Главная Обратная связь

Дисциплины:






Полномочия Европейского парламента и порядок их реализации



 

1. Если на ранних этапах своего развития Европейский парламент обладал преимущественно консультативными полномочиями, то в более поздние периоды, включая современный, он весьма активно воспринимал и другие социально значимые прерогативы.

В результате этой эволюции к настоящему времени Европарламент обладает не только консультативными, но и определенными (совместно с Еврокомиссией и Советом) законодательными, контрольными и бюджетными полномочиями, а также полномочиями в сфере внешнеполитических связей Европейского союза и отношений с другими институтами Союза и должностными лицами*(876).

Спустя четыре декады, замечают по этому поводу аналитики, Европарламент прошел значительный путь "от преимущественно консультативного института до настоящего созаконодателя в Европейском союзе, который значительно превзошел себя в своем первоначальном развитии как по сферам своего воздействия, так и по объему приобретенных им властных полномочий"*(877).

В частности, в сфере консультативных полномочий как части правотворческих функций Европарламент не только не утратил свои прежние позиции, но и еще больше усилил их и приобрел новые. Так, если в соответствии с Римскими договорами 1957 г. сфера обязательных консультаций с Парламентом ограничивалась в основном кругом вопросов, касающихся проводимой в объединенной Европе аграрной политики, свободного движения товаров, транспортной политики и соглашений о присоединении к Европейскому сообществу новых ассоциированных членов, то согласно Единому европейскому акту (1986 г.) необходимость обязательных консультаций Совета с Парламентом в процессе принятия им юридически обязательных актов распространилась также на сферы, касающиеся экологии, социального и экономического сближения, исследований в области технологии*(878).

Маастрихтский договор - Договор о Европейском союзе (1992 г.) еще больше расширил сферу обязательных консультаций Совета с Европарламентом, доведя ее, по подсчетам исследователей, до 33 позиций*(879). Это, в частности, вопросы гражданства, государственной помощи, налогообложения, индустрии, международной политики и политики безопасности, финансового регулирования и др.

Особое внимание при этом уделялось гармонизации национального законодательства, которое оказывает "непосредственное содействие на создание и функционирование общего рынка" вообще и на решение вопросов косвенного налогообложения в частности.

В ст. 93 Договора, учреждающего Европейское сообщество, в связи с этим говорится, что "Совет по предложению Комиссии и после консультаций с Европейским парламентом и Экономическим и социальным комитетом утверждает единогласным решением нормы, регулирующие процесс гармонизации законодательства о налогах с оборота, акцизных сборах и других формах косвенного налогообложения в той мере, в какой эта гармонизация необходима для создания и функционирования внутреннего рынка" в установленные Договором сроки.



Одним из ключевых вопросов, по которому согласно Маастрихтскому договору требуются обязательные консультации с Европарламентом, является вопрос, касающийся принятия Советом "по предложению Комиссии и после консультаций с Европейским парламентом, на основе принятого единогласно решения" мер для борьбы с дискриминацией по признаку пола и другим признакам (ст. 13).

Обязательные консультации с Европарламентом требуются также по вопросам применения и расширения прав, связанных с гражданством Европейского союза (ст. 22); с установлением "единогласным решением Совета по предложению Комиссии и после консультаций с Европейским парламентом" способов осуществления прав граждан Евросоюза, проживающих на территории государств-членов, гражданами которого они не являются, принимать участие в голосовании и баллотироваться в качестве кандидатов на муниципальных выборах в этих государствах "на тех же условиях, что и граждане этих государств"*(880); с решением вопроса о созыве "конференции представителей правительств государств-членов" с целью "принять по общему согласию" изменения, которые необходимо внести в учредительные договорные акты. При этом имеется в виду положение, закрепленное в ст. 48 Договора о Европейском союзе, согласно которому "правительство любого государства-члена или Комиссия могут представить в Совет проект в целях пересмотра договоров, на которых основан Союз"*(881).

Естественно, что решение о созыве конференции по такому чрезвычайно важному для всего Европейского союза вопросу, равно как и многих других социально, экономически и политически значимых вопросов, по определению не может обойтись без консультации и учета мнения Европарламента, который является одним из ведущих институтов Евросоюза.

