Главная Обратная связь

Дисциплины:






Индивидуализм как ценностная ориентация



Индивидуализм можно рассматривать как философскую концепцию, в рамках которой решается вопрос об отношениях личности и общества и как ценностную ориентацию личности. С позиции ценностного сознания индивидуализм – это принцип, провозглашающий в качестве своей высшей ценности интересы отдельной личности. Наше нравственное чувство высоко оценивает индивидуализм, сближая его с признанием абсолютной ценности каждой человеческой жизни, с «благоговением перед жизнью». Индивидуализм рассматривается и как духовный рычаг построения гражданского общества.

Можно выделить такие значения индивидуализма: как противопоставление стадности, как противопоставление конформизму в поведении, и как воззрение, не признающее подчинения интересов личности интересам целого.

В самом определении индивидуализма заложена противоречивость, о которой Э.Фромм писал: « индивидуализм, который в позитивном смысле означает освобождение от социальных пут, в негативном есть «право собственности на самого себя», то есть право – и обязанность – посвятить всю свою энергию достижению собственных успехов» (Фромм Э. Иметь или быть? М.,1986. С.97.)

Противоречивый характер индивидуализма проявляется не только в наличии разных его определений, но и в различных точках зрения, касающихся времени его возникновения. Одни исследователи связывают происхождение этого феномена с античностью, другие – с эпохой возникновения капитализма и гражданского общества, М. Бубер выводит его из древнеиндийской философии.

С вопросом о возникновении индивидуализма тесно связан вопрос о формах его проявления. Здесь «под общий знаменатель» – абсолютное противопоставление индивида обществу – подводятся очень разные, порой противоположные позиции. Среди сторонников индивидуализма оказываются и оптимистические концепции Просвещения, «гуманистический индивидуализм» Ренессанса, идеалы утилитаризма и т.д.

Многообразие форм, исторических типов индивидуализма, различие в его оценках во многом есть порождение сложной структуры самого этого феномена. Индивидуализм – это особая форма бытия индивида в обществе, но одновременно и форма осознания этого бытия. Для выяснения исторически определенных рамок взаимодействия индивида с обществом и соотнесенности с ними форм осознания этих взаимоотношений необходимо выяснить, какой образ общества присутствует в индивидуалистическом мировоззрении. Общество для сторонников любой модификации индивидуализма – это совместное человеческое бытие, скрепленное общими целями или общими проблемами, общими условиями существования. Именно так понимаемому обществу противопоставляет себя человек. Способность противостоять сообществу людей, «скованных одной цепью», где «первые на последних похожи», создает вокруг носителя индивидуалистического мировоззрения положительную ценностную «ауру». Всем знакомо тягостное чувство скованности своего бытия многочисленными обязанностями; нужными, а порой и ненужными условностями и традициями.



Автономность лежит в основе нравственного выбора, следовательно, самостоятельность, обособленность индивида в обществе – это необходимая предпосылка развития нравственного сознания. Автономность – это предпосылка и хозяйственной, экономической инициативы. Способность противопоставлять себя господствующим в обществе традициям, нормам, ценностям, способам мышления и способам деятельности является необходимой предпосылкой любой творческой активности. Наконец, социально- преобразующая деятельность есть результат способности человека к критической оценке, к принятию целей, отличных от господствующих.

Относительная обособленность индивида, следовательно, есть необходимая предпосылка любой творческой деятельности. Но здесь речь идет об обособленности от общества как совокупного человеческого бытия, как совокупности людей, связанных между собой законом, традицией, идеологией. Индивидуализм не отстаивает уникальность личности в ее, так сказать, «субстанциональной основе», индивидуализм лишь защищает право индивида на самостоятельность по отношению к другому индивиду или группе индивидов.

Обратимся к тем формам, в которых человек осознавал свою индивидуальность в разные исторические эпохи. Протест Сократа против узости общинных ценностей, презрение киников к мнению окружающих, их признание социальных связей «дымом», а человека – «нагим» и «одиноким» – эти примеры античного жизни уже являются формой отстаивания права на поступок, отстаивания ответственности не перед группой людей, а перед человеческой сутью. Человек античности все больше начинает ощущать себя элементом не общинного «мы», но частью более обширного целого. Слабеет его непосредственная связь с окружающими, для первобытного человека воплощенная в кровном родстве. Впервые человек начинает ощущать трагизм бытия, выражающийся в противоречивых отношения смерти и бессмертия, конечного и бесконечного, единого и многого, необходимости и свободы. В форме столкновения с роком начинает формироваться основное противоречие человеческого бытия, смысл его жизни. В борьбе с роком – с миром, с обществом, с самим собой – человек познает себя, свою силу и слабость, свою «меру» во Вселенной, в государстве, в семье. Индивид, противопоставляя себя ограниченному человеческому сообществу, начинает осознавать свое единение с человечеством.

Средневековая эпоха оставляла мало места для проявления индивидуальности. Личностные проявления (мужество, верность и т.д.) проецировались на «род», сословие, то есть неизбежно обезличивались. Но и Августин, и Фома Аквинский говорили об ответственности человека перед Богом за свои поступки, следовательно, за человеком признается право свободного выбора. И не земным установлениям должен подчиняться человек, а только Богу, который запределен обществу. Таким образом, человеку дается самочувствие своей общечеловечности без превращения его в асоциального индивида.

