной стороны, и правовых (с позитивистской точки зрения) институтов, с другой, более логичным и последовательным было бы говорить скорее не о правовой, а о государственно-правовой системе, вбирающей в себя не только сугубо правовые, но и "прилегающие" к ним и "обслуживающие" их государственные институты.

Применительно к правовой системе Евросоюза в плане ее более глубокого и всестороннего познания это означало бы, что наряду с системой права, представляющей собой внутреннюю структуру права данного надгосударственного комплекса и состоящей из его правовых норм, институтов и формирующихся отраслей, а также наряду с системой законодательства, выступающей в виде совокупности нормативных правовых актов, порожденных надгосударственными институтами, и правовой системой, охватывающей собой всю юридическую надстройку Европейского союза, весьма целесообразным и оправданным было бы, как представляется, выделение и использование такой категории, как государственно-правовая, а точнее - надгосударственно-правовая система.

Последняя, наиболее близко стоящая по своему характеру, логическому объему и содержанию к правовой системе Евросоюза, дает возможность более обстоятельно исследовать правовую материю не только саму по себе, но и в тесной взаимосвязи и взаимодействии с сугубо государственной и надгосударственной материей, рассмотреть ее не только в регулятивном и функциональном аспекте, как это традиционно имеет место в научной литературе, но и в институциональном плане.

Использование данной категории, которую с определенными оговорками и со значительной долей условности можно было бы также именовать правовой системой Евросоюза, рассматриваемой в широком смысле, позволило бы помимо всего прочего избежать тех недомолвок и нареканий в нарушении логики исследований, которые неизбежно возникают, когда в процессе познания права Европейского союза или европейского права значительное внимание уделяется также рассмотрению тесно связанных с ним государственных и надгосударственных институтов, таких как Европарламент, Европейский совет, комиссия, суд, Европейский инвестиционный банк, институт Президента, институт европейского омбудсмена и др.*(167)

Бесспорно, что данные, равно как и иные подобные им институты даже с самой большой натяжкой нельзя назвать исключительно правовыми институтами. Однако очевидно и то, что их нельзя отрывать от этих институтов, рассматривать их как нечто внешнее, а тем более в социальном и функциональном плане чуждое по отношению к ним.

Так же, как и в рамках отдельных стран сугубо государственные и "чисто" правовые институты, будучи взаимосвязанными и взаимодействующими друг с другом, формируют целостное государственно-правовое образование, на уровне Европейского союза создается нечто подобное ему - целостное надгосударственно-правовое образование.

В структурном отношении оно состоит, с одной стороны, из всей совокупности существующих и функционирующих в пределах Евросоюза и входящих в него сообществ, органов и институтов, а с другой - из всего существующего и функционирующего на уровне Европейского союза сугубо правового материала.

Последний включает в себя весь тот правовой массив, который охватывается системой права и системой законодательства Европейского союза в целом и составляющих его Европейских сообществ, будучи созданным общеевропейскими законодательными, исполнительными и судебными органами и институтами.

Руководствуясь тем, что данный правовой массив, порожденный общеевропейскими надгосударственными органами и институтами, носит не фрагментарный, разрозненный, а упорядоченный, системный характер, представляется, что было бы вполне логичным и оправданным трактовать его прежде всего и преимущественно в этом же системном духе и именовать исходя из его общеевропейского объема и масштаба не иначе как правовой системой Евросоюза, рассматриваемой в узком смысле.

В качестве синонима данного термина и понятия, хотя и с определенными оговорками, касающимися неполного совпадения логических объемов и содержания рассматриваемых явлений, могут выступать такие термины и понятия, как "право Европейского союза", "право Европейского союза и Европейского сообщества", а также "европейское право".

В отношении последнего термина и понятия элемент условности по сравнению с "правовой системой Евросоюза" или просто с "правом Европейского союза" заключается в том, что термином и понятием "европейское право" охватывается, строго говоря, не только право Евросоюза и Европейских сообществ, но и правовые системы тех европейских государств (в частности, Швейцарии), которые не являются членами данных общеевропейских объединений. Кроме того, этот термин и понятие распространяются также на систему правовых актов, с помощью которых регулируется, как отмечают исследователи, "деятельность и способы организации практически всех европейских международных организаций"*(168).