В полной мере это касается не только названных, но и таких весьма чувствительных для нормальной жизнедеятельности Европейского союза вопросов, как вопросы иммиграции, визовые вопросы, проблемы тесного взаимодействия и сотрудничества полиции государств-членов, органов юстиции, судебных и других органов и институтов.

Говоря об этом, следует заметить, что консультативное участие Европейского парламента в правотворческой деятельности Евросоюза и сообществ не только провозглашается и юридически закрепляется, но и организационно обеспечивается.

Одной из форм такого обеспечения является, в частности, консультативная процедура.

Содержание ее и основные этапы сводятся к следующему: а) представление проекта нормативного акта Комиссией в Парламент; б) рассмотрение с возможным дополнением проекта и выработка окончательного мнения Парламента в целом по проекту. Позиция Парламента в отношении представленного проекта решения оформляется в виде официального письменного заключения (резолюции); в) возвращение рассмотренного проекта в Комиссию, которая вносит в проект те поправки, поступившие от Европарламента, которые она принимает; г) направление Комиссией согласованного с Парламентом проекта решения в Совет, который единогласно или квалифицированным большинством голосов его принимает или отклоняет*(882).

Следует заметить, что на протяжении всего периода существования Европарламента его консультативным полномочиям и порядку (процедуре) их реализации традиционно придавалось и придается повышенное значение. При этом консультативная деятельность Парламента рассматривается, с одной стороны, как одна из форм все более возрастающего участия данного представительного органа в правотворческом процессе, а с другой - как один из наиболее наглядных и политически эффективных способов реализации демократических принципов деятельности не только Европарламента, но и других европейских институтов.

Несомненно, что подобные формы проявления консультативной деятельности Европейского парламента, помимо всего прочего, в определенной мере усиливают роль и повышают социально-политическую значимость данного института. Но еще больше этому способствует, как замечают исследователи, активность в этом направлении самого искомого представительного учреждения*(883).

Именно благодаря прежде всего "парламентскому давлению", считают аналитики, Совет предпринял в марте 1960 г. меры по распространению консультативной процедуры на решение вопросов, касающихся "всех наиболее важных проблем, даже в тех случаях, когда в Договорах специально не указывалось на необходимость проведения консультаций с Парламентом". Подобная практика, получившая название добровольных консультаций, имеет место и в настоящее время*(884).

По этой же причине, подчеркивают авторы, Совет в последующие годы "пошел еще дальше". А именно - в феврале 1964 г. он еще больше расширил сферу необходимых консультаций "по наиболее важным проблемам", хотя при этом и "не указал на их пределы"*(885). В ноябре 1968 г. Совет ввел практику проведения консультаций с Парламентом по целому ряду проектов решений, которые не имели нормативного характера, но указывали на возможные пути развития законодательства в той или иной сфере, а в середине 1970-х годов Совет стал консультироваться с Парламентом фактически по всем попадавшим в поле его зрения и ответственности проектам юридически значимых решений, "за исключением тех, которые носят чисто технический или временный характер"*(886).

Расширенное взаимодействие Европарламента с Советом и Еврокомиссией в сфере его консультативных полномочий с применением консультативной процедуры всегда носило не столько неформальный, фактический, сколько юридический характер: закреплялось как в договорных актах, так и в актах, принимавшихся в результате правотворческой деятельности институтов Евросоюза*(887).

К таковым можно отнести, в частности, Декларации Европарламента, Совета и Комиссии 1973 и 1975 гг., в которых акцентировалось внимание не только на порядке, но и на сроках осуществления консультативной процедуры ("не более трех месяцев, если в проекте не указана дата, в пределах которой должен быть принят акт, или если решение вопроса не носит срочного характера, когда Совет сам может установить более ограниченный период времени, необходимый для его рассмотрения"), на необходимости поступления в Парламент со стороны Совета и Комиссии более полной информации о текущих делах; на важности консультативной процедуры "для достижения согласия между Парламентом и Советом" и др.*(888)

Юридически закрепленный порядок принятия нормативной процедуры является весьма важным для признания его заключений Парламентом по проектам решений, представленных Еврокомиссией, как актов, имеющих не только морально-политический, но и, хотя и опосредованно, правовой характер.

Последнее означает, что, не будучи непосредственно наделенным полномочиями самостоятельно принимать законодательные акты, Парламент тем не менее дает юридически значимые заключения, без которых юридическая сила принимаемых Советом актов ставится под сомнение.