В «гуманистическом индивидуализме» раннего Ренессанса акцентируется внимание не на общечеловеческих ценностях, объединяющих людей в их стремлении к добру, любви, благу, а на не менее социальной потребности человека в активной деятельности. Подчеркивается «универсальность» человека, безграничность его возможностей, а это – пути, ведущие к личности. Творческий, свободный индивид противопоставляется конформному сообществу. Мыслители той эпохи в мистической (Марсилио Фичино) и в рационалистической (Пьетро Помпонацци, Пико дела Мирандола) форме отстаивают уникальность и индивидуальное достоинство каждой человеческой личности. Процесс индивидуализации, начиная с форм землепользования и уклада семьи и заканчивая сферой духовного творчества, положил конец анонимности: произведения искусства подписываются именами их создателей, сохраняются этюды, наброски мастеров. Процветают «интимные» литературные жанры: дневниковые записи, биографии и автобиографии, любовная лирика. Возникает новая этическая ценность – личная дружба.

Но одновременно открывается путь и к безудержному эгоцентризму: возникает идея «права сильного», звучит призыв Макиавелли «пинать фортуну ногами». Деятельная природа человека начинает противоречить представлениям о нравственном начале всякого человеческого деяния. Причудливое сочетание этического начала с эгоцентризмом отражает тот момент в развитии личности, когда, получив социальную автономию, она еще не в состоянии прозреть те невидимые нити, которые связывают ее с культурой, с обществом. Так ребенок, убежав от чересчур строгой няньки, радуется полученной свободе, еще не осознавая таящиеся в ней опасности.

Ядро концепции индивидуализма складывалось постепенно. Если указанные выше представления об обществе уходят вглубь веков, теоретически оформленные представления о человеке, характерные для индивидуализма, складываются много позже, в 18-19 вв., вместе с формированием в Европе гражданского общества. Сущность человека рассматривается как совокупность человеческих качеств, изначально данных. Но человек не просто характеризуется присущими ему способностями к мышлению, любви, творчеству по типу естественно-научных представлений о взаимоотношении вещи и ее свойств. Он ими «владеет». Недаром право собственности начинает рассматриваться в качестве священного права человека. В этом тезисе проявляются и сила, и слабость антропологического подхода к человеку. Владение, обладание, возможность свободно распоряжаться собой и есть особая форма понимания социальности человека. В ней заметен отход от понимания человека как только части природного целого. Но в ней же заключен и источник последующих противоречий.

Ж.-Ж.Руссо в «Общественном договоре» утверждает, что человек, заключая общественный договор, заключает выгодную сделку – отдает одни права за другие. Но индивид из равноправного участника сделки может превратиться в банкрота, если уступки обществу приведут к чувству утраты «я». А «вернуть» себя можно разными способами: либо с помощью законного «выкупа» своих прав, либо – насилием, захватом, грабежом. Так возникают две формы индивидуализма: индивидуализм «мещанский» и индивидуализм «бунтарский».

Обе эти формы не неизменны. Для «мещанского» индивидуализма характерны стремление «договориться» с обществом. Окружая себя вещами как продуктом знаний ,умений, воли, человек хочет прийти к обладанию своей сущностью. Но идея обладания коварна. В.С.Соловьев писал: «Чрезмерное развитие индивидуализма в современном Западе ведет к своему противоположному – к всеобщему обезличиванию и опошлению. Крайняя напряженность личного сознания, не находя себе соответствующего предмета, переходит в пустой и мелкий эгоизм, который всех уравнивает». (Соловьев В.С. Три силы. // Новый мир, 1989. №1)

«Бунтарский» индивидуализм – это открытый мятеж против общества, где всякая попытка договориться рассматривается как смертоносная для индивида (Штринер М. Единственный и его собственность). Такая точка зрения базируется на признании некоего иррационального жизненного начала, определяющего жизнь человека, лишенного даже намеков на сходство с другими членами общества. Но и обособившись, индивид стремится найти новый суррогат коллективности, основанный не на сознательном самоограничении, а на «коллективном бессознательном», погружаясь в которое, человек сбрасывает с себя груз индивидуальной ответственности.

Оба варианта индивидуализма могут в неких «критических» точках перейти в свою противоположность. Так, «мещанский» с его страхом за свое «я», может обернуться любованием вещью не как символом престижа или средством обезопасить себя,но как воплощением человеческого труда, творческих потенций. «Бунтарский» индивидуализм с его презрением к «массе» порой оказывается настоящим гимном человеку, способному идти наперекор общепринятым нормам во имя лучших человеческих качеств, во имя будущего торжества человечности. Недаром так притягательна философия признанного сторонника индивидуализма Ф.Ницще с его идеями «человека-стрелы», «человека-моста», как бы перекинутого из настоящего в будущее.

Таким образом, важнейшая проблема, которую приходится вновь и вновь решать человеку, состоит в том, как уравновесить столь ценимую собственную индивидуальность и потребности общества, вне которого он не может выжить. Один из путей ее решения – воспитание толерантного мышления, без которого сегодня не может быть нравственно свободной личности.

 


Конец формы

 


[1][1] Франкл В. Человек в поисках смысла. М. 1990, с. 170.

[2][2] Бердяев Н. Духовное состояние современного мира. Новый мир. 1990, № 1, с.222.

[3][3] Н. Бердяев, Духовное состояние современного мира. Новый мир. 1990, № 1, с.222.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...