Главная Обратная связь

Дисциплины:






Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия Сентябрь 1993 День второй 09:10



Машина была облита пламенем и походила на мятую консервную банку в костре, разожжен­ном с помощью литра бензина. Длинный нос, снабженный очками, ткнулся почти внутрь са­лона: •«-— -Красота какая! Просто красота! Обладатель носа и очков, агент Бэйди, не хуже Щерлока Холмса разбиравшийся в сортах пепла и способный дать великому сыщику ка­кую угодно фору в любом другом вопросе, свя­занном с применением огня, едва не подпрыги­вал от восторга. Спроецированное на стену фо­тографическое изображение было своего рода шедевром. Конечно, слайд, сделанный непро­фессионалом, недостаточно точно передавал от­тенки, но воображение эксперта безошибочно дорисовывало недостающие детали.

— Посмотрите только! — Бэйди оглянулся на специального агента Малдера, явившегося вместе со слайдом для консультации. — Здесь тысяча четыреста — тысяча пятьсот градусов, не меньше! Это произведение искусства!

Эксперт отошел от стены с явным сожалением.

— А что, здесь использовали какое-то зажи­гательное устройство? — поинтересовался он, не сомневаясь в утвердительном ответе.

— Вообще-то да. Тело жертвы, — отозвалась , женщина, которая появилась вместе со слайдом и агентом Малдером.

— Спонтанное возгорание? — удивился Бэйди. Посмотрел на женщину. И напрочь забыл о полуторатысячеградусном произведении искус­ства.

Кстати, в лаборатории эксперта присутство­вало и четвертое лицо, но если бы агента Бэй­ди попросили описать этого четвертого, то вряд ли добились бы толкового ответа. Пожалуй, в самом лучшем случае описание прозвучало бы так: кажется, какая-то женщина, вероятно, свет­ловолосая, прислушивалась к разговору, стоя в дверях.

— Его убили, — по-британски четко артику­лируя, пояснила брюнетка. — Только у нас нет ни малейших улик, которые объяснили бы, как это было сделано.

Бэйди снял очки.

— Люди, как правило, сами по себе не заго­раются. Видите ли, нас нелегко поджечь. Мы, конечно, можем гореть, но для этого приходится использовать какой-то внешний катализатор — магний, эфир, к примеру, — нечто, способное воспламенить кожу.

— То есть на кожу должно попасть какое-то постороннее вещество? — с энтузиазмом под­хватила Фиби.

— Да! Да! — восторг Бэйди был, пожалуй, эквивалентен двум, а то и трем полуторатыея-чеградусным пожарам.

— Но мы ничего не нашли, кроме следов магнезии... — огорчилась англичанка.

— Это как раз то, что остается от сгоревшей кожи. Остаток реакции окисления, — посочув­ствовал Бэйди заморской коллеге.

В этом кабинете все напоминало об огне, о его неукротимой силе и разрушительных воз­можностях. Малдер сидел за столом, переводя взгляд с вороха бумаг на носки ботинок, с ног­тей на половицы, с левого колена на правое — и украдкой наблюдал за радостным обсуждени­ем кончины трех аристократов-гриль (Фоке су­дорожно сглотнул, придержал рукой подпрыг­нувший желудок и пообещал себе в дальней­шем подбирать более... гм... удобоваримые оп­ределения).



Все шло именно так, как он и ожидал. Фиби производила оглушающее впечатление на любо­го неподготовленного мужчину. Не важно было, о чем шел разговор: о сдаче экзамена по стерео­метрии, о нарушении правил дорожного движе­ния или о приготовлении бутербродов для пик­ника — ее интонации превращали любые слова в сотрясение воздуха, в бессмысленную обертку для откровенных взглядов и неровного дыха­ния. Сейчас, например, один из лучших экс­пертов на территории Соединеных Штатов, а значит, и мира, сверкая маслеными глазками и только что не облизываясь, тихо бредил на тему детонаторов, катализаторов, ингибиторов, моди-фикаторов и поджигающих устройств, способ­ных вызвать пожар с температурой до семи ты­сяч градусов, когда огонь вообще невозможно потушить...

— А как же пожарные? — резко перебил Фоке.