Речь при этом идет прежде всего о заключениях, даваемых Европарламентом в порядке обязательных, предусмотренных договорами, а не "добровольных" или иных консультаций.

Подтверждая важность заключений Европарламента в правотворческом процессе, Европейский суд справедливости еще в 1980 г. путем аннулирования законодательного акта, принятого Советом без учета мнения Парламента, указал на то, что хотя Парламент непосредственно не издает нормативно-правовых актов, но он и не стоит в стороне от этого процесса, а является его неотъемлемым звеном.

Суд четко дал понять, говорится в комментарии по этому делу, что "Совет не может принимать законодательные акты, касающиеся всего Сообщества без мнения Парламента, получение которого предусмотрено договорами"*(889). И далее: "В своем решении Суд указал на прямую связь между консультациями Парламента и демократическим характером Сообщества", - и обратил внимание на то, что положения учредительных договоров, предусматривающие обязательные консультации с Парламентом, "являются тем средством, которое обеспечивает его участие в законодательном процессе"*(890). Реализация консультативных полномочий Парламента выступает в качестве "важнейшего фактора, оказывающего влияние на поддержание институционального баланса в Сообществе, предусмотренного договорами"*(891).

2. Наряду с консультативными полномочиями, реализуемыми с помощью консультативной процедуры как организационного средства участия Европарламента в законодательном процессе, данным представительным органом в этих же целях используются и другие процедуры. Поскольку в Европейском союзе нет единого порядка (процедуры) принятия нормативных правовых актов, то, как верно подмечают исследователи, порядок, а вместе с ним и степень участия Европарламента в правотворческом процессе "в значительной мере зависят от того, каким является предмет правового регулирования".

Европейский парламент, говорится по этому поводу в Договоре, учреждающем Европейское сообщество, "участвует в процессе принятия актов Сообщества в той мере, в какой это предусмотрено настоящим Договором, осуществляя свои полномочия в рамках процедур, предусмотренных ст. 251 и 252, а равно путем принятия совпадающего положительного заключения или дачи консультативного заключения"*(892). Кроме того, Парламент может по требованию большинства депутатов рекомендовать Комиссии представить предложения, которые кажутся ему необходимыми для осуществления настоящего Договора, в целях выработки нормативного правового акта Сообщества*(893).

В числе довольно широко используемых в настоящее время процедур, обеспечивающих участие Европарламента в правотворческом процессе Сообщества, выделяется так называемая "процедура сотрудничества", впервые введенная в практику Европейского сообщества в 1987 г. Единым европейским актом и развитая в последующих договорных актах, включая Маастрихтский договор.

Введение процедуры сотрудничества, по мнению ученых-юристов, "свидетельствовало о том, что Европарламент вышел за узкие пределы консультаций" и в определенной мере непосредственно включился в законодательный процесс. Хотя это еще не означало наделения Европарламента правом законодательной инициативы, ибо по-прежнему проекты регламентов и директив разрабатывались лишь одной только Комиссией*(894).

Сфера применения процедуры сотрудничества, как она определена в договорных актах, довольно широка по объему и весьма разнообразна по предметам своего охвата. Она касается таких, в частности, проблем, которые связаны с различными аспектами деятельности Экономического и валютного союза*(895), с общественной безопасностью, свободой индивидуального труда, социальной политикой, развитием законодательства по внутреннему рынку, здравоохранением и др.*(896)

Отличительной особенностью процедуры сотрудничества по сравнению с процедурой консультации является, по мнению специалистов в данной области, то, что она предусматривает не одно, а два чтения при рассмотрении Парламентом проектов нормативных правовых актов, касающихся всего Европейского сообщества. В то время как в процессе применения консультативной процедуры "решение Совета, независимо от характера заключения Европарламента, является окончательным, в случае использования процедуры сотрудничества дело обстоит совсем иначе"*(897).

А именно - если в условиях применения консультативной процедуры участие Парламента в правотворческом процессе ограничивается единственным и в то же время окончательным, независимо от исхода дела, обсуждением (первое чтение) предлагаемого Комиссией проекта нормативно-правового акта, то применение процедуры сотрудничества предполагает повторное обсуждение (второе чтение) в Парламенте данного проекта.

Естественно, что необходимость в нем возникает только тогда, когда Совет, принимающий нормативный правовой акт, не согласен с теми поправками или дополнениями к проекту рассматриваемого акта, которые предлагаются Парламентом в его заключении.