Сравнивая "европейское право" с другими рассматриваемыми в качестве синонимов терминами и понятиями, нетрудно заметить их определенное несовпадение как по логическому объему, так и по содержанию. С учетом этого, а также с учетом многозначности европейского права весьма важным представляется во избежание терминологической путаницы в каждом конкретном случае указывать на то, в каком значении употребляется данный термин и какой смысл вкладывается в соотносящееся с ним понятие.

Это касается всех синонимичных терминов и понятий, но в первую очередь это относится к не менее сложному и многозначному, чем "европейское право", понятию "правовая система Европейского союза", довольно широко и вполне правомерно используемому в научной и учебной литературе в качестве равнозначного по своему логическому объему и содержанию понятиям "право Европейского союза" и "право Европейского союза и Европейских сообществ". "Право Европейского союза, - констатируется в связи с этим в отечественных изданиях, - это особая правовая система, нормы которой регулируют общественные отношения, складывающиеся в ходе интеграционных процессов в рамках Европейских сообществ и Европейского союза"*(169).

2. Эта система возникает и развивается не сама по себе, а в неразрывной связи и взаимодействии с другими, формирующимися в пределах Европейского континента под воздействием интеграционных процессов, системами. Имеются в виду экономическая интеграционная система, возникшая в форме единого внутриевропейского рынка, а также находящиеся в процессе становления и развития социальная, политическая и иные, региональные по своему характеру и масштабу, системы.

Разумеется, как показывает практика, от "интеграционной Европы" до единой во всех отношениях "целостной Европы", когда она "могла бы говорить одним голосом" (speak with just one voice)*(170) как в правовой, так и в других сферах европейского общества, еще весьма далеко, если это вообще когда-либо достижимо. Но факт остается фактом: процесс европейской интеграции последовательно расширяется и углубляется, а вместе с ним развиваются и укрепляются прямые и обратные связи между правовой системой Евросоюза и Европейских сообществ, с одной стороны, и всеми иными системами, возникающими на базе интеграционных процессов, с другой.

Правовая система Евросоюза и Европейских сообществ, будучи органически связанной и в значительной степени зависимой в первую очередь от их экономической и политической систем, подвергаясь со стороны этих и других систем прямому воздействию, сама, в свою очередь, оказывает на них обратное воздействие. При этом по аналогии с национальным правом границы (пределы) действия правовой системы Евросоюза в значительной степени определяются политическими границами этого наднационального учреждения*(171).

В комплексе взаимосвязей и взаимодействий, возникающих между правовой системой Евросоюза и другими, формирующимися интеграционными системами, первая выступает по отношению ко вторым прежде всего как регулятор самых разнообразных общественных отношений, закрепляющий их правовой и социальный статус и тем самым создающий все необходимые для их дальнейшего укрепления и развития юридические условия. В свою очередь, вторые - экономическая, политическая и другие формирующиеся в масштабе объединенной Европы системы - проявляются по отношению к правовой системе одновременно в двух качествах, а именно - в качестве ее экономической, политической, социальной и иной основы и в виде ее окружающей среды.

Рассматривая интеграционные экономические, политические и другие институциональные и функциональные комплексы в качестве соответствующей основы правовой системы Евросоюза и одновременно в виде ее окружающей среды, следует обратить внимание в целях более глубокого понимания механизма взаимодействия систем на структуру и содержание каждого из них.

Экономический комплекс, или региональная экономическая система, оказывающая решающее воздействие на правовую систему Евросоюза, представляет собой совокупность сложившихся в результате осуществления общеевропейского интеграционного процесса в сфере экономических и финансовых связей идей, материальных и финансовых ресурсов, а также общеевропейских экономических и финансовых институтов.

Ведущую роль в финансовой сфере играет Европейская система центральных банков и Европейский центральный банк, которые были учреждены в соответствии с порядком, предусмотренным Договором о Европейском экономическом сообществе (ст. 8), и действуют в пределах полномочий, предусмотренных этим Договором и "приложенным" к нему банковским Уставом*(172).