Бэйди вспомнил, что в комнате присутствуют посторонние, и на его лицо вернулось осмыс­ленное выражение.

— Что вы! При такой температуре даже во­да, которой заливают очаг горения,, моменталь­но распадается на кислород и водород. Любые действия пожарных просто бессмысленны. Мак­симум, что им под силу, — изолировать очаг горения.

— Но чем же пользуется поджигатель? — Фиби попыталась сгладить неловкость, вызван­ную бестактной репликой старого приятеля. Кста­ти, с ее — как бы это выразиться — личной точки зрения, вмешательство Малдера выгляде­ло весьма обнадеживающим.

Эксперт вновь перевел взгляд на ярко накра­шенные губы:

— Вполне возможно, ракетным топливом. Это одна из наиболее вероятных гипотез. Оно горит настолько эффективно, что исчезает бес­следно.

«Если он посмотрит хоть чуть-чуть ниже, на ней задымится блузка. И вообще, если таким тоном задать женщине самый невинный вопрос о ее планах на вечер, можно получить по фи­зиономии», мысли Скалли и Малдера в эту се­кунду совпали почти дословно.

— У нас уже было несколько случаев, кото­рые можно объяснить подобным образом. Под­жог доказать невозможно. Страховые компании сходят с ума.

Фоке отметил, что когда Бэйди вот так вот, как сейчас, улыбается, то становится классическим, нет, просто каноническим образцом хищ­ного развратного маньяка. Хоть в учебники фо­тографию помещай! «Никогда бы не подумал, —удивился он. И тут же сам себя поправил: — Никогда бы не подумал, что докачусь до такого идиотизма».

— Это единственная зацепка, которую я мо­гу вам дать, — с заметным сожалением произнес Бэйди. Фраза прозвучала как весьма рискован­ный комплимент.

Малдер встал прямо перед экспертом:

— Но ведь были документально зафиксиро­ваны случаи пирокинеза. Случаи, когда человек по собственному желанию вызывает огонь и мо­жет его контролировать.

— Как в цирке, что ли? Когда огонь подпры­гивает, как мячик? — снисходительно усмехнул­ся Бэйди.

Но, поскольку его взгляд волей-неволей ото­рвался от огненно-красных губ англичанки, он наконец вспомнил о служебных обязанностях и о том, что, по словам агента Малдера, за тре­мя обгоревшими трупами в самое ближайшее время мог последовать четвертый. Бэйди заго­ворил серьезно:

— Видите ли, коллега... Огонь — это не фи­зическая субстанция, не область высокой темпе­ратуры, не химическая реакция. Попробуйте са­ми дать определение пламени... Впрочем, не му­чайтесь. Тот огонь, к которому вы привыкли, — Малдер вздрогнул, — всего лишь низкотемпера­турная плазма. Но это ведь ничего не значащие слова, не правда ли? Вы можете его ощутить, но не можете пощупать. Вы можете его зажечь, но управлять... Надо быть очень самоуверен­ным, чтобы так думать. Даже обычная зажигал­ка в любой момент может выйти из-под контро­ля, и хорошо, если вы отделаетесь обгоревшей шевелюрой и опаленными ресницами. Вы же понимаете, дело тут не в куске пластмассы или железа, а в пламени, которое прячется внут­ри, ничем себя не проявляя, но только ждет случая, чтобы вырваться и показать свой норов. Огонь обладает собственным гением, разумом, душой — называйте как хотите. И подчиняется только собственным законам, а не законам фи­зики. Попытайтесь их понять и больше никогда не говорите глупостей об управлении огнем. Не вы его, а он вас использует — как бы вы ни льстили своему самолюбию.

Бэйди искоса поглядел через плечо на англи­чанку и заговорил чуть тише, доверительно скло­нившись к Фоксу:

— Ну и дельце у вас, Малдер... — он пока­чал головой и снова скосил глаза на Фиби.

Та скромненько стояла в сторонке и смотрела совершенно в другую сторону, но тем не менее отлично видела и блеснувший взгляд Бэйди, и напряженную спину старого приятеля.

— Я вот даже не знаю, хотел бы я оказаться на вашем месте или нет, — эксперт не сумел сдержать фривольную улыбку, и растерявший­ся Малдер так и не нашелся с ответом.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...