Для достижения согласия сторон в этом случае Совет совместно с Комиссией вырабатывает общую позицию по документу, представленному Европарламентом, и вновь направляет рассматриваемый проект с указанием на общую позицию в Парламент для повторного рассмотрения (второе чтение).

В соответствии с действующими нормативами, зафиксированными в Договоре, учреждающем Европейское сообщество*(898), Парламент должен в течение трех месяцев рассмотреть общую позицию и принять по этому вопросу свое решение.

Если в течение трех месяцев после получения сообщения о принятой Советом и Комиссией общей позиции и информации о соображениях, приведших к принятию Советом общей позиции, а равно о позиции Комиссии, Европейский парламент "одобрит эту общую позицию или не примет решения в течение этого периода, Совет принимает окончательно обсуждаемый акт в соответствии с общей позицией"*(899).

В случае же отклонения Парламентом общей позиции (большинством голосов от списочного состава депутатов) Совет в течение трех месяцев может путем единогласного решения преодолеть позицию данного представительного учреждения.

Помимо порядка рассмотрения проектов нормативных правовых актов, в случаях неполного согласия Европарламента с предлагаемой ему общей позицией или же ее отклонения в Договоре в рамках общей процедуры сотрудничества предусматривается также порядок рассмотрения поправок к общей позиции.

Предусматривается, что все поправки Парламента к общей позиции направляются для рассмотрения в Еврокомиссию. Окончательное же решение по ним, так же как и всему проекту предлагаемого нормативного правового акта, принимает Совет.

Оценивая значимость процедуры сотрудничества как формы и средства, обеспечивающего участие Европарламента в правотворческом процессе Евросоюза, исследователи верно отмечают, что эта процедура "придала новый импульс активности Европарламента и повысила его роль в законодательном процессе.

Стали более интенсивными и содержательными отношения Европарламента с Советом и Комиссией. Особенно активизировались рабочие контакты Европарламента с Комиссией"*(900).

3. Среди других процедур, обеспечивающих участие Европарламента в правотворческом процессе, важное значение придается порядку совместного принятия решений.

Данная процедура была инициирована в начале 1990-х годов и закреплена в 1992 г. Маастрихтским договором. По мнению авторов, занимающихся изучением процедурных вопросов в Евросоюзе, Маастрихт, введя процедуру совместного принятия решений, которая "в настоящее время является наиболее востребованной и распространенной" в правотворческой системе Евросоюза, значительно усилил полномочия Парламента в правотворческой сфере, предоставив ему право на третье чтение по определенным вопросам и сделав его "созаконодателем" с Советом Министров по данному кругу проблем*(901).

Первоначально сфера применения процедуры совместного решения распространялась в основном на решение проблем развития внутреннего рынка; на поддержку программы защиты окружающей среды; на развитие культуры, где объявлялось, что "Сообщество содействует расцвету культур государств-членов, уважая их национальное и региональное разнообразие и в то же время выдвигая на первый план общее культурное наследие"; на поддержку здравоохранения с тем, что "высокий уровень защиты здоровья должен быть гарантирован при определении и осуществлении всех направлений политики и деятельности Сообщества"*(902).

Позднее, а именно - в 1997 г., Амстердамский договор значительно расширил сферу применения процедуры совместного решения, доведя ее до более чем двадцати случаев возможного использования.

Это, в частности, не только сферы культуры, здравоохранения, внутреннего рынка и охраны окружающей среды, но и сферы образования, научных исследований, защиты прав потребителей, трансъевропейских сетей, взаимодействия таможенных служб и др.*(903)

Амстердамский договор не только расширил сферу применения порядка принятия совместных решений Европарламентом и Советом, но и несколько упростил ее, исключив из данной процедуры третье чтение*(904).

В настоящее время процедура принятия совместных решений, весьма обстоятельно прописанная в ст. 251 Договора, учреждающего Европейское сообщество*(905), активно используется как Европарламентом, так и Советом для решения общих правотворческих проблем.

Структура и само содержание данной процедуры имеет определенное сходство с процедурой сотрудничества, особенно в той части, которая касается внесения предложений о принятии того или иного нормативного акта, о первоначальном его прохождении, а также в отношении выработки первоначального рассмотрения общей позиции*(906).