Доминирующую роль в экономической сфере играет Европейское сообщество (изначально - Европейское экономическое сообщество), которое согласно ст. 2 Договора "призвано содействовать повсеместно гармоничному, сбалансированному и устойчивому развитию экономической деятельности", а также решению других социально-экономических задач.

Современная политическая система Евросоюза, выступающая в качестве политической основы его правовой системы, представляет собой совокупность соответствующих - политических по своей природе и характеру - отношений, идей, наиболее распространенных на Европейском континенте политических теорий и доктрин, а также проявляющихся в качестве субъектов политических отношений надгосударственных институтов и государств-членов.

Подвергая анализу "политическую динамику" современного, расширенного Евросоюза, западные исследователи не без оснований отмечают все большую политизацию различных сфер жизнедеятельности объединенной Европы, включая процессы принятия и реализации решений различными надгосударственными органами и институтами, процессы, связанные с использованием в рамках Европейского союза "новых моделей управления", и др.*(173) Естественно, расширение политической составляющей в структуре и содержании Евросоюза объективно сказывается на расширении и укреплении политической основы его правовой системы.

Последнее представляется бесспорным. Однако, судя по многочисленным научным и популярным публикациям, западных исследователей всерьез занимает вопрос о том, что собой представляет этот расширяющийся процесс политизации и каковы будут его последствия не только для правовой системы, но и для всего Евросоюза в целом, для перманентно анонсируемых по американскому примеру прав и свобод граждан, настоящей демократии*(174).

В частности, не превратится ли, скажем, Европейский центральный банк в некоего не только финансового, но и "политического монстра", имея в виду его "принимающее угрожающие размеры влияние на политической и экономической карте Европы"?*(175) Или: не следует ли провести в Европейском союзе "демократический аудит", имея в виду, что "существующие методы оценки уровня демократии в Евросоюзе явно не работают" и что непрерывно ведущиеся споры о том, "как дальше развивать демократию в рамках Европейского союза, весьма далеки от абстрактных", не имеющих для этого веских причин разговоров?*(176)

Подобного рода ремарки и суждения свидетельствуют о том, что для правовой системы Евросоюза, для ее дальнейшего расширения и углубления, важны не любые, а только демократические политические основы.

Аналогичные требования выдвигаются западными экспертами и в отношении других основ правовой системы Европейского союза. В частности, по отношению к ее идеологической основе, сердцевину которой составляет "неолиберализм", исходящий из "умеренного" вмешательства государства в экономическую и другие тесно связанные с ней сферы жизни*(177), и "поздний капитализм", развивающий в явно апологетических целях тезис о том, что "даже в условиях государственно-регулируемого капитализма процесс социального развития неизбежно связан с противоречиями и кризисом"*(178).

3. Рассматривая правовую систему Евросоюза под углом зрения ее взаимосвязи и взаимодействия с иными системами, выступающими по отношению к ней одновременно в качестве ее основы и окружающей среды, в плане формирования общего видения этого феномена представляется важным, во-первых, обратить внимание на динамичный характер этой правовой системы, в значительной мере обусловленный процессом эволюционного развития и постоянного воздействия на нее других систем. Возникнув как совокупность норм и принципов, содержащихся лишь в учредительных договорных актах, правовая система Евросоюза в настоящее время превратилась, в силу эволюции экономической и других интеграционных систем, в огромный массив упорядоченных правовых норм, содержащихся как в учредительных договорах, так и в многочисленных актах, исходящих от надгосударственных органов и институтов, а также в решениях действующих в пределах Евросоюза судов; во-вторых, указать на возрастающую по мере развития Европейского союза целостность и самодостаточность его правовой системы.

Целостность, а вместе с тем системность и определенная иерархичность правового массива, возникающего на основе интеграционных процессов, протекающих в рамках Евросоюза, обусловлены, с одной стороны, возрастающей, хотя и далеко не равномерно, целостностью самого этого надгосударственного образования, а с другой - реализацией принципа строгого соответствия принимаемых его органами и институтами актов положениям, содержащимся в учредительных договорах.