Однако процедура совместного принятия решений, как и последствия ее несоблюдения, имеет по сравнению с порядком сотрудничества Европарламента и Совета в процессе правотворчества принципиальное отличие.

Суть его заключается в том, что если во втором случае Совет фактически лишь согласовывает с Парламентом проект рассматриваемого акта и самостоятельно принимает окончательное решение независимо от мнения Парламента и характера внесенных им в общую позицию поправок, то в первом случае, при использовании процедуры совместного принятия решений, вопрос решается иначе.

Согласно ст. 251 Договора Парламент получает при этом, хотя и весьма ограниченные определенными сферами и вопросами, но тем не менее вполне реальные полномочия созаконодателя.

Они проявляются, в частности, в том, что при обсуждении общей позиции, принятой Советом и направленной в Парламент (второе чтение), последний может: а) одобрить общую позицию или не принимать по ней никакого решения в течение трех месяцев и тогда "обсуждаемый акт считается принятым в соответствии с этой общей позицией". Иными словами, Европарламент дает добро на принятие акта, без которого он будет считаться недействительным; б) отклонить абсолютным большинством голосов своих членов общую позицию и тогда "предлагаемый акт считается отклоненным". В данном случае речь фактически идет об обладании Парламентом правом вето в отношении рассматриваемого акта; в) предлагать "поправки к общей позиции абсолютным большинством голосов своих членов", которые в исправленном тексте предлагаемого акта направляются в Совет и Комиссию для обязательной дачи заключения по этим поправкам*(907).

В соответствии с п. 3 ст. 251 Договора если в течение трех месяцев "с момента получения всех материалов, касающихся этого вопроса, Совет одобряет квалифицированным большинством голосов все поправки Европейского парламента, обсуждаемый акт считается принятым в соответствии с исправленной общей позицией".

В тех же случаях, когда Совет не одобряет все поправки, председатель Совета по согласованию с председателем Европарламента созывает в срок до шести недель заседание специально созданного Согласительного комитета, в состав которого входит равное число членов Совета или их представителей и представителей Европарламента.

Целью создания этого Комитета является достижение соглашения "относительно совместного текста, принимаемого квалифицированным большинством голосов членов Совета или их представителей и большинством голосов представителей Европейского парламента" (п. 4 ст. 251). В работе Комитета принимает участие также Комиссия, которая "предпринимает все необходимые инициативы с целью сближения позиций Европейского парламента и Совета". В процессе выполнения своей миссии Согласительный комитет "рассматривает общую позицию, основываясь на поправках Европейского парламента".

Согласно процедуре принятия совместных решений Согласительный комитет должен в течение шести недель довести проект предлагаемого акта до такого состояния, чтобы он удовлетворял всем запросам сторон ("совместный проект"). После выработки и одобрения всеми членами Согласительного комитета совместного проекта Европарламент "абсолютным большинством голосов своих членов и Совет квалифицированным большинством голосов должны в течение шести недель, считая с момента одобрения и в соответствии с совместным проектом, принять обсуждаемый акт"*(908).

Если один из этих институтов не одобрит предлагаемый акт, то он считается отклоненным. Таковым будет считаться данный акт и в том случае, если Согласительный комитет не одобрит совместный проект, т.е. если Комитет не выработает отвечающий интересам всех сторон проект*(909).

4. В системе полномочий Европарламента кроме названных определенное место занимают его бюджетные и контрольные полномочия*(910).

Формы и методы реализации последних, наполняющих собой содержание традиционного для высших представительных органов разных стран парламентского контроля, не отличаются особой оригинальностью*(911).

Контроль Европарламента за деятельностью Комиссии как главного исполнительного органа Евросоюза и отчасти - за работой Совета осуществляется в типичных для любого парламента сферах и реализуется с помощью таких форм и способов, как: а) устные и письменные вопросы, первые из которых адресуются депутатами Европарламента членам Совета и Комиссии непосредственно на заседаниях Парламента во время проведения так называемого часа вопросов, а вторые, согласно Внутреннему регламенту Европарламента (ст. 44), направляются соответствующему адресату в письменной форме; б) отчеты и доклады, которые периодически, в установленные сроки, направляются Европарламенту Советом, Комиссией и некоторыми другими институтами Евросоюза. Так, в соответствии с Договором "Совет заслушивается Европейским парламентом в соответствии с условиями, установленными его внутренним регламентом" (ст. 197), а Комиссия представляет Парламенту ежегодный общий доклад, который обсуждается на его открытом заседании (ст. 200). Кроме того, ежегодный отчет, а также отчет о каждом расследовании представляет омбудсмен, назначаемый Парламентом (ст. 195), и Европейский центральный банк (ежегодный отчет); в) парламентские слушания, которые периодически проводятся по наиболее актуальным, социально значимым вопросам с участием представителей различных институтов, в том числе Комиссии и Совета, и должностных лиц; г) декларации и сообщения, направляемые в Парламент различными институтами Евросоюза и должностными лицами и позволяющие ему не только получать необходимую информацию о состоянии дел в отдельных сферах жизни Европейского союза и Европейского сообщества в целом, но и предпринимать соответствующие шаги для решения назревших вопросов.

Касаясь вопроса о бюджетных полномочиях Европейского парламента, следует заметить, что они значительно отличаются от соответствующих полномочий классических парламентов.

Их особенность заключается, во-первых, в том, что не только Парламент, но и Совет может в процессе рассмотрения в конечном счете отвергнуть предварительный проект бюджета, который разрабатывается на основе смет расходов каждого института Сообщества комиссий и направляется "на рассмотрение Совета не позже 30 сентября года, предшествующего году исполнения бюджета"*(912).

В отличие от классических парламентов, в руках которых находится основная "бюджетная власть", Европарламент разделяет ее с другими институтами Евросоюза, а именно - отчасти с Комиссией и в основном - с Советом.

Во-вторых, при существующей в Евросоюзе практике подразделения бюджета Сообщества и, соответственно, его проекта на две части - обязательных расходов, которые предусмотрены учредительными договорными и иными актами Союза, и так называемых необязательных - всех остальных расходов, основные прерогативы Европарламента сосредоточены в сфере необязательных расходов.

Это проявляется, в частности, в том, что при обсуждении проекта бюджета все вносимые Парламентом поправки в этой сфере носят обязательный для учета, императивный характер.

Что же касается обязательных расходов, где последнее слово остается за Советом, то все поправки Европарламента в этой области носят скорее рекомендательный, но не обязательный для учета Советом характер.

Исходя из того, что большая часть бюджетных расходов относится к разряду обязательных, а Парламент, позицируемый как весьма значимый европейский институт, фактически лишен реальной возможности влиять на процесс их формирования, исследователи не без оснований называют сложившуюся ситуацию "довольно оригинальной"*(913).

Практически Европейский парламент, резюмируют они, "лишен возможности сколько-нибудь существенно пересматривать доходную и расходную части бюджета и не обладает правом внесения своего собственного законопроекта по финансам". И далее: "Парламент не может воздействовать на другие институты, участвующие в принятии бюджета Союза, путем внесения изменений в его доходную часть". Он не имеет полномочий самостоятельно изменять как источники своих собственных средств, "так и потолочные цифры", определяющие сумму финансовых поступлений. В отличие от национальных парламентских учреждений, Европейский парламент не является "хозяином кошелька"*(914).

И, в-третьих, отличительная особенность бюджетных полномочий Европарламента, по сравнению с классическими парламентами, заключается в том, что он разделяет свою финансовую власть с Советом не только в процессе обсуждения и принятия, но и при исполнении бюджета.

Так, в соответствии с Договором Европарламент дает разрешение на исполнение бюджета не самостоятельно, а только "действуя по рекомендации Совета, принятой квалифицированным большинством голосов"*(915).

Правда, при этом оговаривается в плане придания значимости представительному органу, что, "перед тем как дать разрешение Комиссии или с любой другой целью в связи с осуществлением ею своих полномочий по исполнению бюджета, Европейский парламент может пригласить Комиссию для объяснений относительно произведенных расходов или функционирования системы финансового контроля. Комиссия представляет любую необходимую информацию Европейскому парламенту по просьбе последнего"*(916).

Несмотря на то что Председатель Европарламента от имени последнего "объявляет бюджет окончательно принятым" и подписывает его, свой ежегодный отчет об исполнении бюджета в предшествующем финансовом году Комиссия представляет не только Парламенту, но и Совету (ст. 275).

5. Кроме отмеченных прерогатив, Европейский парламент обладает также определенными полномочиями вовне - в области внешней политики - и внутри Евросоюза - по отношению к его различным институтам и должностным лицам*(917).