Кроме того, юридическая упорядоченность общеевропейского правового массива обусловливается соблюдением в правотворческой деятельности наднациональных органов и институтов требования, согласно которому все принимаемые ими решения должны в максимальной степени сочетаться с правовыми актами, ранее принятыми государствами-членами*(179). В контексте этого требования некоторыми авторами особо подчеркивается, что плюрализм национальных правовых систем не должен противоречить и, соответственно, не должен препятствовать достижению "правовой согласованности" в правотворческой и иной деятельности государств - членов Евросоюза*(180).

Что же касается самодостаточности правовой системы Европейского союза, то она обеспечивается как материальными, интеллектуальными и иными ресурсами, находящимися в распоряжении данного общеевропейского образования, так и активной повседневной деятельностью его органов и институтов.

Самодостаточность и эффективность правовой системы Евросоюза, отмечается в связи с этим западными исследователями, в значительной степени зависит не только от признания государствами-членами формирующих ее актов, но и от уровня активности общеевропейских законодательных, судебных и иных органов и институтов*(181).

В-третьих, акцентировать внимание на относительной самостоятельности правовой системы Евросоюза, являющейся по существу функциональным продолжением и внешним проявлением ее целостности и самодостаточности.

Предлагая рассматривать право Европейского союза "не просто как наднациональное право, а как право, которое постепенно становится интегральной частью национального порядка и которое применяется не только национальными судами, но и Европейским судом справедливости"*(182), многие авторы тем не менее при каждом удобном случае стремятся подчеркнуть прежде всего самостоятельный, реже - относительно самостоятельный характер искомой правовой системы.

Право Европейского союза, говорилось в одном из полуофициальных исследований, проводившихся с целью поиска путей и средств совершенствования данного общеевропейского образования, "следует рассматривать как независимую правовую систему в том смысле, что она не связана своим происхождением ни с какой из национальных правовых систем и что она не зависит от какой бы то ни было национальной правовой системы"*(183). Больше того, она не только не зависит от них, но и, наоборот, "оказывает определенное воздействие на национальные правовые системы" и даже "переплетается с этими системами"*(184).

Однако относительная самостоятельность правовой системы Евросоюза проявляется не только по отношению к национальным правовым системам, но и ко всей окружающей ее экономической, социальной, политической и иной среде. Свое конкретное выражение это находит в том, что с помощью права в Европейском сообществе, так же как и на уровне национальных государств, не только закрепляются и стабилизируются сложившиеся в разных сферах жизнедеятельности Европейского союза отношения, но и предопределяются основные пути и направления их развития.

При этом право, будучи вплетенным прежде всего в экономическую и социально-политическую ткань данного надгосударственного образования, воздействует на окружающую среду как самим фактом своего существования, так и через систему национальных и наднациональных органов и институтов*(185).

Ни одно намерение, ни один план и ни одна программа Евросоюза не могут быть реализованы до тех пор, пока они не будут облачены в соответствии с существующим законодательно закрепленным порядком в правовые формы.

Это касается всех без исключения проявлений активности Евросоюза, в том числе, например, таких весьма значительных не только для Европы, но и для всего мира проявлений его активности, как одобрение в январе 2008 г. Еврокомиссией Программы по борьбе с глобальным потеплением. Эта Программа предусматривает сокращение к 2020 г. выбросов углекислого газа на 20% по сравнению с уровнем 2005 г. и в то же время увеличение доли возобновляемых источников энергии в среднем до 20%*(186).

Несмотря на огромную и вместе с тем вполне очевидную значимость данной Программы, она не будет реализовываться до тех пор, пока не будет утверждена Европарламентом и соответствующими органами государств-членов. Иными словами, пока ей не будет придана юридическая форма, уполномочивающая и одновременно обязывающая различные национальные и наднациональные структуры к ее выполнению.

Аналогично обстоит дело и с другими проявлениями активности и начинаниями Евросоюза, свидетельствующими об относительной самостоятельности и самодостаточности правовой системы Евросоюза.

И, в-четвертых, выявить природу правовой системы Европейского союза и раскрыть ее основания.

Вопрос о природе правовой системы неразрывно связан с вопросами ее самобытности, самодостаточности, относительной самостоятельности, а также места и роли правовой системы Евросоюза в жизни Европейского сообщества. От того, как определяется природа этого феномена, зависит, как решаются все остальные обусловленные этим определением вопросы.