Как и все иные его полномочия, они фиксируются и развиваются как в договорных, так и в обычных, принимаемых в рамках Европейского союза и Сообществ актах.

Каждое из этих полномочий Европарламента, подобно ранее рассмотренным, в значительной мере отличается от аналогичных полномочий национальных, классических парламентов.

Так, например, если последние в области внешних сношений традиционно наделяются правом ратификации международных договоров, то Европейский парламент такими полномочиями не обладает.

Его основные полномочия в данной сфере сводятся преимущественно к следующему.

Во-первых, к даче консультаций и рекомендаций по вопросам внешней политики Евросоюза и сообществ, которые не имеют обязательного характера.

Данные прерогативы Европейского парламента изначально были предусмотрены Договором, учреждающим Европейское сообщество (п. 5 ст. 133 и п. 3 ст. 300), и Договором о Европейском союзе. В ст. 21 этого Договора устанавливается, что "председательствующий" в Евросоюзе консультируется с Европарламентом "в отношении принципиальных аспектов и выбора основополагающих направлений общей внешней политики и политики безопасности и заботится о том, чтобы взгляды Европейского парламента должным образом были приняты во внимание"*(918).

Далее в этой же статье говорится о том, что Европарламент "может направлять вопросы или формулировать рекомендации (выделено нами. - Авт.) в адрес Совета", касающиеся внешней политики и политики безопасности, и что он ежегодно проводит дебаты о прогрессе, достигнутом в данной сфере*(919).

Во-вторых, к праву на получение исчерпывающей информации по вопросам общей внешней политики Евросоюза и сообществ, и вместе с тем - по вопросам политики безопасности Союза.

Данный вид полномочий Европарламента, если их можно назвать таковыми, предусматривается в п. 2 ст. 300 Договора, учреждающего Европейское сообщество, в которой говорится о том, что Европарламент "немедленно и в полном объеме получает информацию о любых решениях", принятых в отношении заключения соглашений между Сообществом и одним или несколькими государствами или международными организациями.

Аналогичное положение содержится также в ст. 21 Договора о Европейском союзе, которая предусматривает, что "Европейский парламент подлежит регулярному информированию Председательствующим и Комиссией о развитии внешней политики и политики безопасности"*(920).

И, в-третьих, к выражению Европарламентом согласия или, наоборот, несогласия в отношении ряда рассматриваемых вопросов, касающихся внешней политики Евросоюза.

В соответствии с Договором, учреждающим Европейское сообщество (п. 3 ст. 300), согласие Парламента требуется в обязательном порядке во всех тех случаях, когда речь идет: а) о соглашениях, заключенных Сообществом с одним или несколькими государствами или международными организациями, учреждающими "ассоциацию, предполагающую взаимные права и обязанности, совместные действия и особые процедуры"*(921); б) о других соглашениях, устанавливающих особые институциональные рамки путем организации процедур сотрудничества"*(922); в) о соглашениях, имеющих "важное бюджетное значение для Сообщества"; г) о соглашениях, влекущих за собой поправки к актам, принятым в соответствии с процедурой совместного принятия решений, в созаконодательном порядке.

Что же касается полномочий Европарламента в отношении других институтов Европейского союза и его должностных лиц, то они заключаются, с одной стороны, в его влиянии на процесс формирования институтов и назначения должностных лиц, а с другой - в контроле за их деятельностью и воздействии на них в случаях, предусмотренных договорами и другими правовыми актами*(923).

В соответствии с действующими в настоящее время нормативами Европарламент выражает вотум доверия Еврокомиссии и утверждает кандидатуру ее Председателя; назначает омбудсмена и заслушивает его отчеты; ставит устные и письменные вопросы перед Еврокомиссией и заслушивает информацию о состоянии дел в Союзе со стороны Совета*(924). "Европейский совет, - говорится в ст. 4 Договора о Европейском союзе, - представляет Европейскому парламенту доклад после каждого из своих заседаний, а также ежегодный письменный доклад о прогрессе, достигнутом Союзом".

Помимо названных проявлений, рассматриваемые полномочия Европарламента выражаются также в его причастности (через консультации) к назначению президента и членов Исполкома Европейского центрального банка, руководителей диппредставительств (делегаций) Еврокомиссии "в третьих странах", аудиторов Счетной палаты Евросоюза и других должностных лиц.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...