В западной юридической и социологической литературе существует, как известно, два основных подхода к решению проблемы определения природы права и его места и роли в жизни общества.

Один из них, именуемый инструментальным (instrumentalism), исходит из того, что право является лишь "средством поддержания или изменения отдельных сторон жизни общества, но не главной силой и средством, обеспечивающим организацию общества"*(187); что право не является интегральной частью той сферы жизни общества, которую оно регулирует" и что следует проводить "четкое разграничение между социальным (средством, сферой и т.п.) и правовым"*(188). Право и его система рассматриваются в данном случае как нечто внешнее по отношению к регулируемой им среде.

Напротив, другой подход к определению природы права и установлению его места и роли в жизни общества, названный конститутивным (constitutive)*(189), подразумевает, что право является одной из важнейших составных (интегральных) частей общества и что оно воздействует на него в регулятивном и ином плане как сила, находящаяся не вне общества, а внутри его. Связь между правом и обществом с позиции данного подхода прослеживается на двух уровнях: на формально-юридическом и практическом, с одной стороны (на уровне юридической практики), и на теоретическом уровне (на уровне правовых взглядов, теорий и доктрин), с другой*(190).

Пытаясь определить природу правовой системы Евросоюза с позиций данных подходов, а вместе с тем установить ее место и роль в европейском сообществе, следует заметить, что, несмотря на то что искомая правовая система в повседневной жизни выступает как относительно самостоятельное, самодостаточное и в этом смысле, казалось бы, во всех отношениях вполне определенное явление, в том, что касается ее природы, все обстоит несколько иначе.

Дело в том, что изначально право интегрированной Европы, будучи порожденным учредительными договорными актами, заключенными между европейскими государствами, по своей природе было не чем иным, как сугубо международным правом. Причем почти во всех отношениях: с точки зрения порядка возникновения и функционирования, содержащихся в нем принципов и норм, правосубъектности сторон и т.д.

Однако по мере становления и развития объединенной Европы и как следствие активизации правотворческой деятельности надгосударственных органов и институтов значительные изменения претерпела и изначальная международно-правовая природа рассматриваемой системы. К настоящему времени правовая система Евросоюза, констатируют исследователи, несмотря на свое международно-правовое происхождение, содержит в себе гораздо больше "общих характеристик" с национальным, нежели с международным правом*(191). В особенности это касается таких отраслей публичного права, как конституционное и административное право.

Определяя право Европейского союза как "совокупность правовых норм, содержащих в себе права и обязанности субъектов права, властные полномочия и правовые средства, закрепленные в учредительных договорах, заключенных тремя Европейскими сообществами"*(192), авторы, а до них - Европейский суд справедливости отмечают, что, поскольку это право как "самостоятельная правовая система весьма тесно связано и с международным и с национальным правом"*(193), то и его природу в настоящее время следует рассматривать с этих двойственных позиций*(194).

Двойственный характер правовой системы Евросоюза как результат эволюции и трансформации международно-правовой природы общеевропейского права в его двойственную, сочетающую в себе элементы международного и национального права, природу "обязан" своим появлением и существованием прежде всего специфике лежащих в основе искомой правовой системы учредительных договорных актов.

Будучи по форме международно-правовыми актами, они по сути своей и содержанию "заложенных" в них идей и положений, по определению Суда, "были более, чем обычные международные акты". Ибо они положили начало "перетеканию ряда суверенных прав государств - членов Евросоюза, касающихся законодательной, административной и судебной деятельности национальных органов, к национальным институтам*(195). Они послужили основой формирования Конституции Европейского союза и его правовой системы*(196). На их базе принимались многочисленные нормативно-правовые акты, в которых содержались нормы, образовавшие в своей совокупности "внутреннее" право Европейского союза.

Таким образом, определяя природу правовой системы Евросоюза, а вместе с тем и ее понятие, следует сказать, что, будучи относительно самостоятельным явлением, данный правовой, весьма уникальный, феномен вобрал в себя элементы как международного, так и национального права.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...